↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

В Египте обнаружили затопленное кладбище
........................
В Германии осудят 96-летнюю женщину за пособничество нацизму
........................
Под Красноярском нашли метровый бивень мамонта
........................
В Хорватии нашли редкий древнегреческий шлем
........................
Мумия овцы «рассказала» о древнем животноводстве
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5

Глава VII. Борьба трех империй за Кавказ. Политическое положение Чечни в ХVI-ХVII веках // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Взаимоотношения "Окоцкой земли" с Русью, не получив еще официального оформления (что произошло только в 1588-1589 гг.) развивались тем не менее как сугубо дружеские. Где-то до августа 1586 г. Ших-мурза приехал к казакам "на Терек… а сказал, что ему от шевкальского и от горских людей теснота великая, что он, живучи в горах, служит тебе, государю и промышляет всяким твоим государевым делом… и он хочет ехати на твое государство имя в Асторохань" куда уже послал двух своих человек: "Урака да Бязия (?)"xlii.

Вместе с тем, 1586-1588 гг. были успешными для политики российского государства на Кавказе. Посылка в Грузию толмача Русина Данилова в 1586 г. для "проведывания" вестей и дорог, привела к посольству в Москву от восточногрузинского (кахетинского) царя Александра с просьбой о подданстве. В следующем 1587 г. в Грузию было направлено царское посольство возглавляемое Родивоном Биркиным и Петром Пивовым, а обеспечение безопасности посольства на Северном Кавказе было поручено Ших-мурзе Окуцкому и кабардинскому князю Алкасу). xliii.

Весной 1588 г. служилый царевич Мурат-Гирей с воеводами Протасьевым и Бурцевым, выехав "из Асторахани в Шевкалы", расположился лагерем в низовьях Терека. С ним были "многие люди стрельцы и казаки с вогненным боем», которые и заложили деревянную крепость. По существу же речь шла не о создании на Тереке просто русской крепости, а плацдарма для завоевания всего Кавказа. Вопрос о строительстве этой крепости стоял давно, а поторопиться с ее основанием заставили известия о подготовке новой османской кампании против Астрахани. Действительно, в сентябре 1587 г. имперский Диван обсудил предложения бухарского хана Абдуллаха и старшего князя Большого Ногая - Урус-мирзы, о захвате Астрахани. Поход был намечен на 1588 г., причем был назван даже командующий: Пиял-пашаxliv. Впрочем, план этот остался на бумаге, как и проект грандиозной антитурецкой коалиции, предложенный европейским государствам московским правительством в том же 1587 г.

Следует отметить, что строительство крепости на Тереке входило в общий план обороны Волжско-Каспийской магистрали: весной 1586 г. была основана Самара, в начале 1588 г. правительство приказало строить в Астрахани каменный кремль, следом закладываются крепости Саратов и Царицын (1589 г.)xlv.

В течение 1588-1589 гг. воеводы Михайло Бурцев и Келарь Протасьев осуществили строительство Терского города в низовьях Терека, на северном протоке Тюменка. На этот раз Россия прочно встала на Тереке. В 1588-1589 гг. начался по существу новый этап русско-северокавказских отношений, выход России на Терек окончательно состоялся.

Значительную помощь в этом оказал и чеченский владелец Ших-мурза Окуцкий, который в эти годы с использованием "государевых" казаков, добился определенного политического влияния на Северном Кавказе. Он взял некий "Индили словет город и с тем 7 городов" (скорее всего укрепленные аулы), обеспечил и себе и Руси дружеский союз с аварским ханом, Черным князем, с нахским владельцем Ларса в Дарьяльском ущелье - Салтан-мурзой; сын шамхала Алхас (Алкас) перешел даже со своими подвластными в его владение. В трудные годы засилья турок и крымцев на Северном Кавказе он совместно с терскими казаками прервал сообщение турок между Азовом и Дербентом, участвовал во всех антитурецких акциях кавказских владельцевxlvi.

В 1588-1589 гг. терские казаки опять перешли под непосредственное управление царских воевод. Они «сели» городками на гребне Терского хребта у слияния Сунжи с Тереком, здесь же на развалинах "Суншина городища" был поставлен и небольшой острог. Терские казаки состояли в разряде вольных казаков, им не платили постоянного жалованья, а привлекали к службе от случая к случаюxlvii.

Таким образом, русско-османское противоборство на Северном Кавказе складывалось в целом в пользу России, русские войска в союзе с горцами не позволили туркам расширить агрессию в сторону Астрахани, на Северный Кавказ и Дагестан. Все это способствовало росту престижа Москвы и объективно усилило прорусскую ориентацию народов Северного Кавказаxlviii.

В то же время, в 1586-1589 гг. армии султана Мурада III заняли практически весь Азербайджан, Армению, Курдистан, западные области Ирана, значительную часть Грузии и ширванское побережье Каспия где появился турецкий флот и морские базы турок. 21 марта 1590 г., был заключен турецко-иранский мир установивший гегмонию Стамбула и на Кавказе.xlix

Тем не менее, терские воеводы направляли письма в Кабарду, " шевкальскому и к тюменскому и к горским черкасом и к Нагаем" с призывом, "чтоб… великому государю служили". Крымский хан также рассылал гонцов с письмами на Северный Кавказ "ко всем в горы"; более того некий турецкий чиновник с отрядом в 90 человек, сопровождаемый кабардинцами, проехал в Дагестан через некоторые чеченские общества - "на Мичкизы по загорам"l.

В сложной политической обстановке, царившей на Кавказе в конце 80-х гг. XVI в., относительно возрастает роль чеченского феодала Ших-мурзы, верного сторонника Москвы. К нему направляет своих людей за известиями о судьбе грузинских посольств и для "разведывания" дорог кахетинский царь Александр, к нему обращается русский царь с указанием обеспечить безопасность посольства Семена Звенигородского и Торха Антонова в Грузию. Ших-мурза приводит в русское подданство одного из сильнейших феодальных владетелей Северного Кавказа - хана Аварского (вместе с его родственником Черным князем). Его политическую линию, в общем, разделяют основные нахские (чеченские и ингушские) общества того времени.li

Еще в октябре 1588 г. вместе с грузинскими послами в Москву прибыли "черкесские" послы от Шиха-мурзы и князя Алкаса Кабардинского. Чеченское посольство возглавлял племянник Ших-мурзы Батай-мурза; свита его состояла из трех товарищей. Горские послы были помещены на дворе архиепископа Новгородского, и к ним был назначен приставом Иван Жемчужников.lii

Грамоты Ших-мурзы представляют огромный интерес. В них содержится богатый фактический материал, характеризующий политические взаимоотношения российского государства с Северным Кавказом и Чечней во второй половине XVI в. Анализ документации посольства Ших-мурзы показывает, что политическое положение его владения определялось несколькими факторами:

1.  Отношение к Турции и Крыму враждебное (х Турскому и х Крымскому не приставал"). 2.  Отношение к России характеризовалось чертами средневекового вассалитета ("готов на государеву службу", а с другой стороны, и "государь бы его пожаловал, держал под своею царскою рукою и его обороняти велел от его недругов"). 3.  Отношения с северокавказскими соседями сложные. Дружеские отношения с Аварским и Черным князьями, держит у себя "шевкалова сына", враждебен с Асламбеком Кабардинским, ведет военные действия против "Индили" и других районов"liii.

21 ноября 1588 г. горские послы Батай и Асламбек (представитель Алкаса) были приняты царем Федором Ивановичем. "А государь сидел в Золотой в Подписной палате в царском платье; а бояре в золотном платье, а в сенех дворяне и приказные люди были в золотном же платье». Батай и Асламбек "били челом государю" о "пожаловании" и взятии "во оборону от недругов", после чего они были допущены "х корошеванью", пожалованы шубами (а сопровождающие лица деньгами и сукнами) и "кормом" из царского дворца Причем, Батаю и его людям были пожалованы более ценные подарки, чем послам Алкаса Кабардинского.liv

25 февраля 1589 г. состоялись переговоры Батая и Асламбека с государственным деятелем России, казначеем И.В.Траханиотовым, дьяками Андреем Шелкаловым и Посником Дмитриевым. Царские представители желали определить условия документального оформления подданничества Шиха и Алкаса. Послам был задан вопрос: "каким обычаем Алкасу и Шиху бытии под государевою рукою (подчеркнуто нами. - Я.А.) и хто им недруги?» Батай и Алкас отвечали: "Они холопи государские старинные и ныне государю служат (подчеркнуто нами. - Я.А.), - и прислали их ко государю Алкас княз и Ших мурза бити челом, чтобы государь пожаловал, велел их от недругов беречи Терском воеводам, а недруг им Асламбек княз Кабардинский"lv. Следовательно, горские послы считали вопрос подданичества решенным ("они холопи государские старинные") и просили вознаграждения за службу своих правителей и помощи против недругов.

К сожалению, в архивах не сохранилось данных о заключительной стадии переговоров; царскую грамоту Ших-мурзе и жалованье было поручено передать очередному русскому посольству в Грузию. О результатах миссии Батая мы можем судить именно по этому документу.

Царь Федор Иванович заявлял Ших-мурзе: "…нам твоя прямая служба ведома. И мы за твою службу тебя жаловати хотим своим великим жалованьем и держати тебя и твой юрт хотим под своею царскою рукою и в обороне тебя держати хотим ото всяких твоих недругов и воеводам нашим Астораханским и Терским о том приказ наш царский крепкой… И ты б, Ших-мурза, з братьею своею и с племянники и з детми и со всеми своими людми нам служил и был под нашею царскою рукою и от нашего жалованья был неотступен… (и по свою смерть и х Турскому и х Крымскому и к иным нашим недругам ни к кому не приставал, и сам и братью свою и детей своих и племянников в Терской город и нашим воеводам присылал…) и ты б, Ших-мурза, сам з братьею своею и с Алкасом князем все за город за Терской стояли с нашими воеводами вместе заодин. А мы к тебе вперед учнем свое царское жалованье держати великое"lvi.

Таким образом, первое чеченское посольство и присяги чеченского владельца до и после посольства, привели по существу к официальному оформлению вассально-союзнических отношений "чеченских землиц" с Россией. В 1589 г., во время приезда в Москву австрийского посла Варкоча ему сообщалось: "а Шевкальской Князь, и Черкасские Князи, и Горские, и Окутцкие и Оварской Князь и Черной Князь и все тамошние Государи около Хвалимского (Каспийского. - Я.А.) моря, все государю, Царю и великому князю добили челом…". Давались европейским дворам и весьма преувеличенные сведения о численности войска у северокавказских князей: "Черкасские князи и Князь Тюменской и Князь Окутцкой, у тех у всех ратных людей до семидесяти тысяч». По мнению Е.Н.Кушевой, именно в 1590-е годы в титул русского царя было внесено добавление: "государь Иверские земли карталинских и грузинских царей и Кабардинские земли черкасских и горских князей… государь".lvii

Реакция Европы на политические заявки России в отношении Кавказа была сдержанной. Свидетельства европейских авторов о политическом положении, в частности народов Северного Кавказа, которые они черпали в дипломатических кругах, в среде купцов и путешественников, порой далеко расходились с данными русских государственных деятелейlviii.

Среди источников правовых норм указанных договоров следует указать на княжеские «докончания» Северо-Восточной Руси XV-XV1 вв., договоры московских государей со служилыми князьями восточного происхождения, которым жаловались земли в границах России, а также местные, северокавказские правовые традиции оформления политического вассалитета.

В конкретных условиях конца XVI в. отношения горских князей с русскими царями нередко носили объективно союзнический характер. Правовое оформление этих отношений являлось не только целью, но и средством на пути полного включения народов Северного Кавказа в состав Русского централизованного государства, было одним из методов борьбы русского правительства с Ираном и Турцией за политическое преобладание в данном регионеlix.

 

 

§ 2. Османо-иранские войны и Северный Кавказ. Чечено-русские взаимоотношения в конце XVI - первой половине XVIIв.

 

Политическое положение нахов-чеченцев в конце XVI в. оставалось сложным. Население некоторых юго-восточных обществ Чечни вовлекалось в военные предприятия дагестанского шамхала и его союзников, нахи прилегающих к Грузии высокогорных районов усиливают нападения на владения кахетинского царя Александра. В целом в этот период возрастает влияние Стамбула в регионе, а Каспийское море бороздят турецкие суда, построенные в Низабате (порт между Дербентом и Баку).lx

Усиление Турции в Закавказье и рост ее влияния и на Северном Кавказе привели московское правительство к попытке активизации русской политики на Тереке. В 1590 г. царские воеводы восстанавливают Сунженский острог в границах Чечни, а в 1591 г. организуют поход на владения крупнейшего дагестанского феодала, носившего титул "шамхал". В нем участвовали и северокавказские союзники Руси Ших-мурза Окуцкий и некоторые кабардинские князья.lxi

В целом результаты экспедиции были скромными, однако вооруженные действия России на Северном Кавказе вызвали большой международный резонанс, нежелательный для нее. Государственный деятель Турции Синан-паша возмущался в письме к царю Федору Иоанновичу тем обстоятельством, что русские "на Терке, да на Сунше реке остроги поделали, да близко Дербени на Камзумском (Каспийском. – Я.А.) море городы поделали, да на усть реки Сунши, где впала Сунша в Терку, тут остроги поделали…". Вскоре султан отдал приказ о походе янычар на Терек и Сунжу, одновременно угрожая набегом крымской конницы на Россию. И только взятое на себя Москвой обязательство открыть северокавказские дороги туркам и начало войны Турции с Австрией предотвратили намеченную экспедицию.lxii

В 1594 г. царские войска под командованием воеводы Хворостинина, присоединив к себе некоторых союзных горских князей, вновь двинулись на земли дагестанского шамхала с целью покорения Северного Дагестана и выполнения союзнических обязательств перед Ираном и Грузией. Шамхал, в свою очередь, собрав "большую рать", которая складывалась из представителей народов Дагестана, Чечни и Кабарды, обязанных взаимно помогать друг другу в случае нападения "неверных"lxiii, наголову разгромил царское войско; было потеряно около трех тысяч человек. "Сами же воеводы с оставшимися людьми утекоша", сообщают русские летописи.lxiv

Военные события в Северном Дагестане серьезно сказывались на положении союзников Москвы в Чечне. В русских источниках 1596 г. уже не упоминаются имена Ших-мурзы и ближайших его союзников. Ших-мурза был убит феодальными соперниками, а Окоцкое владение разорено. Соседние нахские общества и некоторые дагестанские феодалы уже не упоминаются в качестве "послушных" или союзных Ших-мурзе. Около 160  окочан-ауховцев бежало в Терский город и основало здесь так называемую "Окоцкую" слободу. Большая часть беглых нахов была принята на русскую службу - "жалованием денежным и хлебным поверстаны…". Само же Окоцкое владение на правах вассального удела вошло вскоре в состав северодагестанского княжества Эндерей, которое по национальному составу являлось кумыкско-чеченским, а в политическом плане даже оспаривало гегемонию шамхальства в горских делах.lxv

Важные события происходили на западных и южных границах нахских земель. В 1596 г. влиятельные кабардинские князья Солох (Шолох) и Айтек вторгаются в Дарьяльское ущелье и воюют "Сонскую землю". Безусловно, здесь не могли быть не затронуты нахские "Ларсовы кабаки" - аулы Салтан-мурзы и "Черебашев кабак", лежавшие на путях в Ксанское (Сонское) эриставство (Грузия). В те же годы была предпринята попытка кахетинского царя Александра добиться зависимости прилегавших к его владениям чеченских и дагестанских обществ. Однако, как сообщает документ, "проведав де про то горские черкасы и собрався с кумыцкими людьми, приходил де на те его землицы войною и многих де его людей побили".lxvi

Вместе с тем, русская дипломатия скрывала на европейской арене и в отношениях с Ираном действительное положение дел на Северном Кавказе. Даже в 1600-1601 гг. русские послы хвалились приобретением Тарков, Тюмени, Эндерея и утверждали, что черкесы "холопи государей наших", что все горцы и грузины являются подвластными царя и т.д. Однако до европейцев доходили отрывочные данные о реальном положении дел на Кавказе где "некоторые татары и турки неподалеку от Каспийского моря жестоко грабят и убивают тех, которые были подданными московитов…".lxvii

Таким образом, к концу XVI в. политическая ситуация на Северном Кавказе и вокруг Чечни была основательно перетряхнута.

В силу указанных причин политическое положение нахов-чеченцев в начале XVII в. оставалось сложным. Население некоторых юго-восточных обществ Чечни вовлекалось в военные предприятия дагестанского шамхала и его союзников, стремившихся ликвидировать царские крепости на Тереке и Койсе (Сулак). Позиция других чеченских обществ, в основном восточной и центральной частей края, была, по-видимому, благоприятной для России. Так, при избрании маршрута русского посольства в Грузию в 1601 г. служилые окочане рекомендовали такой путь: «от Сунженского острогу на Мичкисские кабаки, на Кудашев кабак, а от Мичкисского от Кудашева кабака на Пешинский кабак, а от Пешинского кабака на Терлов на Бердеков кабак».lxviii

Положение западных нахов источники характеризуют также скупо. Известно, что к 1604 г. некоторые «кабаки» (то есть аулы) кабардинских князей уже располагались непосредственно в Дарьяльском ущелье. Князь Айтек овладел «дорогою в горах к Сонской земле», которую когда-то контролировал «брат» Ших-мурзы владелец Салтан-мурза; возможно, что и «колканцы» (в данном случае не только галгайцы, но и жители других нахских обществ из прилегающих к Дарьялу ущелий) признали, в какой-то степени, сюзеренитет Айтека.lxix

В 1604 г. царь Борис Годунов решил одним ударом переломить ситуацию на Кавказе путем проведения широкомасштабной военной акции и направил на Терек с десятью тысячами стрельцов воеводу Бутурлина. Непосредственной тактической задачей Бутурлина было завоевание плацдарма на Сулаке, Тереке и его правом притоке - р.Сунже. Стратегический замысел был гораздо шире - подчинить горские народы, овладеть побережьем Каспия, вытеснить оттуда турок, выйти к границам Грузии и т.д. На помощь Бутурлину на Тереке были присоединены местные стрельцы и казаки, служилые ногайцы, черкесы и окочане во главе с князем Сунчалеем и Батаем Шихмурзиным.lxx

Надо отметить, что национальные интересы России в тот период не требовали проведения активной политики на Кавказе. Но сам Борис Годунов, чье положение было шатким, вследствии разрухи государства был заинтересован во внешнеполитических победах для укрепления своего правления. С другой стороны, к подобным действиям толкали обязательства, неосторожно данные «христианской» Грузии. И в третьих, Москва не желала усиления на Северном Кавказе позиций своих вчерашних союзников - иранцев.

Осенью 1604г. царское войско, к которому были присоединены некоторые ногайские мурзы, служилые черкесы и окочане (во главе с кабардинским служилым князем Сунчалеем и чеченским мурзой Батаем Шихмурзиным), в результате кровопролитных боев захватило Эндирей, Теплые воды (возможно, местность Мелчхи на Качкалыковском хребте) и Тарки столицу шамхальства. Построив здесь укрепления, царские воеводы совершали на дагестанские и чеченские аулы набеги и экспедиции, пленили людей в селениях, отнимали хлеб, захватывали табуны и стада.lxxi

Организованное сопротивление этим действиям быстро приняло всенародный характер. Один только князь Салтан-Магмут Эндерейский, который имел в своем владении Окоцкую землю и был связан союзом с самым крупным чеченским обществом - Мичкизским, выставил 13 тыс. бойцов. Не меньше воинов вывел на поле боя и шамхал Тарковский - «вали (правитель)» Дагестана, считавшийся самым влиятельным феодалом Северо-Восточного Кавказа.lxxii

Весной 1605 г. горскими силами были уничтожены все царские крепости на Сулаке и Акташе, созданные русскими в ходе предыдущих военных действий, а основные силы Бутурлина в 8 тысяч стрельцов потерпели полное поражение во время отступления из Тарков. Разгромом Бутурлина горские политические объединения продемонстрировали свою жизнеспособность и укрепили свою значимость в международных отношениях.

Поражение на Северном Кавказе, безусловно, сказалось и на положении Бориса Годунова в Москве, резко ослабили эффективность его попыток справиться с экономическим и политическим кризисом в стране. Власть в России была захвачена Лжедимитрием I, открывшим эпоху Смутного времени на Руси. В этот период - в 1605-1614 гг. - ослабли не только русско-кавказские связи, но и узы между метрополией и русскими поселениями на Тереке. Это было связано с народными волнениями на юге России, в частности, в Поволжье и на Тереке. Летом 1605 г. в Москве успела, однако, побывать делегация терского (кабардинского) служилого князя Сунчалея и служилого окочанского мурзы Батая, которая была принята Лжедмитрием I и награждена богатыми дарами.lxxiii

Тем временем новое наступление иранского шаха Аббаса I на османов, начавшееся в 1605 г., привело к вытеснению турок из Прикаспия, Азербайджана и части Грузии.

В 1606-1607 гг. большая группа феодальных правителей Северо-Восточного Кавказа ("хоккам-е Дагестан ва мирзадека-йе черкес" - т.е. "правители Дагестана и князья черкесские") прибыла к Аббасу I и была награждена им. Вместе с тем, эти же горские феодалы продолжали сохранять связи и с Терским городом, рассчитывая на помощь русских стрельцов в борьбе с политическими противниками. Воеводы же вели переговоры с горцами с одной целью: «меж ими учинить рознь и от их бы приходу тем уберечи... государев Терской город». Терские силы принимали активное участие в междоусобицах горских феодалов. Так, в 1610-1611 гг. местные противники эндерейского князя Салтан-Магмута с помощью терских ратных людей разбили его и вытеснили в горные чеченские аулы где он закрепился вместе с Батаем Шихмурзиным, еще в 1609 г. бежавшим из Терской крепости.lxxiv

Известно, что и иранский шах Аббас поощрял противников Салтан-Магмута, так как тот занимал независимую и от него позицию. В 1612 г. по просьбе ставленника иранского шаха шамхала Тарковского Гирея, терский воевода П.И.Головин вновь послал на Салтан-Магмута стрельцов и казаков, которые «окоцкие (т.е. чеченские. - Я.А.) его кабаки повоевали и пожгли все; ...и ис кабаков его изогнали ж». При этом были разгромлены и чеченцы-мичкизы, союзники Салтан-Магмута.lxxv

20 ноября 1612г. был подписан ирано-турецкий мирный договор, в котором впервые в истории международных отношений был зафиксирован «Северо-Кавказский вопрос». Согласно условиям мира, «шамхал-хан и другие правители Дагестана объявлялись верными слугами султана», а так как османы термин «Дагестан» традиционно распространяли на территорию от Каспия до восточных границ Кабарды, то следовательно, под ним понималась и Чечня. Однако шах Аббас I ни в коей мере не думал уступать Северо-Восточный Кавказ османам. Более того, где силой оружия, а где подкупом он пытался установить над горцами реальный контроль. Вторгаясь осенью 1613 г. в Грузию, иранский шах имел целью оккупировать Картлию-Кахетию и завоевать весь Кавказ, в частности, «кабардино-дагестанский край». События Смутного времени в России подвигали шаха на еще более широкие планы — вырисовывалась возможность овладения Астраханью.lxxvi

Окопавшийся в тот период в Астрахани атаман Заруцкий (возглавлял народное движение на юге России), попав в трудное положение из-за наступления войск нового царя Михаила Романова (избранного в 1613 г.), желал отторжения астраханского края к Ирану. Искал он союзников и на Северном Кавказе. В мае 1614 г. Заруцкий был разбит отрядом из Терского города, который состоял из стрельцов, казаков и служилых горцев (в том числе и чеченцев-окочан). Это имело немалое значение для укрепления власти новой династии на юге страны.lxxvii

После окончания Смутного времени несколько смягчается политическая обстановка на Северном Кавказе. Усиливаются русско-нахские связи. В мае 1614 г., благодаря дипломатическим усилиям окочан «шертовали» Михаилу Романову, причем, на территории Мичкизского общества, представители Салтан-Магмута Эндерейского и ауховские (окоцкие) мурзы—Албирь и Батай. Важным решением России, имевшим далеко идущие последствия, было создание в Терском городе, весной 1615 г., особого вассального «черкасского» (то есть горского) владения во главе с князем Сунчалеем. Выходцы из Чечни - окочане, мичкизы и другие составили основную часть его населения.lxxviii

Между тем, угроза вторжения шаха Аббаса I на Северный Кавказ продолжала сохраняться. В 1614 г. стало известно, что шах собирается пройти из Грузии на Северный Кавказ; «идет войною... на кабардинских черкас великою ратью прямою дорогою через Калканские кабаки». Кабардинский князь Мудар Алкасов, контролировавший часть Дарьяльского ущелья (в т.ч. и нахов-ингушей), заключил союз с Аббасом I и по его приказу укрепил подвластные горные аулы «надолбами», чтобы «перенять грузинскую дорогу». Следовательно, речь шла о том, что иранцы пройдут через территорию собственно нахских («Калканские кабаки») обществ.lxxix

По сообщению иранского историографа XVII в. Искандера Мунши известно, что такой поход из Грузии на север, в горы, состоялся, но «войска ислама» под командованием Бекверди-бека перенесли в заснеженных горах неисчислимые трудности и были вынуждены повернуть вспять. А вскоре выступление турецкой армии на Иран и народные волнения в империи Сефевидов отвлекли внимание шаха от северокавказских дел. По некоторым другим данным, в т.ч. и народным преданиям, отдельные отряды шаха проникли вплоть до Алагирского и Куртатинского ущелий.lxxx

В начале 1615 г. общества восточной части Чечни вновь оказались втянутыми в серьезный политический конфликт. Князь Салтан-Магмут, изгнанный из кумыкской части своего владения, обосновавшись в окоцких (ауховских) аулах, перехватил «Мичкизскую и Кабардинскую дорогу» и открыл настоящую войну против своих недругов с помощью чеченцев и аварцев. В феврале 1615 г. девять дагестанских феодалов, вытребовав на помощь из Терского города отряд из 400 стрельцов с пушками, вступили в бой с войском Салтан-Магмута и разбили его; «... на том бою Салтан-Магмутовых и Турлова-князя и мичкизских людей побили до смерти 140 человек, а иных переранили и живых поймали».lxxxi

В следующем 1616 г. территория нахов вновь стала ареной ирано-турецких противоречий, когда в соседнюю Кабарду прибыли передовые крымские силы в количестве трех тысяч человек, предназначенные для похода на Иран. На это иранский шах отреагировал быстро: к Сунженскому перевозу подошли иранские войска и горские союзники Шагин-Гирея (эмиссар Аббаса I на Тереке). Терские воеводы так же послали ратных людей к Сунже, но с приказанием ни во что не вмешиваться и стоять «отдельно». Однако в связи с тем, что основные крымские силы, собранные на Кубани, разошлись вследствие бескормицы, политическая обстановка вновь стабилизировалась.lxxxii

Через несколько лет горные общества нахов (Чечни и Ингушетии) подвергаются, согласно данных феодалов, нападению со стороны аварских князей и царских войск. Русские источники сообщают, что в 1618 г. по просьбе «уварского нуцала князя и брата его Сулемана мурзы и Черного князя сына Турлова мурзы» терские воеводы выступили в поход и совместно с указанными князьями «шибуцкие и калканские и ероханские и мичкисские кабаки повоевали...». В результате чего горцы, якобы, «добили челом и вину свою принесли».lxxxiii Речь идет о серьезном политическом конфликте, разрешенном военным путем. Однако других подтверждений, кроме как одного указанного сообщения об этом событии нет.

В следующем 1619 г. мы видим нахские общества в составе антиногайской коалиции, сложившейся вследствие занятия Большой (Ногайской) Ордой притеречных степей. Документ говорит, что «кумытцкие, и мерезинские, и шибуцкие, и тшанские, и калканские, и мулкинские (Мержой, Шатой, Чанти, Галгай, Мулкой - нахские общества. - Я.А.) и многих горских земель люди готовы все против ногайских людей за один стояти».lxxxiv

В конце 20-30-х гг. XVII в. политическая обстановка на Северном Кавказе вновь обостряется в связи с агрессивными притязаниями наследника Аббаса I - иранского шаха Сефи I. Турция, Крым и Россия одновременно начали противодействовать Ирану. Крым пытался поднять горских феодалов к участию в походе на Иран, а Москва поставила вопрос о строительстве крепости «на Сунже-реке» в районе переправ и стремилась к заключению соглашений с близлежащими к Сунже обществами чеченцев. Так, например, была достигнута договоренность с «шибутскими начальными людьми».lxxxv

В 1635 г. в северо-восточных пределах Чечни был поставлен Сунженский острог (между совр. Гудермесом и Брагунами). Формальным поводом к его строительству послужила просьба эндирейских князей, фактически же он был поставлен с целью противодействия восточным государствам.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Раздел: История России
Дата публикации: 03.01.2014 01:53:22

1 | 2 | 3 | 4 | 5

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Глава II. Географическое и демографическое положение Чечни в XXI-XXIII веках // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

Складывание Чечни (Нохчичоь, ДегIаста, Даймохк)i как страны, а также формирование собственно чеченского народа на базе единого нахского этномассива носило длительный многовековой характер и закончилось в основных чертах в течение XVI-XVIII вв. .

Читать

Будущий прелат. Учёба в Санкт-Петербурге. Часть 1,2

Прослеживая судьбу латгальского юноши из крестьянской семьи эссе знакомит с работой дореволюционной гимназии при церкви Св. Екатерины, с составом воспитанников и преподавателей, акцентируя внимание на выходцах из Латгалии..

Читать

Казачье ополчение в Отечественной войне 1812 года

В 2012 году мы отмечали 200-летие Отечественной войны 1812 года. За это время человечество не раз потрясали войны. Но героический подвиг народа, защитившего Россию от иноземных захватчиков и разгромившего наполеоновскую армию, до сих пор вызывает у нас чувство гордости. .

Читать

Она прошла сквозь огонь и воду

Война – это страшное испытание, в котором проверяется на прочность любовь к Родине. Люди встают на защиту Отечества, отдавая за него и за будущее своих детей жизни. Двадцать второе июня тысяча девятьсот сорок первого года. Была самая короткая ночь в году. Люди мирно спали. .

Читать

Горно – промышленная деятельность Масаловых в XVIII в.

Намерение построить вододействующий завод созрело у Масаловых в 1728г. Максим Перфильевич Масалов обратился с челобитной в Берг – коллегию 8 июля 1728г. Он признавался, что еще ранее имел «охоту к переплавке в ручных горнах руды в чугун и в деле железа». .

Читать

История военных лет в названиях Томских улиц

в статье описаны подвиги сибиряков во время ВОВ, в честь которых названы улицы Томска.

Читать

Введение // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

На современном этапе развития российской исторической науки как никогда высока потребность в обобщающих трудах по актуальным проблемам истории народов входящих в состав Российской Федерации. Это и объяснимо, только всестороннее законченное исследование истории области, республики или региона нашей страны в работе монографического характера, может послужить основой для создания единой истории такого огромного многонационального государства как Россия..

Читать

Детство, опаленное войной

В мае 2014 года вся наша огромная страна будет отмечать 69-летие Великой Победы. Известно, что война практически не обошла ни одну семью: уходили на фронт отцы, деды, братья…Оставались работать в тылу матери и сестры… Угоняли в фашистскую неволю молодых девчонок и парней…. Зверствовали немцы в захваченных городах и селах….

Читать

Культурная революция в СССР как попытка создания новой идентичности

Культурная революция в СССР 1920-х - 1930-х годов стала одним из приоритетных направлений деятельности нового правительства. Необходимо было не просто создать новую идею, а сформировать новое мировоззрение, систему взглядов, которую разделяло бы большинство населения. .

Читать

Будущий прелат. Учёба в Санкт-Петербурге. Часть 3. Учёба в Духовной Академии

Прослеживая судьбу латгальского юноши из крестьянской семьи, статья знакомит с работой католической Духовной Академии в Санкт-Петербурге, с составом воспитанников и преподавателей, акцентируя внимание на выходцах из Латгалии..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter