↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

В Мексике решили перезахоронить памятник, найденный в столице древних ацтеков
........................
На Кипре нашли уникальное место для ритуальных пиршеств
........................
В Фанагории нашли клад с монетами VI века
........................
В Египте обнаружили затопленное кладбище
........................
В Германии осудят 96-летнюю женщину за пособничество нацизму
........................

1 | 2 | 3

Глава VI . Исламизация Чечни в XVI-ХVIII вв. как фактор этнической консолидации нахов-чеченцев // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

В конце ХУШ в. произошло дальнейшее усиление классовых позиций мусульманского духовенства в Чечне, связанное с возрастанием его роли в общественно-политической жизни Чечни. Это объяснялось и движением имама Мансура в 1785-1791 гг., которое протекало под религиозными лозунгами, так как народные массы свои социально-экономические и политические требования в этот период преломляли через призму религиозных представлений. Значительная часть духовенства Чечни, да и всего Сверного Кавказа, по отношению к Мансуру заняло благожелательную позицию: "дагестанские, чиркеевские, кумыцкие и салатовские кадни (судьи), муллы и "другие ученые" настаивали на безусловном исполнении требований имама". Помимо политических соображений, поддержка Мансура духовенством объяснялась тем, что он боролся за утверждение в общественной жизни горцев норм шариата. "Замена адата шариатом, конечно, влекла за собой усиление роли духовенства и некоторое ослабление адатской верхушки".xli

В Х1Х в. мусульманское духовенство Чечни вступило значительно окрепшим, документы 1800 г. отмечают, что наряду с "лучшими фамилиями" духовенство имеет "перед ними (т.е. чеченцами. - Я.А.) первое уважение…". Вместе с тем надо отметить, что согласно наблюдениям современников середины Х1Х в., народные массы Чечни, даже в период существования теократической монархии Шамиля, неохотно покорялись "владычеству мулл и кадиев". Духовенство здесь пользовалось теми правами, "какие предоставлял ему сам народ". Мулла получал участок земли "наравне с прочими жителями" и сам его обрабатывал; звание кадия не давало определенной власти "над прочими муллами", которые избирались из числа "грамотеев" самим народом. Власть и авторитет кадиев и мулл во многом зависели от их личных качеств.xlii

В целом материалы ХУШ - начала Х1Х в. дают нам немало интересных сведений для характеристики общественного строя Чечни. На основании этих известий можно с уверенностью констатировать, что духовенство в Чечне выделилось в отдельное сословие, а его роль во всех сферах общественно-политической жизни народа была значительной.xliii

 

§ 3. Движение имама Мансура в 1785-1791 гг. как нациообразующее явление

Совпадение трех крупных явлений в истории Чечни в хронологических рамках последней трети ХУШ в. привело к возникновению новых факторов. В указанный период одновременно шел рост национального самосознания чеченского народа, утверждение исламской религиозной идеологии (со складыванием профессионального духовенства) и, происходило системное усиление колониальной политики царизма.

Сложение указанных факторов в едином временном отрезке сдетонировало в Чечне широкое протестное движение, отражавшее общенациональные интересы и облеченное в религиозную форму. Следует также отметить, что в 70-80-х гг. ХУШ в. в самом густонаселенном районе Чечни - в аулах и обществах Чеченской равнины, наметился, в силу ряда причин, социальный кризис, выразившийся в частности в появлении прослойки безземельных, лишенных средств производства людей. "Бездомовная сволочь", как презрительно писали о бедноте царские чиновники, была охотно готова присоединиться к любым акциям, дающим надежду на улучшение их социального и материального положения.xliv

В исторических условиях того времени только общая для всех горцев Северного Кавказа идеология, в данном случае ислам, могла стать силой содействующей объединению разных обществ, народов и народностей, разделенных этническими, политическими, общинными границами и противоречивыми интересами. Имам Мансур оценил политическое значение ислама и повел борьбу за социальное переустройство горского мира и ликвидацию внешней опасности в форме "священной войны" - газавата. Религиозно-реформаторская форма его выступления оказалась весьма важной для чеченского и в целом всего горского общества.xlv

В массе своей, историческая литература начинает отсчет движению Мансура как религиозного подвижника с весны 1785 г., когда в крупном сунженском ауле Алда (Бухан-юрт) местный житель Ушурма из рода элистанжхойxlvi призвал односельчан к "покаянию".

Родился будущий имам приблизительно в 1760 г. в том же селении Алда в небогатой семье крестьянина Шабаза ("Шебессе"). По данным Ш.Б.Ахмадова, молодой чеченец начал свою сугубо религиозную деятельность еще в 1783 г., в следующем 1784 г., он добивается признания себя религиозным авторитетом - "шейхом", а с 1785 г. открыто возвестив свою религиозную и политическую доктрину добивается достоинства имама - религиозного и светского предводителя.xlvii

В связи с этим, необходимо затронуть вопрос и о суфийских корнях духовной деятельности Мансура как шейха - наставника мюридов (послушников), действующего в соответствии с учением и практикой одного из направлений суфизма, а именно накшбакдийского братства. В биографии молодого Мансура есть период пребывания вне родного села, когда он возможно закалял свой дух, уединясь в горах в целях изучения Корана и исламских истин.xlviii

Вассан-Гирей Джабагиев в своем развернутом очерке о Мансуре, написанном на основе турецких источников утверждал, что Мансур учился "сначала в мечетской школе, а затем, будучи молодым человеком, отправился в Дагестан, чтобы закончить там свое духовное образование у самых известных теологов". Потому его уверения, что он "темный (необразованный) человек" относятся скорее к разряду комплиментарных к учености других, действительно глубоких богословов к коим Мансур себя никогда не причислял, и к советам которых постоянно обращался.xlix

Наличие обителей "дервишей ордена Накшбанди" в Северном Дагестане еще в ХVII в. подтверждается свидетельством турецкого путешественника Эвлия Челеби от 1666 г. Авторитетные исламоведы Х1Х в. (М.А.Казембек) полагали, что: "Бухарские шейхи (центром ордена Накшбанди с Х1У в. была Бухара. - Я.А.) неоднократно приезжали в Дагестан через Астрахань и преподавали там правила тариката". Другой путь проникновения суфизма в Дагестан лежал через Ширван и Ирак (Багдад).l

Действительно, в течение нескольких лет Мансур смог распространить свое влияние в Чечне, Дагестане, Северном Азербайджане, в Кабарде, Адыгее, среди ногайцев кочующих за Тереком и Кубанью и, даже за Волгой среди "киргиз-кайсацких" народов, под которыми подразумеваются казахи. Известно, что Мансур предлагал казахам осадить Астрахань - важнейший русский город на Волге и Каспии. Наличие его писем-воззваний написанных на турецком и арабском языках с превосходным знанием ислама и других реалий указывает, по мнению А.Беннигсена "на существование центра объединенных действий, … на солидную организацию".li

Как бы-то ни было, в период деятельности Мансура на Северо-Восточном Кавказе при нем постоянно находились "дагестанские, чиркеевские, кумыцкие и салатовские кадии (судьи) и другие ученые"; он же получил обещание поддержки и от некоего табасаранского религиозного авторитета - "аджи" (Южный Дагестан).lii

Профессора Н.А.Смирнов и Ш.Б.Ахмадов называют имена авторитетных чеченских мулл сподвижников Мансура – это, во-первых самый уважаемый имамом богослов Умар-Хаджи из селения Шали, а так же Нагай-Мирза-хаджи, Бисултан-хаджи, Хамби-хаджи и другие. В 1787 г. Мансур направил того же Умара-Хаджи в Стамбул к султану, как к халифу правоверных. И султан, якобы, дал разрешение Мансуру выступать против России под званием имама (однако П.Г.Бутков утверждает, что из чеченских ученых - "хаджи" Мансур послал одного Бутыка но не в Стамбул, а в Мекку с письмом о своих пророческих сновидениях, откуда весной 1786 г. он также якобы получил признание имамом и предписание горцам повиноваться ему).liii

Первые сведения о Мансуре в документальных источниках (вначале турецких) появились, возможно уже в 1783 г.: когда в одном из писем турецкого офицера из крепости на черноморском берегу Адыгеи были упомянуты посланцы "какого-то имама Мансура". В 1784 г. в Чечню прибыл представитель губернатора турецкой крепости Анапа Кадиоглу Мехмет-ага. Турок весьма беспокоила информация о новоявленном "мусульманском пророке", что угрожало Османской империи серьезными волнениями: "появление действительного пророка могло создать беспорядки во всей Оттоманской империи и иметь гибельные последствия". Но реальность охладила беспокойство турецких начальников, ибо Мансур - открыто и официально заявлял окружавшим его духовым лицам: "Я ни святой, ни пророк, но мне повелено от Бога утверждать народ в законе Его".liv

Однако действия Мансура знаменовали настоящий переворот в общественном сознании чеченцев: "Наложив на страну трехдневный пост (мархо), он (Мансур. - Я.А.) с приближенными своими (муриды), стал навещать аулы, сопровождаемый пением зикра (славославия). Жители выходили к нему, каялись перед ним в грехах, и обращались к таба (покаянию), обязывались не делать дурных поступков, как-то: не красть, не спорить, (не курить табаку, не пить крепких напитков, но усердно молиться Богу, … Народ признал Мансура своим устасом, т.е. ходатаем перед богом: целовали полы его одежды и так увлеклись религиозным настроением, что прощали друг другу долги, прекращали тяжбы и прощали даже самою кровь… Слава о нем распространилась и в других племенах. Язычествующие кабардинцы, галгаи и горные чеченцы принимают ислам и единодушно с чеченцами восстают против русских".lv

В марте 1785 г. на всей территории Северного Кавказа ударили мощные волны землетрясения. Следом в Чечне начинается народное восстание, за короткое время охватившее почти все соседние районы края: Дагестан, Кабарду, Черкесию (Адыгею), и т.д. Во главе движения закономерно двадцатипятилетний Мансур. "Одаренный природой гибким и проницательным умом" и "сильной волей", он являлся прекрасным психологом и умел внушить глубокое доверие окружающим, а так же владел "необыкновенным даром слова".lvi

Царские власти узнали о публичных реформаторских проповедях Мансура, с которыми он выступил в начале 1785 г. у себя в деревне Алды и вначале полагали, что речь идет о религиозном прововеднике. "До объявления шихом (шейхом. - Я.А.), - сообщает документ, - Мансур три ночи в доме молился богу…". Первоначально те же алдинские жители отнеслись к "пророку" с сомнением: "почитают ево за волшебника, только он доводет, чтоб состояли порядочнее - смертоубийцам приказывает примириться, а протчим не воровать. А другие его дела нам не внятны".lvii

Из этих и других свидетельств можно сделать вывод, что Мансур прошел обычный на Востоке путь религиозного проповедника,обличителя в вере. Важно при этом, что выдвигались религиозные лозунги объективно представлявшие общенациональные интересы. Составной частью программы Мансура являлась борьба за утверждение шариата в горской среде, а исходной позицией имама - "бунт против пороков, адатов, в которых шейх видит основу зла и насилия… Призывы к нравственному очищению приводили к единению чеченцев, а борьба против адатов и за утверждение "чистого" ислама, идея отпора внешнему врагу - единению горцев Северного Кавказа… В социальном плане программа Мансура должна была служить средством создания государственности горцев".lviii Для того, чтобы столь откровенно выступить против "пороков" горского общества, против кровной мести и жестоких адатов нужна была огромная смелость. Поэтому для современников Мансур представлялся необыкновенной фигурой, святым и пророком (эвлия).

Царская администрация на Кавказе узнав о намерениях горцев выступить против российских укреплений на Тереке предписала всем пограничным начальникам постоянно находиться в боевой готовности на случай внезапного нападения. Вскоре в районы, наиболее подверженные движению - Чечню и Кумыкию ("деревни Аксаевская и Андреевская"), были разосланы прокламации, в которых царские "начальники" вдруг ставшие глубокими знатоками ислама убеждали горцев не верить имаму и не следовать его призывам.

Следует отметить, что движение имама Мансура изначально содержало элементы глубокой информационной работы по привлечению горских масс на свою сторону через десятки писем, прокламаций и воззваний. В свою очередь и российское правительство развернуло против Мансура и его сторонников невиданную в истории русско-горских отношений информационную войну.lix

Решив подавить движение в самом зародыше, пока оно не приняло еще больших масштабов, царское командование предписало направить из Кизляра "в самое сборище Ушурмы" военные силы под командованием полковника Пиери, поручив ему разгромить лагерь повстанцев в Алдах и захватить новоявленного "лжепророка" в плен.

Царский отряд, насчитывавший более двух тысяч солдат и офицеров, вышел к аулу и, несмотря на мирные предложения Мансура сжег Алды, ограбил все имущество жителей и направился обратно к переправе на Сунже. Во время движения обремененного добычей полка Пиери колонной через лес, горцы окружили его и в жестоком кинжальном бою уничтожили вместе со своим командиром.

Тот факт, что иррегулярные силы горцев разгромили регулярный полк европейской выучки, что было впервые на Кавказе в ХУШ в., сыграл огромную роль в подъеме начавшейся борьбы горцев и поднял авторитет руководителя этой борьбы Мансура на невиданный уровень. К чеченским крестьянам теперь присоединяются горцы Дагестана, кабардинцы и даже дальние черкесы. В основном это были представители горской бедноты. Царские власти отзывались о них как "о черном народе", "оборванцах и холопах" восставших против своих хозяев. "Имам теперь имеет сволочи тысячи до двух и то самых беднейших", доносил один из агентов царским властям.

15 июля 1785 г. состоялся первый поход повстанцев на важнейшую на Северном Кавказе крепость Кизляр. Горцам, насчитывавшим в своих рядах более 5 тысяч человек, так и не удалось овладеть штурмом достаточно сильным укреплением. Зато другое укрепление царских войск - Каргинское, расположенное в пяти верстах от Кизляра, было восставшими захвачено и сожжено.lx

Волнения охватывают все новые районы Северного Кавказа. Поддерживая постоянные сношения с восставшими чеченцами и дагестанцами и получая письма от Мансура, многие кабардинцы и черкесские племена Закубанья продают свой скот и закупают оружие и лошадей, готовятся на соединение с повстанцами имама. Обстановка на протяжении всей кавказской "Линии" складывалась тревожная Восставших поддержали так же отдельные князья Большой и Малой Кабарды, из тагаурских алдар (Осетия) - Ахмет Дударов; к восставшим присоединились сыновья шамхала Тарковского и хана Казикумухского. Некоторые из них, безусловно, учитывали в своих действиях общенациональные интересы, защиту суверенных прав своих народов.lxi

Имам Мансур не оставляет попыток зять Кизляр и вновь - 19-21 августа 1785 г. - предпринимает вторичный поход против Кизляра. Однако и на этот раз он закончился неудачей. Тогда в октябре 1785 г. восставшие численностью около 6 тысяч человек чеченцев и дагестанцев переносят боевые действия на территорию Кабарды, куда вошли было царские войска. 30 октября 1785 г. в ущелье между Григориополисским укреплением и Малой Кабардой произошло новое сражение с царскими войсками, отличавшееся большим ожесточением, и закончившееся без определенных результатов. Приняв отход царских войск за свидетельство их слабости, 2 ноября 1785 г. горцы вторично атаковали царские войска. С другой стороны, сторонник Мансура - князь Дол Мударов напал на русские отряды под Владикавказом, но был также отбит.lxii

С наступлением зимы наступает определенный спад в движении, вызванный помимо военных неудач тем, что муллы обещали горцам несбыточно легкие победы над неприятелем, который однако, нанес горцам если не поражение, то не дал им возможность одержать победу. В 1786 - 1787 гг. Мансур вновь формирует повстанческие отряды и, что весьма важно попытался наладить их комплектование и снабжение: каждая "мечеть" (имеется в иду квартальная мечеть, т.е. каждый квартал) должна была выставить по 10 человек для его войска с полным обеспечением. Для содержания постоянного войска местное население было обложено специальной податью. Организационно повстанческие отряды были разбиты на десятки, во главе каждого из таких соединений должен был стоять командир-тамада. Создавалось и нечто вроде полицейских сил: каждое аульное общество выбирало с "купа" (квартала) по два человека для охранной и караульной службы. Духовенство приняло "установление", чтобы народ "имел повиновение" только Мансуру. Были вновь заключены соглашения с кумыками, кабардинцами и на этот раз с карабулаками и ингушами.lxiii Таким образом речь объективно шла о некоторых государствообразующих решениях.

И все же, несмотря на столь решительные действия Мансура по мобилизации горцев база восстания начинает вскоре сужаться. Феодалы Кабарды и Дагестана стали покидать Мансура. На сторону царских властей перешли даже наиболее близкие сподвижники имама - князь Малой Кабарды Дол Мударов и кумыкские владельцы Али-Солтан Чепалов и Хаджи-Муртазали Чепалов.

Тем не менее, за прошедший период был нанесен сильный удар по позициям царизма на Кавказе. Все форпосты, начиная от Владикавказа до Моздока, были снесены, а гарнизоны выведены на Терек. Русские полки ушли из Грузии и в целом Кавказская линия заняла оборону.lxiv

В июле-ноябре 1787 г. движение горцев идет на спад на территории Чечни, Ингушетии, Кумыкии и Кабарды, но получает расширение и особый накал среди закубанских горцев, формально считавшихся в "подданстве" Османской империи и это обстоятельство во много было связано здесь с ростом религиозности адыгов. "Проповеди шейха Мансура, понятные и простые способствовали превращению их (адыгов - Я.А.) в мусульман, стойко привязанных к религии …".lxv

Вначале движение адыгов вызывало глубокую озабоченность и тревогу в турецких правительственных кругах. Обоснованность опасений турецких властей была подтверждена произошедшим еще 28 ноября 1785 г. восстанием гарнизона турецкой крепости Согуджака с примкнувшими к ним ногайцами и адыгейцами. Восставшие готовились присоединиться к Мансуру.lxvi

После начала русско-турецкой войны 1787-1791 гг. горцы, надеясь, по-видимому, на поддержку османов, несколько усилили выступления против Кавказской линии. Находясь уже за Кубанью, Мансур руководил двумя значительными военными сражениями: 20-22 сентября 1787 г. во главе сильной группы адыгских племен и ногайцев Мансур трижды атаковал позиции царских войск между реками Урупом и Лабой, но был оттеснен. Через месяц, в октябре 1787 г. на рр.Урупе и Кефире Мансур во главе закубанцев дал новое сражение царским войскам, непринесшее однако, перевеса в пользу восставших.lxvii

На последнем этапе народно-освободительного движения в 1788-1791 гг. Мансур, находясь среди турок в Анапе, куда он ушел после летних боев на Кубани, продолжал вести переписку с единомышленниками на Северном Кавказе, стремясь поддержать там накал движения. Его письма и послания были адресованы, главным образом, к соотечественникам - чеченцам, а также в Дагестан и Кабарду. Известно, что в 1788 г. произошел ряд чеченских набегов на Моздокскую линию по Тереку.lxviii

Осенью 1789 г. имам Мансур пытался установить через торговых людей контакты с киргизо-кайсацкими (казахскими) народами, жившими в северо-восточной части Каспийского бассейна, с целью парализовать с помощью казахов Нижнее Поволжье и осадить Астрахань. Интересно отметить, что по требованию властей муфтий Оренбургского духовного управления Мехмет-Джан был вынужден выступить среди волжских и казанских татар с осуждением Мансура как "лжепророка". В конце 1787 г. Мансур направил своих людей с воззваниями и в Крым, где под их влиянием недавно завоеванные крымские татары производят моления в мечетях, объявляют трехдневный пост и совершают обряд жертвоприношения домашних животных. Местные русские власти произвели аресты среди духовенства и искали даже самого Мансура, якобы прибывшего в Крым из-за Кубани.

Вопреки утверждениям некоторых авторов, Мансур не оставался безвыездно среди турок до 1791 г., а ездил в середине 1790 г. в Чечню и сразу же приступил к мобилизации горцев, в частности, чеченцев и дагестанцев, для нападения на Кизляр, но вскоре вернулся в Адыгею.lxix В июле 1790 г. беглый солдат, побывавший в Чечне, показал, что он видел в Алде "Ших-Мансура", который получил письмо от турецкого Батал-паши, в котором он просил приехать имама в Анапу и взять на себя командование "горскими войсками".lxx

После разгрома турецкого войска Батал-паши за Кубанью 30 сентября 1790 г. Мансур снова уходит в Анапу, и обращается с последними воззваниями к горцам Северного Кавказа. В июне 1791 г. царские войска штурмом овладели Анапой.

Взятый в плен Мансур, как "бунтовщик" был отправлен в Петербург, где допрашивался в Тайной экспедиции. После чего он был приговорен к пожизненному заключению в Шлиссельбургской крепости "за возбуждение народов гор против России и причинение большого ущерба империи". Умер Мансур 13 апреля 1794 г.lxxi

Движение шейха и имама Мансура в его национально-освободительном и религиозном формате своеобразно завершает и оформляет развитие чеченского народа в единую нацию и единую страну в своеобразных условиях горского мира того времени.

Данное движение нельзя рассматривать вне связи с социальными, экономическими и политическими процессами, происходившими в недрах чеченского общества мучительно искавшего ответ на вызов великой империи, ставшей своими границами на берегах Терека и Кубани. Ответ был дан в попытке создать чеченское и общегорское государство на идеологической базе единой религии - ислама.

В целом, процесс развития нового религиозного сознания нахов в границах Чечни в ХУ1-ХУШ вв., связанный с принятием ислама и появлением единых целей для всех фамилий, аулов и обществ, приобрел и форму политогенеза - процесса складывания государственных, социальных и общественных форм. Появление новых явлений и форм в организации нахского (чеченского общества) было закономерным результатом не только внутреннего развития общества, но и ответом на внешние вызовы, которые предъявляли в течение трех веков такие великие державы как Россия, Иран и Османская империя.

 

i Шукуров Рустам. Битва и диалог // "Знание - Сила". № 4, апрель. М., 2008. С. 98-100.

ii Распространение монотеистических религий на Северном Кавказе и на территории современной Чечни имело давнюю предысторию. По крайней мере, с IV в н.э. христианство становится государственной религией Картлийского царства (Грузия) в Закавказье тесно связанного с горцами-нахами, а с VII в. город-крепость Дербент на побережье Каспийского моря захваченный первым поколением арабов-мусульман стал центром распространения новой мировой религии на Северо-Восточном Кавказе.

iii См.: Шихсаидов А.Р. Ислам в средневековом Дагестане (УП-ХУ вв.). Махачкала, 1969; Курбанов Руслан. Второй этап распространения ислама в Дагестане. Джамааты и шахары // Интернет. http://www. islam.ru/pressclub/histori… (С. 2 из 8); идр.

Исследователь А.И.Шамилев полагал, что "основательное внедрение" ислама в Чечню относится к ХIV-ХV вв. - См., Пути проникновения ислама к чеченцам и ингушам // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т. 3. Вып. 1. Грозный, 1963. С. 104-106.

iv Жданов Н.В. Исламская концепция миропорядка. М., 2003. С. 30-31.

v См.: Гаджиев В.Г. Материалы по истории средневекового Дагестана//Развитие феодальных отношений в Дагестане. Махачкала, 1980. С. 195-206; и др.

vi Русско-чеченские отношения. Вторая половина ХУ1-ХУП в. М., 1997. С. 94-96; Айтберов Т.М., Я.З.Ахмадов. Известия арабоязычных документов ХУ-ХУП вв. об общественных отношениях у вайнахов //Общественные отношения у чеченцев и ингушей в дореволюционном прошлом (ХШ - начало ХХ в.). Грозный, 1982. С. 62.

vii Дагестанские документы ХУ1-ХУП вв.//Письменные памятники Востока. М., 1982. - Цит. по: Интернет: http://www.vosteit.inso/Dokumenty/XV/Dad-dok 1/text 2.

viii Хрисанф. Сведения об Аварском ханстве. 1828 г.//История, география и этнография Дагестана. Архивные материалы. М. 1959. С. 271-272.

ix Агларов М.А., Айтберов Т.М, "Повествование об Али-беке Андийском и его победе над князем Турулавом б.Алиханом Баклулальским" как источник по истории Дагестана ХУП в. // Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в ХУШ - нач. ХХ в. (Сб. научных статей). Махачкала, 1981. С.123-127. Приложения, № 1.

x См.: Айтберов Т.М. Аваро-чеченские правители из династии Турловых и их правовые памятники ХУП в. (гумбетовцы в средневековой и новой истории Северо-Восточного Кавказа). Махачкала, 2006. С.69-71; Айтберов Т.М., Ахмадов Я.З.Указ. соч. С. 66-67.

xi См.: АВПРИ МИД РФ. Кабардинские дела, 1755-1757 гг. Оп. 115/1. Д. 14. Л. 65; ЦГАРД. Ф. 379. Оп. 1. Д.524. Л. 138 об; Русско-чеченские отношения. Вторая половина ХVIVII в. Сост. Е.Н.Кушева. М., 1997. С. 112; Кушева Е.Н., Усманов М.А. К вопросу об общественном строе вайнахов (Письмо 1657 г. из Шибутского джамаата царю Алексею Михайловичу // «Советская этнография». № 6. М., 1976. С.100-103; Магомадова Т.С. О времени исламизации населения Аргунского ущелья //Археология и вопросы атеизма. Сб. научн. трудов. Грозный, 1977. С. 82-83.

xii См.: Бакиханов А.-К. Гюлистан - Ирам. Баку, 1926. С. 80; Агларов М.А., Айтберов Т.М. Указ. соч. С.123.

xiii Русско-дагестанские отношения в ХУП - первой четверти ХУШ в. Махачкала, 1958. С. 53-54; Русско-чеченские отношения… С. 70, 165.

xiv См.: Попов И.М. Ичкерия (историко-топографический очерк)//ССКГ. Вып. 4. Тифлис, 1870. С.13-15; Лаудаев У. Чеченское племя//Чечня и чеченцы в материалах Х1Х в. Элиста, 1990. С.100-101;Ахмадов Ш.Б., Ахмадов Х.С. Основные этапы распространения и утверждения ислама в Чечне//Ислам в Чечне: история и современность. Грозный, 2008. С. 10-11; и др.

xv См.: Русско-чеченские отношения… С. 14; Мужухоев М.Б. Проникновение ислама к чеченцам и ингушам//Археологические памятники Чечено-Ингушетии. Грозный, 1979. С. 127-128, 140-141.

xvi См.: Бакиханов А.-К. Указ. соч. С. 90; Тотоев Ф.В. Общественно-экономический строй Чечни (вторая половина ХУШ - 40-е гг. Х1Х века). Рук. дисс. канд. ист. наук. М., 1966. С. 300.

xvii ЦГАРД. Ф. 379. Оп. 1. Д. 855. Л. 49-49 об.

xviii См.: Далгат Б.К. Родовой быт и обычное право чеченцев и ингушей. Исследование и материалы 1892-1894 гг. М., 2008. С. 64; Интернет: http.vainah/ ond/forum/arhive/index; vainah. ord./forum/printtliread…

xix См.: РГВИА. Ф. ВУА. Д.18508. Л.10 (Копия); РГАДА. Ф. 7. Оп. 2. Д. 2777. Л. 13. Документ выявлен Ш.Б.Ахмадовым (Опубликован: Ахмадов Ш.Б. Шейх Мансур. Грозный, 1991. С. 219-220); Мусаев А. Шейх Мансур. М., 2007. С. 274; Скитский В.Б. К вопросу о феодальных отношениях в истории ингушского народа //Известия ЧИНИИИЯЛ. Т. 1. Вып. 1. Грозный, 1959. С. 190; Henderson. Biblical researches and travels in Russia; and the passage as tlie Caucasus. London, Hisbet. 1826. С. 484.

xx См.: ЦГАРД. Ф. Кизлярский комендант". Д. 3318. Ч. 2. Л. 38 об.; РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18508. Л.5 (копия). Айтберов Т.М., Ахмадов Я.З. Указ. соч. С. 47, 50-51; и др.

xxi Ахмадов Я.З. Взаимоотношения народов Чечено-Ингушетии с Россией в ХУШ веке. Грозный, 1991. С. 66-67.

xxii См.: РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18508. Л. 10 (копия); Аталиков В.Г. Вайнахи по известиям европейских авторов//История, этнография и культура народов Северного Кавказа. Орджоникидзе, 1981. С.123-124.

xxiii РГВИА. Ф. 482. Оп. 1. Д. 192. Л. 159 об. - 160.

xxiv См.: АВПРИ МИД РФ. Ф. Кизлярские дела, 1771. Кн. 2. Л. 59-59 об; АКАК. Т. 1Х. Тифлис, 1884. С. 949.

xxv Емельянова Н.Е. Мусульмане Кабарды. М., 1999. Цитирую по тексту в Интернете: http://xit. Lib. ru. (С. 17 из 65).

xxvi Мужухоев М.Б. Средневековые культовые памятники Центрального Кавказа. (К истории религиозных верований в Х - Х1Х веках). Грозный, 1989. С. 165-169.

В отдельных высокогорных районах Чечни (верховья Чанты-Аргуна, Ассы, Фортанги и Гехи) еще в документах первой четверти Х1Х в. отмечается, что население большей частью мусульмане, но есть "идолопоклонники" и "христиане". - РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18508. Л.10 (копия).

xxvii Ахмадов Ш.Б. Имам Мансур. Грозный, 1991. С. 89-100; Его же: К вопросу о времени окончательного утверждения ислама в Чечне и Ингушетии//Вестник АН Чеченской Республики. № 2. 1999. С. 121-137; и др.

xxviii Шамилев А.И. Пути проникновения ислама к чеченцам и ингушам. // Известия ЧИНИИЯЛ. Т.3. Вып.1, Грозный, 1963; Его же: Религиозные культы чеченцев и ингушей и пути их преодоления. Грозный, 1963; Марковин В.И. В стране вайнахов. М., 1969; Виноградов В.Б. Так это было. Грозный, 1971; Мужухоев М.Б. Исследование средневековых погребальных и культовых памятников Чечено-Ингушетии//Археологические открытия, 1973. М., 1974; Его же: Антропоморфные надгробные стелы с мусульманских кладбищ Чечено-Ингушетии // "Советская археология", 1977, № 4; Магомадова Т.С. О времени исламизации населения Аргунского ущелья // Археология и вопросы атеизма. Сб. научных трудов. Грозный, 1977; Айтберов Т.М., Ахмадов Я.З. Из истории классовых отношений и антифеодальной борьбы карабулаков вХУШ в. // Вопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии (ХУ1 - нач. ХХ в.). Грозный. 1980; и др.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Раздел: История России
Дата публикации: 03.01.2014 01:40:16

1 | 2 | 3

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Дефицит и очереди: как идеология разрушила экономику СССР

Плановая экономика сама порождает дефицит товаров. Государственная машина, в силу неповоротливости бюрократического аппарата, медленно реагирует на изменение спроса. Именно поэтому пропадали из продажи то одни, то другие товары. Однако это не имело значительного влияния на жизнь людей, пока не стало массовым и повсеместным..

Читать

Дуэль в Российской империи

В статье говорится о причинах дуэлей, правила дуэлей в России, их отличия от европейских дуэлей..

Читать

Ветеран живет рядом

Великая Отечественная Война – одно из самых ужасных испытаний, выпавших на долю нашего народа. Ее тяжести и кровопролитие оставили огромный отпечаток в сознании людей. Она коснулась не только взрослых, но и детей. За долгих четыре года, которые продолжалась Великая Отечественная война, дети - от малышей до старших школьников - сполна испытали все её тяготы и ужасы..

Читать

История двух фотографий

В детстве я любила рассматривать старые фотографии, которые хранились в нашей семье. Моё внимание особенно привлекали два изображения, о них я хочу рассказать в своём сочинении. На первой фотографии изображена семейная пара – это Анна и Михаил Петровы, мои родственники (Приложение 1). Они проживали в городе Санкт-Петербурге и занимались прибыльным бизнесом – торговали Кузнецовским фарфором. Завод товарищества Кузнецова был основан в 1832 году Т. Я. Кузнецовым в пустоши Дулево. Кузнецовский фарфор отличался высоким качеством и красивым декором, изделия из него были очень популярны и имелись почти в каждой русской семье .

Читать

Настоящая русская женщина, которая смогла выстоять в войну

О войне я знаю только по рассказам бабушек и дедушек, из телевизионных передач и книг. Сегодня, побывав в гостях у бабушки, я задался вопросом, а какая она настоящая русская женщина, которая смогла выстоять в эти тяжелые годы? .

Читать

Слышали вы в Хатыни траурный перезвон?

Много лет прошло с тех времен, но души людей до сих пор надрываются при мысли о Великой Отечественной Войне. Эту работу я начала писать тогда, когда узнала о начале олимпиады, но не так легко мне это далось. Тяжело была моя тема тем, что я была неравнодушной к тем событиям. .

Читать

Глава VI . Исламизация Чечни в XVI-ХVIII вв. как фактор этнической консолидации нахов-чеченцев // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

До наступления ХУ1 столетия практически все нахское население Северо-Восточного Кавказа от р. Терека на западе до бассейна рр. Аксай-Акташ на востоке, в этнографическом плане являвшееся единообразным, разделяло древние языческие культы, связанные с обожествлением сил природы и поклонением "потусторонним" силам. В общественном сознании горцев господствовала мифологическая картина мироздания..

Читать

А.К. Казем-Бек как исследователь персидской литературы

Александр Касимович Казем-бек рано приобрел европейскую известность как ориенталист. В 1829 г. в возрасте 27 лет он получил почетное звание члена Британского Азиатского общества в Лондоне. В казанский период деятельности он плодотворно занимался иранистикой. .

Читать

Неизвестные герои

Каждая годовщины дня победы в Великой Отечественной войне ознаменовывается тем, что мы восхищенно вспоминаем и чествуем героические подвиги солдат, партизан, медицинских сестер и других не менее важных участников войны: Александра Маресина, Зою Космодемьянскую, отряд Панфилова – их имена и отважные поступки не забыты. Однако существуют те, которых не просто забыли, но и никогда не помнили. Почему и отчего так происходит, ведь каждый герой неоценимо повлиял на исход войны? Забывая и просто не помня, мы теряем историю, теряем наше достояние, память о героизме. В подтверждении этого можно привести следующие аргументы обосновывающие это..

Читать

Опорный край державы

2012-й год был годом 200-летия Отечественной войны 1812 года, которая завершилась победой русского народа над французскими завоевателями. Еще в начале учебного года я увидел в школьном музее выставку «Недаром помнит вся Россия…», которая меня очень заинтересовала. Так я впервые узнал о событиях двухсотлетней давности, начал читать книги об Отечественной войне 1812 года и её героях..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter