↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ...

Глава III. Хозяйственные занятия чеченцев в XVI-XVIII вв. Образование единого хозяйственного пространства // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Как известно возникновение крупных поселений на территории Чеченской равнины относится к середине – второй половине XVII в. В следующем столетии здесь наблюдаются многочисленные крупные аулы населенные потомками выходцев из самых различных горских обществ и аулов: "Они селятся в аулах по несколько фамилий вместе, а не по одной как было прежде в горах" писал первый чеченский этнограф Умалат Лаудаев.xxx

В середине XVII в. на территории плоскостной Чечни появляется еще один тип землевладения – княжеский (владельческий). Он имел место, как явление, по течению Аргуна (Чеченское владение), в Брагунском владении в низовьях Сунжи и, возможно, на склонах Качкалыковского хребта (Кумыкская плоскость). Со второй половины XVIII в. начинает складываться княжеское землевладение в Надтеречье. В определенной степени имели попытки навязать выплату феодальной ренты за пользование землями по Сунже в районе впадения речки Яндери и низовьях Ассы со стороны князей Малой Кабарды в отношении карабулаков-арштхойцев.xxxi

Собственно чеченские и брагунские князья в том же XVIII в. имели вне аульных (общинных) земель собственные земли, которыми могли распоряжаться по своему усмотрению. Надтеречные князья – выходцы из чеченских, кумыкских и кабардинских феодальных фамилий – по праву первой заимки заняли тысячи десятин земли, которую заселяли крестьянами по собственному усмотрению, требуя податей и ряда работ в свою пользу (например "на один день с каждого двора рабочего к посеву, жатве и сенокошению"). Часть качкалыковских, "чеченских", карабулакских и ауховских аулов связывали с князьями только отношения, возникающие с выполнением последними управленческих и представительских функций.xxxii

Именно со второй половины XVII-XVIII вв. в Чечне появляются условия для масштабного развития земледелия не связанного с удовлетворением чисто внутренних потребностей, а наоборот позволяющего производить товарный хлеб. Мы имеем здесь не крошечные террасные участки, а от 20-30 до 100 десятин земли на саклю обрабатываемых большим количеством трудоспособных крестьян обладающих высокой аграрной культурой. Показателем степени развития земледелия в равнинной Чечне является фиксируемое документально применение крепостнического труда: так, у чеченских узденей и князей отмечено наличие крепостных – от нескольких дворов до нескольких десятков семей.xxxiii

Плодородные почвы равнинной части Чечни в сочетании с благоприятными природно-климатическими условиями позволяли выращивать разнообразные зерновые культуры. В северной (притеречной) зоне культивировали пшеницу, ячмень, просо и рис. Земли, прилегающие к течению Сунжи, служили для общирных посевов пшеницы и проса. В сведениях о земледельческом хозяйстве горцев собранных в Кизляре в 1765 г. говорится: «в Чеченском владении…, кроме фруктов всего довольно ж, и сверх того пшеница есть. В кумыцких: Брагунской, Аксайской, Андреевской, Костюковской и принадлежащих к их владельцам (чеченских. – Я.А.) деревнях по сю сторону реки Койсы… Кошкелду, Ясысу, Буртана, Янгы юрт… (есть) пшеница, ячмень, пшено сорочинское, просо, овощь… в Ауках и Карабулаках мед, воск и все, что выше писано есть, …»xxxiv.

Говоря об урожайности, можно сослаться на данные упомянутого нами выше академика Фалька: "Неурожаев почти не бывает. Обыкновенная жатва вознаграждает в 10 и 15 раз".xxxv

Не позже XVIII в. в Чечне получает распространение новая зерновая культура – кукуруза (маис). Отмечены также посевы льна, конопли и табака. Появление кукурузы (чеч. "хъажкъа", букв. "пшеница хаджи") связывается с паломничеством в Мекку входившую в состав Османской империи где маис культивировался уже в XVII в. Во второй половине XVIII в. кукуруза распространяется не только на равнине но и в горах Чечни, где поднялась до 1500 м. над уровнем моря.xxxvi

Как было отмечено выше успешное развитие зернового земледелия на равнинах Чечни в XVIII в. во многом было определено высоким уровнем агрокультуры свойственной для горных районов края и для равнинных чеченцев-ауховцев и кумыков, которые еще в XVII в. успешно развивали земледелие на Кумыкской плоскости. Кстати те же российские чеченцы-окочане (ауховцы) жившие близ крепости Кизляра учрежденной в 1735 г. успешно продолжали вести свое традиционное хозяйство и в XVIII в. Так, они имели пахотные орошаемые земли между руслом Терека и Кизлярской протокой.xxxvii

Судя по прямым и косвенным данным, чеченцы в условиях равнинного земледелия пришли к залежно-переложной системе и к широкому использованию возможностей орошения и обязательного удобрения земли (навоз, зола). Произошло и районирование пахотных орудий труда: здесь стал использоваться довольно сложный передковый, или "тяжелый" плуг, в который запрягали 6-8 волов, и обслуживали 4-5 человек. Но внутри этого чеченского «типа» равнинного земледелия было несколько вариантов ориентированных на почвы сухой степи и влажные черноземные. В той же северной степной зоне чеченцы использовали для посева зерновых под озимые (по стерне убранных яровых) оригинальное орудие "къомсар" представлявшее собой тяжелое бревно с 10-15 толстыми зубьями из твердого дерева. В подобные "грабли" с ручками запрягали волов".xxxviii

Уборка зерновых в Чечне осуществлялась серпами и косами, молотьба шла на подготовленных площадках специализированными орудиями труда. Мололи зерно на водяных мельницах. Так, в 1745 г. отмечено, что помол зерна производится успешно в Чечен-Ауле и близлежащих "деревнях" по Аргуну, куда приезжают с зерном и брагунские жители.xxxix

Следует отметить, что множество маленьких водяных мельниц наблюдалось и в горах. Вот ее классическое описание: "Эти мельницы состоят из жернова, приводящего в движение ось маленького горизонтального колеса, на которое падает под косым углом вода из деревянного желобка или оросительной канавки. Воронкообразный бункер для зерна из коры дерева висит на четырех веревках, он постоянно раскачивается от толчков палки, которую приподнимает мельничный жернов. Заостренный камень, вставленный в отверстие другого камня прижимает пробку катушки (шкива) и вилкообразную балку под осью, приподнимая и останавливая мельничный камень посредством камня, помещенного ниже. В этом механизме нет металлических деталей."xl

О выработке товарного зерна сверх необходимого в крестьянском хозяйстве на той же Чеченской и Кумыкской равнинах свидетельствуют данные о крупных и средних водных каналах соединявших пространство междуречья рек Аксая и Акташа, Джалки и Гумса, Хулхилау и Аргуна, Гехи и Валерика. К первой трети XIX в. в некоторых частях Чеченской равнины система орошения складывается как сплошная.xli

На рубеже XVIII-XIX вв. С.М.Броневский (его работа была завершена в 1810 г.) писал: "Мирные чеченцы вообще живут на Сунже и Тереке имея в своем владении плодороднейшие земли пахотные и сенокосные, при изобилии вод и лесов, упражняются с успехом в земледелии и скотоводства, имеют виноградные сады, сеют пшеницу, ячмень, кукурузу и всякие огородные овощи… Избытки сих произведений продают в Кизляре или ссужают оными своих единоплеменников, которые привыкли находить тут свои хлебные запасы; да и земли остающиеся в излишестве отдают в распашку неприязненным (имеются в виду горным. – Я.А.) чеченцам…» xlii.

Возможно, что С.М.Броневский воспользовался данными полковника А.И.Ахвердова по 1803 г. служившего на Кавказе. Последний указывал: "чеченцы имея от самой речки Сунжи к Тереку отменные… и в великом количестве, как для пахоты, так и для покосов, земли, уделяют непримиримых к нам чеченцам заставляя их… обще с ними сеять хлеб, жать, молоть, также косить сено и все то убирать…, а чрез то весь вообще народ чеченский, … пользуется безнужным хлебом и сенами, а иногда и продают."xliii

Таким образом, А.И.Ахвердов и С.М.Броневский отметили великий в масштабах Чечни хозяйственный переворот приведший страну от сугубо натурального типа хозяйства и ограниченного воспроизводства демографического потенциала, к настоящей продовольственной революции, к полному обеспечению дешевым хлебом населения (и в связи с этим к быстрому росту его численности). Вместе с тем, появление "дешевого кумыкского и чеченского хлеба" на местном хозяйственном рынке Северо-Восточного Кавказа в XVIII в. ведет к падению роли террасного земледелия не только в Нагорном Дагестанеxliv, но и в Горной Чечне, и соответственно к усилению производства продукции кустарных промыслов населения горных обществ, шедшей в обмен на хлеб.

Успешное развитие земледелия на равнинной части Чечни в XVIII в. привело к ускоренному росту производительных сил в целом всей страны, к развитию новых форм социально- общественных отношений, к ориентации чеченских владений и обществ на развитие торгово-экономических связей с Россией и народами Кавказа.xlv

В целом, чеченский хлеб дал толчок многим процессам социально-политического характера не только в Чечне, но и на всем Северо-Восточном Кавказе. На сцену политической жизни региона впервые выходит рядовой чеченский крестьянин-уздень, труженик, основной производитель материальных благ, который держал в своих руках основные средства производства, главным образом землю. Это приводит к возрастанию его социальной, общественной и политической роли.

Известный русский историк М. Покровский отметил процесс постепенного смещения «социальной тяжести с непроизводительного военного класса горцев (аристократии. – Я.А.)… на производительный - на крестьянство»xlvi. Указанный процесс, который завершился в равнинно-предгорных районах главным образом Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа до конца XVIII в. был обусловлен прежде всего увеличением удельного веса земледелия.

Таким образом, на протяжении XVI-XVIII вв. в развитии земледелия в Чечне произошли серьезные структурные и иные сдвиги, вызванные в первую очередь возвращением чеченцев на плоскость. Так, если в XVI – первой половине XVII в. мы наблюдаем процесс «освоения» сунженско-терской плоскости с использованием ее в интересах, прежде всего скотоводства, охоты и рыболовства, то примерно с середины XVII в. начинается прямое и массовое земледельческое освоение предгорных равнин. Это было явление реконкисты (возвращения) этноса в пределы исторического проживания. Этот же процесс можно назвать и внутренней земледельческой колонизацией края. Все это влекло за собой неизбежное изменение не только собственно чеченской агрокультуры приспособленной к условиям гор, но и характера традиционного землепользования и землевладения. В течение XVIII в. равнинные районы Чечни уверенно лидирует в экономике края, а продукция земледелия начинает занимать некоторое место и на зерновом рынке всего Северо-Восточного Кавказа.

В исторической науке вместе с тем не отмечена еще одна важная сторона земледельческой "революции" в Чечне: она способствовала складыванию единого хозяйственного пространства в XVIII в. в стране и прилегающих к ней районах. Данное обстоятельство не могло не вести и к организации некоего "национального пространства" нахоязычных обществ и аулов, к усилению процесса нациообразования.

В сферу зернового рынка сложившегося на территории предгорно-равнинной части Чечни "втягиваются" Горная Чечня, андоцезские общества Дагестана и Гумбет, Малая Кабарда, отчасти Кумыкия и станицы гребенских казаков. Поэтому с первых лет XIX в. царское командование ставит своей главной задачей разорение плоскостной Чечни по линии р.Сунжи и оттеснения населения в горы как непременного условия покорения всего Северо-Восточного Кавказа.

 

§ 2. Скотоводство горной и равнинной зон страны 

В развитии данной отрасли хозяйства на территории Чечни в XVI-XVIII вв. были свои этапы и особенности связанные как с географическими и природно-климатическими условиями местоположения тех или иных обществ в горах, так и с массовым выходом чеченцев на плоскость повлекшим освоение обширных степных пастбищ и потребность изменения традиционного скотоводческого цикла.

В XVI – первой половине XVII в. основная часть населения Чечни непосредственно сосредотачивалась в горах. Плоскостные районы страны являлись на то время зоной хозяйственного пользования и, главным образом, в интересах скотоводства. Чеченцы имели в предгорно-плоскостной зоне в XVI в. всего одно феодальное Окоцкое владение (позже "вольное" общество) - Аух и согласно археологическим данным несколько поселений на черте границы гор и плоскости.xlvii

Скотоводство горной зоны Чечни насчитывавшее к XVI в. уже несколько тысячелетий своей истории было гармонично приспособлено к сложным природным условиям. Породы скота, приемы и методы выпаса, орудия труда, технология обработки продукции скотоводства в своем неизменном виде дожили в Чечне до начала ХХ в. и вполне поддаются изучению благодаря материалам наблюдателей и этнографов XIX-XX веков.xlviii

Документальные источники XVI – начала XVII в. (ограниченные русскими официальными документами) свидетельствует о разведении ауховцами-окочанами овец, крупнорогатого скота (быки, коровы) и лошадей. Причем скот, судя по отрывочным данным, разводился не только в интересах домашнего хозяйства и натурального потребления, но и шел на продажу.

В 1609 г. когда служилый нахский феодал Батай-мурза Ишеримов бежал из Терской крепости в "Окохи" то воеводы конфисковали его стада состоявшие из быков, коров и овец и раздали в качестве "государева жалованья" нескольким стрелецким сотням.xlix В 1614 г. рядовые служилые окочане Терской крепости, выходцы из "Окох", жалуются, что служилый князь Сунчалей отнял своей властью у 3-х рядовых окочан собственность в 50 голов крупнорогатого скота. Здесь же упоминаются в их хозяйстве и табуны лошадей.l

Еще один выходец из "Окох" служилый мурза Чепан Кохостров приехав из Терков в Москву на прием к царю Михаилу в качестве подарка представил 2-х породистых аргамаков. Первый конь был оценен казной в 25 рублей, а второй в 20 рублей (это при том, что годовое жалованье рядового окочанина в Терках составляло 3-5 рублей)li. Надо отметить, что коней, безусловно, имели все служилые окочане так как они несли верховую службу, связанную с участием в дальних поездках и в боевых действиях. Кроме того, они были обязаны по статусу «службы» давать подводы для "государевых посылок" с быками и лошадьми с необходимым кормом, обеспечивать мясное питание царских посланцев поставляя овец.lii

Следует особо оговорить, что зона Терско-Сулакского междуречья вплоть до Каспия включая земли в бассейне рек Аксай, Ярык-Су, Яман-Су, Акташ оставались в XVI-XVII вв. основной кормовой базой не только местного кумыкского и ауховского населения, но и горцев Чечни и Дагестана. Дело в том, что здесь: "скот, как зимою, так и летом ходил на пастбища", т.е. имелись зимние выпасы. Одной из главных причин переселения жителей из горной Акки задолго до XVI в. на восток в местность Аух некоторые авторы считают раннее наступление весны в этом регионе и наличие подножного корма зимой.liii

Согласно данным историка А.А.Адилсултанова, на летних пастбищах ауховских селений скот выпасался в пределах аульных границ, а с наступлением зимы стада овец и коз перегоняли ближе к притеречным и прикаспийским пастбищам, где он размещался по зимним кутанам и хуторам.liv

При этом остается неясным характер пользования зимними пастбищами в кумыкских княжествах "неподданными" горцами, скажем, теми же "мичкизянами" (восточными чеченцами) – аренда зимних кутанов или плата князьям за охрану. Известно, что на протяжении XVII в. между кумыкскими, аварскими феодалами и мичкизскими старшинами существовали союзнические политические связи основанные, в том числе и на тесной взаимохозяйственной зависимости. Горные жители имели острую "необходимость во время зимнее в пастбищных местах кумыкам принадлежащих, для прокормления стад своих и особенно овец, …". В связи с этим можно привести свидетельство 1746 г., когда чеченские князья пытаясь восстановить контроль над своим родовым владением – дагестанским обществом Гумбет – старались организовать захват скота горцев (до 15 тыс.овец) находившихся на зимних пастбищах Северного Дагестанаlv.

Если Восточная Чечня, Аух и, в частности, несколько горных обществ Чечни, имели более или менее устоявшуюся хозяйственную скотоводческую систему, с наличием горных, предгорных и степных (равнинных) пастбищ, что позволяло им обеспечивать собственные нужды и иметь некоторые товарные излишки, то куда более сложнее была ситуация для основной массы горцев отдаленных аулов центральных, южных и западных районов Горной Чечни. Согласно археологическим данным XVI-XVII вв. здесь наличествовали такие отрасли скотоводства как: овцеводство, разведение крупнорогатого скота и, отчасти, свиноводство. Даже в середине XVII в. согласно русским документам в "Шибуцкой землице" в верховьях Аргуна имелась немусульманизированная часть жителей, которая употребляла в пищу свинину.lvi

Альпийские луга в чеченских горах давали хорошие возможности для развития скотоводства, но только в летнее время и в основном в верховьях бассейна Шаро-Аргуна и Чанты-Аргуна. В зимнее время альпийские пастбища были засыпаны снегом, запасы заготовленного сена расходовались главным образом на стойловое содержание крупнорогатого скота. Овцеводам, к каковым относились все горцы без исключения, надо было искать выход или в Закавказье, или в более солнечном Дагестане, либо в притеречных степях. Трудные и долгие дороги, войны и набеги создавали на этих направлениях отгонного скотоводства много затруднений.

Можно полагать, что в XVI-XVII вв. целый ряд горных селений имевших пути сообщения с Дагестаном пользовались пастбищами находившимися под контролем дагестанских обществ и аварского хана выплачивая за их аренду овцами. По крайней мере, известия конца XVIII в. указывают, что в Горной Чечне практиковалось направление сезонного перегона скота в Нагорный Дагестан: "Овец для пастьбы отгоняют большею частью в земли аварского хана и андийцев (с заплатою владельцам земли…)."lvii

Другие аульные общества практиковали перегон стад в Тушетию и далее в Алазанскую долину Грузии, что давало возможность тем же тушинцам в середине XVII в. уверенно заявлять, что они с шибутян "емлют з деревни по десяти баранов"lviii.

Этнографические и иные материалы по собственно Горной Чечне говорят, что здесь пастбища традиционно делились на "ближние" (аульные), "дальние" (альпийские) и "степные" (внешние, равнинные). При этом соблюдался строгий порядок выпаса скота в зависимости от вида, возраста и сортности трав на тех или иных пастбищах: первым выпускался на пастбища крупнорогатый скот, поделенный соответственно на три группы – молочный, нателы и молодняк. Затем выпускались следом овцы.lix Все это происходило либо под строгим контролем общины, если речь шла об аульных, ближних пастбищах, либо с общего согласия (договора) жителей разных обществ на "дальних" и "горных" пастбищах. Кроме того, в отдельных горных обществах пастбища в т.ч. "ближние", могли делиться на «летние» и «зимние».lx

На пастбищах общего доступа могли содержаться сезонные и постоянные, частные и общинные кутаны ("гуота", "жале"). Более того, не некоторых замкнутых горами пастбищах отдельные семьи или фамилии (к примеру в западнонахских обществах) строили даже оборонительные башни претендуя на исключительное пользование.lxi

Пастбища, принадлежащие одной крестьянской общине или союзу обществ, представляли собой в горах склоны близлежащей горы, которые и получали соответствующее название по названию общины. В некоторых обществах пастбища были поделены, в силу сложного географического рельефа, или малоплодородности на отдельные участки, находившиеся в использовании отдельных семей или фамилий.lxii Альпийские луга высокогорной зоны (где люди не селились), как правило, считались общим достоянием страны.

С началом массового возвращения чеченцев с гор на плоскость (по крайней мере, с середины XVII в.) и с завершением этого процесса в течение XVIII столетия, в традиционном хозяйстве населения Чечни происходят серьезные изменения. Это было неизбежно, так как изменение природно-климатической среды обитания основной части населения, влекло изменение всего комплекса обеспечивающего жизненное существование крестьянина.

Удельный вес скотоводства в хозяйстве населения равнинной зоны Чечни в XVIII в. начинает уступать земледелию, хотя в количественном исчислении овец и коров становится значительно больше ввиду наличия широкой кормовой базы. Так, наблюдатели XVIII - начала XIX в. определяют поголовье скота одних только у надтеречных чеченцев в 200 тысяч овец. Появляются указания на массовое разведение не только овец и коров, но и лошадей.lxiii То же овцеводство носит теперь экстенсивный, отгонный характерlxiv.

По мере повышения летних температур чеченцы старались перегонять скот в горы. Согласно данным 1757 г. "скот их (чеченцев. – Я.А.) в жаркое время содержат в горах, в крепких местах"lxv.

Согласно более поздним данным равнинные чеченцы, то ли за пользование горными пастбищами, то ли за прогон скота по землям местных коллективных владельцев, платили т.н. "ламараялъ" (налог гор)lxvi.

Для содержания скота в зимнее время чеченцы проводили масштабные заготовки сена. При этом, как отмечают этнографы, заготавливаемый корм различали по питательности и степени сохранности. Так сено, скошенное с менее влажных солнечных склонов, скармливали в последнюю очередь, в предвесеннее время. Следует сказать, что заготовка трав представляла собой в чеченских обществах большую хозяйственную систему, сложившуюся в течение веков. Также из поколения в поколение складывалось и частное право на окультуренные покосы ("цана") отдельных семей и фамилий.lxvii

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Дата публикации: 03.01.2014

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Оценка источников о смутном времени в исторической литературе

Смутное время в России в начале XVII в. является знаковым явлением в отечественной истории. Его последствия в значительной степени определили характер и динамику последующего развития страны. Смута оставила неизгладимый след в сознании русских людей, стала для них важнейшей вехой исторической памяти. Современники Смутного времени в лице русских публицистов первой половины XVII в. пытались осмыслить причины этих событий, выяснить суть происходящего и дать свою оценку увиденному..

Читать

Феномен С.П. Трубецкого

Прошло уже почти два столетия с момента восстания 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Однако, данная тема актуальна и для наших дней. Движение декабристов имело огромное историческое значение, их вооруженное восстание явилось крупной революционной вехой в истории освободительного движения в России, важным историческим событием в развитии антикрепостнической идеологии..

Читать

Сохранение культурного наследия нашего края

Память о прошлом, о славных предках, о великих культурных традициях родной земли – одно из действенных средств воспитания будущего гражданина..

Читать

Женский подвиг

Биография моих односельчанок, имеющих государственные награды, как многодетные матери.

Читать

Мой прадед...

Мой прадед, Веселков Павел Сергеевич во время ВОВ был защитником Ленинграда, он пережил тяжелые дни блокады, получил многочисленные ранение, после полученных ранений оказался в госпитале. Он получил очень много орденов и медалей, за защиту Ленинграда. .

Читать

Деятельность Нижегородского отделения Татьянинского комитета в годы Первой мировой войны

Как известно, Первая мировая война принесла немало бедствий, как военному, так и мирному населению, экономике России. Все эти проблемы еще больше усугублялись массовым притоком беженцев из западных районов, затронутых военными действиями или мест, соседних с границей военных действий, которые двигались дальше на восток..

Читать

Мой дедушка – герой.

В нашей семье живут замечательные мужчины – это мои дедушка, папа и старший брат. Папа служил в армии, был сержантом, старший брат еще не успел – он учится в колледже. А рассказать я хочу о дедушке,  его зовут Козенко Владимир Александрович. Дедушка очень добрый и отзывчивый человек, живет в городе Лениногорске и ему 65лет. Хотя дедушка и пожилой, он еще бодр и активен. У него с проседью волосы и блестящие зеленые глаза, живые и яркие, как у молодого человека..

Читать

Древо родовой памяти.

Не раз у меня возникал вопрос: «А кто были мои предки?». Актуальность вопроса определяется тем, что история жизни семьи – это, как учебник жизни с семейными ценностями, традициями, увлечениями. Я собрал всю имеющуюся информацию от родителей и бабушки, которая на данный момент оказалась единственной связующей нитью. Но этого оказалось мало. Мне пришлось покопаться в районном архиве г. Воткинска, чтобы узнать подробности из жизни моих предков..

Читать

Место Ленд-лиза в Великой Отечественной войне.

Время - вещь непредсказуемая. Оно может уничтожить историю или увековечить память героев, изменить ход реальных вещей, изменить взгляд на прошлое и настоящее. Сегодня речь пойдет о ярком прецеденте искажения реальности, пропаганде идеалистического стремления в будущее, попытке уменьшить значение отдельно взятого народа. И имя данному явлению - Ленд-лиз..

Читать

Становление Русского государства по археологическим данным

Возникновение государства — это закономерный процесс. Для того, чтобы возникло государство, нужна не чья — то воля, а нужно чтобы сложились определённые условия. Поэтому возникновения государства на Руси, норманскую теорию необходимо рассматривать именно с этой стороны..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter