↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

В Аргентине исследовали секретное убежище Гитлера
........................
Российские ученые разбудили спавшие десятки тысячелетий организмы
........................
На рисунках Леонардо да Винчи нашли следы людей
........................
Ученые нашли связь между наскальными рисунками и галлюциногенными веществами
........................
Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................

1 | 2 | 3

Крымский Излом. Записки «белого» офицера

(Очерк)
Раздел: Историческая поэзия и проза
Автор: Есин Геннадий Васильевич

Предисловие

Приятель купил дом, вросший в землю по самые подслеповатые окна, под пятнистой от времени и лишайников черепицей, с уцелевшими на верху фасада цифрами - 1906. Дом был обречён на слом, да и куплен был только ради участка, неподалёку от моря, с фруктовым садом, со студёной и неожиданно сладкой водой в глубоком и узком колодце.

Будучи человеком хозяйственным, мой знакомый лично присутствовал при разборке. И, когда рабочие принялись крушить стену, из чёрной пустоты вывалился свёрток полуистлевшего полотна… Так ко мне попали две тетради, больше схожие на книги, в картонных, обтянутых коленкором обложках. Неразлинеенные пожелтевшие листы плотно заполнены плавным размашистым и витиеватым почерком. Словно послание с другой планеты! Две буквы для звука «ф», столько же для «е», три для «и». Фамилии хозяина дневника или его подписи я не нашёл, разве что в одной из тетрадей оказались два листка машинописного текста - офицерский Послужной Список. Расшифровывание записей проходило долго и кропотливо, однако не могу утверждать, что имена, названия и даты воспроизведены мной безошибочно. Совсем уж непонятное разбирал по следу от «химического» карандаша. Для тех, кто не знает, поясняю: «химический» карандаш только внешне похож на грифельный, но если его послюнявить и прижать к бумаге, то останется след, схожий на чернильный.

Ну, что? Начнём!?

***

Послужной список

«Полковник барон Иван Карлович Миллер - старший офицер Особого Совещания при Главнокомандующем Русской Армии. Кавалер орденов: Георгиевского оружия; Св. Владимира 4-й степени; Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»; Георгиевского Креста 4-й степени. Имеет медали: Светло-бронзовую в память 100-летия Отечественной войны, светло-бронзовую в память 300-летия царствования Дома Романовых, светло-бронзовую в память 200-летия Полтавской битвы. Родился 1878 года, августа 15 дня. Вероисповедания православного. Происходит из потомственных дворян Петроградской губернии. Воспитывался в Горном Институте Императрицы Екатерины 2-й, выдержал испытание на корнета гвардии при Николаевской Академии Генерального Штаба по 1 разряду и дополнительный курс успешно. Прохождение службы: Вступил в Лейб Гвардии Конный полк рядовым на правах вольноопределяющегося 1 разряда 1901 сент. 1 дня. Унтер-офицером по окончании полковой учебной команды 1902 марта 10 дня. Эстандарт-юнкером 1902 июля 2 дня. Высочайшим приказом от 12 окт. 1902 г. произведён в корнеты с зачислением в запас Гвардейской кавалерии 1902 окт. 2 дня. Высочайшим приказом определён во 2-й Верхнеудинский полк Забайкальского казачьего войска 1904 февр. 6 дня. Переведён на службу во 2-й Аргунский казачий полк 1904 февр. 27 дня. Награждён орденом Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» 1904 июля 4 дня. За отличие в делах против японцев произведён в сотники 1904 дек. 1 дня. Переведён во 2-ю сотню Отдельного дивизиона разведчиков 1905 мая 26 дня. За отличия в делах против японцев произведён в есаулы 1905 сент. 1 дня. С Высочайшего соизволения направлен в Главное управление отдельного Корпуса Жандармов с переименованием в штаб-ротмистры 1905 сент. 30 дня. Приказом Шефа отдельного Корпуса Жандармов переведён в 3-е отделение III экспедиции Московского губернского жандармского управления 1906 янв. 6 дня…».

***

Комментарий: Третье отделение Жандармского Корпуса занималось сыском и следствием, подразделяясь на экспедиции: I ведала всеми политическими делами и преступлениями совершенными представителями знатных дворянских фамилий. II занималась раскольниками, сектантами, фальшивомонетчиками, местами заключения уголовно-преступного элемента, «крестьянским вопросом» и политическими убийствами. III занималась иностранцами (контрразведка). IV вела учет «всех вообще происшествий», ведала личным составом, пожалованиями и пр. V осуществляла цензуру книг и всех печатных изданий.

***

На основании личного рапорта, переведён в Особую часть 10-й Армии 1914 дек. 11 дня. Высочайшим приказом награждён за отличие в делах против неприятеля орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом 1915 апр. 27 дня. Приказом по Войскам 10-й армии № 418 за отличие в делах против неприятеля награждён Георгиевским Оружием 1916 апр. 13 дня. Постановлением наградных Дум частей сводного конного корпуса, утвержденном командующим 8-ой Армией, награждён солдатским Георгиевским Крестом 4-й степени за отличия, выказанные им, как временно исполняющим должность командира сводного пехотного батальона, прикрывавшего отход нашей пехоты к линии реки Сбруч в период с 10 по 20 июля 1917 г. Вследствие большевистского переворота от службы отказался 1917 нояб. 10. Вступил в ряды Добровольческой Армии 1918 авг. 28 дня. Зачислен рядовым в 3-ю пехотную дивизию 1918 авг. 31 дня. Приказом командующего Кавказской Добровольческой армии назначен временно исполняющим должность начальника отделения контрразведки 1919 дек. 29. Назначен обер офицером для поручений Особого Отдела Штаба Главнокомандующего Вооруженными Силами на Юге России 1920 фев. 27 дня. Приказом Главнокомандующего Вооруженными силами на Юге России произведён в полковники 1920 март 1 дня.

Иван Карлович Миллер в воздаяние заслуг его отца приказом Атамана состоит подхорунжим Кубанского казачьего войска. Не женат. Недвижимого имущества не имеет. Наказаниям или взысканиям не подвергался.

Участвовал: В походах со 2-м Аргунским полком в составе отряда Генерала Ренненкампфа с 1904 марта 12 по 1905 мая 29 дня. В разведке и делах со 2-й сотней Отдельного Дивизиона разведчиков с 1905 июня 1 по 1905 окт. 15 дня. В походах против Германии с 1914 дек. 11 по 1917 сент. 9 дня. В делах и походах против большевиков с 1918 авг. 31 дня.

В службе сего полковника не было обстоятельств, лишающих его права на получение знака отличия беспорочной службы или отдаляющих срок выслуги к сему знаку.

Подписал: Временно исполняющий должность Начальника Штаба Главнокомандующего Русской Армией, Генерального Штаба, генерал - лейтенант Кусонский. Скрепил: Начальник Отделения Генерального Штаба, Генерального Штаба Полковник Подчертков».

***

«…После неудачного десанта генерала Улагая на Кубань стало очевидно, что наши дни в Крыму сочтены. Не сумев договориться с Польшей, преданная союзниками, Русская Армия оказалась брошенной на произвол судьбы. А волю сей капризной дамы я легко берусь предсказать даже не будучи Нострадамусом… И хотя кон.армия Сёмы Будённого всё ещё топчется в варшавской грязи, но как только Советы сторгуются с Пилсудским, наступит и наш черёд. Поповский сын Фрунзе стянул в Таврийские степи: 2-ю конную войскового старшины Миронова; заград.отряды «латышских стрелков» (сплошь состоящую из германских военнопленных); подтягивается вооружённая вольница Нестора Махно. Я не стратег, но полагаю, что здесь Советы хотят загнать сразу двух зайцев – загрести жар чужими руками, и подставить банды Махно под кинжальный огонь наших пулемётов.

***

В Керчь я прибыл по служебной надобности. Мне предстоит на месте установить, какие именно экспонаты местного музея подлежат непременной эвакуации…

Эллинский Пантикапей, хазарский Чарша, норманнский Корчев, генуэзский Воспоро, ныне Керчь – захудалый городишко, на берегу одноимённого пролива. Интерес к нему обнаружит разве что зауряд-доцент от археологии, да восторженный почитатель античной истории, обломки коей лежат буквально у вас под ногами. Я говорю о черепках амфор, коими изобилуют тропинки на горе «Митридат». Несмотря на столь громкое имя, «Гора» - это всего лишь самая восточная, в гряде холмов, возвышенность высотой 91,4м. Но для туземных жителей это именно «Гора» или - «Горка».

Несмотря на явную провинциальность, необычность Керчи бросается в глаза тотчас. На въезде в город, с постаментов высотой в два человеческих роста, на путников угрюмо взирают два каменных грифона, давая понять историческую особенность этого, в общем-то, рядового уездного городка. А в самой Керчи впечатляет разве что церковь Иоанна Предтечи – четырёх колонный храм, увенчанный плоским куполом. Стены выложены из чередующихся рядов белого камня и плоского красного кирпича-плинфы и образуют характерную для византийских зодчих кладку. Обыватели утверждают, что оная церковь была построена ещё во времена Римской империи и в доказательство указывают на цифирь «6265», что наблюдается на одной из внутренних колонн. Полагаю, что гвоздиком, я бы нацарапал дату и постарше… Касательно самого здания, я полагаю его изрядной архитектурной реликвией, а в сём предмете я разбираюсь, ибо ещё в 6-м году по личному указанию графа Дурново занимался «делом мздоимцев», высокопоставленных чиновников московского градоначальства, разворовавших казённые деньги, выделенные на реставрацию исторических зданий на территории московского Кремля. Для пользы вышеозначенному делу мне даже пришлось посетить несколько лекций по истории и теории искусства на историко-филологическом факультете московского университета…».

***

Комментарий: Граф Дурново (ударение – на последнем слоге) Пётр Николаевич – с октября 1905 по апрель 1906г. министр внутренних дел в правительстве Витте С. Ю. В феврале 1914 года направил императору Николаю II меморандум о возможных последствиях грядущей войны с Германией, где в частности указал: «… оппозиционно-интеллигентные партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается даже предвидению».

***

«…Каменный арочный мост через узкую, поросшую камышом и весьма грязную речонку; вымощенные булыжником улицы; православные, армянская и католическая церкви; таможня, адмиралтейство; Босфорская набережная с «царской пристанью»; скверики; фонтаны; белённые известкой опрятные домики под красной черепицей, с их аркадами, колоннами и иными архитектурными изысками. Здесь переплелись античность, византийский стиль и русский классицизм, оттого Керчь кажется более европейской, чем сплошь деревянные города средней полосы или, скажем, Поволжья.

Широкая каменная лестница, ведущая на вершину горы Митридата, берёт начало с Предтеченской площади и, не сужаясь в перспективе, кажется уходит в самое небо. Площадку первого яруса стерегут всё те грифоны. Вершину «Горы» венчает часовня-мавзолей некоего Стемпковского. На северном склоне привлекает внимание музей древностей. Окружённое колоннадой здание являет собой точную, но изрядно уменьшенную копию достославного афинского храма Тезея, получившего в своё время весьма внушительные разрушения от взрыва, хранившихся там турецких артиллерийских зарядов…

***

Генрих Сергеевич Дигби, музейный смотритель, произвёл впечатление человека знающего и, несомненно, порядочного. Весь - в исторической науке, он был весьма далёк от понимания реальной цены имевшихся артефактов. Во время осмотра запасников Дигби надолго задержал меня в лапидарии, с умилением повествуя о могильных плитах, искренне полагая, что именно эти замшелые камни являются наибольшими историческими ценностями. Я распорядился подготовить подробнейшую опись всех имевшихся экспонатов с тем, чтобы самолично сделать должную оценку. Надлежащая охрана в музее отсутствовала, и я отправился к начальнику Керченского Наблюдательного Пункта Особого Отдела Штаба Русской Армии полковнику Астафьеву. Последовавшую беседу я в подробности воспроизвожу ниже.

«Я вполне разделяю вашу обеспокоенность, господин полковник, но помочь ничем не могу. Чуть более года назад нами был подавлен мятеж фабричных, науськиваемых «красными». В городе до сих пор неспокойно, некоторые бандиты продолжают скрываться в дальних галереях катакомб, а у меня нет даже взвода, чтобы их оттуда выбить. Нижние чины неблагонадёжны, гражданская администрация самоустранилась и пассивно наблюдает со стороны, посему, господин полковник, несмотря на ваши весьма широкие полномочия, я не смогу выделить ни полуроты, ни даже единого солдата для охраны каких-то там глиняных черепков.

- Виноват, ваше высокоблагородие… Война в России безусловно проиграна, но это не значит, что завершается и сама битва с большевиками. Куда бы мы ни ушли, где бы мы, в конце концов, ни оказались, борьба будет продолжена до полной и окончательной победы! С нами или уже без нас! Но! Для ведения любой войны нужны деньги, и не обесцененные бумажки, а полновесное золото или то, что в него может быть конвертировано. В мире предостаточно чокнутых, а главное богатых коллекционеров, намеренных хорошо платить, именно за, как вы только что изволили необдуманно выразиться, «черепки»».

***

Вечером того же дня в дверь нумера, что я занял в Кушниковском пансионе, осторожно постучали. Дождавшись разрешения, в комнату несмело протиснулся неряшливо одетый тучный субъект в цивильной одежде. - Здравие желаю, ваше высокоблагородие! Позвольте представиться: Филимонов - начальник сыскного отделения уголовной полиции Керчь–Еникальского градоначальства.

- И вам не болеть, Филимонов… Проходите, что это вы торчите словно соляной столп. Садитесь. А ко мне впредь обращайтесь запросто: «Господин полковник»!

- Никак нельзя-с. Я толк в службе разумею... «И вы – мундиры голубые, и ты им преданный народ».

- Ну, братец, удивил, так удивил! - Я усмехнулся и пренебрежительно махнул рукой. - А всё же в ногах правды нет… - Агент устроился на краешке стула. - С господином Лермонтовым я вижу, вы знакомы, а, что расскажете о Дигби?

- Это о смотрителе-то!? Если и не в себе, так самую малость, а так вполне приличные господа-с.

- Как прикажете понимать - это ваше «не в себе»?

- Виноват, ваше высокоблагородие! – Сыщик резво вскочил со стула. - Они - обыватель законопослушный, только трошечки сдвинуты на всяческой старине. А во всём ином - вполне нормальны-с.

- Слушай приказ, Филимонов. Подобрать в музее отдельное помещение, оборудовать его всевозможными запорами, да так, чтобы мышь не проскочила! Организовать круглосуточную сменную охрану вышеуказанного помещения вооружёнными городовыми.

***

Утром следующего дня по, выложенной каменными плитами, центральной Воронцовской улице я прошёл на Предтеченскую площадь и через скверик, мимо уже не работавшего фонтана, вышел к Митридатовой лестнице. Город был залит белым, словно молоко, октябрьским туманом, который, как ни странно, чем выше, тем делался гуще и даже плотнее. Башенные часы на мужской гимназии пробили восемь…

Я чуть было не наткнулся на пролётку, дежурившую у самого входа в музей Двери были распахнуты настежь. Филимонова я отыскал внутри. - Убит Генрих Сергеевич-то наш… Виноват, Ваше Высокородие, не доглядел я старый дуралей! С утреца решил пораньше подъехать... А прибывши, обнаружил двери настежь, а там, в кабинете смотрителя, как есть, евонный же труп. Послал за вами, а вы уже ушедши… Два агента производят осмотр окрестностей. Привели собачку, но она, родимая, след не взяла. Так ведь погода-то, погода! Мряка!

Труп Дигби лежал на полу кабинета, сразу же за столом. Кровь на досках потемнела и уже успела подсохнуть. Смертельный удар был нанесён в голову слева, рядом на полу лежало и орудие преступления – окровавленный и отчего-то не разбившийся глиняный сосуд.

- «Лихнис»… Добротная вещь! Греки в такие рыбий жир наливали, а вот сюда, в носик фитилёк вставляли. Тем и освещались. А душегуб-то свечи задул. Чего зря палить? – Филимонов указал пальцем на канделябр. – Виноват, ваше высокородие! Знакомец был, оттого впустил его Дигби, не остерёгся. – Сыщик опустился на колено и, взяв руку покойного, продемонстрировал фиолетовое пятно на безымянном пальце смотрителя. – Дигби сидел за столом и записывал, убивец взял со стола вот этот глечик и ударил болезного сзади по голове…

- Смотритель составлял список древностей…

- Уворовал злодей ваш список, господин полковник. Однако прошу сюда-с... Мы нижние листики-то присыпем сажицей, да и сдуем. Бог даст, чево-нить и разберём-с… А, что касательно древностей, привратник показал, что самое ценное Дигби держал дома…

- Филимонов! К пролётке!..

Двери в квартиру смотрителя были взломаны, внутри всё перевёрнуто и вытряхнуто. - До чего же не аккуратно! – искренне огорчился Филимонов. – Обыск можно уже и не проводить…

Саженях в десяти от открытого окна, под кустом дерезы, густого и колючего местного кустарника, мы подобрали мокрую от тумана тетрадь. Филимонов опознал почерк Дигби. Далее сыщик направился обратно в музей, а я забрал тетрадь и вернулся в нумера. Записи смотрителя показались мне любопытными, и я их добросовестно скопировал…

***

Из дневника г-на Дигби Генриха Христофоровича:

«…Изучение исторических материалов о восстании Спартака порождает более вопросов, чем приносит ответов. Ниже я приведу только некоторые из них: Какой национальности был Спартак? Из какой семьи происходил? Почему его непобеждённая армия восставших гладиаторов, пройдя весь Аппенинский полуостров и, имея конечной целью покинуть пределы римского государства, неожиданно повернула назад и продолжила борьбу, завершившуюся полным разгромом и гибелью самого Спартака? Здесь совершенно абсурдна гипотеза, что причина подобного поведения сокрыта в параноидальном свойственном черни желании грабить и убивать, а вождь восставших, Спартак ничего не сумел противопоставить диким инстинктам вооружённой толпы. Проанализировав древних историков и, сделанные лично мной, археологические находки, я приобрёл глубокое убеждение, что пояснение вышеуказанным историческим загадкам можно и нужно искать здесь, у нас, на территории древнего Пантикапея и связаны они непосредственно с Митридатом VI Евпатором.

Столица Боспорского государства расположилась на берегу глубокой бухты, на важном торговом пути. Это был типичный греческий город, построенный выходцами из Милета, на месте их же фактории. Дома горожан, лавки и мастерские лепились друг к другу и карабкались по террасам, прижимаясь к укрепленному холму – акрополю. На вершине находилась: агора - торговый и административный центр, неподалёку - дворец правителя и величественный храм богине Деметре. Горожане торговали, выделывали из местной глины нехитрую кухонную утварь, ловили и засаливали рыбу, выращивали пшеницу. С годами Пантикапей стал одним из основных поставщиков зерна в Грецию. Афинское правительство издавало специальные декреты в честь боспорских царей, их награждали золотыми венками и предоставляли торговые льготы.

Во дворце медленно угасает царь Боспора Перисад V - последний в своём роду. Прямых преемников нет и, заблаговременно, Перисад провозгласил наследником своего воспитанника и приёмного сына - Савмака, скита по происхождению. Здесь я позволю себе краткое отступление, отметив, что ещё великий поэт Тредиаковский, обладая, присущим ему чувством языка и интуитивным пониманием глубинного смысла слов, решительно поддержал и развил мнение, выдвинутое Татищевым, о русскости древнегреческого наименования «скифы». У эллинов второй слог этого слова начинается с «теты», в русском озвучивании она произносится и как «ф», и как «т», причём произношение этой буквы, со временем, изменялось. Так заимствованный из греческого «театр» до XVIII века звучал как «феатр». Соответственно, «скифы» следует произносить как «скиты», что буквально означает «скитальцы» или «кочевники». В качестве позднейшего и уже вторичного заимствования из греческого «скит» заново вошло в употребление, но уже в смысле: «отдалённое монашеское убежище» или «старообрядческий монастырь».

Однако продолжим… Карфаген разрушен, и уже никто не в силах противостоять железной поступи непобедимых латинских легионов. Но… На Востоке Великий Рим столкнулся с достойным и опасным противником. Им оказался Митридат Евпатор, царь Понта. Властелин, превративший Чёрное море – во внутреннее море своего огромного государства.

К этому времени богатый, и гордый Херсонес буквально изнемог в неравной борьбе с воинственными соседями-скитами. Казна Херсонеса опустела, военные силы были на исходе. И тогда полис обратился за помощью к царю Понта. Военная помощь во главе с Диофантом пришла морем. Последний оказался успешным военачальником и разгромил полки нашего предка скитского царя Палака. Но удачливый полководец, облечённый ещё и дипломатическими полномочиями, приезжает в Пантикапей, где ведёт переговоры с уже больным царём Перисадом, увещевая того передать власть не какому-то там захудалому скитскому царьку, а своему родовитому патрону. Согласно Страбону Перисад неожиданно изменил своё завещание и ещё при жизни отказался от престола в пользу Митридата Евпатора. Такая несправедливость понудила скитского принца Савмака вооруженной рукой выступить на защиту своих попранных прав. Несправедливое решение Перисада вызвало настоящую бурю народного гнева. Восстание охватило столицу, отложились Феодосия, Мирмекий, Тиритака, Нимфей. Армия и флот отказались повиноваться присягнули Савмаку…

Царь Перисад так и не сподобился помереть собственной смертью, его убили повстанцы, а Диофант бежал в Херсонес, на специально присланной керкуре.

Савмак правил почти два года и вполне плодотворно. Принимались новые законы, на границах умиротворение, в стране наступило благополучие. Чеканилась золотая монета, изображая Савмака в образе Гелиоса – бога солнца…

На этом месте я вынужден сделать краткое отступление. Во время Крымской войны (1853-56г.г.) английский десант захватил Керчь. Загодя русские солдаты сожгли армейские склады, городские учреждения эвакуировали, но про городской музей позабыли. Однако английские джентльмены, не упустили предоставленной им возможности. Все экспонаты были вывезены на берега туманного Альбиона, а само здание музея варварски разрушено. Не исключено, что это была неуклюжая попытка, скрыть сам факт грабежа... Хотя здесь нет ничего удивительного. В отношении наших культурных ценностей майор Макферсон поступил столь же бесцеремонно, как и его соотечественник, лорд Эльджин в Греции, похитивший, в числе многих иных художественных ценностей, одну из кариатид, которую, по его приказу, грубо выломали из шедевра древнегреческой архитектуры - портика Эрехтейона в Афинах…

Среди вывезенных керченских экспонатов оказалась и единственная в мире (на то время) монета с изображением царя Савмака. Этот золотой статер был найден случайно при строительстве новой колокольни церкви Иоанна Крестителя в 1842 году…»

***

Я отложил в сторону тетрадку Дигби. «На то время»? Уж не откопал ли наш тишайший смотритель вторую золотую денежку, столь непродолжительно правившего захудалого степного царька? Прознавший об этом Некто вечером приходит в музей. Смотрителю он знаком и тот впускает убийцу. Негодяй видит в записях упоминание о монетке и…, смотритель - мёртв, а убийца забирает листки и отправляется в дом Дигби, где и забирает редчайшую монету!

***

Из дневника г-на Дигби Генриха Христофоровича. Продолжение:

«Потерпев несколько существенных поражений от римских войск, потеряв столицу Синопу, Митридат бежит в Армению к своему тестю Тиграну, но в угоду Риму, тот отказывает в помощи понтийскому царю. Вспомнив о злополучном завещании покойного Перисада, Митридат приказывает начать новую военную компанию. Весной 108 года до н. э. всё тот же Диофант предпринимает поход против скитского правителя Боспора. Верный Митридату военачальник отправляется к берегам Тавриды, где, присоединив к своей армии прекрасных воинов – херсонеситов, начинает общее наступление. Диофант берёт приступом Феодосию, оккупирует всю «европейскую» часть Боспора и, наконец, штурмует сам Пантикапей. Пленённого Савмака отвозят к Митридату, и Евпатор де-факто становится властителем нового царства. Здесь может возникнуть один, но весьма существенный вопрос. Почему соплеменники-скиты не оказали Савмаку столь необходимую военную помощь? Точным ответом я не располагаю, но могу предположить, что Савмак, радея о благе Боспорского государства, стал более эллином, чем сами колонисты. Так было с Габсбургами, ныне болгарскими царями, да и с немкой Екатериной Великой...

Неуёмный Митридат посылает двух верных ему римских офицеров Луция Фанния и Луция Магия в Иберию. Там уже бушует восстание испанских племён. Посланцы Евпатора встречаются с Серторием, римским гражданином, сторонником демократической партии Мария, и ссыльный Серторий образовывает единый антиримский фронт.

Евпатор прекрасно знал, куда следует нанести смертельный удар. Иберия слыла «монетным двором» Великого Рима. Серебряные рудники в Греции, да и на Аппенинах, к тому времени иссякли, и единственным источником для чеканки монет оставались шахты на территории нынешней Испании.

Направленная против бунтарей регулярная армия во главе с Гнеем Помпеем не смогла справиться с повстанцами. Ни в 76, ни в 75 годах перелом в пользу римлян ушё и не наметился. На территории Малой Азии против римлян сражалось понтийское войско под командованием Махара, одного из сыновей Митридата. Ситуация там оказалась настолько трудной, что на Восток были отправлены оба римских консула - Луций Лукулл и Марк Аврелий Котт. Неугомонный Митридат заключает союз с киликийскими пиратами, которые и так постоянно безобразничали в Средиземном море, подрывая основу торговли римской республики - морские перевозки. Направленная против флибустьеров, прекрасно снаряженная, морская экспедиция терпит фиаско. В решительном сражении у острова Крит, главной базы киликийских буканьеров, римский флот был разбит, а римский адмирал - Марк Антоний убит.

Перманентная война на два фронта: в Испании и в Малой Азии, удачные рейдерские набеги пиратов привели к тяжелому экономическому положению в самой республике. В 75 году начался голод, два последующих года случились неурожаи, пшеница резко подорожала, и республиканская власть (Совершенно по-большевистски!) решила прибегнуть к реквизициям хлеба. Крестьяне разорялись... Воспользовавшись слабостью римлян, в очередной раз отложились варварские племена, в числе коих были и галлы - извечные враги Рима…»

***

Вечером того же дня объявился Филимонов. Он принёс, частично восстановленный, список музейных экспонатов… Уникальнейшая монета всё это время действительно валялась в ящике стола смотрителя провинциального музея.

Автор: Есин Геннадий Васильевич
Дата публикации: 22.09.2012

1 | 2 | 3



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Вознесение 33г.

Историческое стихотворение "Вознесение 33г.".

Читать

Разведрота 1973-1975 г

Историческое стихотворение "Разведрота 1973-1975 г." Автор: Галкин Юрий Анатольевич.

Читать

Штурм Ленкорани 1813г.

Историческое стихотворение "Штурм Ленкорани 1813г." Автор: Галкин Юрий Анатольевич.

Читать

Небесное воинство 1098г.

Историческое стихотворение "Небесное воинство 1098г.".

Читать

Будь жива, моя держава!

Историческое стихотворение "Будь жива, моя держава!" Автор: Гостева Галина Леонидовна.

Читать

Дом с резными ставнями

Историческое стихотворение "Дом с резными ставнями" Автор: Гостева Галина Леонидовна.

Читать

Денис Давыдов.1812г.

Историческое стихотворение "Денис Давыдов.1812г." Автор: Галкин Юрий Анатольевич.

Читать

«Турчинская атака в тылу врага» 1863г.

Историческое стихотворение "«Турчинская атака в тылу врага» 1863г." Автор: Галкин Юрий Анатольевич.

Читать

От лица А. В. Тимиревой А. В. Колчаку

Историческое стихотворение "От лица А. В. Тимиревой А. В. Колчаку".

Читать

За верстой – верста, кибитка

Историческое стихотворение "За верстой – верста, кибитка" Автор: Лукин Борис Александрович.

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter