↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

Названы главные мифы Второй мировой войны
........................
В Иерусалиме нашли лампу в виде человеческой головы
........................
В Африке нашли самое древнее захоронение Homo Sapiens
........................
В мексиканской пещере нашли десятки отпечатков детских ладоней
........................
Поисковики нашли почти 400 красноармейцев подо Ржевом
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ... >|

Глава IV. Историческая география и политическая карта Чечни // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Ахмадов Явус Зайндиевич, д.и.н., профессор

§ 1. Место Чечни в северокавказском регионе

 

В течение исследуемого времени Северный Кавказ представлял собой весьма сложный, в национальном, политическом и религиозном отношении регион. Многочисленные народы края различались, хотя и не стадиально, в своем социально-экономическом положении и в культурно-общественном развитии.

Мир горских народов Северного Кавказа в XVIXVIII вв. складывался из представителей четырех языковых групп – абхазо-адыгской, нахо-дагестанской, тюркской и иранской.

Представители адыгских этнических групп населяли с древности Северо-Западный Кавказ и приморские районы Черного и Азовского морей до течения р. Лаба на северо-востоке. При этом преимущественно равнинная территория от верхней части бассейна рр. Кубань и Кума на западе, до левого берега р. Сунжи на востоке, была освоена восточными адыгами (позднее сложившимися в кабардинский этнос) сравнительно поздно: к ХУ-ХУ1 вв. Родственная адыгам абазинская народность располагалась в горных верховьях рр.Баксана, Урупа, Лабы и Зеленчука.

Примерная численность адыгских народов в XVIII в. составляла: западные адыги (абадзехи, бесленеевцы, бжедуги, жанеевцы, шапсуги и др.) – в пределах 235 – 400 тыс. человек, кабардинцы - 200-250 тысяч, а абазины до 10-12 тысяч.

В нагорной части территории Северо-Западного и Центрального Кавказа жили носители тюркского языка – близкородственные карачаевцы и балкарцы. Они занимали ущелья верховьев рек Большой и Малой Лабы, Кумы, Баксана, Чегема и Урвани. Западнее балкарцев, начиная от течения р. Урух и до бассейна верхнего течения Терека в ущельях гор образованных притоками Терека – Урух, Урсдон, Ардон, Фиагдон и Гизельдон проживали ираноязычные осетины. Часть осетин находилась на южных склонах Главного Кавказского хребта в Грузии.

По разным данным число карачаевцев и балкарцев доходило до 20 тыс., а осетин до 35 тыс.i

От Дарьялского ущелья на западе до Андийского хребта и бассейна р. Аксай-Акташ на востоке, между Кавказским хребтом на юге и нижним течением Терека на севере расселялись нахи - предки чеченцев и ингушей. В пределах указанной территории в течение XVIXVIII вв. из подавляющей части нахских обществ сложился чеченский этнос, а в Х1Х в. из нескольких западных обществ и ингушская народность. Численность чеченцев по данным конца XVIII в. колебалась в пределах 150-180 тыс., а ингушей 12-15 тысяч ( встречаются и цифры 20-25 тыс.)ii.

В XVIII в. стала было выделяться еще одна нахская чеченская группа– арштхойцы (орстхойцы) – более известные в литературе как карабулаки. Их аулы и общества располагались по рр.Ассе, Фортанге и Сунже. Численность карабулаков определялась в источниках в пределах 6-8 тыс. человек. Однако, этногенез карабулаков в связи с принятием ими ислама в конце XVIII – начале Х1Х в. оказался окончательно слит с этногенезом собственно чеченцев.

Еще одна, весьма древняя, нахская народность – бацой (туш-бацой), территориально располагалась в Закавказье на межгорье между Боковоым (Тушетским) и Главным Кавказским хребтами в границах Грузии. Численность бацбийцев в изучаемое время не превышала несколько тысяч человек.

Восточнее и юго-восточнее нахских земель, на пространстве от вершин Андийского и Снежного хребтов на западе до берегов Каспийского моря на востоке, от течения Сулака на севере до р. Самур на юге простирался Дагестан, где проживали по разным оценкам от 30 до 40 народов, народностей и этнических групп. Их общая численность в XVIII в. колебалась в пределах 450-500 тысiii. Это были, в первую очередь, народы нахо-дагестанской языковой группы: аварцы, андоцезы, даргинцы, лакцы, лезгины и табасаранцы. На тюркских языках здесь говорили кумыки, ногайцы и азербайджанцы, на иранском языке – горские евреи (таты).

Уже в конце XVI в. на Тереке появляются первые группы восточнославянского (русского) населения; в XVIII в. численность Терско-Гребенского казачьего войска доходила до 500 чел. «служащих» и до 500 «запасных» мужчин. Тогда же, на русском «фронтире» по Тереку - в станицах, крепостях и поселениях - появляются армяне, грузины переселившиеся из Закавказья и, немалые группы горцев бежавшие по разным причинам из своих родных ауловiv.

Политическое и общественное устройство горских народов Северного Кавказа в XVI-XVIII вв. характеризовалось большим разнообразием: от независимых крестьянских «вольных» обществ – своеобразных «республик» и «федераций», до феодального типа владений и раннефеодальных государств с относительно сложной социальной иерархией. Однако и для феодальных владений и для вольных обществ Северного Кавказа базисным являлось наличие территориальной крестьянской общины функционирующей на основе обычного права.

Отдельные территориальные общины, союзы обществ и их федерации в рассматриваемый период могли быть совершенно независимыми и экстерриториальными. Горские селения и их союзы могли иметь выборную систему управления демократического типа, но могли так же возглавляться патрицианской группой, религиозными авторитетами, либо титулованными аристократами приглашенными на «княжение» со стороны. Они также могли входить в союз с горскими князьями, а то и в состав феодальных образований с сохранением внутренней автономии, и т.д.

Территория Чечни и западнонахских обществ граничила в XVIXVIII вв. практически со всеми типами общественного и государственного устройства того времени на Кавказе: это грузинская монархия на юге, русский царизм и кочевые ногайские и калмыцкие улусы (с ханским правлением) на севере, феодальные государства, владения и вольные общества Дагестана на востоке, кабардинские "классические" княжеские уделы и осетинские ущельные общества с патрицианской формой правления на западе.

Становление политико-административной системы Чечни в XVIXVIII вв. происходило при наличии таких факторов, как: совпадение процесса становления нации с укреплением монотеистической религии, усложнение социальной структуры общества в связи с поступательным развитием страны, наличие общих особенностей и специфичных форм социально-политической организации. Особенности были вызваны историческими, географическими и природно-климатическими условиями существования тех или иных территориальных групп населения.

Лингвистическая карта нахского сегмента на Северном Кавказе в какой-то мере совпадала с территориально-политическим делением. По крайней мере, начиная с XVI в. мы имеем в Чечне устойчивые диалекты дожившие до XX в. Считая с запада на восток они расположены в следующем порядке: джейрахский/фяппинский диалект (общества Охкарохи, Джейрах, Мецхал), г1алг1айский (общества Галгай, Ангушт, Чулхой и Цори,)v, галанчожский (общества Акки, Цечой, Мержой, Галай, Нашхой, Кей, Пешхой, Ялхорой, Арштхой и Галашки). В галанчожском диалекте некоторые исследователи выделяют карабулакский (арштхойский) говор и ламаккинский говор.

Малхинский/малхистинский диалект (общество Мялхиста/Малхиста) относимый в некоторых исследованиях к говору галанчожского диалекта, также как и майстинский диалект (общество Майсты/Митхо), были распространены в юго-западных районах Горной Чечни, в верховьях р.Чанты-Аргун и его притоков.

Восточнее носителей малхинского и майстинского диалектов, в верховьях Чанты-Аргуна и его притоков, располагались многочисленные аулы носителей итумкалинского диалекта (общества Терлой, Мулкой, Чанти, Хильдехарой, Шатой и др.) с такими говорами как: терлоевский, чантинский, хилдехароевский и основной - шатоевский.

Южнее и восточнее указанного выше района в верховьях Шаро-Аргуна и его притоков был распространен шароевский диалект (головное общество Шара и более малые объединения – Цеса, Хима, Хакмада, Кенхи и др.).

От правого берега Шаро-Аргуна до вершин Андйского хребта располагались аулы носителей чеберлоевского диалекта с наличием макажойского, нижнечеберлоевского (нижалойского) говоров, а также и дайского говора на одном участке левобережья указанной реки.

Подавляющую часть Восточной Чечни, занимали носители нахчмахкоевского диалекта – их аулы располагались в бассейнах рр.Басс, Элистанжи, Харачой, Хумык, Гумс, Гансол, Мичик, Аксай, Ямансу, Ярыксу (общества Нахч-Мохк, Мичиг и Качкалык).

На основе нахчмахкоевского диалекта, начиная с середины XVII в. складывается плоскостной диалект чеченского языка, который в XVIII в. распространился на всю Чеченскую, Надтеречную и Качкалыковскую равнины. Позднее на его основе сложился чеченский литературный язык.

В верхней части Кумыкской плоскости примыкавшей к нахчмахкоевским землям, по крайней мере с XVI в. господствовал аккинский (ауховский) диалект с собственно аккинским и пхарчоевским говорами (на территории «Окоцкого» феодального владения, позже «вольного» общества Аух). Судя по всему, большая группа носителей аккинского говора галанчожского диалекта и, отчасти выходцев из Чеберлоя и Шароя, мигрировав в средние века на Кумыкскую плоскость из родных обществ, вобрала в себя наречия местных «коренных» нахов говоривших на нахчмахкоевском диалектеvi.

На протяжении XVIXVIII вв. в связи с историческими событиями и миграционными процессами, связанными главным образом с возвращением нахов на плоскость, носители самых крупных диалектов – нахчмахкоевского и итумкалинского (в лице носителей шатоевского говора) первыми освоили плоскостные районы по Сунже и Тереку.

Следует отметить, что нахские диалекты были чрезвычайно близки. Выдающийся кавказовед барон П.К.Услар в середине XIX в. отметил: «чеченский язык представляет замечательный характер единства; уроженцы двух противоположных концов Чечни без затруднения могут разговаривать друг с другом, за исключением джераховцев, которые говорят весьма измененным наречием»vii.

Некоторые исследователи полагают, что чеберлоевский диалект сохранил более древние формы чеченского языка, нежели чем другие диалекты. В этом отношении язык нахов-бацбийцев (туш-бацой), известных уже в русских источниках XVI – XVII вв., так же отличается наличием архаических формviii.

Однако бацбийцы задолго до исследуемого периода вошли в пределы грузинской государственности и культуры, в силу возможно и своей географической отдаленности от основного нахского этномассива. Они рано утратили языковые связи с прародиной.

Нахские (чеченские, ингушские и бацбийские) языки и их диалекты являлись разновидностью одного и того же языка-основы, который в ходе развития во времени и пространстве в той или иной мере видоизменялся. Вместе с тем, основная лексика, названия орудий труда, мер веса, длины и производственная терминология и другие показатели во всех нахских диалектах оставались практически идентичными, что конечно говорит о распаде единого исходного языка (сформировавшегося, безусловно, на равнине) на диалекты и говоры в относительно недалеком историческом прошлом.

Переходя к вопросу о политическом устроении исторической Чечни в XVI – XVIII вв. мы, в связи с существующим делением Чечни и Ингушетии, опускаем описание нескольких западно-нахских обществ (вошедших позже в состав исторической Ингушетии) за одним исключением. Существует неясность относительно Ларса – феодального владения Салтан-мурзы располагавшегося в XVI в. на левом берегу Терека в северной оконечности Дарьяльского ущелья.

Салтан-мурза, называвший себя «братом» Ших-мурзы, исчезает из сферы внимания документов еще до гибели последнего в 1596 г. Известно, что Салтан-мурза полностью разделял политические позиции Ших-мурзы: хочу «служить» русскому царю как «государю служил мой брат Ших-мурза Окутцой…» заявлял он. Если предположить, что в данном случае речь идет не о «социальном» или несомненном этническом братстве, то легко допустить, что феодальная фамилия Ших-мурзы пыталась взять под контроль нахские территории и стратегически важные пути передвижения от Ауха и русских крепостей на Тереке до Дарьяла и Грузии путем создания своих селений. Существуют и некоторые этногенетические предания, которые говорят об ингушских или чеченских корнях осетинизированной к ХУШ в. феодальной фамилии из Ларса – Дударовы. Согласно им «Дудар» был родом из Чечни, выходец из селения Кий/Кей или Аьккхи (из фамилии «Акиевых») переселившихся в Дарьяльское ущельеix.

Описание этнополитического и административного устроения Чечни в XVIXVIII вв. необходимо начать с ее горной части. При рассмотрении орографии Горной Чечни выявляется, что здесь существуют три протяженные в зональном направлении с запада на восток, горные системы, являющиеся и водораздельными. Они делили названный район на 3 части, которые мы условно обозначили следующим образом:

-  высокогорная: между вершинами Бокового хребта (от 3,0 до 4,5 тыс. м над уровнем моря) – ответвлением Главного Кавказского хребта на юге (поделенного на Тушинский и Снеговой хребты) и Скалистым (на отдельных участках называемого Цорей-лам, Юкер-лам, Хачарой-дук) водораздельным хребтом на севере, протянувшемся по территории Чечни с запада на восток от горы Хахалги (3031 м.) и до горы Кири-лам (2803 м.) по другим данным, еще далее на восток;

-  среднегорная: между отрогами Скалистого хребта на юге и Пастбищным хребтом на севере (средняя высота 2,6 – 1,8 тыс.м.);

-  низкогорная: между Пастбищным хребтом на юге и Черными (Лесными) горами на севере (1,1– 0,6 тыс.м.).

Следует отметить, что практически все указанные хребты (кроме Бокового) были изрезаны широкими и узкими ущельями пробитыми реками текущими с юга на север страны и впадающими в Сунжу и Терек.

Далее на север, вдоль подошвы Черных гор, тянулась широкой полосой Чеченская равнина, ограниченная течением р. Сунжи и Терско-Сунженским хребтом. В свою очередь между северным пологим скатом указанного хребта и полноводным течением Терека шла узкая Надтеречная равнина. За Тереком тянулась на сотни километров т.н. Бурунная степь. Прямое заселение указанной территории в новое время прозошло в ХУП-ХУШ вв. в отличие от горных районов где картина размещения поселений и обществ оставалась статичной в течение многих веков.

 

§ 2. Высокогорная часть края: от Малхисты до Кенхи

В высокогорной части Чечни по течению двух крупных рек – Чанты- Аргуна и Шаро-Аргуна не позже эпохи бронзы в результате расселения нахских племен возникли по ущельям, притокам рек, горным плато и котловинам множество поселений: аулов, хуторов–усадеб и каменных однодворных башенных комплексов, которые существовали и в исследуемое время.

Общей особенностью для горных поселений Чечни являлось то обстоятельство, что каждое горное общество занимало в своем ущелье - "ч1ож" три геоморфологические ниши – узкая речная долина, окружающая котловина и нагорные плато предполагавшие хозяйственную специализацию в рамках полеводства и скотоводства (реже садоводства). Другая особенность состоит в том, что в ущельных ареалах складываются изолированные и самодостаточные аграрные хозяйственные комплексы.

Первое аульное объединение - «вольное» общество с которого мы начинаем рассмотрение темы это Малхиста расположенное на самой юго-западной оконечности Горной Чечни.

Малхиста/Малхйисте. В буквальном переводе «Малхйисте» означает «Солнечная сторона». Общество занимало горную котловину на левом, северном берегу Шаро-Аргуна (Малхистинское ущелье) в его верхнем течении и, граничило на западе (через хребет Веги-Лам) с нахским обществом Цори, на юге с Хевсуретией (общество Шатили), на севере через водораздельный хребет Басты-Лам с обществом Кейн-мохк, на северо-западе с Терла; в восточном направлении от Малхисты, на южной стороне Аргуна находилось общество Майсты.

В Малхисте насчитывалось, вместе с хуторами, более 20 населенных пунктов располагавшихся в бассейне притока Аргуна Меши-хи и отчасти Басты-хи: Амие, Банах, Баста, Басти Хьевхи, Бенйиста, Доьхалашхе, Жаре, Икалчу, Къомалха, Коратах, Кешнах, Мешиех, Нохараста, Оьла-каг, Сахана, Терте, Пуганча, Туданда, Ценчу-мехка и другие. Единственно, одно селение Дуоза (Дози) располагалось на правом берегу Чанты-Аргуна (где располагались общественные пастбища и покосы). Это были башенные селения, самые крупные из которых насчитывали несколько десятков дворов, а рядовые по 5-10 дворов усадебного типа. Здесь же располагался обширный склеповый могильник с несколькими языческими святилищами – Цой (Цайн)–Пхьеда.x Свидетельством достижения обществом определенной степени социально-общественного развития являлись замковые комплексы.

Фамильный состав населения Малхисты был более коротким чем список населенных мест: тертхой, бастий, камалхой, кхоратхой, жархой, саханхой, кеганхой, банастхой и меши что говорит об расселении увеличившихся фамильных подразделений на новые места с созданием аулов. В свою очередь фамилии («гара», «некъе») состояли из домов-«ц1а» (по существу нескольких реально родственных семей по отцу, деду, прадеду) и отдельных семей – «доьзал». О численности малхинских фамилий мы можем судить только по отрывочным данным начала Х1Х в. Так, в «Джарего» указано наличие 11 дворов и 59 жителей, в «Бонисти» 16 дворов и 76 душ, в «Камалаго» 8 дворов и 27 душ.xi

Хотя в Малхисте и существовало несколько фамилий считавшихся «пришлыми», здесь сложилось обычное горно-кавказское общество, представлявшее собой равноправный союз или федерацию всех аулов и фамилий ущелья с союзным собранием, военным ополчением и советом старших (старейшин фамилий).

Постоянные встречи «старших» людей аула для обмена мнениями происходили в селах Малхисты на специальных площадках - «пхьог1а», которые вымащивались здесь плитами, а с покатой стороны склона строились каменные стенки для сидения. Некоторые косвенные данные говорят о наличии в Малхисте в XVI – XVIII вв. жреческой прослойки. Ислам здесь победил сравнительно поздно, в конце XVIII – начале ХIХ в.xii.

Известная самодостаточность скудного горского хозяйства, наличие собственного культурного мира замкнутого границами ущелья, обеспечивали обществу и политическую автаркию. В политическом плане общество Малхиста было вполне самостоятельным и в силу своей отдаленности и труднодоступности от других чеченских обществ и равнины ориентировалось в своем миграционном движении вовне на близлежащие районы Грузии – в частности Хевсуретию и Тушетию.

В течение XVI – XVII вв. грузинские цари, ведшие борьбу с иранским и турецким засильем с опорой на горские силы, неизбежно обращались к содействию пограничных «кистинских» обществ, таких как Малхиста. В свою очередь жителям подобных обществ издревле была предоставлена возможность беспошлинной торговли в городах Грузии и право выпаса скота в Алазанской долине. В русских документах Малхиста упоминается при описании пути в Грузию с низовий Терека через Аргунское ущелье в 1591 г. : «идти… безстрашно на Метцкие гребни (Митхо - грузинское название Малхисты. – Я.А.), на Шихово племя (хевсуры?), на Бурнашову да на Амалееву землю, да Батцкие гребни (бацой – нахи-тушинцы. – Я.А.)xiii.

Данных подтверждающих распространение ислама в Махисте до конца ХУШ в. не имеется.

Майста. Столь же изолированным природой от основного массива нахских обществ являлось и высокогорное Майстинское общество, расположенное в небольшом ущелье на речке Майстон-эрк (правобережный приток Чанты-Аргуна) берущей начало с вечных ледников горных вершин Бокового хребта высотой до 4,5 км. На западе и северо-западе Майсты граничило (через хребты) с территорией Малхисты, на севере через русло Аргуна с Кейн-Мохком, на востоке с чеченским обществом Хилдехарой, на юге (через перевалы Бокового хребта) с хевсурами, тушинами. Майста имела выход на запад и восток по руслу Аргуна к другим чеченским обществам. Дороги к югу в Хевсуретию и Тушетию, для майстинцев пролегали через перевальные тропы, ведшие из Хилдехароя и Малхисты.

Вероятно, что свое название общество получило от гидронима Майстойн-эрк, но возможно и от «ма1а» - в значении «верхний, возвышенный»xiv.

В Майста насчитывалось четыре древних башенных аула: Васар-кхелл (Фарас-кхелл), Туга, Пуога и Цекхелли. Судя по косвенным данным, Майста, как общество, представляло собой союз 4-х поселений и на карте страны существовало как самостоятельная политическая единица. Правили здесь традиционно старшие семейств и старейшины фамилий.

Так же как и в Малхисте здесь сложился большой некрополь каменных склепов и наблюдались культовые капища языческих богов нахского пантеона. Несмотря на малочисленное населениеxv и отсутствие удобных путей сообщения Майста, согласно устной традиции, имела несколько общезначимых культовых мест и, самое главное, считалась центром знания обычного права в Чечне. «Майстон-кхелл» - «Суд майстинцев», традиционно являлся во всей Чечне последней инстанцией, куда обращались тяжбущие по адату в случае чрезвычайно запутанных дел, оставшихся неразрешенными местными судами. Также здесь искусно лечили резаные и огнестрельные раны, тщательно соблюдая древние приемы и рецепты врачеванияxvi.

Из-за отсутствия пахотных участков и дефицита пастбищ, жители занимались разведением, главным образом, крупнорогатого скота. Для масштабного разведения овец были необходимы зимние пастбища недостижимые для майстинцев в Аргунском ущелье. Поэтому майстинцы были экономически заинтересованы во взаимосвязях с хевсурами, тушинцами и с Грузией в целом. Шла также постоянная миграция «излишков» населения на юг, где майстинцы расселялись в Тушетии и в Панкисском ущелье.

Вероятно, что майстинцы отмечены в русских документах 1603 г., где речь идет о приезде на Терек по торговым делам «крестьянина» Хармурза Абдалина из селения Того присоединившегося к грузинскому посольству царя Александра в Москву избравшего «аргунский» маршрут вместо «дарьялского». Позже, во второй половине XVIII в. горное «кистинское» общество «Меести» (Майсты) упоминается И. Гильденштедтомxvii.

Относително Майсты сведений о распространении ислама в период ХУ1-ХУШ вв. не имеется.

Кей/Кейн-мохк/Кийста. Высокогорное общество в бассейне левобережного притока Чанты-Аргуна р. Геши-чу (Кейн-эрк). граничило на западе с обществом Малхиста, на северо-западе с Цори, на севере и северо-востоке с землями среднегорных обществ Галая и Аьккхи, на востоке с Терлоем, на юге по руслу Чанты-Аргуна с Майсты.

Этимология топонима неясна возможно от «кей/ков» - «ворота». Как бы-то ни было в ХУ1-ХУШ вв. в грузинской и русской историографии «кистами» и «кистинцами» именовали горцев-нахов верховьев Чанты-Аргуна, верхних притоков Терека – Охкарохи, Армхи и верхней Ассы. Возможно, что этноним «кисты» имеющий грузинское происхождение возник еще в раннем средневековье в результате знакомства с пограничным районом Кей/Кий/Кийста. Но, вместе с тем надо отметить, что в западной части Горной Чечни и горной части Ингушетии встречаются и другие топонимы с частичкой «кей/кий». xviii

Башенные аулы и отдельные хутора-усадьбы Кейн-мохка тянулись по течению Кей-эрка, по обеим берегам начиная с верховьев и до впадения речки в Чанты-Аргун. Здесь имелись такие поселения как Кей-мохк, Авлахчу, Маг1ал-Кей (Верхний Кей) и Игал-Кей (Нижний Кей), Гимрой, Маштерой, Келжи, Боьрти, Меши, Шунды, Беки, Босхой и другие.xix

Главным сборным местом общества являлись два обширных башенных поселка – Верхний и Нижний Кей, расположенных в 2-3 км друг от друга и состоящих из огромных 3-4 этажных жилых башен. В Нижнем Кее стояли и две боевые башни с купольным и пирамидальным покрытием.xx

Ограниченные возможности занимаемого ущельного пространства для террасного земледелия, отчасти компенсировались прекрасными альпийскими пастбищами. Тем не менее наблюдается раннее движение кейцев/кистин в Закавказье в тушинские, хевсурские и пшавские селения Грузии и в Панкисское ущелье. Эти переселения осуществлялись не только из-за демографического давления и нехватки земель, но и вследствии кровной мести. Следует отметить, что переселение на юг, в Грузию, шло и из других нахских обществ высокогорной зоны Чечни. Северный маршрут миграции горцев открывается только с освоением Чеченской равнины в ХУП-ХУШ вв. Например, довольно рано представители фамилий кейцев появились в притеречном селении Девлет-Гирей-юрт основанном в середине ХУШ в.xxi

В религиозном отношении кейцы относились к тому кругу горногрузинских, западнонахских и верхнеаргунских обществ в духовных представлениях которых сочетались элементы языческих верований (Вокха Дела – Верховный бог, Тушоли – богиня земли, плодородия, Сели – бог грома и молнии, Елта – бог охоты, плодородия и урожая) с элементами христианства (с почитанием креста – «ж1ар», развалин древних церквей и соблюдением поста). Следует отметить, что в ХУ1 и в ХУП веках грузинские цари (Леван, Теймураз) предпринимали усилия по утверждению христианства в пограничных «кистинских» обществах в своих политических целях.xxii Знакомство с исламом здесь начинается не раньше конца ХУШ в.

Система управления в Кей-мохке складывалась из института старейшин, аульных сходов, общеаульных народных собраний и регионального Мехк-кхела – совета общества, собиравшегося время от времени. В политическом плане кейцы находились в дружеских отношениях не столько с непосредственными соседями, а сколко с расположенными южнее обществами «бальсунской» конфедерации среднегорной зоны, особенно с Аьккхи и Нашаха с населением которых они считались в родстве.

Хилдехьа/Хилдехьара. Общество располагалось по правому притоку Чанты-Аргуна – Цийлахойн-эрк (Кериго), образуемого слиянием нескольких речек (Хьеран-эрк, Тюалой, Босташ-ин и др.) стекающих с вершинных ледников Бокового хребта.

Оно граничило на западе с Майста (отделяясь от него Тебулосским хребтом), на востоке с обществом Хьачара, на севере по руслу Аргуна с Дишни-мохк и Терлоем, на юге через вершины Бокового хребта с Тушетией.

Этимология названия данного высокогорного района довольно прозрачна: «хилдехьа» - «заречное (место)", «хилдехарой» - «живущие за рекой» (имеется в виду р.Чанты-Аргун ограничивающая северные пределы общества).

В указанном обществе имелись следующие селения и отселки, в т.ч. и башенные: Бовхо, Горст, Гуйвийнача, Дуьрчани, Керисте, Корхой, Кирбасой, Люнки, Мецехчу, Пужах, Пужапхьаро, Саканахо, Тюйли, Хангиха, Чамги и Цийлахо. Фамильный состав общества отчасти совпадал с аульным, здесь жили: користахой, люнгихой, саканхой, цийлахой и хангихойxxiii. Данные «старые» фамилии и образовывали новые селения и хутора в границах общества путем окультуривания новых пастбищ и создания земледельческих террас.

Окруженные с трех сторон мощными снеговыми хребтами, жители общества имели вместе с тем неплохие условия для развития овцеводстваxxiv и, в определенной степени земледелия. Их сообщение с соседними обществами Чечни могло происходить по тропам Аргунского ущелья; с Тушетией и Грузией общество связывала одна тропа через крутой перевал по склону горы Нархех-корт, которой пользовались и западные соседи майстинцыxxv.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Раздел: История России
Дата публикации: 03.01.2014 00:43:24

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 ...

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Наследник славы села Сусанино. Почетный гражданин г. Прага

ежегодно наша страна чествует ветеранов Великой Отечественной войны.  Но о них говорят в совокупности, как о великой армии. А ведь эта сила и мощь складывалась из отдельных личностей. И пока хоть один потомок ветерана Великой Отечественной войны будет жить, история к его деду, прадеду, прапрадеду, будет интересна последующим поколениям. Ведь вся сила народа в его прошлом..

Читать

Ответ заблудшим и блудящим в истории

Одной из характерных негативных черт духовной сферы современного мира являются попытки фальсификации истории и итогов Второй мировой и Великой Отечественной войн, выступающие важной составляющей идеологического противоборства неолиберальных сил .

Читать

Неизвестные герои

Каждая годовщины дня победы в Великой Отечественной войне ознаменовывается тем, что мы восхищенно вспоминаем и чествуем героические подвиги солдат, партизан, медицинских сестер и других не менее важных участников войны: Александра Маресина, Зою Космодемьянскую, отряд Панфилова – их имена и отважные поступки не забыты. Однако существуют те, которых не просто забыли, но и никогда не помнили. Почему и отчего так происходит, ведь каждый герой неоценимо повлиял на исход войны? Забывая и просто не помня, мы теряем историю, теряем наше достояние, память о героизме. В подтверждении этого можно привести следующие аргументы обосновывающие это..

Читать

Они сражались за Родину

Дмитрий Матвеевич родился 2 января 1920 года в многодетной крестьянской семье. Детство совпало с голодными годами. С малых лет Дмитрий Матвеевич любил работать, увлекался спортом. С одиннадцати лет работал в колхозе плугарём, а затем стал трактористом. “Прямо на току, где я работал на тракторе, мне вручили повестку о призыве в ряды Красной Армии, - рассказал ветеран, вспоминая о годах Великой Отечественной войны. - Где бы я ни воевал, я всегда думал о родной стране, о своей деревне, об односельчанах”. Родители не хотели отпускать своего сына на войну, но Дмитрий Матвеевич с гордостью пошёл воевать и защищать родину от захватчиков..

Читать

Иноки Пречистой Богородицы Донского монастыря в конце XVII - начале XVIII вв.

Штат общины Донской обители комплектовался из двух сегментов: монашествующих и светских служителей. Обе фракции коллектива были неразрывно взаимосвязаны. Не было бы иноков – не мог бы существовать институт монастырских служителей..

Читать

Урал – кузнец побед России

Наша Свердловская область образована в 1934 году, однако более 60 лет никаких символов у нее не было. Первый герб 1997 года на Геральдическом совете при Президенте РФ зарегистрирован не был. Причин основных было несколько: дубовые ветви с лентой, название области на девизной ленте, недопустимые внешние украшения (корона наподобие княжеской)… Всё это не соответствовало канонам геральдики. И только в 2005 году после устранения замечаний герб области, наконец, был утвержден..

Читать

Дети тыла

Навеки останется в памяти людей дата 22 июня 1941 года. Война! Гитлеровские полчища ринулись на нашу землю, сея смерть, разрушения, неся угрозу гибели всему, что создано человеческим трудом. 1418 дней и ночей великих испытаний выпали на долю не только взрослых, но и детей. Война поглотила детство у тысячи девчонок и мальчишек. Отучила их плакать. Постоянно не доедая, в холоде, преодолевая суровые условия, дети, как и взрослые, делали все, что было в их силах, чтобы приблизить день победы над захватчиками. Пожалуй, нет в нашей стране семьи, которой не коснулась бы война, которая не пережила бы тяжесть военных лет..

Читать

Быть достойными памяти Героев

Скромный, добрый, работящий, всегда с улыбкой… Таким Алексей Дмитриевич Мельников запомнился всем, кто его знал. Наш земляк в годы Великой Отечественной войны боролся за свободу русского народа, и в мирное время он оставался верным своему долгу, жил по чести и по совести. .

Читать

Демянск не забыт: экспедиция поискового отряда «Память»

В августе 2009 г. отряд «Память» Сузановской средней школы Новосергиевского района Оренбургской области принял участие в поисковой экспедиции на территории Новгородской области.

Читать

Некрополь Свято-Донского монастыря. Смерть после смерти

.

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter