↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте

Поделиться

Новые статьи:

Археологи нашли еще одну «жертву» неандертальцев
........................
Женщины сыграли ключевую роль в одомашнивании собак
........................
Магнитная аномалия могла способствовать трагедии на «Перевале Дятлова»
........................
В Великом Новгороде нашли присутствие немецкой Ганзы
........................
В Египте нашли мумию с золотым языком
........................

1 | 2 | 3

Глава VI . Исламизация Чечни в XVI-ХVIII вв. как фактор этнической консолидации нахов-чеченцев // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

В конце ХУШ в. произошло дальнейшее усиление классовых позиций мусульманского духовенства в Чечне, связанное с возрастанием его роли в общественно-политической жизни Чечни. Это объяснялось и движением имама Мансура в 1785-1791 гг., которое протекало под религиозными лозунгами, так как народные массы свои социально-экономические и политические требования в этот период преломляли через призму религиозных представлений. Значительная часть духовенства Чечни, да и всего Сверного Кавказа, по отношению к Мансуру заняло благожелательную позицию: "дагестанские, чиркеевские, кумыцкие и салатовские кадни (судьи), муллы и "другие ученые" настаивали на безусловном исполнении требований имама". Помимо политических соображений, поддержка Мансура духовенством объяснялась тем, что он боролся за утверждение в общественной жизни горцев норм шариата. "Замена адата шариатом, конечно, влекла за собой усиление роли духовенства и некоторое ослабление адатской верхушки".xli

В Х1Х в. мусульманское духовенство Чечни вступило значительно окрепшим, документы 1800 г. отмечают, что наряду с "лучшими фамилиями" духовенство имеет "перед ними (т.е. чеченцами. - Я.А.) первое уважение…". Вместе с тем надо отметить, что согласно наблюдениям современников середины Х1Х в., народные массы Чечни, даже в период существования теократической монархии Шамиля, неохотно покорялись "владычеству мулл и кадиев". Духовенство здесь пользовалось теми правами, "какие предоставлял ему сам народ". Мулла получал участок земли "наравне с прочими жителями" и сам его обрабатывал; звание кадия не давало определенной власти "над прочими муллами", которые избирались из числа "грамотеев" самим народом. Власть и авторитет кадиев и мулл во многом зависели от их личных качеств.xlii

В целом материалы ХУШ - начала Х1Х в. дают нам немало интересных сведений для характеристики общественного строя Чечни. На основании этих известий можно с уверенностью констатировать, что духовенство в Чечне выделилось в отдельное сословие, а его роль во всех сферах общественно-политической жизни народа была значительной.xliii

 

§ 3. Движение имама Мансура в 1785-1791 гг. как нациообразующее явление

Совпадение трех крупных явлений в истории Чечни в хронологических рамках последней трети ХУШ в. привело к возникновению новых факторов. В указанный период одновременно шел рост национального самосознания чеченского народа, утверждение исламской религиозной идеологии (со складыванием профессионального духовенства) и, происходило системное усиление колониальной политики царизма.

Сложение указанных факторов в едином временном отрезке сдетонировало в Чечне широкое протестное движение, отражавшее общенациональные интересы и облеченное в религиозную форму. Следует также отметить, что в 70-80-х гг. ХУШ в. в самом густонаселенном районе Чечни - в аулах и обществах Чеченской равнины, наметился, в силу ряда причин, социальный кризис, выразившийся в частности в появлении прослойки безземельных, лишенных средств производства людей. "Бездомовная сволочь", как презрительно писали о бедноте царские чиновники, была охотно готова присоединиться к любым акциям, дающим надежду на улучшение их социального и материального положения.xliv

В исторических условиях того времени только общая для всех горцев Северного Кавказа идеология, в данном случае ислам, могла стать силой содействующей объединению разных обществ, народов и народностей, разделенных этническими, политическими, общинными границами и противоречивыми интересами. Имам Мансур оценил политическое значение ислама и повел борьбу за социальное переустройство горского мира и ликвидацию внешней опасности в форме "священной войны" - газавата. Религиозно-реформаторская форма его выступления оказалась весьма важной для чеченского и в целом всего горского общества.xlv

В массе своей, историческая литература начинает отсчет движению Мансура как религиозного подвижника с весны 1785 г., когда в крупном сунженском ауле Алда (Бухан-юрт) местный житель Ушурма из рода элистанжхойxlvi призвал односельчан к "покаянию".

Родился будущий имам приблизительно в 1760 г. в том же селении Алда в небогатой семье крестьянина Шабаза ("Шебессе"). По данным Ш.Б.Ахмадова, молодой чеченец начал свою сугубо религиозную деятельность еще в 1783 г., в следующем 1784 г., он добивается признания себя религиозным авторитетом - "шейхом", а с 1785 г. открыто возвестив свою религиозную и политическую доктрину добивается достоинства имама - религиозного и светского предводителя.xlvii

В связи с этим, необходимо затронуть вопрос и о суфийских корнях духовной деятельности Мансура как шейха - наставника мюридов (послушников), действующего в соответствии с учением и практикой одного из направлений суфизма, а именно накшбакдийского братства. В биографии молодого Мансура есть период пребывания вне родного села, когда он возможно закалял свой дух, уединясь в горах в целях изучения Корана и исламских истин.xlviii

Вассан-Гирей Джабагиев в своем развернутом очерке о Мансуре, написанном на основе турецких источников утверждал, что Мансур учился "сначала в мечетской школе, а затем, будучи молодым человеком, отправился в Дагестан, чтобы закончить там свое духовное образование у самых известных теологов". Потому его уверения, что он "темный (необразованный) человек" относятся скорее к разряду комплиментарных к учености других, действительно глубоких богословов к коим Мансур себя никогда не причислял, и к советам которых постоянно обращался.xlix

Наличие обителей "дервишей ордена Накшбанди" в Северном Дагестане еще в ХVII в. подтверждается свидетельством турецкого путешественника Эвлия Челеби от 1666 г. Авторитетные исламоведы Х1Х в. (М.А.Казембек) полагали, что: "Бухарские шейхи (центром ордена Накшбанди с Х1У в. была Бухара. - Я.А.) неоднократно приезжали в Дагестан через Астрахань и преподавали там правила тариката". Другой путь проникновения суфизма в Дагестан лежал через Ширван и Ирак (Багдад).l

Действительно, в течение нескольких лет Мансур смог распространить свое влияние в Чечне, Дагестане, Северном Азербайджане, в Кабарде, Адыгее, среди ногайцев кочующих за Тереком и Кубанью и, даже за Волгой среди "киргиз-кайсацких" народов, под которыми подразумеваются казахи. Известно, что Мансур предлагал казахам осадить Астрахань - важнейший русский город на Волге и Каспии. Наличие его писем-воззваний написанных на турецком и арабском языках с превосходным знанием ислама и других реалий указывает, по мнению А.Беннигсена "на существование центра объединенных действий, … на солидную организацию".li

Как бы-то ни было, в период деятельности Мансура на Северо-Восточном Кавказе при нем постоянно находились "дагестанские, чиркеевские, кумыцкие и салатовские кадии (судьи) и другие ученые"; он же получил обещание поддержки и от некоего табасаранского религиозного авторитета - "аджи" (Южный Дагестан).lii

Профессора Н.А.Смирнов и Ш.Б.Ахмадов называют имена авторитетных чеченских мулл сподвижников Мансура – это, во-первых самый уважаемый имамом богослов Умар-Хаджи из селения Шали, а так же Нагай-Мирза-хаджи, Бисултан-хаджи, Хамби-хаджи и другие. В 1787 г. Мансур направил того же Умара-Хаджи в Стамбул к султану, как к халифу правоверных. И султан, якобы, дал разрешение Мансуру выступать против России под званием имама (однако П.Г.Бутков утверждает, что из чеченских ученых - "хаджи" Мансур послал одного Бутыка но не в Стамбул, а в Мекку с письмом о своих пророческих сновидениях, откуда весной 1786 г. он также якобы получил признание имамом и предписание горцам повиноваться ему).liii

Первые сведения о Мансуре в документальных источниках (вначале турецких) появились, возможно уже в 1783 г.: когда в одном из писем турецкого офицера из крепости на черноморском берегу Адыгеи были упомянуты посланцы "какого-то имама Мансура". В 1784 г. в Чечню прибыл представитель губернатора турецкой крепости Анапа Кадиоглу Мехмет-ага. Турок весьма беспокоила информация о новоявленном "мусульманском пророке", что угрожало Османской империи серьезными волнениями: "появление действительного пророка могло создать беспорядки во всей Оттоманской империи и иметь гибельные последствия". Но реальность охладила беспокойство турецких начальников, ибо Мансур - открыто и официально заявлял окружавшим его духовым лицам: "Я ни святой, ни пророк, но мне повелено от Бога утверждать народ в законе Его".liv

Однако действия Мансура знаменовали настоящий переворот в общественном сознании чеченцев: "Наложив на страну трехдневный пост (мархо), он (Мансур. - Я.А.) с приближенными своими (муриды), стал навещать аулы, сопровождаемый пением зикра (славославия). Жители выходили к нему, каялись перед ним в грехах, и обращались к таба (покаянию), обязывались не делать дурных поступков, как-то: не красть, не спорить, (не курить табаку, не пить крепких напитков, но усердно молиться Богу, … Народ признал Мансура своим устасом, т.е. ходатаем перед богом: целовали полы его одежды и так увлеклись религиозным настроением, что прощали друг другу долги, прекращали тяжбы и прощали даже самою кровь… Слава о нем распространилась и в других племенах. Язычествующие кабардинцы, галгаи и горные чеченцы принимают ислам и единодушно с чеченцами восстают против русских".lv

В марте 1785 г. на всей территории Северного Кавказа ударили мощные волны землетрясения. Следом в Чечне начинается народное восстание, за короткое время охватившее почти все соседние районы края: Дагестан, Кабарду, Черкесию (Адыгею), и т.д. Во главе движения закономерно двадцатипятилетний Мансур. "Одаренный природой гибким и проницательным умом" и "сильной волей", он являлся прекрасным психологом и умел внушить глубокое доверие окружающим, а так же владел "необыкновенным даром слова".lvi

Царские власти узнали о публичных реформаторских проповедях Мансура, с которыми он выступил в начале 1785 г. у себя в деревне Алды и вначале полагали, что речь идет о религиозном прововеднике. "До объявления шихом (шейхом. - Я.А.), - сообщает документ, - Мансур три ночи в доме молился богу…". Первоначально те же алдинские жители отнеслись к "пророку" с сомнением: "почитают ево за волшебника, только он доводет, чтоб состояли порядочнее - смертоубийцам приказывает примириться, а протчим не воровать. А другие его дела нам не внятны".lvii

Из этих и других свидетельств можно сделать вывод, что Мансур прошел обычный на Востоке путь религиозного проповедника,обличителя в вере. Важно при этом, что выдвигались религиозные лозунги объективно представлявшие общенациональные интересы. Составной частью программы Мансура являлась борьба за утверждение шариата в горской среде, а исходной позицией имама - "бунт против пороков, адатов, в которых шейх видит основу зла и насилия… Призывы к нравственному очищению приводили к единению чеченцев, а борьба против адатов и за утверждение "чистого" ислама, идея отпора внешнему врагу - единению горцев Северного Кавказа… В социальном плане программа Мансура должна была служить средством создания государственности горцев".lviii Для того, чтобы столь откровенно выступить против "пороков" горского общества, против кровной мести и жестоких адатов нужна была огромная смелость. Поэтому для современников Мансур представлялся необыкновенной фигурой, святым и пророком (эвлия).

Царская администрация на Кавказе узнав о намерениях горцев выступить против российских укреплений на Тереке предписала всем пограничным начальникам постоянно находиться в боевой готовности на случай внезапного нападения. Вскоре в районы, наиболее подверженные движению - Чечню и Кумыкию ("деревни Аксаевская и Андреевская"), были разосланы прокламации, в которых царские "начальники" вдруг ставшие глубокими знатоками ислама убеждали горцев не верить имаму и не следовать его призывам.

Следует отметить, что движение имама Мансура изначально содержало элементы глубокой информационной работы по привлечению горских масс на свою сторону через десятки писем, прокламаций и воззваний. В свою очередь и российское правительство развернуло против Мансура и его сторонников невиданную в истории русско-горских отношений информационную войну.lix

Решив подавить движение в самом зародыше, пока оно не приняло еще больших масштабов, царское командование предписало направить из Кизляра "в самое сборище Ушурмы" военные силы под командованием полковника Пиери, поручив ему разгромить лагерь повстанцев в Алдах и захватить новоявленного "лжепророка" в плен.

Царский отряд, насчитывавший более двух тысяч солдат и офицеров, вышел к аулу и, несмотря на мирные предложения Мансура сжег Алды, ограбил все имущество жителей и направился обратно к переправе на Сунже. Во время движения обремененного добычей полка Пиери колонной через лес, горцы окружили его и в жестоком кинжальном бою уничтожили вместе со своим командиром.

Тот факт, что иррегулярные силы горцев разгромили регулярный полк европейской выучки, что было впервые на Кавказе в ХУШ в., сыграл огромную роль в подъеме начавшейся борьбы горцев и поднял авторитет руководителя этой борьбы Мансура на невиданный уровень. К чеченским крестьянам теперь присоединяются горцы Дагестана, кабардинцы и даже дальние черкесы. В основном это были представители горской бедноты. Царские власти отзывались о них как "о черном народе", "оборванцах и холопах" восставших против своих хозяев. "Имам теперь имеет сволочи тысячи до двух и то самых беднейших", доносил один из агентов царским властям.

15 июля 1785 г. состоялся первый поход повстанцев на важнейшую на Северном Кавказе крепость Кизляр. Горцам, насчитывавшим в своих рядах более 5 тысяч человек, так и не удалось овладеть штурмом достаточно сильным укреплением. Зато другое укрепление царских войск - Каргинское, расположенное в пяти верстах от Кизляра, было восставшими захвачено и сожжено.lx

Волнения охватывают все новые районы Северного Кавказа. Поддерживая постоянные сношения с восставшими чеченцами и дагестанцами и получая письма от Мансура, многие кабардинцы и черкесские племена Закубанья продают свой скот и закупают оружие и лошадей, готовятся на соединение с повстанцами имама. Обстановка на протяжении всей кавказской "Линии" складывалась тревожная Восставших поддержали так же отдельные князья Большой и Малой Кабарды, из тагаурских алдар (Осетия) - Ахмет Дударов; к восставшим присоединились сыновья шамхала Тарковского и хана Казикумухского. Некоторые из них, безусловно, учитывали в своих действиях общенациональные интересы, защиту суверенных прав своих народов.lxi

Имам Мансур не оставляет попыток зять Кизляр и вновь - 19-21 августа 1785 г. - предпринимает вторичный поход против Кизляра. Однако и на этот раз он закончился неудачей. Тогда в октябре 1785 г. восставшие численностью около 6 тысяч человек чеченцев и дагестанцев переносят боевые действия на территорию Кабарды, куда вошли было царские войска. 30 октября 1785 г. в ущелье между Григориополисским укреплением и Малой Кабардой произошло новое сражение с царскими войсками, отличавшееся большим ожесточением, и закончившееся без определенных результатов. Приняв отход царских войск за свидетельство их слабости, 2 ноября 1785 г. горцы вторично атаковали царские войска. С другой стороны, сторонник Мансура - князь Дол Мударов напал на русские отряды под Владикавказом, но был также отбит.lxii

С наступлением зимы наступает определенный спад в движении, вызванный помимо военных неудач тем, что муллы обещали горцам несбыточно легкие победы над неприятелем, который однако, нанес горцам если не поражение, то не дал им возможность одержать победу. В 1786 - 1787 гг. Мансур вновь формирует повстанческие отряды и, что весьма важно попытался наладить их комплектование и снабжение: каждая "мечеть" (имеется в иду квартальная мечеть, т.е. каждый квартал) должна была выставить по 10 человек для его войска с полным обеспечением. Для содержания постоянного войска местное население было обложено специальной податью. Организационно повстанческие отряды были разбиты на десятки, во главе каждого из таких соединений должен был стоять командир-тамада. Создавалось и нечто вроде полицейских сил: каждое аульное общество выбирало с "купа" (квартала) по два человека для охранной и караульной службы. Духовенство приняло "установление", чтобы народ "имел повиновение" только Мансуру. Были вновь заключены соглашения с кумыками, кабардинцами и на этот раз с карабулаками и ингушами.lxiii Таким образом речь объективно шла о некоторых государствообразующих решениях.

И все же, несмотря на столь решительные действия Мансура по мобилизации горцев база восстания начинает вскоре сужаться. Феодалы Кабарды и Дагестана стали покидать Мансура. На сторону царских властей перешли даже наиболее близкие сподвижники имама - князь Малой Кабарды Дол Мударов и кумыкские владельцы Али-Солтан Чепалов и Хаджи-Муртазали Чепалов.

Тем не менее, за прошедший период был нанесен сильный удар по позициям царизма на Кавказе. Все форпосты, начиная от Владикавказа до Моздока, были снесены, а гарнизоны выведены на Терек. Русские полки ушли из Грузии и в целом Кавказская линия заняла оборону.lxiv

В июле-ноябре 1787 г. движение горцев идет на спад на территории Чечни, Ингушетии, Кумыкии и Кабарды, но получает расширение и особый накал среди закубанских горцев, формально считавшихся в "подданстве" Османской империи и это обстоятельство во много было связано здесь с ростом религиозности адыгов. "Проповеди шейха Мансура, понятные и простые способствовали превращению их (адыгов - Я.А.) в мусульман, стойко привязанных к религии …".lxv

Вначале движение адыгов вызывало глубокую озабоченность и тревогу в турецких правительственных кругах. Обоснованность опасений турецких властей была подтверждена произошедшим еще 28 ноября 1785 г. восстанием гарнизона турецкой крепости Согуджака с примкнувшими к ним ногайцами и адыгейцами. Восставшие готовились присоединиться к Мансуру.lxvi

После начала русско-турецкой войны 1787-1791 гг. горцы, надеясь, по-видимому, на поддержку османов, несколько усилили выступления против Кавказской линии. Находясь уже за Кубанью, Мансур руководил двумя значительными военными сражениями: 20-22 сентября 1787 г. во главе сильной группы адыгских племен и ногайцев Мансур трижды атаковал позиции царских войск между реками Урупом и Лабой, но был оттеснен. Через месяц, в октябре 1787 г. на рр.Урупе и Кефире Мансур во главе закубанцев дал новое сражение царским войскам, непринесшее однако, перевеса в пользу восставших.lxvii

На последнем этапе народно-освободительного движения в 1788-1791 гг. Мансур, находясь среди турок в Анапе, куда он ушел после летних боев на Кубани, продолжал вести переписку с единомышленниками на Северном Кавказе, стремясь поддержать там накал движения. Его письма и послания были адресованы, главным образом, к соотечественникам - чеченцам, а также в Дагестан и Кабарду. Известно, что в 1788 г. произошел ряд чеченских набегов на Моздокскую линию по Тереку.lxviii

Осенью 1789 г. имам Мансур пытался установить через торговых людей контакты с киргизо-кайсацкими (казахскими) народами, жившими в северо-восточной части Каспийского бассейна, с целью парализовать с помощью казахов Нижнее Поволжье и осадить Астрахань. Интересно отметить, что по требованию властей муфтий Оренбургского духовного управления Мехмет-Джан был вынужден выступить среди волжских и казанских татар с осуждением Мансура как "лжепророка". В конце 1787 г. Мансур направил своих людей с воззваниями и в Крым, где под их влиянием недавно завоеванные крымские татары производят моления в мечетях, объявляют трехдневный пост и совершают обряд жертвоприношения домашних животных. Местные русские власти произвели аресты среди духовенства и искали даже самого Мансура, якобы прибывшего в Крым из-за Кубани.

Вопреки утверждениям некоторых авторов, Мансур не оставался безвыездно среди турок до 1791 г., а ездил в середине 1790 г. в Чечню и сразу же приступил к мобилизации горцев, в частности, чеченцев и дагестанцев, для нападения на Кизляр, но вскоре вернулся в Адыгею.lxix В июле 1790 г. беглый солдат, побывавший в Чечне, показал, что он видел в Алде "Ших-Мансура", который получил письмо от турецкого Батал-паши, в котором он просил приехать имама в Анапу и взять на себя командование "горскими войсками".lxx

После разгрома турецкого войска Батал-паши за Кубанью 30 сентября 1790 г. Мансур снова уходит в Анапу, и обращается с последними воззваниями к горцам Северного Кавказа. В июне 1791 г. царские войска штурмом овладели Анапой.

Взятый в плен Мансур, как "бунтовщик" был отправлен в Петербург, где допрашивался в Тайной экспедиции. После чего он был приговорен к пожизненному заключению в Шлиссельбургской крепости "за возбуждение народов гор против России и причинение большого ущерба империи". Умер Мансур 13 апреля 1794 г.lxxi

Движение шейха и имама Мансура в его национально-освободительном и религиозном формате своеобразно завершает и оформляет развитие чеченского народа в единую нацию и единую страну в своеобразных условиях горского мира того времени.

Данное движение нельзя рассматривать вне связи с социальными, экономическими и политическими процессами, происходившими в недрах чеченского общества мучительно искавшего ответ на вызов великой империи, ставшей своими границами на берегах Терека и Кубани. Ответ был дан в попытке создать чеченское и общегорское государство на идеологической базе единой религии - ислама.

В целом, процесс развития нового религиозного сознания нахов в границах Чечни в ХУ1-ХУШ вв., связанный с принятием ислама и появлением единых целей для всех фамилий, аулов и обществ, приобрел и форму политогенеза - процесса складывания государственных, социальных и общественных форм. Появление новых явлений и форм в организации нахского (чеченского общества) было закономерным результатом не только внутреннего развития общества, но и ответом на внешние вызовы, которые предъявляли в течение трех веков такие великие державы как Россия, Иран и Османская империя.

 

i Шукуров Рустам. Битва и диалог // "Знание - Сила". № 4, апрель. М., 2008. С. 98-100.

ii Распространение монотеистических религий на Северном Кавказе и на территории современной Чечни имело давнюю предысторию. По крайней мере, с IV в н.э. христианство становится государственной религией Картлийского царства (Грузия) в Закавказье тесно связанного с горцами-нахами, а с VII в. город-крепость Дербент на побережье Каспийского моря захваченный первым поколением арабов-мусульман стал центром распространения новой мировой религии на Северо-Восточном Кавказе.

iii См.: Шихсаидов А.Р. Ислам в средневековом Дагестане (УП-ХУ вв.). Махачкала, 1969; Курбанов Руслан. Второй этап распространения ислама в Дагестане. Джамааты и шахары // Интернет. http://www. islam.ru/pressclub/histori… (С. 2 из 8); идр.

Исследователь А.И.Шамилев полагал, что "основательное внедрение" ислама в Чечню относится к ХIV-ХV вв. - См., Пути проникновения ислама к чеченцам и ингушам // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т. 3. Вып. 1. Грозный, 1963. С. 104-106.

iv Жданов Н.В. Исламская концепция миропорядка. М., 2003. С. 30-31.

v См.: Гаджиев В.Г. Материалы по истории средневекового Дагестана//Развитие феодальных отношений в Дагестане. Махачкала, 1980. С. 195-206; и др.

vi Русско-чеченские отношения. Вторая половина ХУ1-ХУП в. М., 1997. С. 94-96; Айтберов Т.М., Я.З.Ахмадов. Известия арабоязычных документов ХУ-ХУП вв. об общественных отношениях у вайнахов //Общественные отношения у чеченцев и ингушей в дореволюционном прошлом (ХШ - начало ХХ в.). Грозный, 1982. С. 62.

vii Дагестанские документы ХУ1-ХУП вв.//Письменные памятники Востока. М., 1982. - Цит. по: Интернет: http://www.vosteit.inso/Dokumenty/XV/Dad-dok 1/text 2.

viii Хрисанф. Сведения об Аварском ханстве. 1828 г.//История, география и этнография Дагестана. Архивные материалы. М. 1959. С. 271-272.

ix Агларов М.А., Айтберов Т.М, "Повествование об Али-беке Андийском и его победе над князем Турулавом б.Алиханом Баклулальским" как источник по истории Дагестана ХУП в. // Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в ХУШ - нач. ХХ в. (Сб. научных статей). Махачкала, 1981. С.123-127. Приложения, № 1.

x См.: Айтберов Т.М. Аваро-чеченские правители из династии Турловых и их правовые памятники ХУП в. (гумбетовцы в средневековой и новой истории Северо-Восточного Кавказа). Махачкала, 2006. С.69-71; Айтберов Т.М., Ахмадов Я.З.Указ. соч. С. 66-67.

xi См.: АВПРИ МИД РФ. Кабардинские дела, 1755-1757 гг. Оп. 115/1. Д. 14. Л. 65; ЦГАРД. Ф. 379. Оп. 1. Д.524. Л. 138 об; Русско-чеченские отношения. Вторая половина ХVIVII в. Сост. Е.Н.Кушева. М., 1997. С. 112; Кушева Е.Н., Усманов М.А. К вопросу об общественном строе вайнахов (Письмо 1657 г. из Шибутского джамаата царю Алексею Михайловичу // «Советская этнография». № 6. М., 1976. С.100-103; Магомадова Т.С. О времени исламизации населения Аргунского ущелья //Археология и вопросы атеизма. Сб. научн. трудов. Грозный, 1977. С. 82-83.

xii См.: Бакиханов А.-К. Гюлистан - Ирам. Баку, 1926. С. 80; Агларов М.А., Айтберов Т.М. Указ. соч. С.123.

xiii Русско-дагестанские отношения в ХУП - первой четверти ХУШ в. Махачкала, 1958. С. 53-54; Русско-чеченские отношения… С. 70, 165.

xiv См.: Попов И.М. Ичкерия (историко-топографический очерк)//ССКГ. Вып. 4. Тифлис, 1870. С.13-15; Лаудаев У. Чеченское племя//Чечня и чеченцы в материалах Х1Х в. Элиста, 1990. С.100-101;Ахмадов Ш.Б., Ахмадов Х.С. Основные этапы распространения и утверждения ислама в Чечне//Ислам в Чечне: история и современность. Грозный, 2008. С. 10-11; и др.

xv См.: Русско-чеченские отношения… С. 14; Мужухоев М.Б. Проникновение ислама к чеченцам и ингушам//Археологические памятники Чечено-Ингушетии. Грозный, 1979. С. 127-128, 140-141.

xvi См.: Бакиханов А.-К. Указ. соч. С. 90; Тотоев Ф.В. Общественно-экономический строй Чечни (вторая половина ХУШ - 40-е гг. Х1Х века). Рук. дисс. канд. ист. наук. М., 1966. С. 300.

xvii ЦГАРД. Ф. 379. Оп. 1. Д. 855. Л. 49-49 об.

xviii См.: Далгат Б.К. Родовой быт и обычное право чеченцев и ингушей. Исследование и материалы 1892-1894 гг. М., 2008. С. 64; Интернет: http.vainah/ ond/forum/arhive/index; vainah. ord./forum/printtliread…

xix См.: РГВИА. Ф. ВУА. Д.18508. Л.10 (Копия); РГАДА. Ф. 7. Оп. 2. Д. 2777. Л. 13. Документ выявлен Ш.Б.Ахмадовым (Опубликован: Ахмадов Ш.Б. Шейх Мансур. Грозный, 1991. С. 219-220); Мусаев А. Шейх Мансур. М., 2007. С. 274; Скитский В.Б. К вопросу о феодальных отношениях в истории ингушского народа //Известия ЧИНИИИЯЛ. Т. 1. Вып. 1. Грозный, 1959. С. 190; Henderson. Biblical researches and travels in Russia; and the passage as tlie Caucasus. London, Hisbet. 1826. С. 484.

xx См.: ЦГАРД. Ф. Кизлярский комендант". Д. 3318. Ч. 2. Л. 38 об.; РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18508. Л.5 (копия). Айтберов Т.М., Ахмадов Я.З. Указ. соч. С. 47, 50-51; и др.

xxi Ахмадов Я.З. Взаимоотношения народов Чечено-Ингушетии с Россией в ХУШ веке. Грозный, 1991. С. 66-67.

xxii См.: РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18508. Л. 10 (копия); Аталиков В.Г. Вайнахи по известиям европейских авторов//История, этнография и культура народов Северного Кавказа. Орджоникидзе, 1981. С.123-124.

xxiii РГВИА. Ф. 482. Оп. 1. Д. 192. Л. 159 об. - 160.

xxiv См.: АВПРИ МИД РФ. Ф. Кизлярские дела, 1771. Кн. 2. Л. 59-59 об; АКАК. Т. 1Х. Тифлис, 1884. С. 949.

xxv Емельянова Н.Е. Мусульмане Кабарды. М., 1999. Цитирую по тексту в Интернете: http://xit. Lib. ru. (С. 17 из 65).

xxvi Мужухоев М.Б. Средневековые культовые памятники Центрального Кавказа. (К истории религиозных верований в Х - Х1Х веках). Грозный, 1989. С. 165-169.

В отдельных высокогорных районах Чечни (верховья Чанты-Аргуна, Ассы, Фортанги и Гехи) еще в документах первой четверти Х1Х в. отмечается, что население большей частью мусульмане, но есть "идолопоклонники" и "христиане". - РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18508. Л.10 (копия).

xxvii Ахмадов Ш.Б. Имам Мансур. Грозный, 1991. С. 89-100; Его же: К вопросу о времени окончательного утверждения ислама в Чечне и Ингушетии//Вестник АН Чеченской Республики. № 2. 1999. С. 121-137; и др.

xxviii Шамилев А.И. Пути проникновения ислама к чеченцам и ингушам. // Известия ЧИНИИЯЛ. Т.3. Вып.1, Грозный, 1963; Его же: Религиозные культы чеченцев и ингушей и пути их преодоления. Грозный, 1963; Марковин В.И. В стране вайнахов. М., 1969; Виноградов В.Б. Так это было. Грозный, 1971; Мужухоев М.Б. Исследование средневековых погребальных и культовых памятников Чечено-Ингушетии//Археологические открытия, 1973. М., 1974; Его же: Антропоморфные надгробные стелы с мусульманских кладбищ Чечено-Ингушетии // "Советская археология", 1977, № 4; Магомадова Т.С. О времени исламизации населения Аргунского ущелья // Археология и вопросы атеизма. Сб. научных трудов. Грозный, 1977; Айтберов Т.М., Ахмадов Я.З. Из истории классовых отношений и антифеодальной борьбы карабулаков вХУШ в. // Вопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии (ХУ1 - нач. ХХ в.). Грозный. 1980; и др.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Дата публикации: 03.01.2014 01:40:16

1 | 2 | 3

Читайте нас в социальных сетях:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен


Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Мой Танаис

Добрый день! Мой читатель, сегодня я хочу рассказать о земле, воздух которой несет с собой запах свободы, поверь здесь этот запах можно уловить в дуновении ветра, запаха разнотравья, степи, или даже увидеть в раскинутом море травы-ковыля, или в свободном парении орла. И вместе с ним мы подымаемся в высь и видим перед собой холмистую степь разрезанную шрамами оврагов, и склонов, серебристыми ручьями, и реками которые несут свои прозрачные воды в одну великую реку, которая называлась в разное время по разному Гиргис, Танаис, Тан, и наконец Дон, Тихий Дон, эта восхваляемая река от древних греков до викингов несет и поныне свои воды в Азовское море. И сверху она нам кажется украшением этой великой степи, как ожерелье на шеи красивой женщины. .

Читать

Культурная революция в СССР как попытка создания новой идентичности

Культурная революция в СССР 1920-х - 1930-х годов стала одним из приоритетных направлений деятельности нового правительства. Необходимо было не просто создать новую идею, а сформировать новое мировоззрение, систему взглядов, которую разделяло бы большинство населения. .

Читать

Доблестные ветераны Великой Отечественной войны

Мы живем в стране, где история любой семьи тесно переплетена с историей Великой Отечественной войны. На протяжении многих веков тянущихся к нашему времени из глубин времён, память донесла до нас имена тех, кто своим бесстрашием, мужеством и беспредельной любовью к своей Отчизне доказал не словом, а делом свою любовь и верность Родине и её народу. Победа в Великой Отечественной войне — подвиг и слава нашего народа. .

Читать

Чудо на все времена

Я люблю путешествовать. Несколько раз была в Москве всего на несколько часов. Больше всего запомнилась поездка с тётей. Билеты взяли так, чтобы быть утром в Москве. Рано утром сошли с поезда и сразу в метро до Красной площади. На меня произвело впечатление её величие. Я просто стояла, слушала, как бьют часы, хотелось потрогать кирпич в Кремлёвской стене. Мне кажется, ни в одном городе нет площади такой красоты и строгости..

Читать

Проблема и борьба с безграмотностью среди студентов АГУИ в 1942г.

Означенная проблема не являлась глобальной для становления и развития АГИИ в общей системе образования Хакасии. Но ее решение являлась достаточно весомым вкладом в формировании кадрового состава республики, ее дальнейшей профессиональной подготовленности и успешности..

Читать

Деятельность Астраханского городского совета по улучшении здравоохранения трудящихся в 1920-е годы.

Деятельность Астраханского городского совета по улучшении здравоохранения трудящихся в 1920-е годы. .

Читать

Гастрономические бренды советской эпохи

Гастрономические бренды советской эпохи.

Читать

Записки партизана

Историческое эссе "Записки партизана" посвящённое Отечественной войне 1812 года. Автор: Пахарь Виктор Вячеславович.

Читать

«Мне есть, чем гордиться, с кого брать пример….»

Великая Отечественная война в душе нашего народа осталась «неугасаемой болью»: ни одну семью события той страшной войны не обошли стороной. Перелистывая «страницы» памяти, пытаешься проникнуть в самые «потаённые уголки». Очевидцев событий остаётся всё меньше и меньше, а истинные герои не любят рассказывать о своих подвигах, искалеченной нелёгкой судьбе..

Читать

Люди бессмертного подвига

Да, они солдаты Великой Отечественной войны, люди бессмертного подвига, кто не щадил себя во имя общего дела достойны повседневного и чуткого внимания. 1418 дней сражались они, не жалея ни сил, ни крови, ни самой жизни чтобы одержать выдающуюся победу над фашизмом, спасти свою страну и мир от гитлеровского порабощения. И они одержали её. Этот подвиг советских солдат, подвиг, не имеющий себе равного во всей истории человечества, высечен нестирающимися знаками в сердцах всех живущих на земле, всех, кому дороги свобода и мир. Чистое голубое небо и счастливая детская улыбка. .

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter