↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

В Аргентине исследовали секретное убежище Гитлера
........................
Российские ученые разбудили спавшие десятки тысячелетий организмы
........................
На рисунках Леонардо да Винчи нашли следы людей
........................
Ученые нашли связь между наскальными рисунками и галлюциногенными веществами
........................
Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6

Глава III. Хозяйственные занятия чеченцев в XVI-XVIII вв. Образование единого хозяйственного пространства // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Пониже, где теплее, сеем пшеницу, а повыше – рожь и ячмень; кто-то сеет еще и коноплю – на мешки. Домашние одежды приготовляют наши жены; сукна наши не славятся, а про свой обиход годятся".lxxvi

Настоящее описание можно дополнить столь же емкой этнографической зарисовкой из жизни населения равнинной Чечни начала XIX в.: "Жены чеченцев – вечные труженицы и работницы… есть и между чеченцами люди трудящиеся: оружейники, серебряники, седельники, плотники, портные, черевичники и другие мастеровые. Клинки чеченских кинжалов славятся у всех горцев. Трубки, выделываемые из твердого дерева и довольно искусно оправляемые серебром, продаются в значительном количестве кизлярским армянам. Жены чеченцев приготовляют грубое сукно и искусно ткут серебряные позументы для украшения мужских и женских платьев"lxxvii.

В горском обществе издревле существовало разделение труда между полами. Так женщины занимались шерстяным делом: они готовили войлоки, паласы, хурджины, бурки, носки, сукна. На их плечах лежала выделка полотна из конопли или льна, шелковых и хлопчатобумажных ниток, плетение, золотое и серебряное шитье. Изготовление одежды, легкой кожаной и шерстяной обуви также было женским делом. Женским делом считалось и гончарное производство.

Мужчины занимались строительством, обработкой камня, дерева, кости, выделкой кож, изготовлением хозяйственных ремней и кожаного инвентаря, всей работой по металлу и т.д.lxxviii

В Чечне можно также проследить определенное зональное распределение кустарных промыслов и ремесел по линии горы-плоскость, или Восточная Чечня, Южная (высокогорная) и Западная Чечня. Особыми районами можно считать в XVI-XVIII вв. общества Аух и Качкалык тесно связанные с ремесленными центрами кумыкской части Дагестана. Но при всем при этом, на всей территории Чечни, а также Ингушетии и Ауха, отмечалась терминологическая идентичность в названиях орудий труда, инструментов, производственных характеристик, мер веса и объема, системы измерений и т.д.,lxxix что говорит о давней хозяйственной взаимосвязанности и взаимодействии в географических рамках расселения всего нахского этноса.

Строительная специализация традиционно всегда была сильна в южной и западной части Горной Чечни где, по крайней мере, с эпохи раннего средневековья, создавались самые различные монументальные памятники зодчества: боевые и жилые башни, замковые комплексы, храмы, склепы, мавзолеи и святилища. При этом традиция масштабного каменного строительства сохранялась в Чечне вплоть до середины XVII в., а в западнонахских обществах (Ингушетия) и в XVIII в. С распространением пороха и выселением горцев на плоскость роль чеченских оборонительных комплексов падает. Так, боевые башни перестают строить где-то с ХУП в. (в XIX в. их даже разбирают). С уменьшением удельного веса больших "многоколенных" семей в чеченском обществе прекращается строительство с конца XVIII в. и жилых башен.

Согласно этнографическим данным чеченские зодчие-строители имели широкую и узкую специализацию: мастера высшей квалификации строили исключительно боевые башни классического типа, другие сооружали жилые башни и хозяйственные постройки, третьи могли специализироваться на сооружении надземных склепов и святилищ.lxxx

В XVII-XVIII вв. в Чечне становится актуальной задача повсеместного строительства мечетей. Небезынтересно отметить, что в горной зоне при возведении мусульманских молитвенных сооружений строители использовали традиционные навыки – здание мечети воздвигалось в форме жилой башни, а минарет в виде боевой башни.lxxxi

Жилая башня «г1ала» характеризовалась двух-трехэтажной однокамерной постройкой имеющий в основание прямоугольник от 6х7 до 8х12 м, а то и квадрат. Такие сооружения были представлены практически во всех горных аулах Чечни западнее Шаро-Аргуна. Восточнее указанной реки боевые и жилые башни представлены главным образом в аулах общества Чеберлой. За строительство жилой башни мастер со своей бригадой получал от 10 до 25 коров, но могли расплатиться землей, оружием, рабами.lxxxii

Боевые пирамидальные башни Чечни представляли собой узковытянутое вверх каменное прямоугольное сооружение (в основании от 4х4 до 7х7 метров) высотой от 15 до 25 метров с углом сужения стен 4-10 градусов. Число этажей достигало пяти, а вход-лаз располагался на высоте 3-4 метров. Поздние типы боевых башен имели со всех сторон бойницы, а в верхней части башни снабжались машикулями. Подобное сложное сооружение обходилось владельцу (и только в качестве платы строителю) в 50-80 коров (соответственно 800 овец или иной эквивалент стоимости).lxxxiii

Прекрасными образцами народного зодчества являются поздние боевые башни в селениях Чаьнти, Шатоя, Хайбаха, Майста, Малхиста, Мержоя, Терлоя, и т.д. К основным районам каменного строительства в Чечне относились окрестности озера Кезеной-Ам, ущелья Шаро-Аргуна и Чанты-Аргуна, верховья Гехи, Фортанги и т.д.lxxxiv

Как правило, секреты строительного мастерства передавались из поколения в поколение, поэтому строительные приемы и навыки являлись делом семейным. Обычно работал, глава семьи и один из его сыновей, но иногда ремеслом занималась вся семья, а то и фамилия. При этом строители никогда не вели сбор и ломку камня, этим занимались люди со стороны – наемные рабочие. Отдельной специализацией являлась добыча, и обжиг весьма ценимой извести использовавшейся в строительстве как основа скрепляющего раствора. Согласно фольклорным данным постройка должна была выдержать без трещин не менее семи лет, в противном случае мастер нес полную ответственность.lxxxv

Добыча и обработка камня получила в XVII-XVIII вв. развитие и на плоскости, где камень шел главным образом на строительство мечетей, фундаментов домов и для сооружения погребальных памятников. Каменные выходы поделочного камня-песчаника известные во всей Чечне находились в районе сел. Чурт-Тог1и (Чертугай), Исти-Су, Акташ-Аух, и в других местах по Терско-Сунженскому хребту. Согласно сообщениям этнографов карьеры принадлежали, как правило местным сельским общинам, которые заключали соглашение с камнерезами об объемах добычи камня и платы за него. Здесь так же существовала определенная специализация – одни ломали камень, другие на месте изготавливали строительные блоки, третьи увозили материал в свои надомные мастерские, где изготавливали декоративно украшенные надмогильные памятники – "чурты".lxxxvi

К XVIII в. основным типом жилища населения Горной Чечни являлись открытые со стороны фасада, дома из дикого камня (связанные известью или глиной) с плоской земляной (или из сланцевого шифера) крышей – "ц1ено", известное в литературе как "горская сакля". Жилища жителей равнин представляли собой турлучные (плетенные из веток стены с глиняной обмазкой) или из сырого кирпича дома, вытянутые в длину в несколько комнат (крыша была плоской земляной, либо камышовой). Из того же материала или дерева строились также хозяйственные постройки и отдельные кунацкие – гостевые "дома".lxxxvii

Подобные сооружения уже не требовали особого мастерства и выполнялись отдельными семьями с помощью односельчан. Тем не менее, мы можем говорить о наличии в Чечне в XVI-XVIII вв. категории профессиональных ремесленников-строителей отделенных от сельскохозяйственного производства. Чеченские каменщики имели известность и за пределами страны, так майстинские мастера приглашались для строительства оборонительных башен в Хевсуретию и Тушетию (Грузия). Большую известность в стране имели и строители из Терлоя.lxxxviii

Относительно высокоразвитым и специализированным являлось в Чечне оружейное ремесленное производство. Основные виды защитного и боевого наступательного оружия производились во многих горных и равнинных районах Чечни. Здесь наличествовали как сугубо специфические приемы обработки металлов и "марки" оружия, так и образцы характерные для всего Северного Кавказа.

Из защитного оружия в Чечне с древности были известны кольчуги, шлемы, налокотники, кольчужные рукавицы, щиты и кожаные нижние одежды специальной выделки, защищавшие от пуль и стрел. Наступательный арсенал чеченцев насчитывал кинжалы, шашки, копья, боевые топоры, чеканы, булавы, луки и стрелы, ружья и пистолеты.lxxxix

Вследствие военизированного быта горцев все элементы данного вооружения или часть их наличествовала в каждой семье. Каждый взрослый мужчина в Чечне являлся воином и должен был по первому призыву вступить в ряды ополчения. Поэтому объем производства горского оружия возрастал по мере роста коренного населения Чечни, а также и численности терско-гребенского казачества вооружавшегося по кавказскому образцу и, главным образом, чеченским оружием.

Как правило, профессиональные оружейники работали на заказ. В производстве сложносоставных луков и стрелxc отличались мастера из горных обществ Чечни: Майсты, Нашаха, Никарой, Хой и Ялхорой. Имелось также небольшое селение, специализировавшееся на изготовлении стрел – "пхьа". Оно так и называлось Пхьарчхой. Не только в Чечне, но и в пограничных районах Грузии славились т.н. "кистинские" кольчуги,xci сделанные по восточным образцам и стальные наголовники с кольчужной сеткой – "мисюрки". Весьма дорогими и редкими были образцы чеченских шашек выделывавшихся по особой технологии – "волчок", "гурда", "калдым" и др. Центрами производства качественного холодного и огнестрельного оружия являлись в XVIII-XIX вв. такие чеченские села как Старые Атаги, Аух, Белгатой, Дарго, Дойкар-Аул, Джугурта и др.xcii

Необходимо отметить, что проникновение огнестрельного оружия в Чечню произошло не позже XVI в. Знакомство с "огненным боем" происходило благодаря турецким, крымским, иранским и русским образцам фитильных, а затем и замковых кремневых ружей. По крайней мере мере с XVIII в. завоевывает все большую популярность собственно чеченское ружье – "нохчи топ". Оно рано получило нарезы и являлось по существу винтовкой дульного заряжания. Ружья производились в целом ряде равнинных и горных селений, где выделялись своим искусством отдельные мастера и фамилии, как например, в том же Аухе.xciii

Холодное оружие, ружья и пистолеты, украшались богатой серебряной и золотой насечкой по металлу, покрывалось серебряными листами накладок с чернью. Так, в документе 1751 г. упоминается, что в багаже чеченского князя было ружье в серебряной оправе, сабли и пояса также в серебряной оправе.xciv

В середине XVIII в. в Чечню переходит некий черкесский аул, который, находясь под покровительством чеченского князя Расланбека Айдамирова и имея "кузнечного мастерства служители" занимался производством на продажу топоров, кос, сабель и ружей.xcv Возможно, здесь имел случай аульной ремесленной специализации приведшей не только к разрыву с традиционным земледелием и скотоводством, но своеобразной "откочевкой" горского ремесленного "цеха" в более привлекательные районы, в данном случае из северо-западной части Кавказа в Чечню.

Распространение огнестрельного оружия привело к зарождению производства местного пороха и увеличению добычи свинца. Черный порох изготовлялся из селитры, древесного угля и серы и его качество зависело от чистоты ингредиентов. Так, натуральная селитра (в виде натека на скалах) и природная сера добывались близ сел. Бавлой, Шатой, Шарой и Мартан-Чу. Кроме того, селитру повсеместно получали выщелачиванием подстилки в загонах для скота, обработкой высушенной крапивы и конопли. Серу извлекали и из природных минеральных источников в частности "около Брагунских теплых вод".

Свинец добывался в Мулкое, Майсте, Шарое, Кей и Хакмадое. Документ 1629 г. сообщает о поездке русских стрельцов с Терека в нахские горные общества "Мылкынец" (Мулкой) и "Колканех" (Галгай) для покупки именно свинца.xcvi

С оружейным производством тесно было связано собственно кузнечное ремесло. Чеченские кузнецы ("эчиг-пхьар") производили металлические элементы пахотных орудий, косы, подковы, топоры, простые, т.н. "черные" (рабочие) кинжалы, ножи, серпы, гвозди и цепи. В частности орудия труда на продажу, изготовляли в Брагунах, Девлет-Гирей-юрте и Дарго.xcvii

Традиционно кузнецы в чеченских аулах находились на особом положении, заключавшемся в почитании огня, металла и магии мастерства. Отдельные из них работали на заказ, как правило в крупных селениях, а большая часть нанималась той или иной общиной на определенное время для обслуживания нужд всех общинников. Кузнец не только занимался ремонтом, но и изготовлением сельскохозяйственного инвентаря, подковывал лошадей, делал простейшие кинжалы и ножи. Он же владел нехитрым слесарным мастерством.

Согласно этнографическим данным кузница в равнинной Чечне представляла собой четырехугольное или овальной формы строение с турлучными стенами и земляной крышей. По наблюдениям этнографов общинные кузнецы получали участок земли, который обрабатывался для него коллективно, им предоставлялось право неограниченного выпаса скота, а также выплачивали с каждой семьи условленную меру зерна и других продуктов.xcviii

Горские кузнецы пользовались популярностью и в казачьих гребенских станицах. Как сообщает документ: "татара к ним приходя, исправляют кузнечную работу…, делают к ружьям замки и ложи, а стволы покупают в Москве".xcix

Отдельной специализацией в хозяйстве Чечни являлось производство медно-бронзовых изделий. Мастера этого промысла назывались "цест-пхьар" (медных дел мастер) и они ориентировались на выпуске тазов, котлов, совков для муки, мерных кружек, кумганов ("г1умаг1") и больших высокогорлых кувшинов для воды с большой ручкой – "къудал". Вся посуда подобного рода украшалась пунсонным и иным сложным орнаментом, зачастую лудилась оловом или серебрилась и пользовалась большим спросом, как в Чечне, так и за ее пределами.c

Гончарное дело в Чечне, как уже указывалось выше, являлось уделом женского труда. Гончарный круг был известен в Чечне с древних времен, запасы гончарной глины и лес для обжига имелись повсеместно. Из сохранившихся артефактов известно, что в Чечне изготавливали разнообразные виды глиняной посуды, удовлетворявшие все бытовые и хозяйственные нужды – от больших сосудов вместимостью 100-200 литров для хранения зерна ("гиба", «хумс"), до столовых кувшинов с ручками, чашек, тарелок и кружек. В рассматриваемое время обжиг отличался темно-коричневым и красным цветом, использовалась повсеместно "поливная" техника, сосуды украшались лепным узором и орнаментом из природных красок. По более поздним данным известно, что в среднем семья гончара, работающего профессионально, могла изготовить до 2-2,5 тыс. изделий в год.ci

Образцы ювелирных изделий в Чечне XVI-XVII вв. представлены в виде разнообразных археологических артефактов найденных в результате раскопок и обследования склепов и могильников в горной зоне: в Шарое, Никарое, Ялхарое, Цече-Ахк и в других. Мастера использовали для изготовления украшений такие металлы как золото, серебро, бронзу, медь, железо, полудрагоценные камни и цветное стекло, специальную пасту для чернения и т.д.

В число ювелирных украшений входят разнотипные подвески, кольца и браслеты, перстни и брошки, газыри и застежки, и т.д. Мастера ювелиры, называемые в Чечне "дашо-пхьар" (золотых дел мастер), а также "серебряки", украшали и конскую сбрую, мужские и женские пояса, клинковое и огнестрельное оружие. В работе горских мастеров использовались раздельно и в сочетании такие приемы обработки металлов как ковка, литье, выбивание по матрице, чернение, золочение, зернь и т.д.cii

В позднем средневековье на территории Чечни получает распространение деревообделочное ремесло и расширяется ассортимент изделий из дерева. Данное обстоятельства было связано с появлением такого мощного для своего времени производственного механизма как токарный станок – "чарх". Мастера производили работу либо ножной тягой, либо с использованием водяного колеса. На токарном станке изготовляли миски, чашки, бокалы, кружки, трости и т.д. Ковши, половники, ложки и ряд других предметов изготовляли вручную. Местные изделия из дерева украшались, как правило, геометрическим или растительным орнаментом. При этом для различных изделий использовали специальные типы древесины – бук, ясень, липа и т.д.ciii

В Горной Чечне с незапамятных времен для перевозки тяжелых грузов употребляли деревянные сани, запрягаемые быками. Они делались из толстых дубовых брусьев выдерживавших самые сложные усыпанные камнями тропы. Другой вид транспорта – горные арбы имели свою специфику – колеса делались маленькими и широкими (порой сплошными без спиц), узкая платформа соответственно оказывалась низкой, благодаря чему арба не переворачивалась на крутых склонах.civ

С выходом чеченцев на равнину получило дополнительный импульс изготовление ароб и сложных аробных высоких колес со спицами. В XVIII в. чеченские мастера не только закрывали внутренние потребности страны, но и вывозили те же колеса за Терек, к терско-гребенским казакам. В 1771 г. казаки просили Сенат Российской империи освободить ввоз аробных и тележных колес из Чечни от таможенных пошлин. В данном столетии отмечен также широкий вывоз в Кизляр и в казачьи станицы строительного леса, таркалов для виноградников и бочарных досок.cv

Немаловажной отраслью в традиционном хозяйстве Чечни являлась обработка шерсти. Из нее изготовляли на простейшем деревянном станке, т.н. "чеченское" сукно, которое шло на черкески, накидки, мешки и паласы. Традиционной отраслью чеченцев было и производство бурок, войлоков, ковров, хурджинов и различных вязанных изделий. Об этом пишет в своих записках, служивший в 1791-1803 гг. на Кавказе П.Г.Бутков: "Из рукоделий главное у них (чеченцев. - Я.А.) ткание сукон и валение войлоков на домашнее употребления".cvi

Работа с шерстью являлась прерогативой женщин. Следует отметить, что шерстяное производство было довольно затратным и трудоемким процессом: очистка шерсти, мытье, сушка, разрыхление, теребение, расчесывание, прядение требовали зачастую коллективных усилий. Так женщина могла промыть в день 2 пуда шерсти, расчесать до 2 кг, на изготовление пастушьей бурки ей требовалось 8-10 дней, а на изготовление белой т.н. "княжеской" бурки, до 30 дней. Уже в XVIII в. бурки, войлоки и сукна из Чечни распространялись не только у горских соседей но и в казачьих станицах и в Грузииcvii. Весьма облегчало обработку шерсти в аулах плоскостной Чечни наличие здесь горячих и сернощелочных источниковcviii, а также высокое качество шерсти, которую иностранные наблюдатели (Готлиб Шобер, 1718 г.) сравнивали с лучшими сортами испанской шерсти.

Соответственно с наличием собственной сырьевой базы развивались в Чечне и иные промыслы. Так, весьма качественной считалась на Тереке обработка кож и шкур в Чечне, повсеместно было развито портняжное и скорняжное дело, по крайней мере с начала XVIII в. распространяется шелкопроизводство. Следует отметить, что в XVI-XVIII вв. в женской и мужской одежде чеченцев произошли известные изменения, приведшие к усложнению элементов одежды, покроя, использованию разнообразных типов тканей, что было связано как с модой, так и распространением ислама и социализации общества. В целом самые характерные традиционные народные производства чеченцев благополучно перешли во вторую половину XIX в.cix

Вместе с тем, необходимо отметить, что итогом развития ремесел и кустарных промыслов Чечни в исследуемый период так и не стало зарождение промышленного производства, которое в той же Европе началось в позднем средневековье с разделения труда и создания мануфактур. И в целом, и в частности, производящее хозяйство Чечни обслуживало потребности местных обществ и аульных общин с определенным выходом излишков на внешние рынки, иногда и вследствие вынужденного обмена (из-за отсутствия звонкой монеты) своих изделий на металл, соль, фабричные и заводские изделия, пряности и краски.

Весьма примитивными способами и средствами осуществлялась в Чечне и разработка полезных ископаемых. Здесь была известна, например, добыча соли через выпаривание воды из соленых источников близ селения Датых и озера Турали в шамхальстве Тарковском. Использовались естественные выходы селитры и природной серы на всей территории страны и естественные выходы нефти, как в Беное (Восточная Чечня), так и на Терско-Сунженском хребте. Есть некоторые полевые этнографические данные и археологические подтверждения о производстве железа из т.н. "болотной" руды. Имеются документальные и полевые материалы о выплавке в чеченских аулах в небольших количествах меди, свинца и серебра, о добыче пескового золота в некоторых горных речках, например, в верховьях Чанты-Аргуна у сел. Кирд-Баьвниш. Сохранился также краткий отчет от 1789 г. неких горских рудознателей аварскому хану о поисках, правда безуспешных, золотых и серебряных руд в землях общества Химой (верховья Шаро-Аргуна).

Известно, что чеченский князь Казбулат имел доход от нефтяных колодцев продавая сырую нефть в бочках на русской казачьей линии за Тереком. Более поздние данные говорят, что жители нескольких горных мержойских селений (71 двор), покупали хлеб "посредством распродажи соли" выпариваемой из соленых колодцев в горах.

Согласно данным авторов XVIII в. собранных профессором Ш.Б.Ахмадовым природная нефть давно использовалась горцами и казаками в хозяйственных целях – смазка, освещение, лечение, в т.ч. и скота. Свидетельства также говорят об использовании теплых минеральных источников равнинной Чечни в лечебных целях, в т.ч. и русским населением Терека. Царская администрация вела разведки рудных богатств Чечни, предполагая их эксплуатацию в интересах "доходов государственных".cx

В целом, кустарные промыслы и ремесла в Чечне соответствовали уровню своего времени и обеспечивали основные потребности населения. Недостающее, а это были главным образом фабрично-заводские изделия, хлопчатобумажные и шелковые ткани, предметы роскоши, зеркала, проволока, красители, бумага, стекло и металлы, через покупку или обмен приобретали у торгующих купцов и на близлежащих русских и горских посреднических рынках.

К крестьянским промыслам относят "добычу" дикорастущей марены, охоту, рыболовство и пчеловодство (бортничество) в основе которых лежит использование природных даров. Указанные направления имели для своего развития в Чечне благоприятные условия: густые леса и разнотравье, богатые зверем, плодами и ягодами; равнинные реки были богаты красной "царской" рыбой и удобны для организации промысловой ловли сетями и бреднями и т.д.

Согласно данным путешественника 70-х гг. XVIII в. Иоганна Гильденштедта на р. Терек встречались практически все виды каспийских рыб: белуга, осетр, севрюга, стерлядь, лосось, кизлярская сельдь и т.д. Кроме того, здесь и на ее притоках, водились пресноводные виды рыб – щука, сом, усач, окунь, чебак и лещ. Добыча рыбы составляла важную статью в хозяйстве и питании горцев. Добытая рыба распластывалась во всю длину, солилась и высушивалась на воздухе. "В устье Сунжи – отмечает С.М.Броневский – ловят тамошние жители несколько рыбы для собственного своего продовольствия". Есть так же данные XVIII в. о претензиях червленских казаков на "рыбные ловли" на правом берегу Терека и на Сунже где они сталкивались с чеченцами и брагунцами. Немалый интерес представляют также известия о рыболовном промысле чеченцев (включая – ауховцев) в районе острова Чечень на Каспии.cxi

Известным промыслом в Чечне XVI-XVIII вв. являлась и охота. Здесь добывался благородный кавказский олень, горный тур и горные козы, медведи, кабаны, лисицы, зайцы и куницы. Возможно, что еще в XVII в. в затеречных степях водились дикие крупнорогатые животные. Из птиц добывались фазаны, куропатки, перепелки, утки, гуси и т.д. Есть данные о наличии в водах Терека выдр, а в р. Сунже бобров и выдр. В том же XVIII в. часть добытых шкур и пушнина диких животных вывозились в Кизляр и казачьи станицыcxii.

В числе немаловажных промыслов Чечни XVI-XVIII вв. можно указать на бортничество и пчеловодство. Есть немало документальных, нарративных и этнографических данных начиная с XVI в., которые говорят о повсеместном распространении в стране "медвяного промысла" ввиду обилия лугов, лесов, садов с одной стороны и наличии заинтересованного населения с другой стороны. Мед и воск добывались настолько в большом количестве, что шли на русские рынки по Тереку. Домашние пчелы чеченцев содержались в специальных плетенных ульях "на подставках", которые по мере смены сезона трав и цветов перевозились с места на место. Менее значительную роль играло бортничество – охота за медом и воском диких пчел откладываемых в дупла лесных деревьев. Следует отметить, что адаты горцев весьма строго преследовали кражу и разорение ульев.cxiii

Немалая заслуга в распространении в Чечне, начиная с XVI в. маренного промысла сыграли чеченцы-окочане жившие в Терском городе и рано познакомившиеся благодаря русским и персидским купцам с ценностью этого дикорастущего корня.cxiv Данное многолетнее дикорастущее растение давало природный краситель всех видов и оттенков для тканей и ковровой пряжи, не выцветавший ни при каких условиях. Как популярный краситель марена использовалась по всей Азии и Европе. Маренным промыслом в осеннее время занимались жители всех притеречных чеченских и кумыкских селений. Следует отметить, что марена в основном шла на продажу. Ее скупкой занимались на местах и в Кизляре горские, русские, армянские, персидские и индийские купцы.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Дата публикации: 03.01.2014

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

А.Г. Габричевский: жизнь в полоску.

Наша работа посвящена замечательному человеку, который стал нам, по существу, родным, - Александру Георгиевичу Габричевскому (1891-1968). К сожалению, сейчас, в XXI веке, о нём мало кто знает..

Читать

Герои нашей семьи

22 июня 1941года в 4 часа утра без объявления войны Германия напала на нашу Родину. Мои прадеды мирно работали в хозяйстве страны, растили детей. .

Читать

«Краткое пособие по русской истории» В.О. Ключевского для изучения концепции исторического развития в школьных курсах.

В последние годы в историко-образовательной среде отмечается повышенный интерес к историографическому наследию выдающегося русского историка Василия Осиповича Ключевского. Но пока нет специальных работ, посвященных его школьно.

Читать

Они сражались за Родину

Дмитрий Матвеевич родился 2 января 1920 года в многодетной крестьянской семье. Детство совпало с голодными годами. С малых лет Дмитрий Матвеевич любил работать, увлекался спортом. С одиннадцати лет работал в колхозе плугарём, а затем стал трактористом. “Прямо на току, где я работал на тракторе, мне вручили повестку о призыве в ряды Красной Армии, - рассказал ветеран, вспоминая о годах Великой Отечественной войны. - Где бы я ни воевал, я всегда думал о родной стране, о своей деревне, об односельчанах”. Родители не хотели отпускать своего сына на войну, но Дмитрий Матвеевич с гордостью пошёл воевать и защищать родину от захватчиков..

Читать

Исторический опыт в становлении высшего образования Южной Сибири (1939-1991гг.)

Развитие высшей ступени образования Южной Сибири -уникальный и кропотливый процесс, ни один момент из сложной действительности XX не прошел мимо системы высшей школы Хакасии , Республики Тыва или республики Алтай , структура образования формировалась благодаря общим образовательным процессам проходящим в СССР..

Читать

Они живут в моей памяти

Мне очень повезло. Я родился в Крыму, на земле своих предков. У меня есть мама, папа, братик, а ещё две бабушки и два деда. Мы жили с родителями отца одной большой дружной семьёй..

Читать

Доблестные ветераны Великой Отечественной войны

Мы живем в стране, где история любой семьи тесно переплетена с историей Великой Отечественной войны. На протяжении многих веков тянущихся к нашему времени из глубин времён, память донесла до нас имена тех, кто своим бесстрашием, мужеством и беспредельной любовью к своей Отчизне доказал не словом, а делом свою любовь и верность Родине и её народу. Победа в Великой Отечественной войне — подвиг и слава нашего народа. .

Читать

Надежда Алексеевна Литвиненко

Чем больше я встречаюсь с людьми, тем больше удивляюсь тому, как мало мы знаем о своих земляках, соседях по дому, а иногда и по площадке. Встреча с жительницей Сосногорска Надеждой Алексеевной Литвиненко лишний раз убедила меня в этом. Надежда Алексеевна – замечательный человек, всегда готовый прийти на помощь, с не очерствевшей душой, хотя и пережить ей пришлось немало. Она рассказала мне, что помнит из детства и то, о чём узнала уже повзрослев..

Читать

Неизвестные герои

Каждая годовщины дня победы в Великой Отечественной войне ознаменовывается тем, что мы восхищенно вспоминаем и чествуем героические подвиги солдат, партизан, медицинских сестер и других не менее важных участников войны: Александра Маресина, Зою Космодемьянскую, отряд Панфилова – их имена и отважные поступки не забыты. Однако существуют те, которых не просто забыли, но и никогда не помнили. Почему и отчего так происходит, ведь каждый герой неоценимо повлиял на исход войны? Забывая и просто не помня, мы теряем историю, теряем наше достояние, память о героизме. В подтверждении этого можно привести следующие аргументы обосновывающие это..

Читать

Иван Мазепа - гетьман всея Русi

Я не претендую на обладание истиной в последней инстанции и предупреждаю, что Вашему вниманию предлагается не кандидатская монография, а научно-популярное эссе. Уважая мнение каждого, откровенных недоброжелателей хочу попросить: «Опровергать чужую точку зрения следует на «холодную голову», спокойно, без истерического визга и брызганья слюной. А контрдоводы подтверждайте оригинальными материалами, а не пересказами чужих пересказов»!.

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter