↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ...

Глава VII. Борьба трех империй за Кавказ. Политическое положение Чечни в ХVI-ХVII веках // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Владения Ших-мурзы, охватывали к тому времени северо-западные районы современного равнинно-предгорного Дагестана и некоторые восточные части Чечни. Сосредоточив в своих руках относительно крупные для того времени силы, до 1000 воинов (500 казаков и 500 "слуг своих») Ших-мурза развернул активную военно-политическую деятельность. Думается, что сфера его деятельности (военной, дипломатической, политической) простиралась от Дарьяльского ущелья до Дербента."xxxii.

В начале 80-х гг. XVI в. ирано-турецкая война достигла крайнего ожесточения. В связи с этим северокавказская дорога из Крыма в Закавказье через кубано-терские степи приобрела для турок и крымцев важный стратегический характер. Османское правительство стало оказывать сильное дипломатическое и иное давление на северокавказские народы с целью обеспечения их подданства и помощи.

В ответ, к 1582-1583 гг. складывается военный антиосманский союз Сефевидского Ирана, дагестанского шамхальства, Ширвана и Грузии. Союз сохранял свою силу и в 1584 г., когда об этом узнал русский посол Б.П.Благово в Турции: "…да Мурат же князь говорил. Ныне на Турского стали заодин Кизылбашской с шевкальским, да с тюменским и с иными князьями, а ныне стоят на турской границе блиско Шамахи и в те городы, которые поимал Турской у кизылбашского, из Царяграда и во Цареград людей воинских и не пропускают…"xxxiii.

Участвовал в этом союзе и Ших-мурза. По его собственному признанию русскому царю: "для тебя яз в Железных Воротах (Темиркапа, т.е. Дербент. – Я.А.) много нужи терпел есми и саблю есми за тебя доводил". Дербент относился к тем пограничным городам, который "поймал Турской у Кизылбашского". Одновременно и терские казаки совместно с людьми Ших-мурзы "переняли" стратегическую дорогу на терско-сунженских "перевозах" ведущую из Крыма и Азова в Дербент, не пропуская турецких гонцов и чиновников. Данное обстоятельство вызвало настолько большое раздражение в Стамбуле, что султан грозился "воевать" Москву, т.к. "русские казаки, которые на Тереке живут, на перевозах и топких местах на них (турок. – Я.А.) нападают". Русское правительство выдвинуло в ответ тезис, что "ныне людей государевых на Терке нет, а живут на Терке воры беглые казаки без государева ведома". Разумеется, в Стамбуле хорошо понимали, что это ложь, но османам не хотелось доводить отношения с Москвой до военного конфликта, так как война с Ираном отрывала все силы. Поэтому дело ограничивалось, как правило, дипломатическими демаршами.xxxiv

В 1583 г. на Северном Кавказе произошел новый конфликт, обостривший международную обстановку. При движении из Дербента к Азову ветеранов армии великого турецкого полководца Осман-паши "собрався – по рассказу Осман-паши русскому послу – на Терке государя вашего казаки человек с тысячю, и пришли были на меня, и яз их побил всех, только утеклых человек з двесте…". Бой имел место при пересечении турецким обозом реки Сунжи, силы Осман-паши насчитывали 4 тыс. человек, это были ветераны ширванской кампании, лучшие воины. После короткой, но ожесточенной стычки, османы начали преследование и, обнаружив в густых лесах казачий "табор", сравняли его с землей. Тем не менее, еще три дня пути османский отряд подвергался нападениям. Кроме того была подожжена степь, что сильно затруднило движение Осман-паши к Азовуxxxv.

После этого нападения раздраженные турки стали демонстративно сосредотачивать силы, для операций на Северном Кавказе и против Астрахани. По одним сообщениям, султан был намерен, кроме взятия Астрахани, построить три "города" на Тереке для обеспечения "бесстрашного" прохода в Иран, по другим – турки уже двигались к Дербенту, имея "на одной тысяче телегах, железа для городового дела"xxxvi.

В целях успокоения османов новый русский царь Федор Иванович направил в Стамбул в 1584 г. миссию Б.Благово. Во время переговоров султанские представители потребовали неуклонного обеспечения безопасности на северокавказском пути для своих войск. В ответ русский посол утверждал, что на Терке живут "воры, беглые люди", волжские казаки "без государева ведома". Это было заурядной дипломатической уловкой, т.к. казаки были не беглые, а самые настоящие подданные Москвыxxxvii.

Между тем, в 1582-1585 гг., в Крыму разразилась ожесточенная междоусобица, приведшая к бегству из Крыма трех сыновей крымского хана Мухамед-Гирея II - Мурат-Гирей, Саадет-Гирей и Сафа-Гирей. Кстати, Мурат-Гирей бежавший на Русь и назначенный наместником Астрахани был хорошо знаком с Ших-мурзой Окуцким и в свое время хлопотал за него перед Федором Иоанновичем. Надо отметить, что власть их отца, нелюбимого крупными татарскими мурзами, держалась на личных войсках, насчитывавших 7 тыс. человек и все они были "черкесы" (т.е. горцы)xxxviii.

Мурат-Гирей снабженный значительными силами стрельцов, волжских и терских казаков, добивался себе крымского трона ссылаясь с "и с шевкалским и с тюменским и з грузинскими и с черкасы и со всеми горскими князи…" (включая того же Ших-мурзу Окуцкого). Царевич Мурат-Гирей должен был также комплектовать войско из горцев и ногайцев для нужд Москвыxxxix.

В октябре 1586 г. в документах, связанных с Мурат-Гиреем, возникает тема строительства крепости "на Терке". Определенную поддержку в этом плане оказал шамхал Дагестана, который призывал Москву укрепиться на Тереке и скрепил союз с Мурат-Гиреем, выдав за него свою дочьxl.

Все эти обстоятельства, наряду с дипломатическими успехами Руси в Европе, где с ней считались как с серьезным союзником в борьбе с Турцией, позволяли московской дипломатии строить радужные картины. Так, в грамоте Федора Ивановича к австрийскому императору Рудольфу за 1587 г. говорилось: "А многие государства: Юрганский царь, и Хивинский царевич, и Шевкальской князь, и Иверская Земля, Царь Александр Грузинской, и Тюменское Государство, и Окотцкая земля и Горские Князи, и Черкасская земля, Кабардинские и Абазинские и Ногайские орды за Волгою и меж Волги великие к Дону, те все земли приложились к нашему государству…"xli.

Взаимоотношения "Окоцкой земли" с Русью, не получив еще официального оформления (что произошло только в 1588-1589 гг.) развивались тем не менее как сугубо дружеские. Где-то до августа 1586 г. Ших-мурза приехал к казакам "на Терек… а сказал, что ему от шевкальского и от горских людей теснота великая, что он, живучи в горах, служит тебе, государю и промышляет всяким твоим государевым делом… и он хочет ехати на твое государство имя в Асторохань" куда уже послал двух своих человек: "Урака да Бязия (?)"xlii.

Вместе с тем, 1586-1588 гг. были успешными для политики российского государства на Кавказе. Посылка в Грузию толмача Русина Данилова в 1586 г. для "проведывания" вестей и дорог, привела к посольству в Москву от восточногрузинского (кахетинского) царя Александра с просьбой о подданстве. В следующем 1587 г. в Грузию было направлено царское посольство возглавляемое Родивоном Биркиным и Петром Пивовым, а обеспечение безопасности посольства на Северном Кавказе было поручено Ших-мурзе Окуцкому и кабардинскому князю Алкасу). xliii.

Весной 1588 г. служилый царевич Мурат-Гирей с воеводами Протасьевым и Бурцевым, выехав "из Асторахани в Шевкалы", расположился лагерем в низовьях Терека. С ним были "многие люди стрельцы и казаки с вогненным боем», которые и заложили деревянную крепость. По существу же речь шла не о создании на Тереке просто русской крепости, а плацдарма для завоевания всего Кавказа. Вопрос о строительстве этой крепости стоял давно, а поторопиться с ее основанием заставили известия о подготовке новой османской кампании против Астрахани. Действительно, в сентябре 1587 г. имперский Диван обсудил предложения бухарского хана Абдуллаха и старшего князя Большого Ногая - Урус-мирзы, о захвате Астрахани. Поход был намечен на 1588 г., причем был назван даже командующий: Пиял-пашаxliv. Впрочем, план этот остался на бумаге, как и проект грандиозной антитурецкой коалиции, предложенный европейским государствам московским правительством в том же 1587 г.

Следует отметить, что строительство крепости на Тереке входило в общий план обороны Волжско-Каспийской магистрали: весной 1586 г. была основана Самара, в начале 1588 г. правительство приказало строить в Астрахани каменный кремль, следом закладываются крепости Саратов и Царицын (1589 г.)xlv.

В течение 1588-1589 гг. воеводы Михайло Бурцев и Келарь Протасьев осуществили строительство Терского города в низовьях Терека, на северном протоке Тюменка. На этот раз Россия прочно встала на Тереке. В 1588-1589 гг. начался по существу новый этап русско-северокавказских отношений, выход России на Терек окончательно состоялся.

Значительную помощь в этом оказал и чеченский владелец Ших-мурза Окуцкий, который в эти годы с использованием "государевых" казаков, добился определенного политического влияния на Северном Кавказе. Он взял некий "Индили словет город и с тем 7 городов" (скорее всего укрепленные аулы), обеспечил и себе и Руси дружеский союз с аварским ханом, Черным князем, с нахским владельцем Ларса в Дарьяльском ущелье - Салтан-мурзой; сын шамхала Алхас (Алкас) перешел даже со своими подвластными в его владение. В трудные годы засилья турок и крымцев на Северном Кавказе он совместно с терскими казаками прервал сообщение турок между Азовом и Дербентом, участвовал во всех антитурецких акциях кавказских владельцевxlvi.

В 1588-1589 гг. терские казаки опять перешли под непосредственное управление царских воевод. Они «сели» городками на гребне Терского хребта у слияния Сунжи с Тереком, здесь же на развалинах "Суншина городища" был поставлен и небольшой острог. Терские казаки состояли в разряде вольных казаков, им не платили постоянного жалованья, а привлекали к службе от случая к случаюxlvii.

Таким образом, русско-османское противоборство на Северном Кавказе складывалось в целом в пользу России, русские войска в союзе с горцами не позволили туркам расширить агрессию в сторону Астрахани, на Северный Кавказ и Дагестан. Все это способствовало росту престижа Москвы и объективно усилило прорусскую ориентацию народов Северного Кавказаxlviii.

В то же время, в 1586-1589 гг. армии султана Мурада III заняли практически весь Азербайджан, Армению, Курдистан, западные области Ирана, значительную часть Грузии и ширванское побережье Каспия где появился турецкий флот и морские базы турок. 21 марта 1590 г., был заключен турецко-иранский мир установивший гегмонию Стамбула и на Кавказе.xlix

Тем не менее, терские воеводы направляли письма в Кабарду, " шевкальскому и к тюменскому и к горским черкасом и к Нагаем" с призывом, "чтоб… великому государю служили". Крымский хан также рассылал гонцов с письмами на Северный Кавказ "ко всем в горы"; более того некий турецкий чиновник с отрядом в 90 человек, сопровождаемый кабардинцами, проехал в Дагестан через некоторые чеченские общества - "на Мичкизы по загорам"l.

В сложной политической обстановке, царившей на Кавказе в конце 80-х гг. XVI в., относительно возрастает роль чеченского феодала Ших-мурзы, верного сторонника Москвы. К нему направляет своих людей за известиями о судьбе грузинских посольств и для "разведывания" дорог кахетинский царь Александр, к нему обращается русский царь с указанием обеспечить безопасность посольства Семена Звенигородского и Торха Антонова в Грузию. Ших-мурза приводит в русское подданство одного из сильнейших феодальных владетелей Северного Кавказа - хана Аварского (вместе с его родственником Черным князем). Его политическую линию, в общем, разделяют основные нахские (чеченские и ингушские) общества того времени.li

Еще в октябре 1588 г. вместе с грузинскими послами в Москву прибыли "черкесские" послы от Шиха-мурзы и князя Алкаса Кабардинского. Чеченское посольство возглавлял племянник Ших-мурзы Батай-мурза; свита его состояла из трех товарищей. Горские послы были помещены на дворе архиепископа Новгородского, и к ним был назначен приставом Иван Жемчужников.lii

Грамоты Ших-мурзы представляют огромный интерес. В них содержится богатый фактический материал, характеризующий политические взаимоотношения российского государства с Северным Кавказом и Чечней во второй половине XVI в. Анализ документации посольства Ших-мурзы показывает, что политическое положение его владения определялось несколькими факторами:

1.  Отношение к Турции и Крыму враждебное (х Турскому и х Крымскому не приставал"). 2.  Отношение к России характеризовалось чертами средневекового вассалитета ("готов на государеву службу", а с другой стороны, и "государь бы его пожаловал, держал под своею царскою рукою и его обороняти велел от его недругов"). 3.  Отношения с северокавказскими соседями сложные. Дружеские отношения с Аварским и Черным князьями, держит у себя "шевкалова сына", враждебен с Асламбеком Кабардинским, ведет военные действия против "Индили" и других районов"liii.

21 ноября 1588 г. горские послы Батай и Асламбек (представитель Алкаса) были приняты царем Федором Ивановичем. "А государь сидел в Золотой в Подписной палате в царском платье; а бояре в золотном платье, а в сенех дворяне и приказные люди были в золотном же платье». Батай и Асламбек "били челом государю" о "пожаловании" и взятии "во оборону от недругов", после чего они были допущены "х корошеванью", пожалованы шубами (а сопровождающие лица деньгами и сукнами) и "кормом" из царского дворца Причем, Батаю и его людям были пожалованы более ценные подарки, чем послам Алкаса Кабардинского.liv

25 февраля 1589 г. состоялись переговоры Батая и Асламбека с государственным деятелем России, казначеем И.В.Траханиотовым, дьяками Андреем Шелкаловым и Посником Дмитриевым. Царские представители желали определить условия документального оформления подданничества Шиха и Алкаса. Послам был задан вопрос: "каким обычаем Алкасу и Шиху бытии под государевою рукою (подчеркнуто нами. - Я.А.) и хто им недруги?» Батай и Алкас отвечали: "Они холопи государские старинные и ныне государю служат (подчеркнуто нами. - Я.А.), - и прислали их ко государю Алкас княз и Ших мурза бити челом, чтобы государь пожаловал, велел их от недругов беречи Терском воеводам, а недруг им Асламбек княз Кабардинский"lv. Следовательно, горские послы считали вопрос подданичества решенным ("они холопи государские старинные") и просили вознаграждения за службу своих правителей и помощи против недругов.

К сожалению, в архивах не сохранилось данных о заключительной стадии переговоров; царскую грамоту Ших-мурзе и жалованье было поручено передать очередному русскому посольству в Грузию. О результатах миссии Батая мы можем судить именно по этому документу.

Царь Федор Иванович заявлял Ших-мурзе: "…нам твоя прямая служба ведома. И мы за твою службу тебя жаловати хотим своим великим жалованьем и держати тебя и твой юрт хотим под своею царскою рукою и в обороне тебя держати хотим ото всяких твоих недругов и воеводам нашим Астораханским и Терским о том приказ наш царский крепкой… И ты б, Ших-мурза, з братьею своею и с племянники и з детми и со всеми своими людми нам служил и был под нашею царскою рукою и от нашего жалованья был неотступен… (и по свою смерть и х Турскому и х Крымскому и к иным нашим недругам ни к кому не приставал, и сам и братью свою и детей своих и племянников в Терской город и нашим воеводам присылал…) и ты б, Ших-мурза, сам з братьею своею и с Алкасом князем все за город за Терской стояли с нашими воеводами вместе заодин. А мы к тебе вперед учнем свое царское жалованье держати великое"lvi.

Таким образом, первое чеченское посольство и присяги чеченского владельца до и после посольства, привели по существу к официальному оформлению вассально-союзнических отношений "чеченских землиц" с Россией. В 1589 г., во время приезда в Москву австрийского посла Варкоча ему сообщалось: "а Шевкальской Князь, и Черкасские Князи, и Горские, и Окутцкие и Оварской Князь и Черной Князь и все тамошние Государи около Хвалимского (Каспийского. - Я.А.) моря, все государю, Царю и великому князю добили челом…". Давались европейским дворам и весьма преувеличенные сведения о численности войска у северокавказских князей: "Черкасские князи и Князь Тюменской и Князь Окутцкой, у тех у всех ратных людей до семидесяти тысяч». По мнению Е.Н.Кушевой, именно в 1590-е годы в титул русского царя было внесено добавление: "государь Иверские земли карталинских и грузинских царей и Кабардинские земли черкасских и горских князей… государь".lvii

Реакция Европы на политические заявки России в отношении Кавказа была сдержанной. Свидетельства европейских авторов о политическом положении, в частности народов Северного Кавказа, которые они черпали в дипломатических кругах, в среде купцов и путешественников, порой далеко расходились с данными русских государственных деятелейlviii.

Среди источников правовых норм указанных договоров следует указать на княжеские «докончания» Северо-Восточной Руси XV-XV1 вв., договоры московских государей со служилыми князьями восточного происхождения, которым жаловались земли в границах России, а также местные, северокавказские правовые традиции оформления политического вассалитета.

В конкретных условиях конца XVI в. отношения горских князей с русскими царями нередко носили объективно союзнический характер. Правовое оформление этих отношений являлось не только целью, но и средством на пути полного включения народов Северного Кавказа в состав Русского централизованного государства, было одним из методов борьбы русского правительства с Ираном и Турцией за политическое преобладание в данном регионеlix.

 

 

§ 2. Османо-иранские войны и Северный Кавказ. Чечено-русские взаимоотношения в конце XVI - первой половине XVIIв.

 

Политическое положение нахов-чеченцев в конце XVI в. оставалось сложным. Население некоторых юго-восточных обществ Чечни вовлекалось в военные предприятия дагестанского шамхала и его союзников, нахи прилегающих к Грузии высокогорных районов усиливают нападения на владения кахетинского царя Александра. В целом в этот период возрастает влияние Стамбула в регионе, а Каспийское море бороздят турецкие суда, построенные в Низабате (порт между Дербентом и Баку).lx

Усиление Турции в Закавказье и рост ее влияния и на Северном Кавказе привели московское правительство к попытке активизации русской политики на Тереке. В 1590 г. царские воеводы восстанавливают Сунженский острог в границах Чечни, а в 1591 г. организуют поход на владения крупнейшего дагестанского феодала, носившего титул "шамхал". В нем участвовали и северокавказские союзники Руси Ших-мурза Окуцкий и некоторые кабардинские князья.lxi

В целом результаты экспедиции были скромными, однако вооруженные действия России на Северном Кавказе вызвали большой международный резонанс, нежелательный для нее. Государственный деятель Турции Синан-паша возмущался в письме к царю Федору Иоанновичу тем обстоятельством, что русские "на Терке, да на Сунше реке остроги поделали, да близко Дербени на Камзумском (Каспийском. – Я.А.) море городы поделали, да на усть реки Сунши, где впала Сунша в Терку, тут остроги поделали…". Вскоре султан отдал приказ о походе янычар на Терек и Сунжу, одновременно угрожая набегом крымской конницы на Россию. И только взятое на себя Москвой обязательство открыть северокавказские дороги туркам и начало войны Турции с Австрией предотвратили намеченную экспедицию.lxii

В 1594 г. царские войска под командованием воеводы Хворостинина, присоединив к себе некоторых союзных горских князей, вновь двинулись на земли дагестанского шамхала с целью покорения Северного Дагестана и выполнения союзнических обязательств перед Ираном и Грузией. Шамхал, в свою очередь, собрав "большую рать", которая складывалась из представителей народов Дагестана, Чечни и Кабарды, обязанных взаимно помогать друг другу в случае нападения "неверных"lxiii, наголову разгромил царское войско; было потеряно около трех тысяч человек. "Сами же воеводы с оставшимися людьми утекоша", сообщают русские летописи.lxiv

Военные события в Северном Дагестане серьезно сказывались на положении союзников Москвы в Чечне. В русских источниках 1596 г. уже не упоминаются имена Ших-мурзы и ближайших его союзников. Ших-мурза был убит феодальными соперниками, а Окоцкое владение разорено. Соседние нахские общества и некоторые дагестанские феодалы уже не упоминаются в качестве "послушных" или союзных Ших-мурзе. Около 160  окочан-ауховцев бежало в Терский город и основало здесь так называемую "Окоцкую" слободу. Большая часть беглых нахов была принята на русскую службу - "жалованием денежным и хлебным поверстаны…". Само же Окоцкое владение на правах вассального удела вошло вскоре в состав северодагестанского княжества Эндерей, которое по национальному составу являлось кумыкско-чеченским, а в политическом плане даже оспаривало гегемонию шамхальства в горских делах.lxv

Важные события происходили на западных и южных границах нахских земель. В 1596 г. влиятельные кабардинские князья Солох (Шолох) и Айтек вторгаются в Дарьяльское ущелье и воюют "Сонскую землю". Безусловно, здесь не могли быть не затронуты нахские "Ларсовы кабаки" - аулы Салтан-мурзы и "Черебашев кабак", лежавшие на путях в Ксанское (Сонское) эриставство (Грузия). В те же годы была предпринята попытка кахетинского царя Александра добиться зависимости прилегавших к его владениям чеченских и дагестанских обществ. Однако, как сообщает документ, "проведав де про то горские черкасы и собрався с кумыцкими людьми, приходил де на те его землицы войною и многих де его людей побили".lxvi

Вместе с тем, русская дипломатия скрывала на европейской арене и в отношениях с Ираном действительное положение дел на Северном Кавказе. Даже в 1600-1601 гг. русские послы хвалились приобретением Тарков, Тюмени, Эндерея и утверждали, что черкесы "холопи государей наших", что все горцы и грузины являются подвластными царя и т.д. Однако до европейцев доходили отрывочные данные о реальном положении дел на Кавказе где "некоторые татары и турки неподалеку от Каспийского моря жестоко грабят и убивают тех, которые были подданными московитов…".lxvii

Таким образом, к концу XVI в. политическая ситуация на Северном Кавказе и вокруг Чечни была основательно перетряхнута.

В силу указанных причин политическое положение нахов-чеченцев в начале XVII в. оставалось сложным. Население некоторых юго-восточных обществ Чечни вовлекалось в военные предприятия дагестанского шамхала и его союзников, стремившихся ликвидировать царские крепости на Тереке и Койсе (Сулак). Позиция других чеченских обществ, в основном восточной и центральной частей края, была, по-видимому, благоприятной для России. Так, при избрании маршрута русского посольства в Грузию в 1601 г. служилые окочане рекомендовали такой путь: «от Сунженского острогу на Мичкисские кабаки, на Кудашев кабак, а от Мичкисского от Кудашева кабака на Пешинский кабак, а от Пешинского кабака на Терлов на Бердеков кабак».lxviii

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Дата публикации: 03.01.2014

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Глава VI . Исламизация Чечни в XVI-ХVIII вв. как фактор этнической консолидации нахов-чеченцев // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

До наступления ХУ1 столетия практически все нахское население Северо-Восточного Кавказа от р. Терека на западе до бассейна рр. Аксай-Акташ на востоке, в этнографическом плане являвшееся единообразным, разделяло древние языческие культы, связанные с обожествлением сил природы и поклонением "потусторонним" силам. В общественном сознании горцев господствовала мифологическая картина мироздания..

Читать

Алексеев Леонид Николаевич

Родился 13 декабря 1902 года в городе Луга, ныне Ленинградская область. Умер в Москве 25 декабря 1988 года (86 лет). .

Читать

Будущий прелат. Часть 5 Политическая деятельность

Молодой католический священник активно включается в политическую деятельность, направленную на повышение авторитета церкви и улучшение жизни латгальских крестьян. Альфонс Пастор становится депутатом 2-го, 3-го и 4-го Сеймов и председателем ЦК латгальской партии христианских крестьян. Его основные по.

Читать

История семьи в истории страны

Для каждого человека самое главное в жизни, это семья. Ни одно дерево не может вырасти красивым и крепким, не опираясь при этом на свои величавые корни. Так и человек не может стать достойным сыном своего Отечества, не зная родословной своей семьи. Для каждого человека самое главное в жизни, это - СЕМЬЯ. .

Читать

Сохранение культурного наследия нашего края

Память о прошлом, о славных предках, о великих культурных традициях родной земли – одно из действенных средств воспитания будущего гражданина..

Читать

Исторические и культурные памятники родного города

В мире есть много удивительных и интересных стран. Есть много красивых и современных годов. В небольшой суверенной республике Беларусь есть прекрасный город Могилёв, в котором я живу..

Читать

Моя семья в Великой Отечественной войне

Навеки останутся в памяти людей даты 22 июня 1941 года и 9 мая 1945 года. 1418 дней и ночей шла война. Гитлеровские полчища ринулись на нашу землю, сея смерть и разрушение. Немецко-фашистские захватчики несли угрозу гибели всему, что завоевано, создано творческим трудом народов Союза Советских Социалистических Республик. Страна перестроилась для отпора врагу. Для Родины наступили дни великого испытания..

Читать

Никто не забыт – ничто не забыто

История семьи, Фадеенко Ангелина.

Читать

История моего хутора

История земли кубанской подобна полноводной реке Кубани, что вобрала в себя воды ручейков и маленьких речушек Она складывается из воспоминаний старожилов, рассказов бабушек, легенд, рожденных народным творчеством, впитавшим в себя мудрость, думы, мечты и поверья народа, а также и с исторических фактов. .

Читать

Военное меню

Через 26 дней после начала великой отечественной войны страна перешла от свободной продажи хлеба и продуктов  к карточной системе. Вопрос о хлебе стоял остро везде, в том числе и на Урале.  Все понимали, что в хлебе нуждался протянувшийся на тысячи километров фронт, его ждали в городах и посёлках..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter