↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

1 | 2

Опа! Опа! Мы - из Конотопа

(Статья)
Раздел: История России
Автор: Есин Геннадий Васильевич

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Далее по тексту Автор неоднократно будет использовать термины: «московиты», «государь московский», «московия», избегая прилагательное (существительное!?) «РУССКИЕ». Подобная избирательность определена не моим дурным вкусом или предубеждённостью против определённой национальности. Причина — банальна и проста: не дать Читателю запутаться, ибо в Конотопском сражении (впрочем, как и во всех Русско-польских войнах) с обеих сторон, кроме «... разных прочих...», выступали и русские. А для «зашоренных» и малознающих поясняю, что:

1. «Русь» — это название государства и земель племён восточных славян, большая часть которых проживала по обеим сторонам Днепра. Впоследствии, дабы избежать двусмысленностей и в угоду политическим амбициям были введены понятия: «Великая Русь», «Малая Русь» и «Белая Русь».

2. Более 80% территории Великого княжества литовского, до вступления его в унию с польским королевством, занимали русские земли; 2/3 населения составляла русская народность; «русинским языком» свободно владели Великие Князья и литовская знать. А полное восточно-европейское государство называлось: «Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и иных».

3. Ответьте на вопрос: «Гетманом, каких войск полагал себя Иван Виговский»? А) татарских. Б) польских. В) украинских. А вот и не угадали! В пресловутом гадячском трактате подписано: «Іван Виговский, гетьман військ руських рукою власною»! (Перекладено з польської мови за виданням: Записки Наукового товариства імені Т. Шевченка: - Т. 89. - Львів, 1909, с. 82-90 http://spilka.uaweb.org/library/doc1.html )

4. Мы не станем здесь оценивать ни знание Михаилом Грушевским украинского языка, за нас это уже сделал писатель Иван Нечуй-Левицькийi (стор. 3 гл. I. Руйнування украінськоі мови. «Криве Дзеркало Украінської мови». Київ. Друкарня І. І. Чоколова, В.-Житомірська N 20 д. в. 1912. Электронный факсимиль - http://mnib.malorus.org/kniga/103 ), ни добросовестность сделанных им научных выводов (Олесь Бузина. Преступление профессора Грушевского с. 301. «Тайная история Украины-Руси». Киев. Издательство «Довіра»), заметим только, что бывший лидер украинских националистов, бывший председатель Украинской Центральной Рады, смещённый генерал-лейтенантом Скоропадским (потомком того самого стародубского полковника, ставшего гетманом после бегства Мазепы!), десять томов, труд всей своей жизни стыдливо назвал «История Украины-Руси». И помянём, проживавшего в нацисткой Германии, Павла Петровича Скоропадского решительно отказавшегося от сотрудничества с нацистами. Павел Петрович Скоропадский[0] был смертельно контужен в результате бомбардировки англо-американской авиации.

ИСТОРИЧЕСКИЕ МИФЫ

«…1745 год. Идёт война за австрийское наследство. Французские войска под командованием Мориса Саксонского осадили крепость Турне (в современной Бельгии). Англо-голландско-ганноверские войска под командованием герцога Камберленда движутся к крепости, пытаясь деблокировать её. Французские войска, не снимая осады, двинулись навстречу неприятелю и заняли позиции неподалёку от деревушки Фонтенуа. 11 мая 1745 года произошло сражение. Погибло 5000 французов, у противника – от 12 до 14 тысяч. Поле боя осталось за французами, захватившими 32 орудия…. Мало что решивший эпизод полузабытой войны за полузабытое австрийское наследство. Но тут-то и начинается легенда… В те времена армии шли навстречу друг другу, пока солдаты не могли различить белки глаз противника – только тогда имело смысл стрелять, в противном случае пуля-дура могла просто не долететь. А 11 мая 1745 года, так вообще, поле под Фонтенуа накрыла густая пелена тумана, и солдаты обеих армий долго не видели друг друга. Во всех английских учебниках по истории написано, что когда из злосчастного тумана неожиданно вынырнули опешившие французы, командовавший английскими гвардейцами, милорд Гей закричал: - Господа французы! Стреляйте первыми! Эта история прекрасно известна и во Франции, но с одной маленькой поправкой: там «точно знают», что шевалье д’Атерош, капитан королевских гвардейцев, увидев вражеских пехотинцев, учтиво прокричал: - Господа англичане! Стреляйте!»[2].

Умный писатель и серьёзный учёный Андрей Буровский безусловно, прав… Кто-то что-то подобное мог прокричать на поле под Фонтенуа, легенды не возникают на пустом месте. Но чесссссо слово, аж зло берёт! У них там, «за бугром» даже исторические мифы – благородные и красивые, а у нас…

Место действия — деревня Сосновка в сухопутной миле от Конотопа. Действующие лица:

1

- гетман Виговский (ВыгОвский, ВыговскОй) Иван Евстафиевич (Остапович) с 25-ю тысячами наёмников: германцев, сербов, валахов, мадьяр и… казаков.

- Мухаммад Гирай IV в сопровождении крымских, ногайских, белгородских, азовских и темрюкских татар. Толмач хана Терентий Фролов определил численность орды в 60 тысяч всадников. Современные российские историки сходятся во мнении, что степняков собралось от 30 до 40 тысяч.

- коронный обозный граф Анджей Потоцкий отправил на помощь Виговскому одиннадцать хоругвей (драгунский полк) польских жолнежейii под командованием Йожефа Лончинского.

Теперь если сложить все силы Виговского (а именно так произносили эту фамилию в XVII веке), татарскую конницу «взять» по минимуму — в тридцать тысяч и вычислить процент войск, непосредственно подчинённых гетману, то получится неутешительная цифра в 42,5%. С такой статистикой не совсем порядочно утверждать, что победа под Конотопом принадлежит гетману и его казакам, коих количество едва превышало 10% от общего числа пищалейiii и сабель. Далее… Крымский Хан, не питая иллюзий относительно своих союзников, потребовал, чтобы и гетман, и его старшИна присягнули на верность и поклялись, что будут сражаться и с поля боя не побегут.

«…И там гетман Виговскій зо всею старшиною, а полковники и сотники зо всею черню присягали хану кримскому на том, жебы его не одступать…»[3].

Подобное требование Хана являлось вполне законным, если вспомнить, что за пять с половиной лет до излагаемых событий, большая часть их участников уже клялась на верность… Московскому государю в городе Переяславе.

Когда политики не могут обеспечить своему народу достойное настоящее, они придумывают ему героическое прошлое

2

Ротмистр кварцяногоiv войска Виговский храбро дрался против повстанцев Зиновия (Богдана) Хмельницкого при Жёлтых Водах, где и был взят татарами в плен. Трижды пытался бежать из Кырыма, но безуспешно, а в наказание был привязан к пушке… Спас вольнолюбивого пленника всё тот же Хмельницкий, выкупивший непокорного ротмистра у хана Ислямаv III Гирая, якобы за коня. Виговский присягнул служить казацкому гетману верой и правдой. Шляхетное слово польский офицер сдержал.

В 1657 году преставился раб Божий Зиновий, при жизни назначивший своим преемником единственного оставшегося в живых сына Юрия («нравом злой, умом ограниченный, телом слабый юноша»). Но Украина – не наследственная монархия, да и должность гетмана – выборная, так что завещание батьки Хмеля могло быть воспринято разве что, как пожелание. Заполучить клейнодыvi жаждали многие, но «чернь» (рядовые казаки) желала в гетманы только Хмельницкого младшего, памятуя о заслугах его отца, а может, о слабостях раба божия Егория ведая, на многия вольности для себя уповали...

«И так упросили молодого Хмелницкого, жебы при нему зоставали булава и бунчук»[3].

Однако по причине несовершеннолетия нового «вождя» порешили, что командовать казаками должен Генеральный Писарь Виговский, а чтобы оно, это самое войско повиновалось, Ивану Ефставиевичу надлежало брать у Юрия символы гетманской власти и в евонные руки опосля возвращать. Казённые бумаги Виговскому подписывать тоже разрешили, но с обязательной припиской: «на тот час гетман запорожский», что-то вроде – «временно исполняющий обязанности»… Но Виговскому надоело быть «Вр.И.О.», а за гетманскими клейнодами каждый раз к Юрасику бегать, и отправил он младшенького в Киев на священника учиться, а гетманские регалии для сохранности при себе оставил. С той поры и начался отсчёт пропольского режима Генерального Писаря Виговского…

Тут защитники исторической справедливости должны возмутиться, дескать, были официальные выборы и даже царский посланец избрание утвердил! А давайте-ка выслушаем мнение эксперта: «В 1657 году августа 26 дня … Виговский выбран был, вопреки протесту большинства городового значного козачества, гетманом Украйны. На раде отсутствовали многие из полковников, масса простых казаков и черни, что придавало вид этой раде незаконного действия. Самое место, где она произошла, Чигирин, считалось также неузаконенным местом для избрания гетмана: Богдан Хмельницкий был выбран в Сичи и там должны быть избираемы его преемники»[4]. Виговского ещё два раза выбирали гетманом, но каждый раз - опять же… с нарушением «процедуры».

Запорожские казаки, а на территории Украины, только что процитированный профессор Яворницкий выделял ещё «татарских» и «городских» казаков, не признав Виговского, присоединились к возмутившемуся полтавскому полковнику Пушкарю. Распря продолжалась долго, кроваво и с переменным успехом. Застоявшиеся казаки брали штурмом еврейские местечки, с удовольствием рубили друг другу головы, с садистским наслаждением сажали на пали оппонентов, дотла выжигали крытые соломой чужие хаты… Поначалу московиты приняли сторону Виговского… Было послано: «соболь в два рубля сыну полковника, Андрею Пушкарю, за то, что он уговорил Мартына Пушкаря распустить войска. Сам же полковник Пушкарь за то же дело получил три пары в пять рублей и одну пару в четыре рубля»[5]. Стоимость услуг по прекращению мятежа против Виговского Московия оценила в 11 рублей пушниной. Согласитесь не дорого!

Но Виговский, хотя и бывший, но всё же писарь, и тоже не жалел гусиных перьев, строча челобитные, но уже не в Москву, а в Варшаву и Бахчисарай. Любопытен факт синхронного ведения переговоров и запорожцами, просивших помощи в свержении ненавистного им гетмана у… Крымского Хана.

В конце концов, Виговский определился с «политическим вектором» и 16 сентября 1658 года в городе Гадяче (а хорошее дело в городе с таким названием вряд ли зачнут!) личные представители гетмана Немирич и Тетеря подписали договор, по которому Украйна возвращалась под власть польского короля в качестве особого автономного образования («Велике князівство Руське»). Новый договор предусматривал превращение «гетмана русских войск» Виговского в «Гетмана русского и первого сенатора»[6], а Польско-Литовская Жечьпосполита хотя и осталась республикой, но уже не двух, а трёх народов (Rzeczpospolita Trojga Narodów). Именно здесь украинские историки не любят уточнять, что из многих русских земель в новое государство поляки принимали только три полка (то бишь воеводства) Киевское, Черниговское и Брацлавское. Обрадованный неожиданным обретением Украины, буйный польский сейм новое государственное образование утвердил…

Впоследствии великий Гоголь воспел «птицу-тройку», но поэма отчего-то появилась в прозе, души так ваще оказались мёртвыми, а недавно ещё и появилось «крамольное» мнение, что Мастер имел в виду вовсе даже и не коней[7]!

Подписав новый договор, «Великий князь Руський» позабыл денонсировать старый… Вполне резонно, что Московский государь расценил действия украинской стороны как недружественные (простите за столь неудобоваримый оборот, но, что было, то было!) и окраинные рубежи перешли вначале стрелецкие полки под командованием князя Ромодановского, а затем иррегулярная конница князя Пожарского (родственника того самого, выпроводившего из Кремля единокровных поляков, до смерти поражённых московским гостеприимствомvii). Объединённая армия, возглавленная боярином-воеводой князем Трубецким, осадила город Конотоп, обороняемый коронным хорунжим Гжегошем Гуляницким. Такова официальная предыстория вкратце…

К месту отметим, что Трубецкие ведут свой род от великого князя литовского Дмитрия (Ольгерда) сына Гедеминаviii, по древности, да и по знатности превосходили московского царя Алексея Михайловича тишайшего, потомка Андрея Кобылы, чей отец приехал то ли из Поруссии, то ли из Полабииix

КОНОТОПСКАЯ БИТВА

Официальные историки утверждают, что сражение началось 29 июня, некоторые называют даже сентябрь[8], но, научившись сомневаться, давайте обратимся к «Летописи Самовидца…». Её автором считают очевидца и участника изложенных событий Романа Ракушку-Романовскогоx. «На другій день зась ЮЛЯ 28 ДНЯ (выделено мною), в середу рано, гетман Виговскій войско вшиковавши козацкое и полскіе корогви, просто на Сосновку рушил… и там … застал великії войска его царского величества, с которими был околничій князь Григорій Ромодановскій и князь Пожареній и иних много началних людей конних и піших, и на килка годин у той переправи великій бой был[3]».

Итак! Слово «зась» и у поляков, и у белорусов до сих пор означает «прочь», «от». Следовательно, на современном наречии фраза должна звучать так: «За день до 28 июля, раним утром в среду…». Именно за день (но не за два!), потому что среда, по действовавшему тогда юлианскому календарю[9], выпала аккурат на двадцать седьмое. Следовательно, Конотопское сражение произошло в среду 27 июля (06 августа) 1659 года (ведь разница между Новым старым стилями в XVII веке составляла десять суток). А далее, буквально в следующей же строчке Очевидец добавляет: «Іюля 29 Гуляницкій з войском в Конотопі зостал волним от облеження…». И здесь всё сходится! Совершенно логично, что через сутки после проигранного сражения осада Конотопа была снята, а князь Трубецкой отступил «видячи, же на войско трудно от орди»!

И давайте определимся: в отличие от некоторых недобросовестных историков, мы не станем путать всю царскую армию, расположенную под Конотопом со сводным отрядом, подвергшемся реальному разгрому на берегу неширокой лесной речушки…

С московской стороны в сражении приняли участие: кадомские, шацкие и касимовские… татары под командованием второго воеводы армии Севского разряда князя Семёна Романовича Пожарского, усиленные дворянской конницей армии Царского разряда окольничегоxi князя Семёна Петровича Львова; два рейтарских полка Вильяма Джонстона и Анца Георга Фанстробеля, около двух с половиной тысяч запорожских казаков наказного атамана Ивана Беспаловаxii, копейщики и две драгунские роты под общим командованием третьего воеводы армии Белгородского разряда Льва Прокофьевича Ляпунова. Итого – несколько сотен пехотинцев, около семи тысяч всадников русских и около тысячи иноземных (в Европе рейтарский полк, как правило, состоял из трёхсот кавалеристов, такое количество всадников определялось - «караколе»xiii).

На карте изображена Конотопское сражение с точки зрения Днепропетровской областной администрации

карта конотопского сражения

Конотопское сражение описано красочно и многократно, потому я буду краток. Год 1659, июля 27 дня, середина недели, ранее утро… Пытаясь деблокировать местечко Конотоп, польские хоругви и пехота Виговского напали на укреплённый лагерь царских войск. После непродолжительного боя, в силу присущего наёмникам низкого боевого духа, гетманская пехота начала беспорядочно отступать, хотя имеется мнение, что бегство было «притворным». Почуяв лёгкую добычу, в погоню бросилась храбрая, но не дисциплинированная дворянская конница князей Пожарского и Львова, в преследование приняла участие и пехота под командованием воеводы Ляпунова. Во след за бегущим неприятелем русские войска переправились через речку Сосновку, оставив болотистую пойму за спиной… «Лапка увязла, всей птичке пропасть». Во фланг вязнущим в грязи всадникам, ударили татары… Спасся только тот, «кто крылатого имел коня»… Князя Пожарского взяли в плен и казнили за: а) «неодобрительные высказывания в адрес гетмана»!; б) В родословной князей Пожарских указано, что Семён Романович был убит в Крыму в 1659 году[10], за то что «выругал хана по московскому обычаю и плюнул ему между глаз». Igitur, смерть выгодного пленника наступила по причине вспыльчивого характера князя и в следствии мастерского владения русским матерным!

По числу потерь, да и по трактовке событий, мнения расходятся, причём весьма существенно. Количество погибших с русской стороны называется от пяти до тридцати тысяч, некоторых счетоводов «тешит» цифра в пятьдесят тысяч!

«Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4761 человек»[11]. Наименьшие потери понесла пехота.

Не знать - не стыдно, стыдно делать вид, что всё знаешь

А теперь рассмотрим основные тактические элементы схематично вышеприведённого боя: нападение, ложный отход, возвращение и/или неожиданный удар в тыл/во фланг. Вывод однозначный, хотя и не оригинальный: «Конотопское сражение блестяще спланировал, провёл и выиграл… татарский полководец Мухаммад по счёту четвёртый из рода Гираев».

Исторической справедливости ради отметим, именно татарская конница (а кавалерия, как род войск практически отсутствовала у казаков) Буджацкой ордыxiv, перекопского карач-беяxv Тогая из славного рода Аргын и самого Крымского хана Исляма принесли победы Хмельницкому в национально-освободительной войне (Корсунь, Белая Церковь, Зборов, Пилявцы, Жванцы, Жёлтые воды…).

«Отмечая 350-летие начала Освободительной войны, рядом с урочищем Княжьи Байраки, на околице села Жёлто-Александровка Пятихатского района, открыт памятник. На одной из гранитных глыб отчеканен герб гетмана Богдана Хмельницкого, на второй - герб крымскотатарского рода Гиреев. Стилизованный украинский рушник логически превращается в боевое знамя - символ воинской доблести и союза запорожского казачества и крымскотатарского войска, одержавших на Жёлтых Водах легендарную победу»[12].

Отдельно стоит Берестецкая битва, в которой войско батьки Хмеляо подверглось ужасающему разгрому. Но это именно то исключение, что подтверждает правило. Татары в самый разгар сражения внезапно отступили… Но никакой неожиданности не будет, если вспомнить, что именно на конец июня – вторую половину июля 1651 года пришёлся священный месяц Раджаб[13], один из трёх в мусульманском календаре, когда запрещается воевать, а сама битва (с 27 по 30 июня) проходила… В Курбан-байрам!

Для мусульман, а этим они радикально отличаются от европейцев, религиозный праздник – это не повод бражничать и бездельничать, а причина осмысленной радости, возможность многократно умножить добрые деяния, которые в Судный день смогут перевесить чаши весов собственных деяний. В священные дни и ночи правоверные совершают дополнительно специальные моления-намазы, читают священную книгу Кур’анxvi, ходят в гости, раздают милостыню, даруют подарки, стараясь порадовать родственников, соседей, знакомых и незнакомых.

Безусловно, Крымский Хан смог бы «напрячь» своих воинов, но... «Восток – дело тонкое»xvii. Потери первых дней боёв и смерть родственника Хана Амурат-султана, а по некоторым данным и Тогай-бея – побратима Богдана Хмельницкого, подтвердили глубину совершаемого ими греха и усугубили чувство вины перед Аллахом, Всемилостивым и Милосердным…

Ученье - вот чума; учёность - вот причина…[14]

А вот вам ещё один образчик устойчивого исторического мифа. Год одна тысяча пятьсот семьдесят первый. Крымская орда ворвалась в пределы Московского государства. Дружины князей Бельских, Мстиславских, Воротынских, стрельцы бояр Морозова и Шереметева поспешили занять боевые позиции на берегах Оки, но Кырымский Хан обогнул их, ибо шёл не на Москву... Девлет Гирай стремительно продвигался к Серпухову, где находился Иван IV, прозванный «любящими» подданными «Грозным»…

Отметим, что реальный Великий Князь всея Руси ни капельки не походил на киношного Ивана Васильевича, запомнившегося по фильму Леонида Гайдая, снятого по пьесе Великого Писателя - Михаила Афанасьевича Булгакова.

«Царь Иван был ликом некрасив, Очи имея серы, Пронзительны и беспокойны, Нос протягновенен и покляп. Ростом велик, а телом сух, Грудь широка и туги мышцы. Муж чудных рассуждений, Многоречив зело, В науке книжной опытен и дерзок, А на рабы, от бога данные, Жестокосерд, В пролитьи крови — Неумолим. Жен и девиц сквернил он блудом много. И множество народа немилостивой смертью погубил. Таков был царь Иванxviii».

«Требовалось решительности и великодушия – царь бежал! В Коломну, оттуда в Александровскую слободу, мимо несчастной Москвы; из слободы к Ярославлю, чтобы спастись от неприятеля…»[15].

Не дождавшись приказаний от прячущегося царя, воеводы отвели войска к Москве и вместо того, чтобы дать бой в «чистом поле», заняли городские предместья, переполненные беженцами из ближайших деревень. Князь Бельский и боярин Морозов с «Большим полком» стали на Варламовской улице, полк «Правой руки» Мстиславского и Шереметева – на Якимовской, Воротынский и Татев – напротив Крутиц, Темкин с дружиной опричников расположился за речкой Неглинной.

Тихое ясное раннее утро 24 мая, праздник Вознесения Господня. Москвичи приготовились к затяжным уличным боям, но увидели ад… Никто и не думал тушить огонь, люди горели заживо, давили друг друга, задыхались в дыму, гибли под охваченными пламенем брёвнами разваливающихся домов, бросались в реку и тонули… Крымцы, устрашённые содеянным, отступили в Коломенское.

В три часа не стало Москвы, на пространстве в тридцать вёрст выгорело всё, хоронить погибших было некому, груды трупов наполнили Москва реку, да так, что её течение в некоторых местах почти остановилось. Точное число погибших, как всегда на Руси, никто не считал, одни определили пятьдесят тысяч, другие называют пол миллиона… Орда развернулась и ушла в Крым.

Я не собираюсь оправдывать грабительские походы: сожжённые дома, разрушенные города, тысячи убитых, десятки тысяч пленных, сотни тысяч трагедий и изломанных человеческих судеб. Невольничьи рынки Кафы и Стамбула были переполнены живым товаром… Хотя в самом Крыму ясыря оставляли немного. По старинному крымскому обычаю через пять лет неволи рабов отпускали. Некоторые из вольноотпущенников оставались. Известен случай, когда вторгшийся в Крым (в 1675 г. Г. Е.) атаман запорожцев Иван Сирко захватил огромную добычу, в том числе около семи тысяч христианских пленников и вольноотпущенников... «…числом три тысячи, нашли за лучшее вернуться в Крым, нежели идти в христианскую землю; другие, числом четыре тысячи, пожелали вернуться в свою землю на Украйну. Сирко приказал всех их накормить и потом одних оставил при себе, а других отпустил в Крым. Отпуская последних, спросил у них, зачем они стремятся в Крым; спрошенные отвечали, что в Крыму у них есть оседлости и господарства, и потому там им лучше будет жить, нежели на Руси, где они нечего не имеют. Отпуская тех людей, Сирко не вполне еще верил, чтобы они действительно пошли в Крым, но надеялся, что они вернутся на Русь и, поднявшись на бывшую там могилу, смотрел на них до тех пор, пока их не стало видно. Когда же убедился в их твердом намерении идти в Крым, тогда приказал молодым козакам сесть на коней, догнать отпущенных и всех до единого и без всякой пощады выбить и вырубить»[16]. Судя по приведённой цитате, профессора Яворницкого больше заботила историческая справедливость, чем чистота репутации национального героя.

Постараемся и мы очистить портрет Девлет Гирая Кырымского от излишней черноты. «…Жгу и пустошу Россию (писал Хан Иоанну Васильевичу- Г. Е.) единственно за Казань и Астрахань, а богатство и деньги применяю к праху. Я везде искал тебя, в Серпухове и самой Москве […], но ты бежал […] и смеешь хвалиться своим царским величием, не имея ни мужества, ни стыда»[15].

Автор: Есин Геннадий Васильевич
Дата публикации: 22.09.2012

1 | 2



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Мой прадедушка - защитник Сталинграда.

У папы на полке лежат старые боевые награды. Я знаю, что они принадлежали папиному дедушке – моему прадедушке, он воевал во время Великой Отечественной войны, но как и за что он был ими награжден, не знал. Расспросив папу, я узнал интересные истории из жизни нашей семьи..

Читать

Сын великого Онара

Есть в глубинке необъятной России неприметная на первый взгляд деревушка с истинным марийским названием Олыкъял. Дословный перевод на русский – Луговая деревня (олык – луг, ял - деревня). Она расположена в Волжском районе, на стыке двух республик: Марий Эл и Татарстан. Деревня известна тем, что здесь родились и выросли два Героя: Герой Советского Союза Зинон Филиппович Прохоров и Герой России Валерий Вячеславович Иванов..

Читать

История двух фотографий

В детстве я любила рассматривать старые фотографии, которые хранились в нашей семье. Моё внимание особенно привлекали два изображения, о них я хочу рассказать в своём сочинении. На первой фотографии изображена семейная пара – это Анна и Михаил Петровы, мои родственники (Приложение 1). Они проживали в городе Санкт-Петербурге и занимались прибыльным бизнесом – торговали Кузнецовским фарфором. Завод товарищества Кузнецова был основан в 1832 году Т. Я. Кузнецовым в пустоши Дулево. Кузнецовский фарфор отличался высоким качеством и красивым декором, изделия из него были очень популярны и имелись почти в каждой русской семье .

Читать

Великая Отечественная война на примере моей семьи

С каждым годом все дальше и дальше от нас остается та страшная война. Война, о которой написаны тысячи книг, статей, мемуаров, исследований. Мы знаем о полководцах, о фронтах и сражениях. Но как мало знаем мы о простом человеке, который и выиграл войну. Простая женщина- работница тыла. Простой подросток- тот, кто дежурил на ленинградских крышах..

Читать

Заброшенные усадьбы Петербурга и Ленинградской области

Я родилась в Петербурге в 1993 году, однако выросла в Сибири. Так вышло, что годы своего студенчества я решила провести в Петербурге. Едва ли кто-то поспорит, что это величественный и прекрасный город, многие даже расскажут о его истории и главных достопримечательностях. Однако нетолько изящные центральные улицы и идеально отреставрированные исторические памятники наполнены духом Петербурга. Всю истинную историю и сокровенные тайны этого города хранят как раз ногочисленные устаревшие усадьбы. Эти бывшие когда-то так величественными здания нашли укромное уединение в тени лесов. Они забыты нашим поколением и их не встретишь в экскурсионных брошюрах. Однако эти памятники прошлого живут своей собственной, невероятно загадочной жизнью. Именно поэтому свою статью я посвящаю им..

Читать

Моя семья

Моя семья состоит из четырёх человек. Это мама, папа, брат и я. Мы живём в селе Любимово Далматовского района Курганской области..

Читать

Оценка источников о смутном времени в исторической литературе

Смутное время в России в начале XVII в. является знаковым явлением в отечественной истории. Его последствия в значительной степени определили характер и динамику последующего развития страны. Смута оставила неизгладимый след в сознании русских людей, стала для них важнейшей вехой исторической памяти. Современники Смутного времени в лице русских публицистов первой половины XVII в. пытались осмыслить причины этих событий, выяснить суть происходящего и дать свою оценку увиденному..

Читать

Брачные обычаи в Российской Империи. Возможен ли был развод?

В романе "Анна Каренина" Толстой пишет о том, как тяжело княгине Щербацкой было понять, как же правильно сватать молодых людей. Французская традиция, когда родители выбирали жен своим сыновьям, осуждалась, а английская, когда молодые люди сами выбирали себе пару, считалась слишком дикой и невозможной. .

Читать

Опа! Опа! Мы - из Конотопа

К сентябрю 1659 года, то есть уже через два месяца после успешной для Выговского битвы, присягу русскому царю приняли полковник киевский Иван Екимович, известный нам Тимофей Цецюра, черниговский - Аникей Силин с казацкими полками и населением этих городов. Армия Трубецкого торжественно вошла в Нежин, где «белому» царю присягнули мещане и казаки полка Василия Золотаренко. Неугомонный Сирко вернулся из Крыма, но без дела не сидел. В Сечи, на этот раз с соблюдением всех процедурных формальностей, старым-новым гетманом снова выбрали Юрася Хмельницкого, и когда Виговский под Белой Церковью «хотячи полки купити», вышел к народу, казаки его не поддержали. У них уже был свой, легитимно избранный гетман! Низложенному Виговскому ничего не оставалось, как бежать в Польшу и там, на Волыни его без суда и следствия расстреляли по обвинению… в организации на Правом берегу антипольского и промосковского восстания Дмитрия Сулимка! Однако булаву, знамя, печать и прочие атрибуты гетманской власти Виговский успел-таки передать Хмельницкому-младшему! Герой обороны Конотопа от русских войск – коронный хорунжий, он же казацкий полковник, Григорий Гуляницкий тоже бежал в Польшу, где также был обвинен в измене и заключён в Мариенбургскую крепость..

Читать

Советская история 1930–1950–х гг. в отражении исторической памяти народа: проблемы источниковедческого анализа.

Одной из наиболее актуальнейших задач современной исторической науки выступает необходимость аккумуляции информации личного происхождения о событиях российской истории ХХ века..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter