↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

... 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7

Глава III. Хозяйственные занятия чеченцев в XVI-XVIII вв. Образование единого хозяйственного пространства // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Территориальное расширение Османского государства в XVXVII вв. превратило Черное море во внутренний водоем империи. На северокавказском и крымском побережье Черного моря турки еще в ХУ в. уничтожили последние укрепления и города генуэзцев, опустошили прибрежные районы Черкесии. Однако экономические и политические обстоятельства потребовали от турок укрепления берегов и налаживания мирных связей с горским населением. Так, на Таманском полуострове османы укрепились в крепостях Темрюк, Кызыл-Таш и Тамань. Последняя превратилась к XVIII в. в торговый город с населением в 6 тыс. человек. Здесь было до 100 лавок.

В начале 20-х гг. XVIII в. султан приказал построить два укрепления на черноморском побережье Северного Кавказа: Суджук-Кале (Цемесская бухта) и Геленджик. В 1781 г. была отстроена заново Анапа, ставшая столицей турецких владений в этом регионе. В 1791 г. здесь, судя по некоторым данным, было несколько тысяч человек гражданского населения и богатые торговые предприятия. Кстати, из-за сложного рельефа морского побережья, Анапа являлась единственным портом, куда по суше подходила колесная дорога из Кабардыcxxv.

Самой важной турецкой крепостью в Восточной Европе с конца XV по конец XVII в. являлся Азов, где также осуществлялась широкая торговля. Следует учитывать, что собственно горские товары с Северного Кавказа шли не только в турецкие крепости, но и на полуостров Крым, на богатейшие рынки Крымского ханства.

По данным французского наблюдателя М. Пейсонеля (50-е гг. XVIII в.) горцы Северного Кавказа, в первую очередь черкесы, завозили на побережье для турецких купцов огромное количество готовых ремесленных изделий, продукцию кустарных промыслов, а также икру, мед, воск, шерсть, шкуры домашних и диких животных. Судя по всему, значительного объема достигала работорговля. Главным торговым местом на Таманском полуострове М. Пейсонель считал г. Копыл в «2 лье от реки Кубани», где насчитывалось 4000 жителей, 2 мечети, 5 караван-сараев и 500 лавок. Сюда турки привозили товары для распространения на всем Северном Кавказеcxxvi. Для горцев Чечни, да и всего Северо-Восточного Кавказа, черноморские пристани, турецкие и крымские города являлись вполне доступными. В 1792 г. чеченец Гасан-Хаджи показал, что он кроме дагестанских и чеченских селений «бывал также на Таманском острове, для торгового промысла» cxxvii.

Некоторое значение для горных чеченцев продолжали сохранять торговые центры в Закавказье – грузинские города Телави (с XVII по XVIII в. был столицей Кахетинского царства) и Тбилиси (столица Картлии и Картло-Кахетинского царства). Город Тбилиси в XVIII в. возродился как торговый и ремесленный центр Закавказья и, более того, здесь к 70-х гг. XVIII в. возникают первые на Кавказе крупные производственные предприятия мануфактурного типа.

К 1769 г. в рамах оказания помощи Картло-Кахетинскому царству, выступившему на стороне России в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. русские военные специалисты, используя труд ингушей и осетин проложили по существу новую дорогу чрез Дарьяльское ущелье по которой мог передвигаться, хотя и с большим трудом, колесный транспорт. По этой дороге в Грузию, были переброшены русские батальоны и одновременно началось движение товаров и купцов из Закавказья на Северный Кавказ и обратно. Грузинское правительство установило льготные пошлины на товары ввозимые этим путем с севера.

Грузинские, и в особенности армянские купцы, жившие в Грузии, Армении и Иране активно проникают на рынки Северного Кавказа, торгуя в Кизляре, Моздоке, в казачьих станицах и горских аулах. Здесь же на Тереке оседают грузинские переселенцыcxxviii.

Российские торговые центры на Северном Кавказе стали по существу складываться с конца XVI в. Значение Терского города, как крупнейшего политического центра и торгового рынка сохранялось на протяжении всего XVII в., а к концу первой четверти XVIII в. данная роль переходит к крепости Святого Креста на Сулаке. Наконец, в 1735 г. учреждается на одном из протоков Терека новая крепость Кизляр, быстро превратившаяся в важный торговый и винодельческий центр не только Северного Кавказа, но и Юга России привлекавший, кстати, тысячи северокавказских горцев на сезонные работы. В 1762 г. строится крепость Моздок, в 70-х гг. XVIII в. еще целый ряд укрепленных пунктов на всем протяжении пограничной линии от Каспия до Азова и Черного моря. В 1784 г. русские укрепления шагнули вглубь горских земель – у начала Военно-Грузинской дороги сооружается крепость с символическим названием Владикавказcxxix.

Учреждение в ХVI в. Терского города, наряду с ростом торгового значения Астрахани, имело значение не только в плане развития русско-кавказских связей но и всего Волжско-Каспийского торгового пути, что не осталось не отмеченным не только московским, но и европейским купечеством. Через Астрахань и Терский город в Персию устремляются сухопутным и морским путем посольства и купцы европейских стран. Во второй половине XVII в. остро встала проблема транзита иранского шелка в Западную Европу через Северный Кавказ и Россию: она была решена на основе соглашений Ирана и восточных купеческих компаний с русским царем Алексеем Михайловичемcxxx.

Указанному соглашению от 1667 г. предшествовала «торговая» война между Ираном и Россией перешедшая в серьезные боевые действия на Тереке и Сунже. Так сложилось, что в 40-50-х гг. XVII в. большие объемы иранского шелка потекли в Европу сухопутным путем через Дагестан, Чечню, Кабарду и Черкесию по северокавказской торговой дороге к Черному морю, что лишало возможности Россию получать пошлины, да и участвовать в шелковой торговле непосредственно. С целью воспрепятствовать транзиту иранского шелка через горские земли, царские власти восстановили в июне 1651г. Сунженский острог на важнейшем «перевозе» через Сунжу позволявшем контролировать и терские броды. Еще ранее терско-гребенские казаки открыли массированные грабежи торговых караванов, что вызвало серьезные протесты дагестанских феодалов и иранских властей, получавших большие доходы за счет охраны караванов с шелком.

Боевые действия с привлечением тысяч «ратных» людей из североиранских (азербайджанских) ханств, Тарковского шамхальства,Эндерейского владения и из чеченских «землиц» (Мичкизы и Шибуты) прошли в 1651-1653 гг. и закончились своеобразным компромиссом: торговая дорога была открыта, казаки «воздержаны» от набегов, а Сунженский острог срыт. Но, вместе с тем, подданные иранского шаха - армянские купцы Джульфинской торговой компании, открыли в Москве переговоры о направлении шелкового транзита в Европу через Россию по Волжско-Каспийскому путиcxxxi.

Торговые и ремесленные центры собственно Чечни в XVIIXVIII вв. не столь известны в источниках, поскольку они не играли региональной роли. На роль региональных торговых центров рано стали претендовать такие крупные селения Северного Дагестана как Эндерей, Аксай и Тарки. Последний в ряде материалов определяется как город. Роль северокавказских региональных торговых центров брали на себя и русские города-крепости на Сунже, Тереке и Сулаке: Сунженский острог (1567, 1651 гг.), Терская крепость (Терки, Тюменский городок, 1589 г.), крепость Святого Креста (1723 г.), Кизляр (1735г.), Моздок (1762 г.) и другие. На ярмарки и постоянные базары в указанных крепостях съезжались русские, горские, иранские, армянские, индийские и среднеазиатские купцы. Довольно рано, с XVI в., важную торгово-посредническую роль во взаимоотношениях русского государства с Кавказом стала играть Астраханьcxxxii.

Вместе с тем, целый ряд аулов Чечни, особенно предгорной и равнинной зоны, брали на себя роль торговых и посреднических центров районного масштаба. Если в XVI в. документы дают нам известные данные об «Окоцой землице», являвшейся феодальным владением, - «юртом» мурз Ишеримовых, с главным селением «Старый Окох» (Ширч-аух), то в XVII в. можно судить о таких ведущих «землицах» Чечни как и Мичкизская земля», «Шубуты» и «Мереджинцы». К середине – второй половине XVII в. на Чеченской равнине быстро растут хлебопроизводящие аулы и общества: Чечен-Аул, Брагуны, Атаги, и Гехи, служившие средоточием товарообмена между горами и плоскостью, между Чечней и Дагестаном, между русской пограничной линией и всей остальной Чечней. В XVIII в. на территории Чечни согласно документам известными аулами, где проходили базары и осуществлялся широкий товарообмен были: Чечен-аул, Брагуны, Старый Юрт (Девлет-Гирей-аул), Гудермес, Дарго, Шатой, Даттых, и др. Так, в 70-х гг. XVIII в. о Брагунах были оставлены данные о том, что "поселяне суть хорошие сельские хозяева" имеющие племенных лошадей, богатые сады и виноградные плантации, а так же, что здесь "по причине торга" постоянно проживает 10-12 армянских торговцев.cxxxiii

Материалы конца XVIII - начала XIX в. говорят и о вовлечении в торговлю и самых западных нахов-чеченцев. Так, карабулаки "изобиловали" продукцией скотоводства, земледелия и пчеловодства настолько, что имели "в том свою промышленность продавая хлеб, мед, скот и масло в довольном количестве,…".cxxxiv

Отдельно следует остановиться на вопросе торгово-экономического значения для Чечни ремесленных и торговых центров Терско-Сулакского междуречья и Прикаспия – кумыкских поселений Тарки, Аксай и Эндерей (два последних имели кстати и известную долю чеченского населения).

Тарки в XVIXVIII вв. получал товары через купцов из Ирана, России и Закавказья морским и сухопутным путем. Сюда идут с запада сухопутным путем товары из Турции, Крыма, Черкессии и из ногайских улусов расположенных за Тереком. Став в XVI – 40-х гг. XVII в. столицей Кази-Кумухского (Тарковского) шамхальства селение Тарки постепенно превращается в средневековый восточный город с цитаделью и ремесленно-торговым посадом. Вскоре сюда начинают поступать из Астрахани, помимо русских, также и европейские товары, например английские и немецкие сукна. Население Тарков по мнению отдельных авторов выросло к XVIII в. до 8 тыс. человек и здесь насчитывалось до 1500 домовcxxxv.

Ближе к собственно горскому хозяйственному миру стоял знаменитый Эндерей – торговый и духовный центр не только Кумыкии, но и всей предгорно-равнинной части Северо-Восточного Кавказа. Здесь происходили еженедельные пятничные базары, куда поступали товары из Нагорного Дагестана, Чечни, Кабарды, казачьих станиц и царских крепостей. Сюда гнали лошадей из дальних черкесских и ногайских аулов, ехали купцы из Стамбула и Крыма. Восточные купцы приезжали сюда зачастую за живым товаром; на местном работорговом рынке - «Ясыр-базар» - продавали пленников из Закавказья, Средней Азии и Персии. Скрытно продавали и похищенных детей из горских ауловcxxxvi.

В XVIII в. растет ремесленное значение Эндерея, здесь складываются некие цеховые начала и, как во всем Дагестане, зарождается примитивная форма мануфактуры – «рассеянная», когда скажем, производство того же кинжала распадается на ряд операций – один мастер выковывает клинок, второй делает ножны, третий работает по серебряному прибору кинжала и т.д. Отметим, что по свидетельству очевидца в первой четверти XIX в. в Эндерее проживало около «двадцати тысяч мусульман и евреев» усердно трудившихся в своих «мастерских». Более ранние данные говорят, что в Эндерее насчитывается до 3000 домов, а другие всего 1500cxxxvii.

«Деревня сия (Эндерей – Я.А.) есть всему кавказскому народу воротами ведущими на плоскость» – утверждал комендант Кизляра конца XVIII в. А.И.Ахвердов, упоминая в числе этих кавказских народов и чеченцевcxxxviii. Данная характеристика была относима и к другому кумыкскому селению – Аксай, стоявшему на границе кумыкских и чеченских земель.

Селение Аксай, к началу XVIII в. ставшее главным населенным пунктом Аксайского княжества, устраивало еженедельные базары, на которых происходил широкий товарообмен горскими товарами. В отличие от Эндерея здесь существовал и большой конский рынок. В Аксае также встречались купцы из разных странcxxxix.

Как к ближайшему торговому центру на горской земле в Аксай приезжали для покупки съестных запасов жители русских Терков, а позже и Кизляра. По данным начала XIX в. численность домов доходила до 800cxl.

Русские наблюдатели отмечают, что: «Производимый в оном торг привлекает туда много соседственных чеченцов…» В 1818г. генерал А.П. Ермолов подытожил значение Аксая и Эндерея в региональной хозяйственной системе, отметив, что эндереевцы и аксаевцы «удерживают с чеченцами связи для выгод торговли»cxli.

Посредническая роль кумыкских центров в экономической системе местного горского мира в XVIII в. усиливалась их связями, как близким Кизляром, так и далеко отстоящим от Терека и Сулака приморским городом Дербентом. Пользуясь, как иранский порт, свободным поступлением разнообразных персидских товаров и производя шелковые и хлопчатобумажные ткани «на своих фабриках», Дербент вел торговлю не только с Астраханью и Кизляром, но и, что важно, «с пограничными кумыцкими деревнями: Андреевскою, Аксаевскою, Костековскою…». Более того, дербентское купечество держало в своих руках торговлю таким важным товаром как марена, приобретаемой на Тереке и Сулаке, часть ее продавали и в Астрахани.cxlii

Во второй половине XVIII в. русские власти освободили от таможенных пошлин на «непеределанную» продукцию подданных кабардинских и кумыкских князей, сохранив в то же время пошлины как инструмент давления в отношении жителей чеченских селений. Это обстоятельство еще раз усилило посредническую роль таких селений как Эндерей, Аксай, Тарки и Брагуны, в торговле с Чечней и вызвало миграционную подвижку чеченцев на Кумыкскую плоскость. Так, в том же Аксае жители Чечни меняли свои товары: сыромятные кожи, меха, воск, мед, скот, войлоки на порох, свинец, огнестрельное оружие, чугунные котлы, холст и фабричные ткани, вывоз которых в Чечню без пошлин в Кизляре был невозможенcxliii.

Таковы были основные торговые центры и пути сообщения на Северном Кавказе в XVIXVIII вв., которые оказывали самое непосредственное воздействие на развитие торговли собственно в Чечне. Но двигателем внутренней торговли зачастую является внешняя торговля, которая в нашем крае рано стала ориентироваться на Россию.

Первые данные о торговых связях населения чеченских обществ и владений с Россией относятся к 1605г. и связаны с закупкой панцирных доспехов в Москве посольством Ших-мурзы Окуцкого во главе с его племянником мурзой Батаем Шихмурзиным: «Вели, государь, мне, холопу своему купити про свой обиход панцырей, и шеломов, и шапок железных и наручей на себя и свои люди на пятнадцать человек…». Эти и другие ранние данные о русско-чеченских торговых контактах были проанализированы Т.С.Магомадовойcxliv.

Те же служилые ауховцы-окочане (жившие в Терской крепости с 1596 г.) и гребенские казаки часто ездили по поручениям терских царских воевод в различные нахские общества (преследуя при этом и торговые цели): «и в Окоцкую, и в Мичкискую, и в Шибутцкую, и в Мерезинскую, и в Отчанскую, и в Колканскую, и в Мулкинскую … землю»cxlv. Так в 1629 г. терский конный стрелец Девятко Савельев рассказал: «Езживал он де с Терка… в горы и в горах… в Колканех да в Мылкыцех свинец покупывал и на Терек приваживал, …»

Однако наиболее полные и развернутые данные о роли и месте чеченцев-окочан в развитии русско-горской торговли дают документальные данные XVII в. выявленные в свое время Т.А. Исаевой. В ее статье на эту тему соответствующие документы были развернуто проанализированыcxlvi. Историк Ш.Б.Ахмадов в свою очередь выявил новые материалы Астраханской таможни о торговле окочан-чеченцев в первой четверти XVIII в.cxlvii

Выявляется, что чеченцы жившие как в Терском городе, так и в Окочанской слободе под Терками занимались торговой деятельностью вывозя местные горские товары в Астрахань (и даже в Москву), а из Астрахани ввозя на Терек русские изделия для продажи. Так, в 1672 г. из Астрахани был отпущен в Терки морем терский окочанин Яктуначку Кумыков с тремя работными людьми и с товаром – мука ржаная, котлы медные, сукно и «коробки», скорее всего ларцы. В следующем, 1673 г. зафиксирован приезд в Астрахань из Дербента окочанина Ялбечка с восточными тканями и сафьяном. В 1675 г. служилый окочанин Конейко Аллабердеев вывез морем из Астрахани в Терки – 50 коробок «красных», 10 ларцев, 4 медных котла, 20 чашек, 8 зеркал, 5 мешков проса и т.д.; в 1676 г. несколько окочан вывозят из Астрахани в Терки 400 пудов соли, а окочанин Энбулатка Эльмурзин «в своем стружку с товаром» везет из Астрахани муку, коробки, ларцы, зеркала, 2 тыс. иголок, 60 ножниц, 2 пуда котловой меди, ткани и т.д.cxlviii

Естественно, что такие партии товаров служилые окочане, пользовавшиеся как русские подданные значительными льготами в торговле, ввозили на Терек отнюдь не для личного пользования. Более того, известно, что в терских слободах для приезжих «из-за границы» горцев служилыми окочанами устраивались «самочинные торги» где эти и подобные товары реализовывались без уплаты вывозных пошлин. В начале XVIII в. «окочанская торговля» товарами русского производства продолжает развиваться. Но при этом присутствует и вывоз в Астрахань товаров восточного (главным образом ткани) и местного производства: меха, бурки, шкуры, пряжа и др. Терские окочане ездят и в горские аулы, чаще на базары Аксая «для покупки припасов», но при этом им приходится при возвращении платить пошлины. Ездили они и в чеченские аулы, в частности в 1708 г. отмечен некий уздень Лаузан с «двумя товарищами-окочанами», находившихся в Чечен-Ауле для продажи рыбыcxlix.

В 1718 г. окочанин Кирей Соломонов привозит в Терки морем 800 аршин простого холста и 300 аршин «холста ровного», меха заячьи, зеркала, удила, ножницы и т.д. И наоборот: приехавший из Терков в Астрахань окочанин Богамет Алеев «явил товара 120 бурок черкасских (горских. - Я.А.)», другой окочанин в том же году привез в Астрахань «45 сукон черкасских плохих, 20 бурок черкасских»cl.

Торгово-посредническая роль собственно терских (впоследствии кизлярских) окочан-чеченцев в развитии внешней торговли Чечни и, в целом, в развитии русско-чеченской торговли, была значительной. Надо отметить, что данная высокая роль проявилась и в установлении в 1747-1748 гг. правления сына генерал-майора русской службы Эльмурзы Бековича-Черкасского – ротмистра Девлет-Гирея в чеченских селениях Герменчик и Шали. Это было не случайно. Дело в том, что начиная с первой трети XVII в. окочане выступали аталыками (воспитателями) наследников служилых кабардинских князей, возглавлявших иррегулярные военные силы России на Терекеcli. Воспитанники перенимали язык и культуру своих приемных родителей, в данном случае чеченцев.

Герменчиковцы и шалинцы, следом «чебутлинцы», мотивировали свое намерение быть в «ведомстве» Девлет-Гирея желанием «дабы им с купечеством в город Кизляр, в казацкие гребенские городки тако в Андреевскую, Аксайскую и протчие деревни ездить под защищением было свободно». В свою очередь, в октябре 1747 г. властям Кизляра предписывалось допустить свободный пропуск по требованию Девлет-Гирея «быков, коров и рыбы» для его «подвластных» через заставыclii.

В 1751-1754 гг. князь Девлет-Гирей из-за недовольства «подвластных» оставив Герменчик, переселился под покровительство русских властей на северный склон Терского хребта напротив Червленской станицы. Сюда подселились кроме его крепостных, уздени из числа окочан и герменчиковцев, а позже ремесленники- армяне и другие. Новый аул - Девлет-Гирей-аул (Старый Юрт) быстро занял важное место в русско-горской торговле и в ремесленном производстве (к примеру, в производстве бурок)cliii.

Довольно рано девлетгиреевцы включились в посреднические торговые операции на Северном Кавказе. В марте 1763 г. в донесении ротмистра Ступишина отмечалось, что они перегнали за Терек 1,5 тыс. лошадей для продажи в Персию: «только свои ль или в препровождении» о том осталось для властей неизвестнымcliv.

Развитие русско-чеченской торговли в XVIII в. еще недостаточно исследованно в исторической науке. Неизвестны, к примеру масштабы прямой горско-казачьей торговли, характеризуемой царскими властями «контрабандной». Между тем, в 1753 г. группа чеченских старшин написала в адрес кизлярского коменданта, запрещавшего поездки чеченцев в казачьи селения: «[мы] всегда ездили в казачьи городки для торгу, и во оных казачьих городках мы покупали рыбу и тем детей своих кормили». В 1765 г. один из чеченских князей (Алисултан Казбулатов) просит разрешения «подвластных своих до 100 ароб отправить в казачьи городки… (для приобретения – Я.А.) рыбы, и соли и протчие», под собственным сопровождением.clv

Несмотря на заставы и форпосты, горцы и казаки продолжали беспошлинную торговлю. Так, в 1760г. гребенской атаман И. Иванов жаловался начальству, что некий поручик «Новоглатковского форпоста» разрешает казакам и торгующим «из азиатского народа» свободный обмен лошадей, скота и прочего за взятки. Нужда гребенских казаков в торговле с чеченцами была большой, так в документах 70-х гг. XVIII в. отмечено: "с татарами торг имеют не на деньги но меною, берут у них кафтаны, шапки, колеса…".clvi.

Терско-гребенские казаки добивались устранения запретов и пошлин на их торговлю с горцами и официальным путем: в 1771 г. казачье войско подало прошение Российскому Сенату о снятии пошлин на аробные колеса ввозимые из Чечни. Ходатайство было Сенатом отклонено, чтобы не «подавать способ к уменьшению пошлинного сбора»clvii.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Дата публикации: 03.01.2014

2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Память - храним

Вторая Мировая война обрушилась на нашу страну как лавина, как смерч, осенью 1939 года. За шесть лет она сломала миллионы судеб, перемолола в своих жерновах жизни ни в чём не повинных людей…. Семьдесят лет на нашу дальневосточную землю приходит цветущая, соловьиная, мирная весна. И чем дальше уходят от нас грозные военные годы, тем ближе сердцу величие народного подвига, тем более масштабным представляется значение Победы над фашизмом..

Читать

П.А. Столыпин

Два года назад в нашей стране состоялся телепроект «Имя России». Перед гражданами был поставлен вопрос о том, кто является лучшим деятелем России за всю её историю..

Читать

Проблематика рационализация власти в концепциях М.Вебера и М.М.Сперанского

Одними из основных задач исторической и социологической науки, является изучение исторически важных аспектов истории, а так же возможное прогнозирование, чтобы избежать ошибок прошлого. Поэтому я рассматриваю в своей статье не только исторические, но и многие социологические моменты, которые нельзя не учитывать. Вопросы бюрократии привлекают к себе внимание многих ученных, совершенно разных идейных и политических ориентаций..

Читать

Доброе имя - лучшее богатство!

Семьдесят лет прошло со дня окончания Великой Отечественной войны. Уходят от нас люди, видевшие страшное лицо войны. А мы можем узнать о тех событиях только из рассказов ветеранов, близких и родных, из книг, художественных фильмов. Мы не должны забыть этот страшный урок истории. .

Читать

«Мой город сегодня и вчера»

Мы с родителями часто гуляем в центре нашего города. Больше всего мне нравится бывать в районе Детского парка, летом очень красиво на улице Ленина. Я люблю пройтись по подвесному мосту через Орлик, поглядеть на уток, теснящихся здесь в огромном количестве чтобы полакомиться кусочками хлеба, которые бросают с моста прохожие. Люблю остановиться у места, где Орлик впадает в Оку, известного всем орловчанам как Стрелка, полюбоваться видами города. Ведь именно на этом месте еще в 1566 году по приказу царя Ивана Грозного начали строить деревянную крепость, которая должна была помешать непрошеным гостям из южных степей нападать на Московское государство. И хотя поселения существовали здесь и раньше, именно со дня основания крепости начинается история города на реке Орел (старое название Орлика)..

Читать

Дети войны

Битва за Воронеж продолжалась 212 дней и по своему кровопролитию и продолжительности является одним из крупнейших сражений во Второй Мировой Войне..

Читать

Удивительные люди Приморья

Мы с мамой смотрели её фотоальбом, детские и школьные фотографии. Вдруг на пол упала заметка (небольшая вырезка) с районной газеты «Трудовая слава». Фотоэтюд В. Пак, посвящен Международному дню защиты детей, на фотографии с газеты на меня смотрит моя мама. Она еще ребенок, ей не больше 5 лет, сидит на детском аттракционе «Олене» и крепко держит олененка за рога..

Читать

Его имя помнит народ

Б. Мишин собирался стать химиком, поэтому после окончания школы он сразу поступил в Чебоксарский химико - механический техникум. Учился старательно, к будущей профессии готовился основательно. Семь благодарностей было объявлено ему за годы учебы в техникуме, вручен знак ЦК ВЛКСМ « Золотые руки»..

Читать

Первый Кубанский («Ледяной») поход Добровольческой армии (февраль – март, 1918 г.)

Одной из героических, но трагичных страниц в истории России стал знаменитый первый Кубанский («Ледяной») поход Добровольческой армии от Ростова-на-Дону до Екатеринодара, который начался 22 февраля 1918 года. Основной целью похода было соединение Добровольческой армии с кубанскими белыми отрядами, которые, как выяснилось уже после начала похода, оставили Екатеринодар..

Читать

История Республики Саха(Якутия)

В своей работе я рассматриваю положение Якутии и народов, ее населявших, во все времена. Эта тема является недостаточно изученной, поэтому можно встретить различные мнения по поводу происхождения первых поселенцев Якутии и причин, по которым было выбрано это место. Работа является своеобразным обоснованием всех фактов, известных на сегодняшний момент о Якутии и народах саха. Безусловно, она важна как для научного сообщества, так и для заинтересованных людей, может быть развита дальше и использоваться в качестве первого шага для дальнейшего изучения. .

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter