↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

В мексиканской пещере нашли десятки отпечатков детских ладоней
........................
Поисковики нашли почти 400 красноармейцев подо Ржевом
........................
Открылась выставка в честь перешедших на сторону Красной армии офицеров
........................
Найдено точное место погребения сына и внука Александра Невского
........................
Найдена первая в истории мумия беременной женщины
........................

1 | 2 | 3

Глава II. Географическое и демографическое положение Чечни в XXI-XXIII веках // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

В результате давнего смешения с чеченцами и другими горскими и степными соседями, гребенские казаки приобрели своеобразное этнографическое лицо, превратившись по существу в отдельную субэтническую группу русского казачества. Если к началу ХVII в. в "Гребенях" проживало до 500 «человек» (мужчин), то в 20-х гг. ХVIII в. на левом берегу Терека насчитывалось до 4 тыс. душ русского населения обоего пола xxv.

Начиная с 70-х гг. XVIII в. на левом берегу Терека в пределах от станицы Червленной до Моздока и к западу от него были поселены с Волги, Украины и Дона новые группы казаков. Они также восприняли многие черты горской культуры от своих чеченских и горских соседей.

Другой крупной этнической единицей, отмеченной на левобережье Терека в нижнем течении, по крайней мере, с XVI в., являлись ногайцы и другие тюрки-кочевники входившие в состав Тюменского княжества. В XУШ в. они продолжали кочевать под Кизляром и западнее его, где уже имели несколько постоянных кочевий в районе Сары-Су (современный Шелковской район Чеченской Республики)xxvi.

В отличие от казаков и ногайцев, кумыки (выходцы из Северного Дагестана) жили непосредственно на территории исторической Чечни, где они селились отдельными кварталами в чеченских селениях по Тереку и даже создавали отдельные кумыкские села, к примеру, Бамат-Гирей-Юрт (Виноградное). Селение Брагуны, насчитывавшее к началу ХVIII в. более 500 дворов, также называют кумыкским. Но оно было основано в 1651 г. близ слияния Сунжи с Тереком неким тюркским племенем, которое в XVIII в. стало считаться окумыченным, хотя и продолжало сохранять свое особое лицо. Население Брагунов было тесно перемешано с чеченцами. Само селение являлось наследственным феодальным владением княжеской фамилии Таймазовых и было вписано в политические границы Чечниxxvii.

Кроме того, в чеченских аулах отмечены отдельные и квартальные поселения аварцев, даргинцев, андийцев, кабардинцев, черкесов, русских, армян, горских евреев и др., не создававших, впрочем, отдельных национальных общин, а вписанных в аульную систему того или иного поселения.xxviii Чеченский народ исстари являлся открытым обществом, принимавшим любых переселенцев и беглых. Переселившимся обеспечивалась защита и безопасность, что являлось показателем экстерриториальности и суверенности чеченской страны.

В результате продвижения русских крепостей, станиц и крестьянских поселений в Предкавказье и на Терек в ХVI –ХVIII вв. в них стали селиться выходцы из иранских торговцев (тезиков), армян и грузин. Начиная с Петра Первого расселение армян и грузин на Тереке (включая территорию современной Чечни) приняло планомерный характер. Так, в 1785 г. в Кизляре насчитывают 1600 грузин, в т.ч. и военнослужащих. По данным 1796 г. в Кизлярском уезде насчитывалось 2800 армян. В 1789 г. половину населения Моздокского уезда составляли грузины и армяне, бежавшие из Закавказья от иранского и турецкого гнетаxxix.

Общую численность собственно северокавказских нахов — чеченцев и ингушей, в ранних документах ХУ1 в. и нарративных источниках ХУП-ХУШ вв. именуемых «ококи», «шубуты», «чантинцы», "мичиговцы", «мереджинцы», «колканцы», "кистинцы", "мицджеги", "чеченцы", «арштхойцы» (карабулаки), "ингушевцы", "ломур" (по названиям регионов, обществ и ущелий) весьма сложно выяснить.

Для сопоставления можно привести кое-какие цифры. Так, отрывочные данные ХУ1 в. говорят о том, что численность феодального ополчения в Окоцком владении составляла 500 человек. Это позволяет говорить об общей численности жителей не менее 3 тысяч человек (если исходить из средней численности семьи в 6 человек). По данным 1647 г. Мичкизское общество (Восточная Чечня) состояло из 36 аулов с числом жителей - «боевых людей» в 3000 человек, что говорит об общей численности населения до 18 тысяч.

Горные аулы центральной части Горной Чечни были сравнительно небольшие, по 10-20 дворов, так в двух многоаульных обществах «горских кистинчат» в 1665 г. насчитывалось всего 200 «людей…» (видимо мужчин). Число «ратных людей» во всей «Шибутской земле» более ранние документы 1656 и 1660 г. оценивают в 1000 человек, а число дворов «крестьянских» в 240. В 1726 г. трое чеченских князей имели «во владении своем около 5000 подданных» и это опять, скорее всего численность только мужчин. По документам 70-х гг. XVIII в. одно из самых больших селений Чечни – Чечен-аул, насчитывало 500 дворов. Столько же имело домов, еще несколько селений по Аргуну и Сунже. В 1758 г. по данным царских офицеров селения «Чеченского владения» по Аргуну могли выставить до 2000 вооруженных воинов(но возможно имеются в данном случае только конные). Примерно 1000 дворов и 6 тыс. населения насчитывали возможно горные и предгорные аулы карабулаков-арштхойцев в 60-х гг. ХУШ вxxx.

Численность чеченцев конца ХУШ в., живущих в аулах по правому берегу Сунжи и ее притокам, в пределах Чеченской равнины, можно исчислить исходя из общей численности дворов: в 7-8 тысяч, или численности ополчения в 10-15 тысяч человек. Бывший комендант Кизляра (1801-1807 гг.) А.И. Ахвердов считал все чеченское ополчение из живущих по Сунже и ее притоках и на Кумыкской (в данном случае Качкалыковской) плоскости в 15000 человекxxxi.

С.М. Броневский на основе данных главным образом конца XVIII – начала XIX в. исчисляет горных чеченцев, горных ингушей-«кистинцев», предгорных«ингушевцев», низкогорных и предгорных карабулаков в 15 тыс. дворов, а собственно чеченцев, «мирных и немирных» по его терминологии, в 20 тыс. дворов (итого в среднем получается 210 тыс. душ если «двор» считать в 6 человек). Если следовать косвенным данным можно полагать численность жителей всей Чечни ко второй половине ХУШ в. между 150-160, а к концу века и до 180-190 тыс. человек.

Более или менее определенные данные о численности всего населения собственно Чечни (горной и равнинной) мы можем получить где-то за 20-40-е гг. Х1Х в., накануне Кавказской войны. Это примерно 210-220 тысяч чеченцев и 20-25 тысяч ингушейxxxii.

К концу XVIII в. заканчивается процесс внутренней колонизации чеченских земель. Тем не менее, миграционные процессы проявляют себя и в XIX в. главным образом за счет продолжающегося роста числа поселений чеченцев в западных (рост галашкинских и карабулакских аулов по берегам Ассы и Сунжи), северо-западных и северных, преимущественно предгорных и равнинных районах края (Пседах, Магомед-юрт, Али-юрт, Нагаймирзин-юрт, Чулик-юрт, Кень-юрт, и т. д.).

Основные, ведущие общества Чечни занимали территорию Чеченской равнины (полоса между передовой цепью Черных (Лесных) гор и течением Сунжи). Здесь располагались такие большие аульные объединения Большой и Малой Чечни, как Шали, Герменчик, Большие Атаги, Чечен-аул, Алда, Гехи и Нижний Карабулак (Арштхой) Следует отметить, что часть плоскостных аульных обществ на протяжении ХУП-ХУШ вв. входила в состав феодальных владений края.

Наиболее консервативной в отношении миграционных процессов оставалась горная часть края (центральные, южные и западные части Чечни), где населенные пункты и общества существовали порой тысячелетиями в определенных естественно-географических границах.

Самую высокогорную, южную часть края в направлении с запада на восток в бассейне верховьев р.Чанты-Аргуна занимали такие союзы аулов (общества), как М1айста, Малхиста, Кей, Хилдехьарой, Хьачарой, Ч1анта, Терлой, Дишни-Мохк, Чиннаха, Зумсой и др. В бассейне р. Шаро-Аргун и его притоков, с запада на восток, гнездились башенные аулы обществ Кесала, Шикъара, Шара, Ц1еса, Хьакъмада, Х1има, Кири, Бути, Кенхи и др.

Ниже, на отрогах Скалистых гор и Пастбищного хребта также в зональном направлении с запада на восток располагались аулы обществ Мержоя-Цечоя, Аьккха, Галая, Нашхоя Пешхоя,, Мулкъа, Ч1уо (Ч1охой, Чухой), Гучан-Кхелла, Нихала, Шуьйта, и др.

Последнюю линию горных обществ низкогорной зоны составляли группы аулов таких обществ, как Галашки, Арштхой и Нахч-Мохк. xxxiii Поселения обществ Галашки и Арштхой (Верхний Карабулак) находились на невысоких предгорьях, в низкогорной зоне и были населены выходцами из Галайн-Чожа, Мержоя, Цечоя, Нашхоя и Аьккхаxxxiv.

Отдельную группу составляли аульные объединения Восточной Чечни (Нахч-Мохк, Мичиг и Качкалык), занимавшие пологие лесистые горы (300—1000 м) благоприятные для земледелия. Поэтому этот район по хозяйственному типу, особенностям общественного уклада и по языковому диалекту был тесно связан с плоскостью, и именно отсюда пошла своеобразная чеченская реконкиста XVIXVII вв. на север (Притеречье), запад (Чеченская равнина) и на северо-восток (Кумыкская равнина).

Здесь, в Нахч-Мохке, в XVIXVIII в. располагались такие объединения, как Элистанжи, Чермой, Харочой, Эрсана, Эг1ашбета, Гуьна, Белг1ата, Курчала, Ц1онтара, Теза-Кхаьлла, Ширди-Мохк, Гордала, Айт-Кхаьлла, Шона, Эна-Кхаьлла, Ялхой-Мохк, Алара, Энгеной, Сесана, Бена, Гендаргана, Билта, Зандака и др.

Между северными границами Нахч-Мохка (Ичкерия) и течением Терека располагались общества Мичиг (территория на р. Мичиг) и Качкалык. Аулы Качкалыка числом до 6 (по другим данным до 8), тянулись по северному скату одноименного хребта от впадения в Сунжу р. Гумс (Белая) на западе до левого берега Аксая на востоке, занимая западную часть так называемой Кумыкской плоскости. Целый ряд данных, основанных правда исключительно на показаниях аксайских князей говорит, что аулы Качкалыка являлись «подвласными» им в силу заселения горцами княжеских земель. Однако документальные источники XVIII в. говорят о другой природе феодальной ренты в их пользу – плата за «управление», но не за землю. Поэтому еще в 70-х гг. XVIII в. аксайские князья охотно признавали, что «качкакалыки…им не подвластны"xxxv.

На правом берегу Терека близ впадения в нее Сунжи располагалось крупное селение Брагуны в котором правила собственная княжеская владельческая фамилия. «Брагунское владение… имеет верст с двадцать в длину по берегу Терека начиная от Девлетгиреевой деревни (Старый Юрт. – Я.А.) до устья Сунжи…» отмечал С. Броневский. Оно было вписано в политические границы Чечни, но население здесь принадлежало к самостоятельной тюркской группе поселившейся на Сунже в 40-50 гг. XVII вxxxvi.

В верхней части бассейна Акташа и Аксая в равнинно-предгорной полосе (современный Северный Дагестан) располагалось большое Ауховское общество (одно время феодальное владение), делившееся в свою очередь на Пхьарчхой-Аькха (или Ширча-Аькха) и Г1ачалкха-Аькха. Ряд хуторов и кутанов с населением собственно ауховско-аккинского и мичиговского происхождения располагались вне пределов указанных обществ на землях кумыкских князей, спускаясь по междуречью Сулака и Терека едва ли не до берега Каспийского моря.

Масса чеченцев исторически долго жила чересполосно с кумыками во многих селах Северного Дагестана. К концу ХУШ - началу XIX в. земли собственно Ауховского общества, располагавшегося в лучшей, наиболее плодородной части Кумыкской плоскости стали причисляться к Чечне. Все остальные поселения Северного Дагестана с чеченским населением причислялись по-прежнему к кумыкским княжествамxxxvii.

К концу XУШ в. этнополитическая картина Чечни в региональном измерении несколько меняется за счет возвышения на севере страны нового региона – Притеречья (Теркъйист). Здесь самыми крупными аулами были Ногаймирзин-юрт, Верхний и Нижний Наур, Кень-юрт, Старый Юрт, (Девлетгирей-юрт) и Новый Юрт (Баматгирей-юрт) и, собственно Брагуны. При этом Брагуны были основаны в середине XVII в., Девлетгирей-Юрт в середине XVIII в., другие «княжеские аулы (первооснователями выступали князья чеченского, кумыкского и кабардинского происхождения) возникают в последней четверти XVIII в.xxxviii

Необходимо также учитывать, что по крайней мере со второй половины XVIII в. в географической литературе и в документальных источниках появляется кроме ингушей-«ангуштинцев», равнинных «чеченцев» и горных(«ломур»), называемых в литературе XVIII-XIX вв. кистинцами еще одно этническое определение – карабулаки («арштхой/орстхой»). Так обозначали население чеченских по языку жителей обществ между Ассой и Фортангой не подвергшихся еще исламизации. Между тем, в средние века да и в новое время не только на Кавказе но зачастую «в той же Европе» религиозный фактор выступал основным нациоопределяющим элементом. В конце XVIII – начале XIX века карабулаки были полностью.

Тем не менее, по-своему правы те исследователи, которые писали, что нахский этнический массив на Северном Кавказе именно в XVIII в. начал делиться на три группы – основную (чеченцы-нахчи) и две малые - карабулаки (арштхойцы) и ингуши (галгай). Другие авторы пишут о делении нахского этноса, кстати, совершенно единого, как этнографический субъект, на еще более мелкие группыxxxix.

Становление этнополитических границ Чечни в XVI-XVIII вв. сопряженное с демографическим ростом и густым заселением плоскости являлось следствием глубинных цивилизационных процессов. "Наполнение" определенного географического пространства на Северо-Восточном Кавказе чеченской этнической общностью не было механистическим явлением, а сложным интеграционным процессом рождения новой динамичной нации, решительно менявшей старую картину бытия в регионе.

 

 

i Чечня: чеченцы — этнотерминологические определения русских источников начи­ная со второй половины XVII в. В их основу легло название феодального владения с центром в крупном плоскостном селении — Чечен-аул; собственно, Нахчичоь/Нохчичоь — означает букваль­но "жилище/страна нахчой/нохчой". Нахчи/нохчи — самоназвание чеченцев, в переводе на русский язык: "люди", "наши люди". Чоь/чо – буквально «место», «обиталище», «внутреннее (расположение)», поэтому еще в XIX в. говорили «нахчуо», а не «нахчи/нохчи». Этноним «нахи/вайнахи» объединяет горцев говорящих на нахских языках нахо-дагестанской (восточнокавказской) группы языков, в первую очередь чеченцев и ингушей.

ДегIаста — означает Дагестан (Страна гор. – с иранского яз.). Так называли, по крайней мере, с эпохи средневековья, Северо-Восточный Кавказ с на­селяющими его многочисленными народами. В связи с увеличением населения и ростом политической значимости Чечни она получает, по крайней мере, к началу XVIII в. определение как самостоятельная область. Есть еще одно самоназвание Чечни, кроме Нохчичоь и ДегIаста, это Даймохк; переводится с чеченского как "земля отцов", по сути, "отчизна".

 

ii См., подробнее: Вопросы физической географии Головлев А.А. Очерки о Чечне (природа, население, новейшая история). Ульяновск. 2007. С.25-43.

 

iii Ган К.Ф. Экскурсия в нагорную Чечню и западный Дагестан летом 1901 г.//Известия КОИРГО. Т.15, № 4. Тифлис, 1902. С.216-217.

 

iv Чеченцы: история и современность. Сост.и общ.ред. Ю.А.Айдаева. М., 1996. С. 105-109.

 

v См., Берже А.П. Чечня и чеченцы. Тифлис, 1859//Чечня и чеченцы в материалах XIX в. Элиста, 1990. С. 8-12.

 

vi См.: Книга Большому Чертежу. Подг. к печати К.Н.Сербиной. М-Л., 1950. С. 90-91; Русско-чеченские отношения. Вторая половина XVI-XVII в. Сб.док. Сост. Е.Н.Кушева. М., 1997. С.110-111.

 

vii Россикова  А.Е. Путешествие по центральной части Горной Чечни//Записки КОИРГО. Тифлис, 1896. Кн.18. С.293.

 

viii Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в ХVIII – начале ХХ века. М., 1974. С. 151-152.

 

ix См.: РГВИА. Ф.482. Оп.1. Д.1. Л.220-221; Русско-чеченские отношения… С. 201; Чеченцы: история и современность. С. 85-91.

 

x Потто В.А. Кавказская война. В 5 т. Т.2. СПб., 1888. С.66.

 

xi См.: Гюльденштедт И.А. Путешествие по Кавказу в 1770-1773 гг. СПб., 2002. С. 41, 51; Броневский С.М. Новейшия Известия о Кавказе, собранныя и пополненныя Семеном Броневским: В 2 томах. Подг. к изд. И.К.Павловой. СПб.,2004. С. 14-142,162.

 

xii Кабардино-русские отношения в ХVI – ХVIII вв. В 2-х т. Т.1. М., 1957. С.120; Пиралов  А.С. Краткий очерк кустарных промыслов Кавказа. Тифлис, 1900. С.43; Гриценко  Н.П. Социально-экономическое развитие притеречных районов в ХVIII  - первой половине Х1Х века.Грозный, 1961. С.61-65; Ахмадов  Ш.Б. Чечня и Ингушетия в в ХVIII  - начале ХIХ века. Грозный, 2002. С.42-43; и др.

 

xiii Казбек Г. Военно-статистическое описание Терской области. Ч.1. Тифлис, 1888. С.197; Тотоев  Ф.В. Общественно-экономический строй Чечни (втор.пол. ХVIII в. – 40-е годы ХIХ в.). Рук. дисс. канд. ист. наук. М., 1966. С.321.

 

xiv См.: Русско-чеченские отношения… С. 171; Равинский. Хозяйственное описание Астраханской и Кавказской губерний. СПб., 1809. С.291; Броневский С.М. Указ.соч. С.142-143; Лысцов В.П. Персидский поход Петра I. 1722-1723 гг.М., 1951. С. 21.

 

xv См.: Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в ХУШ-начале ХХ века. М., 1974. С.146-153; Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н.Г. Этническая история Северного Кавказа. XVIXIX века//Народы Кавказа. Кн.1. М., 1993. С.69-72;

 

xvi См.: Берже А. П. Чечня и чеченцы. Тифлис, 1859. С. 5—12; Тотоев Ф. В, Общественно-экономический строй Чечни (вторая половина XVIII — 40-е гг. XIX века). Рук. Дисс. канд. ист. наук. М.,1966. С.85—86; Волкова Н. Г. Указ. соч. С.53—54; Ахмадов Я. 3. Взаимоотношения народов Чечено-Ингушетии с Россией в XVIII веке. Грозный, 1991. С.16; Его же: История Чечни с древнейших времен до конца ХVIII века. М., 2001. С.246-249.

 

xvii См.: Волкова Н.Г. Указ.соч. С. 51-56; Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н.Г. Указ.соч. С.30-31;

 

xviii Броневский С.М. Новейшие Известия о Кавказе, собранныя и пополненныя Семеном Броневским: В 2 томах. Сост. И.К.Павлова. СПб., 2004.С.162.

 

xix Следует отметить, что вопреки устойчивому мнению чеченские общества в XVI-ХУП вв. с собственно кабардинскими поселениями в границах современной Чечни не соседствовали, за отсутствием последних в междуречье Терека и Сунжи. Тем не менее, еще в XVIII в. междуречье Терека и Сунжи продолжает носить название Малой Кабарды, хотя появление кабардинцев в этой зоне носило спорадический характер. Более постоянный характер носили кабардинские поселения в современных границах Ингушетии (у Назрани, близ Малгобека и на землях Пригородного района, что находится в составе Северной Осетии с 1944 г.)

 

xx См., Русско-чеченские отношения. Вторая половина XVI-XVII в. Сб. док.
Сост. Е. Н. Кушева. М., 1997. С. 54, 121; Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н.Г. Указ.соч. С. 93.

xxi
 См.: РГВИА. Ф. 52. Оп. 1/194. Д. 350. Л.4—4 об.; Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона. Т. XXXVIIIа. 76 полутом. СПб., 1903. С. 785; Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А.Эфрона. Т.13. 25 полутом. СПб., 1894. С.58; Лаудаев У. Чеченское племя // Чечня и чеченцы в материалах XIX в. Элиста, 1990. С.75—77, 93; Грабовский Н.Ф. Экономический и домашний быт жителей Горского участка Ингушевского округа // Сб. сведений о кавказских горцах. Вып. 3. Тифлис, 1870. С.1; Пожидаев В. П. Горцы Северного Кавказа. М.—Л., 1926. С. 13; Волкова Н. Г. Указ. соч. С.163-164; и др.

xxii
 См.: Акты, собранные Кавказской археографической Комиссией (АКАК). Т.4. Тифлис, 1870. С.894, 895—898, 902, 944; АКАК. Т. 4. Ч. 2. Тифлис, 1875. С.500; Волкова Н.Г. Указ. соч. С.2—63, 161—162, 225—226; Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. Ч.2. СПб., 1869. С.165; Потто В. Л. Два века терского казачества. Т.2. Владикавказ, 1912. С.200; Буцковский А. М. Выдержка из описания Кавказской губернии и соседних горских народов//История, география и этнография Дагестана. Архивные материалы. М., 1958. С.239; Ахвердов А.И. Описание Дагестана. 1804 г.//История, география и этнография Дагестана. Архивные материалы. М., 1958.С.226; Ахмадов Я.3. Вайнахи в кумыкских княжествах//Известия Чечено-Ингушского респ. краев. музея. Вып. XI. Грозный, 1975. С.13; и др.

xxiii
 См.: Бутков П.Г. Известия о бывшем в Кавказских горах лжепророке Мансуре // Россия и Кавказ: сквозь два столетия. Исторические чтения. СПб., 2001. С.10; Гордин Я. Ермолов // Россия в Кавказской войне. Исторические чтения (Вып.3). СПб., 2000 С.87.

xxiv
 См.: Ахмадов Я.3. Взаимоотношения народов Чечено-Ингушетии с Россией в XVIII веке. С.81—83; Его же: История Чечни с древнейших времен до конца XVIII в. С.246-249; Записки Густава фон Штрандмана//Кавказская война: истоки и начало. 1770-1820 годы/Сост. Я.А.Гордин и Б.П.Миловидов. СПб., 2002. С.

xxv
 См.: Русско-чеченские отношения… С. 121; Ахмадов Я.З. Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVIXVII вв. Грозный, 1988. С. 38-39; Великая И.Н. Казаки Восточного Предкавказья в XVIII - ХIХ вв.//Интернет. http.WWW.COSSAKDOM.COM.

xxvi
 Волкова Н.Г. Указ.соч. с. 88, 91; Полевые материалы Я.З. Ахмадова.

xxvii
 См.: Ахмадов Я.З., Оразаев Г.Р.-М. К истории политических связей Чеченского феодального владения с Россией в ХVII-ХVIII вв.//Роль России в исторических судьбах народов Чечено-Ингушетии (ХIII – нач. ХХ вв.). Грозный, 1983. С. ; Волкова Н.Г. Указ. соч. С.80-93, 193-211.

xxviii
 Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н.Г. Указ. соч. С. 91.

xxix
 См.: История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца ХVIII века. М., 1988. С.374-375; Волкова  Н.Г. Указ. соч. С.198-202; Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н.Г. Указ.соч. С. 90; Барред М.Томас. Линия неопределенности: северокавказский "фронтир" России // Интернет. С.182; Суздальцева И.А. Грузинская диаспора низовьев Терека в XVIII- первой половине XIX в.// Интернет: http:nikc.itech.ru/modules/books/big.

xxx
 См.: РГВИА. Ф.482, оп.1, Д.192. Л.158; АВПРИ МИД РФ. Ф.Кизлярские и Моздокские дела, 1762-1772 гг. Оп.118. Д.1. Л.5 об.; Русско-чеченские отношения… С. 165, 183, 186, 203, 206; АКАК. Т.1. Тифлис, 1869. С.716; Дневные записки малороссийского подскарбия генерального Якова Марковича. М., 1859. С.144, 149. Тотоев  Ф.В. Указ.соч. С.98-102; Волкова  Н.Г. Динамика численности вайнахских народов до ХХ века//АЭС. Т.2. Грозный, 1968. С.116-118, 123; Ее же: Этнический состав населения в ХVIII – начале ХХ веков. С.171-172, 179; Ахмадов Я.З., Хасмагомадов Э.Х. История Чечни с древнейших времен до конца XIX в. Грозный, 2006. С. 376; Ахмадов  Я.З. Взаимоотношения народов Чечено-Ингушетии с Россией. С.66; и др.

xxxi
 См.: Ахвердов А.И.Описание Дагестана. 1804 // История, география и этнография Дагестана. Архивные материалы. М., 1958. С. 227; Броневский С.М. Указ.соч. С. 45; Ахмадов Я.З. Указ.соч. С. 17.

xxxii
 См.: РГВИА. Ф.ВУА. Д.18508. Л.9-12; Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-е годы ХIХ века. Сб. док. Махачкала, 1958. С.124-125; Волкова Н.Г. Указ. соч. С.116-118; Ахмадов Я.З. Указ. соч. С.66; и др.


Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Раздел: История России
Дата публикации: 03.01.2014 00:07:52

1 | 2 | 3

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Неизвестные герои

Каждая годовщины дня победы в Великой Отечественной войне ознаменовывается тем, что мы восхищенно вспоминаем и чествуем героические подвиги солдат, партизан, медицинских сестер и других не менее важных участников войны: Александра Маресина, Зою Космодемьянскую, отряд Панфилова – их имена и отважные поступки не забыты. Однако существуют те, которых не просто забыли, но и никогда не помнили. Почему и отчего так происходит, ведь каждый герой неоценимо повлиял на исход войны? Забывая и просто не помня, мы теряем историю, теряем наше достояние, память о героизме. В подтверждении этого можно привести следующие аргументы обосновывающие это..

Читать

История белорусских поселений Шегарского района Томской области

Еще в 90-е годы обозначился интерес к изучению этнодисперсных групп на территории Сибири. Одной из наименее изученных диаспор Томской области являются белорусская..

Читать

Шотландские военные специалисты на русской службе в раннее новое время (XVII – начало XVIII вв.)

Войны Московского государства с западными соседями в XVI веке способствовали знакомству русских военных с европейской воисковой моделью и создавали предпосылки для её заимствования. Во время Смутного времени стало заметно отставание русской армии от европейских по организации и вооружению..

Читать

Национальные сокровища с «бохчи»

Впервые эту историю я услышал в нашем школьном этнографическом музее. Она меня очень взволновала. Я рассказал ее дома в своей семье. А от мамы я узнал, что в годы депортации мой народ, крымские татары, потеряли почти всю свою историческое наследие. В мае 1944 года людям, которых под дулом винтовок выводили на железнодорожные станции, позволяли взять с собой только еду и кое-что из вещей. Моя мама мне рассказала, что моя бабушка из всех вещей взяла лишь кусочек хлеба и Коран. В первые годы депортации народ потерял почти половину своего населения. Умирали в первую очередь старики, которые оставались еще носителями культуры..

Читать

Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

В данной монографии автор, опираясь на достижения отечественной историографии, выходит на изучение Чечни и ее народа как целостного субъекта истории развивающегося в определенном естественно-географическом пространстве и этническом континууме. .

Читать

Ветеран живет рядом

Великая Отечественная Война – одно из самых ужасных испытаний, выпавших на долю нашего народа. Ее тяжести и кровопролитие оставили огромный отпечаток в сознании людей. Она коснулась не только взрослых, но и детей. За долгих четыре года, которые продолжалась Великая Отечественная война, дети - от малышей до старших школьников - сполна испытали все её тяготы и ужасы..

Читать

Мой прадед Моисеенко Григорий Яковлевич − Герой Советского Союза

Война! Я, к счастью, не знаю, что это такое. Но даже при мысли  о ней становится жутко, к горлу подкатывает ком. Война – страшное событие  для каждого человека, особенно для того,  кто пережил это время. Конечно же, это наши прадедушки и прабабушки. Но мы, молодое поколение, порой не знаем, что наши самые близкие люди участвовали в этой  ужасной войне. Такие исторические факты мы должны не только знать, но и  передавать  как самое святое из поколения в поколение..

Читать

Глава IV. Историческая география и политическая карта Чечни // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

В течение исследуемого времени Северный Кавказ представлял собой весьма сложный, в национальном, политическом и религиозном отношении регион. Многочисленные народы края различались, хотя и не стадиально, в своем социально-экономическом положении и в культурно-общественном развитии..

Читать

Становление Русского государства по археологическим данным

Возникновение государства — это закономерный процесс. Для того, чтобы возникло государство, нужна не чья — то воля, а нужно чтобы сложились определённые условия. Поэтому возникновения государства на Руси, норманскую теорию необходимо рассматривать именно с этой стороны..

Читать

Записки партизана

Историческое эссе "Записки партизана" посвящённое Отечественной войне 1812 года. Автор: Пахарь Виктор Вячеславович.

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter