↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Динозавры могли болеть раком
........................
В египетских мумиях не нашли ничего человеческого
........................
Дефицит и очереди: как идеология разрушила экономику СССР
........................
Брачные обычаи в Российской Империи. Возможен ли был развод?
........................
Дуэль в Российской империи
........................

1 | 2 | 3

Глава V. Система управления в Чечне в ХVI-XVIII вв. Династия Турловых. // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Ахмадов Явус Зайндиевич, д.и.н., профессор

§ 1. Управление в аульных общинах и "вольных” обществах

В ХVI-XVIII вв. на территории Чечни протекали процессы усложнения общественно-политической жизни как в традиционных «старых» горных аулах и обществах, так и в «новых», равнинных обществах (возникших главным образом в XVII-XVIII вв.). Если в горной части края к началу исследуемого периода мы имеем примерно 35 союзов аульных обществ, называемых в источниках и литературе «землицы», «вольные общества», а то и «республики» и «конфедерации», то в равнинной части края насчитывают по крайней мере до 9-10 крупных союзов обществ, часть из которых успели пройти стадию феодальных владений - княжеств.
Классических горских княжеств в стране сложилось четыре - Окоцкое, Чеченское, Брагунское и Герменчиковское (Девлетгиреевское). Однако, такие общества как Нижний Карабулак, Гехи и Качкалык будучи «крестьянскими республиками» применяли в отдельные периоды своего существования призвание князей инонационального происхождения. Кроме того, на рубеже XVIII-XIX вв. по Тереку возникают т.н. "частновладельческие аулы" основанные представителями горской титулованной и нетитулованной знати.
Собственно же Окоцкое владение (Аух) проделало в течение трех веков путь от типичного феодального "Юрта", до вольного общества под феодальным протекторатом эндерейских князей, а затем и самостоятельного образования в форме союза вольных обществ.
Система управления в союзах сельских обществ на территории Чечни, при некоторой региональной специфике и субъектных особенностях, носила некие универсальные черты и зиждилась на таких институтах, как: старшины (старейшины), жрецы, муллы и кадии, аульные сходы (позже называемые джамааты), советы старейшин и народные собрания союза обществ, региональные и общенациональные собрания называемые порой Мехк-Кхелл и просто «кхеташо».
Следует отметить, что важнейшим признаком суверенности того или иного общества являлось наличие четких границ. Складывание границ между отдельными сельскими общинами и союзами обществ, происходило в соответствии с географическими факторами, в ходе длительного освоения определенного территориально-хозяйственного пространства. Так, в горах: «Ядром такого объединения чаще всего, но не всегда, становится котловина или долина с примыкающими ущельями, водоразделами и плато, образующими самодостаточную экологическую нишу с четкими границами в виде водоразделов, русел крупных рек и т.п.» отмечает видный дагестанский историк А.Е.Криштопа.i
Согласно этнографическим наблюдениям в Ингушетии известного ученого этнографа Б.Далгата границы земель между отдельными селениями и целыми обществами утверждались порой путем принятия клятв и исполнения определенных обрядов сакрального характера. На расстоянии 0,5-1 версты на линии межевания ставились камни «ардырж» принесенные из святилищ; а где невозможно было мерить из-за рельефа "там мерят на глазомер, - отмечал Б.Далгат, - поэтому одному доставалось мало, другому много; потому-то кидали жребий …".ii
Свои наблюдения на эту тему приводит и другой автор начала ХХ в. - М.И.Иванов, путешествовавший по делам службы в горах Чечни. Он указывает, что общества (именуемые им «старшинства») Ялхарой, Акки, Галай и Нашах (Хайбах) «имеют в своем пользовании земли, расположенные в очерченных…границах, котловины, и кроме того значительную площадь нагорья,…с раскинувшимися на этом пространстве лугами, вплоть до границы вертикального распространения лесной растительности по северным свесам хребтов Болой-лам и Нашхой-лам…».iii
«Ущелье (ч1ож)», «гора (лам)», «плоскогорье, склон (шу, йист)», «территория, земля (мохк, латт)», включающие все топографические условия характерные для местопребывания больших и малых обществ Горной Чечни являлись пространственной формой их существования как человеческих сообществ. В структуру обжитой территории (чаще всего ущелья) «входили село, пашенные сенокосные угодья и леса, а так же вспомогательные жилищные комплексы при местах для осенне-весеннего и летнего выпаса скота».iv
Собственно расположение сел или более мелких поселений входивших в систему общества определялось несколькими факторами: так горцы стремились размещать селения на наиболее освещаемом и прогреваемом склоне горы, ущелья. Другими факторами были близость реки, родника и естественные оборонительные возможности рельефа.v Как правило, горные аулы Чечни не носили скученного характера, а представляли собой небольшие группы башен-усадеб с хозяйственными постройками.
Одно из таких селений где зачастую находилось и какое-либо святилище признавалось главным. «В Кистинских землях - писал С.М.Броневский … каждое колено разделяется на малые общества или союзы, заключающие в себе несколько деревень, из коих одна признается главою союза или сборным местом, и обыкновенно все общество называется по имени главной деревни».vi
Необходимо отметить, что в последние годы в кавказоведении сформировались некоторые общие представления о собственно горских союзах обществ как самоуправляемой гражданской общины, состоящей из вольных граждан объединенных в свои аульные джамааты и напоминающей демократические греческие полисы древности.vii
Джамаат состоял из узденей родственных линий («г1ар», «некъе») совместно владевших пастбищами, покосами,viii лесами и осуществлявших консолидированный суверенитет на определенной, исторически сложившейся территории. Джамааты в пределах данного горского общества функционировали на основе неписанного свода юридических правил - адата, а с укреплением ислама и норм шариата - мусульманского законодательства.
В отношении указанных выше «родственных линий» начиная с XV111 вв. в научной литературе используется термин «фамилия». Он употреблялся для обозначения иногда более "широкой группы родственников, иногда сравнительно ограниченной группы родственников, иногда для обозначения семейной общины".ix
Обычно главой таких фамилий в обществах Чечни являлись старшие по возрасту, либо наиболее влиятельные и опытные. Однако, реальная их власть дальше собственной семьи не распространялась; остальные «фактически ему послушны, хотя могут и не слушаться». И это проистекало во многом из-за раздельности имущества, наличия частной собственности отдельных семей на землю, скот и орудия производства.
В XV111 вв. роль старшин особенно рельефной и заметной выглядят в равнинной части Чечни. «Посоветовавшись с народом» чеченские старшины решали и сложные внешнеполитические вопросы и внутренние проблемы. К концу указанного века царские власти на Тереке предпочитают брать заложников - аманатов в залог «спокойствия» не от князей, а именно от старшин. В документах встречаются имена таких влиятельных лиц, как «первого старшины Аджи Бекея», «дер. Гребенчуковской Джавбатыр Зоришева», «дер. Атагинской Лечи Бертсланов», «дер. Карабулакской Цырка Дастков», «Амырханова броду от старшины Зорокая Бисолтанова» и т.д.x
В больших селениях, где жило по несколько фамилий, каждая выдвигала своего «старика» - медиатора, разбиравших спорные дела не только в кругу своих родственных линий, но и между фамилиями. Но исполнение их "приговоров" зависело от доброй воли соперников.
Конечно, существовал и фамильный эгоизм, преобладание «сильных» фамилий доминировавших в «демократических» собраниях, но в целом частные интересы сталкиваясь с общенародными интересами, уступали последним.xi
Важнейшим институтом общественной системы Чечни являлись народные сходы, на котором присутствовали все главы семейств («отцы»). Решения, принятые как в масштабе аула, так и в масштабе союза обществ признавались обязательными. Естественно, что на подобных собраниях первенствовали духовенство, старейшины, избираемые зачастую не из самых старших годами, а "из богатейших", влиятельный голос имели также "значительные" молодые людиxii.
В целом, институты т.н. «родовых» старейшин и народные собрания оставаясь первым органами «правительственной и судебной власти» Чечни имели потенциал превращения «в органы складывающейся государственности». Сход и советы «старейших» во всех горских обществах Кавказа совмещали функции правительства и суда. Система сходов и собраний была многоуровневой – от «совещания» фамилии до схода аула, от схода аула до собрания всего общества, региона и до народного собрания в масштабах всей страны. Различался только круг рассматриваемых и решаемых проблем.xiii
В качестве примера типичного народного собрания большого союза обществ можно привести описание конца XV111 в. данное П.Г.Бутковым по отношению к западнонахскому обществу «Ингуши». В собрание по призыву «бегола» (председательствующего) «является обыкновенно один человек из семейства, старик или молодой, кто случится дома…. Впереди садятся на запад, поджав ноги старики одной деревни… к ним таким же образом примыкают старики других деревень - и составляется круг; и позади стариков сидят молодые же…Такие собрания делают по общенародным делам или в случае военной тревоги, либо для деления земли под хлебопашенство и сенокосы», либо в частных громких случаях - воровство, убийство, примирения враждующих или определения размеров сборов и штрафов, отмечал П.Г.Бутков.xiv
Вместе с тем, в процессе развития общественных структур в Чечне проявлялись попытки укрепления патрицианских и аристократических начал, когда более сильные, состоятельные фамилии ставили в неравноправное, покровительствующее положение менее многочисленные фамилии. Подобные фамилии стремились и зачастую добивались, чтобы общественные должности переходили наследственно в пределах одной «фамилии».xv
Ярким примером аристократического начала служит в той же Чечне фамилия Алдамовичей в Чеберлое. В течение второй половины XV11 в. она практически господствует в Чеберлое. сооружает цитадели и замки, вступает в равноправные договорные отношения с соседними титулованными князьями Дагестана (в частности Турловыми).xvi Однако в результате неясных причин Алдамовичи полностью исчезают с политической арены до конца XVII в. Как бы то ни было, старшинская верхушка заняла в стране в XVIII в. «высшую ступеньку социальной лестницы».xvii
Следует отметить, что на территории Чечни рано стало выделяться и прослойка военных предводителей. В той же Горной Чечне именно в эпоху позднего средневековья складываются комплексы боевых и жилых башен характеризуемых как замки, цитадели и укрепленные поселки со всеми боевыми приспособлениями к осаде и обороне от нападения внешних врагов. Боевые башни снабжаются глухими подвалами с массивными железными цепями и ошейниками, в которые заковывали пленников.xviii
В различных регионах Горной Чечни сложился в XVI-XVII вв. цикл преданий о военных вожаках. Так, благодаря военному предводителю Меда из Кейн-Мохка, жившему не позже XVI в., игравшему видную роль как в Кее, так и во всем Галанчожском ущелье, произошло возвышение Кея и окружающих его обществ Горной Чечни.xix Не ранее XVII вв. и не позже XVIII в., в горах Галанчожа возвысились авторитетные вожди - тхьмада, которые возглавляли отряды делавшие набеги на кумыкских, кабардинских князей и на тогдашних союзников последних - западнонахские (ингушские) общества.
Предания сохранили имена вождей-тхьамад аккинцев Вокхала, Сьюйре и Лорса, кейца Солса, мержоевца Цицаха и орстхоевцев Макхала, Бюьрга и Ч1ожа. Особой известностью пользовался тот же предводитель отряда акинцев Лорс, совершавший набеги на Кабарду через земли Галгая. Видимо поэтому имя Лорса звучит и в галгайских преданиях, что еще раз говорит об исторической достоверности данного героя. Позже галгайцы и джераховцы стали поддерживать галанчожцев в борьбе с кабардинскими феодалами.xx
В тех же галанчожских обществах позднего средневековья происходила внутренняя борьба за лидерство патрицианских фамилий. Так, представители местных знатных родов из с.Энселишка добивались подчинения потомков знаменитого Меда, живших в «крепких башнях Зингилоя». Последний представитель данного рода Сулда-Вениг бежал от соперников в Кабарду, где при содействии кунаков своего отца подобрал надежный отряд, пробрался с ним в горы и перебил своих врагов.xxi

На последних этапах развития традиционного общественного уклада чеченцев (до образования государства - имамата Шамиля) выборы военных вождей приобретают на той же Чеченской равнине институциональные формы: "в обычных условиях старейшины, то есть те, кому перевалило за шестьдесят, решают на своих собраниях вопросы управления, судят тяжбы; при первом же сигнале к войне они на своем собрании выбирают молодого воина, который, благодаря доблести и хитрости, более всего достоин встать во главе воинственных соплеменников и тот, …получает из рук трех самых старейших членов собрания кольчугу и знаки обретенного сана".xxii

Высокой была роль местных старейшин (старшин) и в такой крупной конфедерации горных обществ как Шуьйта (Шатой/Шубут), где документы называют под 1628 г. такие имена как «Арасланко и Декитко», под 1642 г. «Дикеев сын Алха», в 1647 г. «Алги, Анак, да Ильдей с товарищи…». В 1658 г. в Москве при дворе царя Алексея Михайловича побывала шатоевская делегация в составе: «Алихан, Сусла, Алгян…». В отношении глав шатоевских поселений русские источники использовали различные социальные термины, как-то: «начальные люди», «выборные лучшие люди» (таковыми например, названы и представители «Мичкизской земли»), в 1762 г. в документах назван и «шубанский владелец Казий и сын его Маджи…».xxiii

Отдельно стоят в чеченской историографии имена представителей социально-общественной верхушки Ауха (Окоцкой земли) XVI-XVII вв. принадлежавших к титулованной горской знати. Если Ших-мурза Ишеримов и Батай Шихмурзин были владетельными князьями, то представители ауховской феодальной фамилии «Кохостровых /Костровых», имевших небольшое количество узденей (дворян) и подвластных крестьян относились к феодалам среднего ранга. Большая их часть в течение XVII в. «выезжала» на службу в Терский город, некоторые оставались жить в «старых Окохах», на положении первостепенных вассалов эндерейских князей.xxiv Естественно они имели свое место в системе управления аулами и общества в целом.

Как отмечает С.Ц.Умаров в известных источниках XVI-XVII вв. упоминается около 10 «окоцких» мурз, и один мурза из "мичкизян" - Сакуликов. Некоторые нахские уздени-аталыки владетельных служилых князей Сунчалеевичей в Терском городе (тот на Бикша Алев), сами имели узденские дворы.xxv

Следует указать, что в XVIII в. новым явлением для системы управления на территории Чечни стало усиление значимости и роли мусульманского духовенства.


Если в отдельных «деревнях» с одной мечетью были муллы, то в крупных аулах, где мечетей было «сколько обитает в оном фамилий» (живших в отдельных кварталах), один из мулл избирался в кадии (судья): «причем, не уверяются той ли он фамилии или другой, лишь бы был природный чеченец». Во главе духовенства больших обществ находился так называемый «духовный начальник» (муфтий - ?), скорее всего один из мусульманских богословов-алимов. Так, в 1783 г. таким "начальником" в Чеченском обществе был «аджи (хаджи-Я.А.) Нугай Мурза»xxvi.

Согласно данным конца XVIII - начала XIX в. «селения чеченцев управляются с согласия кадия старейшими по летам в каждом колене. В деле общем для всех племен чеченских соглашаются предварительно о месте, где быть совету. Больше собираются в селении Герменчик, а потому каждое селение посылают туда своего кадия и всякое колено своих стариков. Определению сего сейма все беспрекословно повинуются».xxvii
Таким образом, в течение трех столетий система общественного управления в Чечне проделывает путь от простых институтов народоправства языческого времени в горных обществах, до сложной иерархии фамилий, фамильных старшин, народных собраний, авторитетного исламского духовенства (внедрявшего шариат) и феодальной верхушки в форме титулованной аристократии в огромных обществах и владениях плоскостной зоны.

§ 2. Династия Турловых и феодальное устроение Чеченского княжества - государства

Подобно как образование норманских княжеств на славяно-финских землях Волхова и Ладоги на рубеже IX-X вв. привело к образованию государства Киевской Руси и способствовало складыванию русского народа, так и появление в середине XVII в. на левобережье р. Аргун (Северо-Восточный Кавказ) Чеченского княжества послужило укреплению единства нахов и сложению чеченского этнополитического ядра.

В этом плане уже русские авторы XIX в. опиравшиеся в основном на местные предания, писали что: «соединившись под властью князей (Турловых. - Я.А.) разноплеменное население Чечни составило довольно сильное общество, могущее, в случае нужды, противопоставить хорошее сопротивление враждебным соседям…

Выгодным переворотом в своей судьбе Чечня, несомненно и единственно, была обязана соединению своему под властию князей Турловых; и пока Чечня не стала сильна и могущественна, пока она нуждалась еще в одной сильной руке, … до тех пор власть князей уважалась».xxviii

Один из современных исследователей - дагестанский лингвист и историк Т.М.Айтберов впервые введший в научный оборот местные арабоязычные документы XVII-XVIII вв. о Турловых - пришел к выводу, что Турловы боковая ветвь аварских ханов-нуцалов, которая к концу XVI - нач. XVII в. утвердилась в качестве самостоятельных правителей округа Гумбет (включая Аргвани - некогда независимое владение) в северной части Нагорного Дагестана, а позднее к 40-м гг. XVII в. и в средней и нижней части течения Аргуна в Чечне. Тем самым образовалась некая аваро-чеченская феодальная федерация, которую Т.М.Айтберов определяет как "княжество-государство".xxix

Действительно, Чеченское феодальное владение, возникшее на Аргуне в середине XVII в. и просуществовавшее до конца XVIII в. сыграло значительную роль в истории народов Чечни и в их взаимоотношениях с Россией. Основателями княжества были выходцы из Аварии - князья Турловы, положившие начало ряду чеченских феодальных фамилий, что отмечено в историографии.xxx

К концу XVI в. правящий в Аварии нуцальский род разделился на три ветви: одна из них - потомство Каракиши - имела в своем уделе Гумбет (Баклулал) в Нагорном Дагестане. Отсюда представители правящей фамилии стали переселяться на территорию современной Чечни и к 40-м гг. XVII в. наследники Каракиши - Турловы появились на р. Аргун (правом притоке р.Сунжи), то ли по приглашению местного населения, как говорит о том фольклорная традиция, то ли по праву первой заимки.xxxi Здесь был основан аул Чечен («Чачан»), ставший центром Чеченского феодального владения. Приведем несколько извлечений из архивных документов XVII столетия: «И в прошлом же во 1651-м году генваря в 25 день по государеву указу про реку Сунжу на Москве допрашиван окольничей князь Венедикт Ондреевич Оболенский, а в допросе сказал: как де он князь Венедикт был на государеве службе на Терке (приблизительно между 1645-1649 гг. - Я.А.)xxxii и при нем де поселились было на Сунше реке уварские люди дале того места где поселились барагунские мурзы и он де князь Венедикт по челобитью терских и гребенских атаманов и казаков для утеснения, велел тех уварских людей городки разорить и их сбить и сена пожечь. И посли де того уварские люди на те места для селитьбы не бывали. А где де поселились барагунцы и то де место х казацким городкам ближе прежние уварских людей селитьбы».xxxiii

Следовательно, первоначально «уварские люди» поселились было в нижнем междуречье Терека и Сунжи (на левом берегу Сунжи), выше того места где закрепились брагунцы, но были изгнаны царскими властями по причине их столкновений с казаками. Тогда, по-видимому, Турловы и побосновались в низовьях правобережного притока Сунжи - р. Аргуна, откуда в 1658 г. направили в Москву устную челобитную через грузинского царя Теймураза: «Бил челом великому государю поданной его царского величества грузинской царь Теймураз Давидович: из горские де земли били челом великому государю на ево государево имя три брата - Загастунка да Алибечко да Алиханко, да племянник их Кучбарка, аманаты де их взяты на Терек, а ныне де они живут великого государя на земле Чачане. И о той земли били челом они великому государю, чтоб тое землю ево государевы люди у них не отъимали и не обижали и рыбу б им всякую ловить. И как и иные черкасы и казаки великому государю служат, так бы им государеву службу служить». В ответ на это обращение «великий государь пожаловал, велел им дать свою государеву грамоту, чтоб их никто не изобижал и рыбу им ловить».xxxiv

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Дата публикации: 03.01.2014

1 | 2 | 3



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Они сражались за Родину

Дмитрий Матвеевич родился 2 января 1920 года в многодетной крестьянской семье. Детство совпало с голодными годами. С малых лет Дмитрий Матвеевич любил работать, увлекался спортом. С одиннадцати лет работал в колхозе плугарём, а затем стал трактористом. “Прямо на току, где я работал на тракторе, мне вручили повестку о призыве в ряды Красной Армии, - рассказал ветеран, вспоминая о годах Великой Отечественной войны. - Где бы я ни воевал, я всегда думал о родной стране, о своей деревне, об односельчанах”. Родители не хотели отпускать своего сына на войну, но Дмитрий Матвеевич с гордостью пошёл воевать и защищать родину от захватчиков..

Читать

Быть достойными памяти Героев

Скромный, добрый, работящий, всегда с улыбкой… Таким Алексей Дмитриевич Мельников запомнился всем, кто его знал. Наш земляк в годы Великой Отечественной войны боролся за свободу русского народа, и в мирное время он оставался верным своему долгу, жил по чести и по совести. .

Читать

Брачные обычаи в Российской Империи. Возможен ли был развод?

В романе "Анна Каренина" Толстой пишет о том, как тяжело княгине Щербацкой было понять, как же правильно сватать молодых людей. Французская традиция, когда родители выбирали жен своим сыновьям, осуждалась, а английская, когда молодые люди сами выбирали себе пару, считалась слишком дикой и невозможной. .

Читать

Удивительные люди Приморья

Мы с мамой смотрели её фотоальбом, детские и школьные фотографии. Вдруг на пол упала заметка (небольшая вырезка) с районной газеты «Трудовая слава». Фотоэтюд В. Пак, посвящен Международному дню защиты детей, на фотографии с газеты на меня смотрит моя мама. Она еще ребенок, ей не больше 5 лет, сидит на детском аттракционе «Олене» и крепко держит олененка за рога..

Читать

Сергий Радонежский

Сергий Радонежский (в миру Варфоломей) - святой, преподобный, величайший подвижник земли русской, преобразователь монашества в Северной Руси. Происходил из знатного рода; родители его, Кирилл и Мария, принадлежали к ростовским боярам и жили в своём поместье недалеко от Ростова, где и родился Сергий в 1314 году (по другим - в 1319 году.) Все даты и основные события жизни преподобного Сергия Радонежского можно назвать «плавающими», т.е. одни и те же события имеют разные даты ( 2-3 года), поскольку в то время не велись записи жизни, а в последствии восстанавливались на основании сведений очевидцев..

Читать

Казачье ополчение в Отечественной войне 1812 года

В 2012 году мы отмечали 200-летие Отечественной войны 1812 года. За это время человечество не раз потрясали войны. Но героический подвиг народа, защитившего Россию от иноземных захватчиков и разгромившего наполеоновскую армию, до сих пор вызывает у нас чувство гордости. .

Читать

Память мне стучится в сердце

Недавно, перебирая вместе с бабушкой ветхие черно – белые снимки в семейном альбоме, я впервые вгляделась в лица, строгие и серьезные, многие из которых мне незнакомы. И, наверное, только сейчас я осознала, что все это – тоже история. История моей семьи. Моя родословная, или, как говорили раньше, ро.

Читать

Загадка старой фотографии

Этим летом в старом семейном альбоме я увидела фотографию, которая привлекла мое внимание. Старая, пожелтевшая от времени фотография на паспарту, по виду очень старая. Моя бабушка сказала мне, что на фотографии запечатлен её родной дед Мигунов Михаил Петрович. .

Читать

Рождённый дважды

- Дедушка, расскажи, пожалуйста, как вы выживали во время оккупации, – спросил я как-то дедушку. Он долго молчал задумавшись. Брови его были насуплены. Я понимал, как тяжело ему это вспоминать..

Читать

Петр I: Внешний вид, привычки и бытовые условия

Наружность, привычки и быт царя. Как Пётр отмечал праздники?.

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter