↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

Строительство дома в Великобритании прервали найденные человеческие останки
........................
Названы главные мифы Второй мировой войны
........................
В Иерусалиме нашли лампу в виде человеческой головы
........................
В Африке нашли самое древнее захоронение Homo Sapiens
........................
В мексиканской пещере нашли десятки отпечатков детских ладоней
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5

Глава VII. Борьба трех империй за Кавказ. Политическое положение Чечни в ХVI-ХVII веках // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

К концу 30-х - началу 40-х гг. XVII в. закончился определенный этап в политической истории народов Северного Кавказа, связанный с подписанием ирано-турецкого мирного договора - Забарский мир 1639 г., - разделившего сферы влияния великих держав на Кавказе. Завершалась, таким образом, серия ирано-турецких войн, тянувшаяся свыше столетия, с начала XVI в. Это имело огромное значение не только для всего Востока, но и для Кавказа. К указанному времени на Северном Кавказе произошло усиление позиций всех великих держав, каждая из них имела здесь своих сторонников и вассалов. Возросло, вместе с тем, и значение Северного Кавказа, в том числе и Чечни, в международных отношениях. На Северный Кавказ выходили во время войн 1514-1639 гг. фланги Ирана и Османской империи, здесь Россия видела передовую линию борьбы с Турцией, Крымским ханством и кочевыми ордами.

После окончания ирано-турецкой войны, в условиях развития новых факторов, формирующих местную политическую обстановку, складывалось и участие народов Чечни в международных отношениях. Так, кумыкско-чеченское Эндирейское княжество в середине XVII в. не только отстояло политическую независимость, но и расширило свое влияние, несмотря на то обстоятельство, что в ходе битвы на р. Малка (1641 г.), состоявшейся во время феодальной войны на Северном Кавказе, объединенное войско группы малокабардинских князей, русских стрельцов, дагестанцев и окочан было разбито силами антирусской коалиции Большой Кабарды.. Ослабленные князья Малой Кабарды одно время оказались даже в вассальных отношениях с наследником Салтан-Магмута Эндерейского - Казаналпом.lxxxvi

В 30-40-х гг. XVII в. горные нахские общества вновь были втянуты в ирано-грузинское противоречия и привлечены к участию в русско-грузинских связях. Укрывавшийся в горах грузинский царь Теймураз имел на своей стороне тушин, «кистов» (горных нахов) и хевсур. В грамоте Михаилу Романову он указывал даже, что «подчинил горцев». Известно, что в препровождении русского посольства Ф.Волконского к Теймуразу через Кавказский хребет большую помощь оказали западнонахские (Ингушетия) горные «владельцы» Хавса, Чепа, Мешак и др. Однако, в подчинении Теймураза они не состояли, в чем он и признался впоследствии, говоря, что «упросил (дорогу. – Я.З.) у горских людей на время».lxxxvii

В связи с посольствами Ф.Волконского (1637-1640 гг.) и князя Мышецкого (1641-1643 гг.) в Грузию отложились сведения о «смуте» в горных районах Большого Кавказа («междоусобная брань великая» и т.д.). Речь шла о событиях, связанных с отходом эристава Заала Арагвского от Теймураза. Мятежный эристав, собрав «многие горские силы», заблокировал Дарьяльское ущелье. Это и заставило Теймураза искать новые пути для осуществления связей с Россией, для чего пришлось обратиться к горским владельцам за помощью.lxxxviii

К 1641 г. обстановка в горах вновь изменилась, и для очередного посольства князя Мышецкого - направлявшегося в Грузию - оказались закрыты не только дорога через Дарьяльское ущелье, но и другие пути, которыми ранее прошел Ф. Волконский. По известию самого Теймураза, следовало, что «прямою дорогою через Картель (Картлия. — Авт.) на Каракалканы тамошних земель владельцы не пропускают». К участию в осуществлении русско-грузинских политических связей привлекаются теперь чеченские общества, располагавшиеся по р. Чанты-Аргун. Через территорию аргунских обществ «прямою дорогою через горы, на Шибутцкую землю...» стали следовать русские и грузинские гонцы, а один из аргунских «владельцев» невысокого ранга — Алхан Дикеев, имел непосредственные отношения с царем Теймуразом, бывал при его дворе, выполнял его дипломатические поручения.lxxxix

В 40-х гг. XVII в. Терек был задет одним из последних нашествий кочевников монголо-ойратов или калмыков. В конце 1643- начале 1644 г. отряды калмыков перейдя Волгу пересекли степи и атаковали крепость Терки, затем перешли р. Терек и под Эндереем вступили в бои с ногайскими и кумыкскими силами. Другая орда вошла на территорию Кабарды и потерпела здесь полное поражение. Калмыки отошли за Терек.xc

К оформлению политических связей с великими державами в середине второй половины XVII в. стремились различные «вольные» союзы обществ - «землиц» Чечни. Так, крупная Мичкизская «землица» занимавшая восточную часть Чечни и насчитывавшая 36 аулов (способных выставить 3 тысячи вооруженных людей), согласилась на предложения терских воевод и через своих «выборных» людей в 1647 г. принесла так называемую «присягу подданства».xci Это было конечно значительным политическим событием, свидетельствующим о принятии консолидированных решений значительной массой населения.

Мирные соглашения Москвы с чеченцами-мичкизянами в этот момент были тем более важны, что основные наличные силы Терского города - служилые чеченцы-окочане, татары и черкесы, стрельцы и казаки были привлечены в 1645-1647 гг. к участию в военных действиях России против Крыма на Дону. Здесь терский отряд под командованием князя Муцала Черкасского совместно с русскими войсками нанес ощутимые удары по крымским силам.xcii

Таким образом к середине ХУП в. политическое положение целого ряда ведущих чеченских обществ, в сложной системе международных отношений на Кавказе становится все более устойчивым, а их участие в политических событиях северокавказского региона все более заметным.

 

§ 3. Чеченское княжество и вольные общества Чечни в международных отношениях на Кавказе второй половины XVII в.

Важным событием в политической жизни Чечни середины XVII в., имевшим большое значение для дальнейшей истории народа, было образование на ее равнинной территории крупного феодального владения - Чеченского княжества.

В 40-х гг. XVII в. наследники гумбетовского Черного князя («Каракиши») - Турловы (родственные аварским правителям - нуцалам), стали переселяться из дагестанского владения Гумбет в низовья Аргуна - то ли по приглашению местного населения, как говорит о том чеченская фольклорная традиция, то ли по праву первой заимки. Здесь на развалинах старого поселения возник аул Чечен («Чачан»), ставший центром Чеченского владения. Следует при этом учесть, что данная княжеская фамилия Чечни, называвшаяся в начале то "уварской", то "кумыцкой", уже в 70-х гг. XVII в. получает окончательное этническое определение. Турловых называют "чеченские мурзы", но при этом они сохраняют владельческие права над собственно Гумбетом и некоторое влияние в Хунзахском ханстве.xciii

Несколько позже, в 1650 г., из состава Эндерейского княжества выделилась тюркоязычная этническая группа брагунцев («бораган») во главе со своими феодалами. Они ушли из Эндирея и так же поселились в районе слияния Сунжи и Терека, основав аул Брагуны. Так началась история Брагунского владения в Чечне.xciv

В 1658 г. «чеченские» владельцы Турловы: «Загастунка, да Алибечка, да Алиханко, да племянник их Кучбарка» через грузинского царя Теймураза заявили себя «вассалами» русского царя.xcv Но все это носило еще сугубо формальный характер, пока не разразился русско-иранский конфликт по поводу Сунженского острога.

В начале 50-х гг. XVII в. политическая обстановка на Северном Кавказе и в Чечне была серьезно осложнена русско-иранским конфликтом. Противоборствующие державы втянули в свой конфликт и многие горские феодальные владения и общества. Основные военные события проходили на Сунже и Тереке, в современных границах Чечни.

Еще в начале 1651 г. русское правительство возобновило при поддержке терско-гребенских казаков и брагунцев Сунженский острог в районе слияния Сунжи и Терека и расставило в междуречье казачьи городки таким образом, чтобы поставить под контроль торговые пути, броды и переправы, по которым осуществлялись экономические и политические связи Ирана, Дагестана, Чечни с Кабардой, Черкесией, Крымом и турецкими крепостями на черноморском побережье.xcvi

Интересы иранского и горского купечества были серьезно затронуты блокированием терско-сунженских "перевозов", недовольны были и государственные круги Сефевидской державы, опасавшиеся дальнейшей экспансии России на Кавказе. В 1651-1653 гг. феодальные владельцы Дагестана при поддержке иранского шаха и с привлечением иранских военных сил провели два похода на Сунженский острог и на владения вассала Москвы на Тереке - князя Муцала Черкасского. Помимо уничтожения русской крепости на Сунже ирано-горские войска поставили также целью вывести во владения Эндирейского княжества брагунцев, находившихся под русским покровительством.

Осенью 1651 г. объединенные силы тарковского шамхала Сурхая, эндерейского владельца Казаналпа и ряда других горских князей с приданными им на помощь 700 иранцами двинулись на Сунжу. В составе феодального ополчения были и представители чеченских обществ — мичкизяне и шибутяне. Благодаря умелым действиям на берегах Терека и Сунжи отрядов Муцала Черкасского, брагунцев, русских стрельцов и казаков нападение было отбито.xcvii

Весной 1653 г. 20-тысячное горское войско, в составе которого было уже несколько тысяч иранцев с артиллерией, переправилось через Сунжу и в результате ожесточенной осады вынудило русский гарнизон покинуть острог. Укрепления были разрушены, а аул Брагуны, располагавшийся близ острога, переведен во владения эндерейского князя Казаналпа. В планы иранцев и их союзников входило на этот раз взятие не только Сунженского острога но и Терского города и, полная ликвидация российских присутствия на Тереке. Но в результате официальных русско-иранских переговоров и взаимных уступок конфликт, в целом, был погашен.xcviii

Между двумя указанными столкновениями незаметно прошло разграбление в 1652 г. "в урочище меж двух гребней на речке на Нефтянке (т.е. между Терским и Сунженским хребтами. - Я.А.) кортежа внука грузинского царя Теймураза - Ираклия с матерью Еленой. Горские феодалы участвовавшие в нападении отправили 30 плененных грузин-дворян к иранскому шаху.xcix

Относительные успехи иранских шахов и его сторонников на Северном Кавказе не изменили коренным образом политическую ситуацию здесь в их пользу. Иранское влияние в Дагестане и частично в Чечне имело место, но и российская внешнеполитическая ориентация сохраняла свою силу. Так, в том же 1653 г. терский воевода сообщал, что "бил челом шибутцкой начальный человек Айдемир" с просьбой о перемене аманата.c

В конце 50-60-х гг. XVII в. в политической жизни Северного Кавказа более заметную роль стали играть горные общества нахов-чеченцев, располагавшиеся в Аргунском ущелье. Это было связано с событиями в Закавказье. Грузинский царь Теймураз, лишившись в долгой борьбе с шахскими захватчиками всех владений в Картлии и Кахетии, вновь удалился в горы Кавказа, где привлек к себе тушин, пшавов, хевсур и кистин (горных нахов), а также жителей горных обществ на Чанты-Аргуне, именуемых в документах «шибутянами». Здесь он намеревался создать небольшую подвластную территорию и использовать ее в качестве плацдарма в борьбе за освобождение Грузии.

Указанные грузинские общества и «шибутяне» признали Теймураза своим царем и решили заключить союз с Москвой, в форме признания российского подданства, с той целью, чтобы получить военную помощь против Ирана. Аргунское ущелье заняло важное место в политических планах Теймураза и русского правительства, ибо оно являлось важнейшей дорогой по центральной части Горной Чечни, от которой шли перевальные пути почти во все общества Чечни, в Дагестан, в Хевсуретию, Пшавию, Тушетию и т.д.ci

В 1657 г. царь Теймураз прибыл в Москву, чтобы лично просить поддержки в борьбе с Ираном. О том же просили представители тушин и шибутян, летом 1658 г. присягнувшие на «подданство» России на торжественной церемонии в Успенском соборе Кремля. Опираясь на поддержку горногрузинских и аргунских районов Чечни, Теймураз предложил Москве план военных действий против Ирана, предполагавший посылку русских войск через Чечню в Закавказье, к которым должны были присоединиться военные ополчения шибутян, тушин, пшавов, хевсур. В этом ему было, в конечном счете, отказано, так как русское правительство в тот момент не желало терять дружеские отношения с Сефевидами.cii

Планы организации в южной части Чечни и горной Грузии опорной базы для развертывания освободительной борьбы против шахского Ирана на время возродились при наследнике Теймураза — царевиче Ираклии (в русских документах именуется Николай Давыдович). Известно, что именно тушины явились застрельщиками крупного антииранского восстания в Кахетии в 1659 г. Возможно, с ними заодно выступали и шибутяне, единство с которыми в те годы тушины постоянно подчеркивали. Летом 1659 г. горское ополчение спустилось в долины Кахетии заселяемые шахом кочевыми племенами, частью истребили их, частью заставили бежать ("Бахтрионское восстание"). Так, Кахетия была спасена от полной иранизации.ciii

Опасность складывания антииранского фронта в горных районах Кавказа не могла пройти мимо внимания шахского правительства. По-видимому, через своих местных вассальных феодалов, Ираном велась определенная работа по привлечению горцев на свою сторону. Перемена политических настроений аргунских чеченцев выявилась в 1665 г., когда царевич Ираклий, потерпевший неудачу в борьбе за грузинский трон, направился со своей свитой опять в Россию через территорию Чечни. Здесь он встретил большие препятствия и с трудом добрался до Терского города.civ

Позже, в начале 70-х гг. XVII в. в Восточной Грузии (Картлия-Кахетия) активизировались влиятельные политические силы, стремившиеся посадить прорусского царевича Ираклия на трон. В этой связи необходимо отметить, что эти силы имели своих сторонников и на северных склонах Кавказского хребта. Чеченский князь Алихан Турлов, рекомендовавший себя «другом и братом» царевича Ираклия, писал ему в Москву: «А всегда от риставова (еристав — грузинский феодальный титул высокого ранга, который носили правители областей. - Я.А.) сына послы приходят ко мне, и у меня есть слова к тебе говорить и тебя видеть желаю». В другом письме Алихан повторяет: «ристав тебя, царевича, призывает да все грузины заодно тебя царевича хотят учинить царем, ...мысль свою ко мне отпиши...».cv

Однако все эти большие планы не были реализованы. Убедившись, что поддержки Москвы недостаточно, для завоевания трона, Ираклий уходит на службу шаху, принимает ислам и в 1688 г. назначается наконец правителем Кахетии под именем Назар-Али-хан.cvi

Крестьянская война в России в конце 60-х - начале 70-х гг. XVII в. под предводительством Степана Разина самым серьезным образом изменила политическую ситуацию на Каспии и Северном Кавказе. Коснулась она и территории Чечни. В 1668 г. С. Разин действовал со своими отрядами в окрестностях Терского города и во владениях дагестанского шамхала, а затем двинулся на иранские провинции Каспийского побережья. В этот момент с Дона через территорию Северного Кавказа в лагерь мятежного атамана потянулись отряды донских казаков. Некоторые из них делали остановки на территории современной Чечни, «стояли» близ гребенских казачьих городков, закупали здесь лошадей и припасы.cvii

После возвращения С.Разина из «Персидского похода», повстанцы овладели Астраханью. Осенью 1670 г. в Терском городе произошло восстание в пользу разинцев, местное начальство было перебито. Привлечь же горские народы на свою сторону повстанцам в тот момент не удалось, хотя попытки были. Вместе с тем в апреле 1671 г. ногайский мурза Ямгурчей пришел с Терека "с горскими чеченами и крымцами… под Астрахань" и увел на Кубань т.н. "джетысанских татар" союзных С.Разину. На следующий год, в ноябре 1671 г., царские власти восстановили контроль над Астраханью и Терским городом, что означало и возобновление сообщения Москвы с Северным Кавказом.cviii

Феодальные междоусобицы в 60-70-х гг. XVII в. продолжали терзать народы Северного Кавказа. Отрывочные сведения говорят о столкновениях горских князей за право сбора податей в пограничных обществах Дагестана и Чечни. Более серьезными и политически значимыми являлись схватки за власть в Тарковском шамхальстве. В конце концов, по просьбе одного из претендентов на звание шамхала князя Гирея, шах Сулейман отдал приказ выделить ему войска и построить крепость на Сулаке. Узнав об этих планах, Москва заявила решительный протест. Шах в ответ категорически отверг претензии Романовых на суверенитет над Сулаком (Койса): «та река Койса николи за русскими великими государи цари не бывала, меж Тарков и Андреевского и все горские владетели и их земли искони от предков наших нашего величества земли...». Но крепости так и не были поставлены.cix

Занятые внутренней борьбой, феодалы Северо-Восточного Кавказа обращались за содействием, как правило, к России или Ирану. Поэтому торжественное послание крымского хана Селим-Гирея зимой 1675 г. к «горским владетелям князям тарковскому Будай шавкалу да кумыцкому Чепалаю и всем горским владетелям», в котором он предлагал готовиться в поход «на Московскую страну» нынешней весной, встретил весьма прохладное отношение. Более того, грамота была передана в Москву с предупреждением о намерениях хана.cx

Большое значение для развития политической ситуации на Северном Кавказе имела русско-турецкая война 1677-1681 гг. Оттоманская Порта достигнув военного и политического превосходства над Польско-Литовским государством (осенью 1676 г. был заключен Журавненский мирный договор, закрепивший успехи султана в борьбе за овладение Правобережной Украиной) летом 1677 г. начинает военные действия против России. Документальные и иные источники, хотя и скупо, рассказывают об участии северокавказцев в событиях русско-турецкой войны 1677-1681 гг. Известно, что с ее началом служилый терский князь Каспулат выступил с Терека на Украину с 4-тыс. полком (где было и несколько сот служилых окочан) в распоряжение русского командования. Высокие боевые качества этого отряда стали известны всей русской армии на Украине и были отмечены Москвой. Это и не удивительно: Каспулат со своими воинами мужественно сражался под Харьковом, Чугуевым, Чигирином и всегда в передовых частях. На заключительном этапе войны князь Каспулат Черкасский выступил даже посредником в мирных русско-крымских переговорах, что более соответствовало роли независимого государя, нежели главы автономного феодального лена в системе русского города Терки.cxi

В начале 80-х гг. XVII в. внимание горских владельцев Северо-Восточного и Центрального Кавказа оказалось прикованным к небольшой точке в районе Дарьяльского ущелья – нахской деревне «Цыцикиной». Здесь, где-то в 1680/1681 г., остановился один из бывших иранских наместников Грузии - царь Арчил, бежавший от преследований шаха Сулеймана. Найдя приют и защиту в нахских (ингушских) и осетинских горных обществах, Арчил направил в Москву гонца с просьбой о помощи и предоставлении ему убежища в России. Скорее всего, в его союзе участвовали и аргунские владетели князья Турловы. Но шамхал Будай собрав горских союзников, блокировал на Сунже и в направлении Дарьяла и Терека все дороги, задерживая даже русские команды.

Для безопасного препровождения Арчила воеводы двинули к Дарьялу, опять таки через земли современной Чечни и Ингушетии, 2 тысячи ратных людей. Здесь был, конечно, риск военного столкновения. В эти события не могли не быть не втянуты чеченские общества и чеченские феодалы. Видимо они были на стороне шамхала. В конечном счете шамхал был вынужден отвести свои войска так и не решившись довести дело до военного столкновения; Арчил въехал в российские пределы и до 1685 г. жил в Терках и Астрахани, пока не был отправлен в Москву.cxii

Очередное противоборство великих держав привело и к изменению расстановки политических сил на Северном Кавказе. Начиная с 1686 г., в регионах Причерноморья, Украины и Северного Кавказа складывается примерно та же ситуация, что и в период русско-турецкой войны 1676-1681 гг.: заключив на этот раз «вечный мир» с Польшей, Россия вступает в антитурецкую коалицию европейских государств («Священная Лига») и уже в мае 1687 г. отправляет громадную армию в поход на Крым. Тем самым впервые за два последних века Россия переходила от обороны к стратегическому наступлению на юге.

Как и во все времена русско-османского дипломатического и военного противоборства и на этот раз обе стороны стали вербовать себе сторонников на Северном Кавказе. Скудность источников позволяет получить только фрагментарное представление о политике великих держав в отношении горских народов. Так, известно, что крымский хан обращался к Тарковскому шамхалу с предложением принять участие в войне с русскими, но получил отказ. По-видимому, такой же отказ последовал и от кабардинских князей. Более того, в 1688 г. крымский сераскер Казы-Гирей даже «воевал» в Кабарде.cxiii

Неудачный поход русской армии под командованием В.Д. Голицина на Крым (неудачный в виду упорного сопротивления крымской конницы, голода и бескормицы) привел к росту влияния Бахчисарая в северокавказском регионе. Мечом и подкупом ханы склоняли горское дворянство к участию в своих делах. В 1689 г. во время второго похода В.Д. Голицина на Крым на помощь к крымскому хану Селим-Гирею I один из принцев дома Гиреев привел «около 50000 кумуков, черкесов и яман-садаков (ногайцы. - Я.А.)...».cxiv Несмотря на преувеличенность этих цифровых данных, сам по себе данный факт свидетельствует о серьезном падении политического престижа российского царизма в северокавказском регионе. Об этом же говорит и то обстоятельство, что в 1689 г. в аманатных избах Терского города содержалось всего 5 заложников из горских владений.cxv

Царская администрация на Тереке практически не смогла привлечь никаких местных сил для участия во втором русском походе на Крым. По данным дела о выдаче денежного жалованья в состав войск В.Д. Голицина было привлечено с Терков всего 222 чел., из них только 100 служилых горцев, главным образом окочан-чеченцев. Не было, однако, единства и в турецком лагере. Постоянные военные походы и гибель людей вызывали протест. Когда в 1691 г. султан приказал крымскому хану Саадет-Гирею двинуть татарскую конницу в Венгрию на австрийский фронт, то «они (крымцы. - Я.А.) заодно с ногаями, черкасами и "кумыками" (в данном случае горцы Северо-Восточного Кавказа. - Я.А.) согласились совсем не оказывать ему повиновения и послушания».cxvi Следовательно, позиция северокавказских народов, наряду с позицией татарского населения Крыма, не позволила турецким силам усилить натиск в Центральной Европе. Это говорит также о шаткости крымско-османского влияния среди горских народов, в т.ч. и в Чечне.

В течение второй половины XVII в. в традиционном для горского мира ключе складывались взаимоотношения как на русской границе в нижнем течении Терека, так и со степными соседями - ногайцами и калмыками. В зависимости от ситуации горские феодалы наносят удары по Терскому городу (в 1673 г. была настоящая осада со штурмом стен со стороны тарковского шамхала) и сами отбивают их со стороны русских. Однако русские воеводы все чаще используют для действий в Северном Дагестане и на территории Чечни войска калмыкского хана Аюки. Так, весной 1693 калмыки "ходили" в поход на кумыков, но разорили Брагунское владение на Терско-Сунженскомхребте, где правил князь Кучук весьма верный России. Узнав об ошибке, Аюка вернул Кучуку захваченных "восемьсот юрт людей".cxvii

Новый этап активного участия России в борьбе с османской опасностью наступил во второй половине 90-х гг. XVII в., когда власть в стране перешла в руки молодого царя Петра, стремившегося к проведению прогрессивных реформ, к европеизации державы. Правительство Петра повело дальнейшую борьбу за решение национальной задачи - добиться выхода к незамерзающим морям, в первую очередь к Черному морю, а затем к Балтийскому и Каспийскому.

28 мая 1696 г. русская армия численностью в 70-75 тыс. человек вновь осадила турецкую крепость Азов с суши, а большой русский флот, спустившись по Дону, блокировал крепость с моря. 19 июля того же года турецкий гарнизон сдал крепость и очистил "азовскую округу". Падение Азова лишало османов не только важной стратегической позиции в Восточной Европе, но и угрожало связям турецкой метрополии со всем Западным Кавказом и северокавказскими горцами.cxviii

3 июля 1700 г. был заключен двусторонний русско-турецкий мир (Константинопольский договор) сроком на 30 лет, завершивший петровские походы на Азов. Азов оставался за Россией, но приднепровские городки разорялись. Отменялась ежегодная «дача» (дань) Крымскому ханству со стороны России, обе стороны обязывались взаимно сдерживать набеги татар и казаков. Условия мира давали России меньше, чем она рассчитывала, но международная ситуация не благоприятствовала планам Петра Первого добиться захвата черноморских районов и свободы мореплавания на Черном море. По получении известия из Стамбула о подписании мира, Петр I в тот же день двинул войска к шведской границе. Россия вступала в Северную войну за выход к Балтийскому морю.

Таким образом, Российское государство, имевшее в конце XVII в. благоприятные условия для наступления на Северный Кавказ с двух флангов - Азов и Терки, переносит центр тяжести внешней политики на север Европы, сохраняя планы овладения Черным морем и Кавказом на будущее.

Турция, потерпев поражение в европейском театре войны и потеряв свой северный форпост - крепость Азов, вступает в период т.н. «остановки». Что же касается третьей великой державы, влиявшей на судьбы народов Кавказа - Иранского государства, то оно заканчивает век в состоянии глубочайшего экономического упадка и внутриполитической разрухи.

Народы Северного Кавказа в международных отношениях конца XVII в. с различной степенью усилий и в разнообразных формах (от глубокого нейтралитета до прямого участия) оказывали воздействие, прямое или опосредованное, на текущие исторические события. Внешняя политика России, Ирана и Османской империи, особенно в секторах касавшихся Кавказского перешейка, обязательно была вынуждена брать в расчет позицию горских феодальных образований. Чечня в международных отношениях XVIIв. вокруг Кавказа и во взаимосвязях с Россией занимала небольшое место, однако её роль неизменно росла, благодаря связям ее обществ и владений с феодальным миром Северо-Восточного Кавказа и с Грузией.

 

§ 4. Терско-гребенские казаки и горцы в народных движениях на юге России

 

В первых десятилетиях XVII в. количество казаков на Тереке и в низовьях Сунжи увеличивается, что было связано как со Смутным временем и «оказачиванием» части русского крестьянства (в результате бегства на окраины государства из-за протеста против боярского гнета), так и с увеличением масштабов присутствия России на Тереке (в связи с обострением русско-турецких противоречий и захватом новых территорий российским царизмом на юге).

В первой четверти XVII в. казачество на Тереке делится на две группы: вольные «гребенские», жившие в охранных городках на Терско-Сунженском хребте («Гребне») и они же «зарецкие», или терские, «стоявшие», как правило, в городках по левому берегу Терека в среднем течении и в низовьях реки и «служилые» терские казаки, входившие в состав гарнизона Терской крепости. Позже, с оседлостью они стали именоваться Терским семейным войском.

По крайней мере до середины XVII в. на берегах Сунжи и Терека вольные терско-гребенские казаки не расселялись, а «стояли» в горских землях в виде временных команд «городками» и «острожками», охраняя в интересах Москвы важные торговые и стратегические пути, ведя разведывательную и сторожевую службу на дальних подступах к Терской крепости и к Сунженскому острогу. Причем, «за рекой», то есть за Тереком, они "стояли" до той поры, пока это было, по разным причинам, выгодно местным горским обществам и феодалам. Более того, есть известия, что соединяясь с горскими отрядами, казаки участвовали в междоусобных стычках горских феодалов, а также в набегах на кочевников в степях Предкавказья за Тереком. Но как только казаки нарушали соглашения с горцами, как те сжигали «острожки», а казакам «чинили тесноту».cxix

Ввиду того, что «вольные» казаки несли здесь временную службу, они не имели ни производящего хозяйства, ни жен. Это были временные поселения воинов, охотников, рыболовов, искателей удачи, живших на далеком Кавказе из-за жалованья и добычи. Поэтому они не задерживались подолгу на одном месте. Даже в первой четверти XVII в. на Тереке не наблюдалось воспроизводства казачьего населения, его коренизации. Следует указать, что число «вольных» казаков на Северном Кавказе по реестрам вооруженных сил России XVII в. колебалось в пределах 300-500 человек.cxx

Задолго до появления на Тереке царских крепостей и казачьих городков горцы: чеченцы, дагестанцы и кабардинцы распространяли свой суверенитет от устья Терека по обоим его берегам и притокам, вплоть до Дарьяльского ущелья, которое в свою очередь контролировалось нахами-ингушами. И это обстоятельство официально признавалось русским правительством до тех пор, пока оно не встало на Тереке твердой ногой и не начало претендовать на роль гегемона в политической жизни края.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Раздел: История России
Дата публикации: 03.01.2014 01:53:22

1 | 2 | 3 | 4 | 5

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Мой прадед – герой.

Я всегда интересовался историей своих предков. И вот, я решил начать со своего прадедушки – Зотова Андрея Сергеевича. .

Читать

Петр I: Внешний вид, привычки и бытовые условия

Наружность, привычки и быт царя. Как Пётр отмечал праздники?.

Читать

Декабристы С. П. Трубецкой и С. Г. Волконский: жизнь и судьба

14 декабря 2015 года исполнится 190 лет со дня событий, произошедших на Сенатской площади в г. Санкт-Петербурге – восстания декабристов. Почти два столетия назад представители самых известных и знатных дворянских фамилий выступили за реализацию принципов гражданского общества – свободы слова, печати, собраний, передвижений, социальную справедливость, верховенство закона во всех сферах жизни, устранение сословных ограничений. .

Читать

Оренбург и Казахстан объединил художник

Оренбургско-алматинский художник Сергей Калмыков был современником Шагала и Кандинского, имел свой стиль и свое видение, наследовал миру огромное наследие, которое для историков до сих пор является загадкой. Он является национальным достоянием Казахстана. В нашем городе художник прожил несколько лет.

Читать

Чем крепче тыл – тем крепче фронт

И вот я опять в заводском музее. Пришел вместе с ре­бятами из своего класса на экскурсию. Сегодня нам рассказывают, как Серовский механический завод работал в годы войны. Оказывается, в войну за­вод назывался «Почтовый ящик N 76», потому что он был секретным. На нем де­лали боеприпасы и другую продукцию для фронта. «Всё для фронта! Всё для победы!». Это был приказ, закон военного времени..

Читать

Опорный край державы

2012-й год был годом 200-летия Отечественной войны 1812 года, которая завершилась победой русского народа над французскими завоевателями. Еще в начале учебного года я увидел в школьном музее выставку «Недаром помнит вся Россия…», которая меня очень заинтересовала. Так я впервые узнал о событиях двухсотлетней давности, начал читать книги об Отечественной войне 1812 года и её героях..

Читать

История Конституции РФ

История Конституции-основа демократии РФ.

Читать

Настоящая русская женщина, которая смогла выстоять в войну

О войне я знаю только по рассказам бабушек и дедушек, из телевизионных передач и книг. Сегодня, побывав в гостях у бабушки, я задался вопросом, а какая она настоящая русская женщина, которая смогла выстоять в эти тяжелые годы? .

Читать

Память мне стучится в сердце

Недавно, перебирая вместе с бабушкой ветхие черно – белые снимки в семейном альбоме, я впервые вгляделась в лица, строгие и серьезные, многие из которых мне незнакомы. И, наверное, только сейчас я осознала, что все это – тоже история. История моей семьи. Моя родословная, или, как говорили раньше, ро.

Читать

Записки партизана

Историческое эссе "Записки партизана" посвящённое Отечественной войне 1812 года. Автор: Пахарь Виктор Вячеславович.

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter