↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте

Новые статьи:

Мамонты могли дожить до наших дней
........................
Причинами развитого мозга у людей оказались провалы на охоте
........................
Неандертальцы оказались способными слушать и говорить
........................
В разрушенных Помпеях нашли хорошо сохранившуюся свадебную колесницу
........................
Энтузиасты докажут планы фашистов уморить голодом жителей СССР
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5

Глава VII. Борьба трех империй за Кавказ. Политическое положение Чечни в ХVI-ХVII веках // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Следует заметить, что явный приток беглого русского люда на Терек, его оседание здесь, прослеживается четко только в период крупных крестьянских войн и восстаний XVII - начала XVIII вв., что не исключало, конечно, эпизодических побегов. В состав казаков включались зачастую и выходцы из горской среды, беглые и пленные разных национальностей (известны и частые выходы тех же чеченцев в казачьи станицы в ходе исламизации или по причинам вендетты).

Складывание постоянного казачьего войска на Тереке, оседлость здесь русского населения относится, скорее всего, к второй четверти - середине XVII в. Именно в этот период появляются первые данные о земледельческих занятиях терско-гребенских казаков, о наличии такой организации как «войско», своеобразной самоуправляемой общины, имевшей выборного атамана и «войсковой круг» подобно общинному совету.

Процесс формирования терско-гребенского казачества как этнографической группы русского народа имевшей причастность к горскому этническому кругу был длительным и противоречивым, но в XVII в. терско-гребенское казачество уже представляло сложившийся организм со своей структурой и организацией. Согласно данным современного историка С.А.Козлова, образование единого терско-гребенского «войска» как военной, политической и социальной формы объединения казаков завершается к середине XVII в. (30-40-е гг.). Во многом оно было сходно с войсковыми объединениями других казачьих групп на Дону, Волге и Яике. Вместе с тем, выявились и свои особенности. В отличие от своих собратьев с Дона, казачество на Тереке не имело единого центра войсковой столицы с развитой управленческой структурой. Эту роль выполняли те казачьи городки, чьи станичные атаманы становились во главе всего войска.

Высшим органом власти в войске был «круг» - собрание казаков-воинов «всей реки», на котором решались важнейшие вопросы жизни казачьей общины, вырабатывалась тактика взаимоотношений вольного терско-гребенского казачества с царской администрацией и северокавказскими владетелями. На кругу избирался войсковой атаман, которому принадлежала исполнительная власть в «войске». Обычно им становился один из станичных атаманов, пользующийся наибольшим авторитетом среди казаков. Так, первый, упоминаемый в документах, войсковой атаман Федор Шевель в посольских оттисках 30-х гг. XVII в. значился еще рядовым атаманом.cxxi

Своеобразная «внешняя» колонизация Северного Кавказа русскими переселенцами, создавшими здесь свои казачьи объединения, происходила во взаимодействии с многочисленными народами, которые населяли этот регион. Нередко вольные казачьи сообщества на Тереке вступали в союзнические отношения с теми или иными северокавказскими владетелями для совместного отражения нападений, которые периодически совершали турецко-крымские и иранские отряды.

Практически все горские народы и их владетели были заинтересованы в поддержании дружеских политических связей с казачьими сообществами. Однако, порой периоды мирных взаимоотношений терских казаков с горскими народами сменялись столкновениями и конфликтами, нередко имевшими серьезные последствия для обеих сторон.

В конце XVII - начале XVIII вв. все казачьи городки окончательно перемещаются на левый берег Терека, где соединяются в несколько крупных станиц и подчиняются к 1721 г. Военной коллегии.cxxii

Одной из ярких страниц в истории Северного Кавказа и Дона XVII в. явилось активное участие донского и терско-гребенского казачества в крестьянских войнах под руководством И.И. Болотникова в 1606-1607 гг. и С.Т.Разина в 1667-1671 гг. Смутное время на Руси (1604-1613 гг.) отозвалось на Тереке крупным движением народных масс. Зарождавшееся на Тереке в тяжелые голодные 1604-1605 гг. движение терских казаков первоначально имело характер массовой подготовки к разбойному походу «за зипунами». Но вскоре это движение приняло ярко выраженный характер борьбы против «лихих бояр» и «за хорошего царя». Терский казачий круг выбрал на роль самозванца - «царевича Петра» - рядового казака Илейку Муромца (Илью Горчакова).

Весть о событиях в центре страны - победа Лжедмитрия, всколыхнула казачьи массы и городскую голытьбу Терского города еще до начала восстания И. Болотникова. Казаки и стрельцы роптали, обвиняя терских и астраханских воевод во многих «неправдах» и в том, что они «государевым людям нужду учинили», годами не давая жалованья, хлеба и «запасов». Судя по указаниям источников, в Терках в это время произошел раскол среди казаков и служилых людей, часть из которых лояльно относилась к правительству, другая же наоборот, резко враждебно. «Смута» в Терках началась с того, что «триста человек, опроче всего войска, тайно», решили начать борьбу с «лихими боярами» и царскими воеводами. Попытки терских атаманов и также терского воеводы Петра Головина помешать тремстам молодым казакам выйти из «юртов» ни к чему ни привели.cxxiii

Если на первом этапе поход отряда терцев и примкнувших к ним астраханских стрельцов и волжских казаков проходил как предпринятый с традиционной казачьей целью «иттить на Волгу» и грабить торговые корабли, то со временем он все больше наполняется конкретным социальным содержанием. Количество повстанцев увеличивается до нескольких тысяч, а их громкие дела дошли до Москвы, где к тому времени утвердился на царстве Лжедимитрий, выдававший себя за якобы чудом спасшегося сына Ивана Грозного Дмитрия (погибшего в детском возрасте в Угличе). Узнав о лжецаревиче Петре (выдававшем себя за сына Федора Иоанновича), он приглашает «племянника» к себе. Это приглашение, влекшее за собой объединение сил двух самозванцев, послужило для боярских заговорщиков в Москве своеобразным сигналом, толчком к выступлению. Лжедимитрий был убит, и царский престол захватил Василий Шуйский.cxxiv

Получив известие о гибели Лжедимитрия I, казаки и стрельцы под руководством Илейки Муромца, шедшие по речным путям к Москве, решили было повернуть назад, но вскоре узнали «о воеводе царя Дмитрия» Болотникове, штурмующем Москву, дабы наказать супостатов - «лихих бояр». Терские повстанцы принимают решение идти на помощь Болотникову. Так постепенно казачий поход перерастал в составляющую первой Крестьянской войны 1606-1607 гг. в России. Отныне терская, волжская и донская казачья голытьба, сражается в рядах восставших в известных битвах - под Веневом, на р. Вырка, под Серебряными прудами, под Калугой, на р. Весьма и Упе, в осажденной Туле, вплоть до момента подавления всего движения и гибели его отважных предводителей — И. И. Болотникова и И. И. Горчакова (Илейки-Муромца) в 1608 г.

После смерти Илейки Муромца участие терского казачества в восстании не прекращается. В частности, волжане, терцы и донцы в своей массе, как это отмечено в нескольких донесениях воевод и правительственных агентов в 1608 г., во многом были причастны к событиям в Астрахани, сражаясь в составе отрядов самозванных астраханских «царевичей» Ивана-Августа, Лавра и Осиновика. А вот терские власти и служилые люди так и не решились выступить в защиту правительства Шуйского ни в 1607 г., ни в последующие годы, хотя Шуйский неоднократно делал попытки привлечь на свою сторону как астраханцев, так и терцев.

К 1608 г. силы повстанцев иссякли, по всей стране гасли огни восстания. Последние остатки разбитых и рассеянных отрядов повстанцев уходили на окраины государства — на Дон, Яик и Терек. Так в «Гребнях» (междуречье Терека и Сунжи) нашли пристанище, согласно документам, «воровские казаки, беглые стрельцы и гулящие всякие люди, которым в государевой отчине Терском городе появиться нельзя». Речь идет об участниках восстания Болотникова и Горчакова, выходцах из Тулы, Переславля-Рязанского, Переславля-Залесского, Боровска и др. Есть сведения, что беглых русских людей и «воровских» казаков укрывало у себя и местное горское население. Весть об этом дошла до самого царя Василия Шуйского. Раздраженный самодержец приказал навести порядок на Тереке, но приказ этот остался невыполненным.cxxv

Ко времени избрания на русский престол Михаила Романова в 1613 г. общее руководство народным движением на юго-востоке страны перешло к атаману Заруцкому. Вместе с вдовой Лжедмитрия I Марией Мнишек он укрепился в Астрахани и пытался наряду с местным казачеством привлечь на свою сторону татар и горцев, а также воспользоваться помощью иранского шаха Аббаса I. Однако угроза агрессии со стороны Ирана заставила терцев и горцев выступить на стороне Михаила Романова. В мае 1614 г. Заруцкий был разбит в Астрахани силами царских отрядов присланных из Москвы, терских стрельцов и окочан из Терского города. Так закончилось Смутное время на Руси.cxxvi

Очередное массовое движение русских крестьян и казаков в XVII в. было вызвано усилением феодально-крепостнического гнета в центре России и распространением крепостнических порядков на южные и юго-восточные районы страны. Восстание народных масс юга России под руководством Степана Разина основательно перетряхнуло основные элементы, из которых складывалась политическая обстановка в огромном треугольнике между коронными территориями России, Ирана и Османской империи. Оно затронуло Украину, Дон, Северный Кавказ, Прикаспий и Поволжье, то есть те регионы, политический статус которых по отношению к той или иной великой державе в принципе нельзя было считать окончательно сложившимся.

Весной 1667 г. отряды «голутвенных» казаков и беглых людей, объединившиеся под командой опытного и храброго казака Степана Разина, двинулись с Дона на Волгу, спустились к Каспию и морем достигли Яицкого городка в устье реки Яик (Урал). После зимовки, весной 1668 г. Разин двинулся на судах к западному берегу Каспия, грабя по пути «тезицкие (иранские – Я.А.) бусы с товары», затем высадился в устье Терека и разгромил «татарский (ногайский - Я.А.) улус», кочевавший в окрестностях крепости Терки. Можно предположить, что весной-летом 1668 г. разинцы стояли лагерем на северокавказском берегу Каспия, дожидаясь подкреплений с Дона. И действительно, царские власти, с тревогой следившие за действиями повстанцев, обнаружили передвижение с Дона казачьих отрядов в направлении Терека и Кумы. Назывались цифры в 100, 400 и даже 2000 человек. Причем, местные терско-гребенские казаки не только не оказывали им сопротивления, но и снабжали их лошадьми. Профессор Н.П.Гриценко считал даже, что терско-гребенские казаки присоединились к С. Разину и участвовали во всех его последующих действиях.cxxvii

Был отдан приказ о выступлении стрельцов Терского города и феодального войска служилого терского князя Каспулата Черкасского против лагеря казаков. Однако Каспулат отказался выступить в поход за «малолюдством». Тогда из Астрахани было переброшено подкрепление в 200 стрельцов. Тем не менее, терские власти так и не осмелились атаковать разинцев, которые беспрепятственно вышли на судах в Каспийское море. Ранее августа 1668 г. распространились слухи о взятии казаками Дербента и Тарков. О том, что Разин был в Тарках в Дагестане (но уже после похода на иранское побережье) говорит документ 1673 г.cxxviii

Свыше четырех месяцев шли казаки с боями по иранскому взморью грабя и убивая всё живое. Шахский двор предписал правителям земель от Астерабада до Дербента «привести в готовность все свои боевые силы». Ханы прибрежных иранских городов спешно приглашали в свои войска даже наемников из среды горцев Северного Кавказа. Так, в июне 1669 г. на казачьи силы, укрепившиеся на Свином острове, «приходили... боем астаринский Мамеды хан, а с ним шаховых и наемных людей, кумычан и черкас горских (дагестанцы и чеченцы. - Я.А.), в 50 сандалях (судах. - Я.А.) с 3700 человек».cxxix

Волжско-каспийские походы Степана Разина завершились осенью 1669 г., когда его отряд вернулся с добычей на Дон. Другие атаманы по возвращению из похода «за зипунами» распускали свои отряды, Разин же устроил на зиму укрепленный лагерь, где копил силы. Весной 1670 г. с помощью своих многочисленных сторонников он захватывает власть в области Войска Донского и открывает наступательные действия на Волге.

По мере развития классовой борьбы казачьи силы превратились в ядро повстанцев, а основную массу составили крепостное крестьянство, городская беднота и малые народы Поволжья. Вскоре вся Нижняя Волга оказалась в руках повстанцев, 21-22 июня 1670 г. после тяжелой осады и штурма была взята Астрахань, один из самых крупных и значимых городов Российского царства. В конце августа захвачена Самара и открыта дорога на Симбирск, овладев которым, разницы смогли бы рассеять пламя восстания в центральных областях России.

Чтобы усилить успех своего движения, Степан Разин и его сподвижники вступали в отношения с иранским шахом, с турецкими пашами в Азове, с крымским ханом, с горскими князьями, ногайцами и калмыками. Важное место в политических планах Разина занимал Северный Кавказ. Овладев Астраханью, С. Разин добивался подчинения земель между Волгой, Доном и всех «низовых» городов. В первую очередь было обращено внимание на Терки, куда, кстати, бежали многие русские купцы, офицеры и другие чины из Астрахани. Еще летом 1670 г., развивая наступление вверх по Волге, С. Разин пытался вместе с тем овладеть и Терским городом. «Да он же де, вор Стенька Разин, повествует официальный документ, — посылал из Астрахани на Терек товарыщей своих воровских казаков и велел им город Терек взять»; повстанцы, однако, «Терка не взяли».cxxx

В сентябре-октябре 1670 г. повстанческая армия увязла под стенами Симбирска и потерпела поражение. С. Разин был тяжело ранен и вывезен на Дон. В апреле 1671 г. последние сторонники мятежного атамана, засевшие на Дону в Кагальнике, были разбиты казачьей старшиной, а сам крестьянский вождь выдан царским властям. Он был казнен 6 июня 1671 г. в Москве.

И после ранения и плена С. Разина (в октябре 1670 г.) повстанческое руководство в Астрахани, во главе с Ф. Шелудяком и В. Усом продолжало принимать меры к распространению восстания на прилегающие к городу территории, а также на Терек, в район калмыцких кочевий и на подвластные Крымскому ханству земли.

Наконец, осенью 1670 г. в Терском городе вспыхнуло восстание; город, по свидетельству Я.Стрейса, «перешел на сторону казаков, и там перебили различных начальников и офицеров, совершенно разграбив их дома, а помянутого господина губернатора (П.С.Прозоровский. - Я.А..) держали в плену в собственном доме».cxxxi Князь Каспулат Черкасский, глава Терского феодального владения, после восстания в Терках удалился из города со своей «горской» командой в «Гребни» (в междуречье Терека и Сунжи). Надо отметить, что восставшие пытались привлечь его на свою сторону («чтоб он в Терек приезжал»), ибо он имел большое влияние среди всех горских народов. Но Каспулат царю не «изменил», впоследствии он активно участвовал со своим отрядом в подавлении восстания в Астрахани в составе армии воеводы Н. Милославского. Но перед этим он жестокой рукой навел порядок в Терском городе, подняв против бунтовщиков большое число горцев, в т.ч. и чеченцев.cxxxii

С вступлением царских войск в Астрахань 27 ноября 1671 г. Крестьянская война по существу закончилась. После жестокого подавления Крестьянской войны, тысячи повстанцев бежали на юг, в т.ч. и на Северный Кавказ. Новая волна бегства прошла в конце 80-х гг. XVII в. Так, в 1687 г. на территории Войска Донского вновь зародилось казачье движение, имевшее антиправительственный характер. Оно возглавлялось раскольниками, связывавшими усиление самодержавных порядков с церковной реформой, начатой патриархом Никоном. Восставшие захватили ряд городков и создали серьезную угрозу Саратову и Царицыну. В 1688-1689 гг. царские войска и донская казачья верхушка учинили зверскую расправу над повстанцами, что привело их к массовому бегству; бежали казаки, в основном, на Северный Кавказ: на реки Куму, Терек и Кубань.cxxxiii

Новые массы беглых казаков с Дона пополнили ряды «воровских» казаков на Куме, живущих здесь еще с разинских времен. Вблизи городища «Старые Можары» был поставлен укрепленный городок, где вскоре скопилось до 2-х тыс. чел. Часть же беглых уходила еще дальше на юг—на реки Терек, Аксай, Аграхань и Сулак. Так, «разбойничий» атаман Костюк (Костька) бежал в 1687 г. вначале на Куму, а затем перешел к горцам на Сулак, где создал укрепленный городок (запустелое городище Костюка указывалось даже в середине XVIII в.). Окружающие горцы — рядовые чеченцы и кумыки, принимали прямое участие в действиях отряда Костюка против российских властей на Тереке.cxxxiv

Местные же феодальные владельцы, также принявшие донских казаков под свою защиту, преследовали при этом свои политические расчеты. Так, вышедший с Дона на Куму с 2000 семейств атаман Левка Манацкий ездил с делегацией к Тарковскому шамхалу «для заключения договора о принятии... казаков в свое подданство, на том условии, что эти казаки будут помогать шамхалу в военных его делах, а он будет оказывать им свое покровительство». Казаков с берегов Кумы звали к себе и кабардинский князь "Ликост" и кумыкский мурза "Чапалов".cxxxv

Скопившиеся на Куме и на берегах других северокавказских рек повстанцы строили большие политические замыслы. Затевался поход на Дон в союзе с кабардинцами и другими горцами, предполагались переговоры с Портой и даже признание подданства султана. По некоторым данным, планировалось перенесение повстанческого лагеря с Кумы на Терек, к чему их якобы склоняли местные терско-гребенские служилые казаки. Царские воеводы были вынуждены принимать меры по недопущению кумских повстанцев в этот район.cxxxvi

Следует отметить, что царизм контролировал на Северном Кавказе только незначительный участок территории - левый берег Терека в нижнем течении. Крепость Терки была отрезана от ближайшего крупного форпоста (Астрахани) безводными степями и морем. От низовьев Волги до низовьев Дона простиралось почти на тысячу верст Дикое поле, отделявшее предгорья Северного Кавказа от пограничных "черт" Русского государства.

В конце XVII в. османская агрессия направленная было на Северный Кавказ, устремляется своим острием против Польши и Украины (где были и русские интересы). Поэтому оборонительные сооружения Терской крепости оставались в плохом состоянии, а гарнизон был сильно уменьшен.cxxxvii Известная слабость царской администрации на Тереке, благоприятное отношение горских народов к русским повстанцам, обеспечивших им прочный тыл, и обусловили, на наш взгляд, последовавшую к последней четверти XVII в. концентрацию здесь открытых противников самодержавно-крепостнических порядков. С 1690 г. ввиду угрозы со стороны царских войск кумские казаки частью уходят с Кумы на Терек, преимущественно во владения шамхала.cxxxviii

Обрисовать сложившуюся обстановку в крае помогает переписка астраханских, терских воевод и других чинов по поводу мер, принимаемых ими для "усмирения" повстанцев.

В первой половине 1691 г. над обезлюдевшим вследствие мора Терским городом нависает угроза совместного нападения "воровских казаков и шевкаловых людей" (т.е. жителей Тарковского феодального владения). В связи с этим астраханский воевода И.И.Хованский приказал гребенскому атаману Ф.Кирееву выступить с «войском» для охраны и починки крепостных укреплений к Теркам. Тем не менее, русско-горские силы подступают к городу и разоряют его пристань: "пожгли струги и бусы и на них всякие припасы".cxxxix

В сентябре того же года из Астрахани на Терек отправляется подкрепление: караван судов с припасами и стрелецкая команда под руководством нового воеводы В.С.Нарбекова. Однако уже во время плавания по Каспию он подвергся серьезному нападению: "воры и изменники з Дону беглецы и казаки расколщики, которые поселились под владением Будай Шавкала на реке Аграхане…cxl выехав на море" разграбили 5 сентября один струг и вступили в бой с караваном. Нападавших было "с пятьсот человек казаков, да татар… и кумычан шевкалов владения человек во 100", во главе стоял атаман Сенька Хмурый.cxli

Прибыв наконец на Терек, В.С.Нарбеков обнаружил следующую картину: "терчанам всяких чинов служилым людем кормитца нечем, торгов и промыслов у них никаких нет и выезду им с Терка от воровских казаков и Будай шевкалова владения кумычан для дров и на рыбную ловлю и никуды для нужд ездить стало невозможно; воровские казаки роскольщики и шавкаловы татары и кумыченя беспрестанно под город подбегают…". Причины того, что шамхал Будай принял казаков под свое покровительство, объяснимы: во-первых, политическая обстановка на юге России была предгрозовой, неспокойной; во-вторых, шамхал резко увеличивал свои боевые силы за счет русской вольницы и, в-третьих, он, безусловно, получал соответствующую долю из их добычи. Позволяя своим подданным присоединяться к казачьим отрядам, шамхал вместе с тем осуществлял за ними определенный надзор. Так, в морском походе казаков в сентябре 1691 г. "тарковский де Будай шавхал лутчих своих узденей четырех человек дал к ним казакам по человеку в струг".cxlii

Прибытия нового терского воеводы со свежими силами оказалось недостаточным для организации успешного противодействия повстанческим действиям. Более того, по некоторым данным, в конце 1691 г. аграханские раскольники составили план захвата донского края с помощью "турок, крымцев и черкесских народов", желая затем перейти всем Доном в подданство султана. Поэтому по распоряжению Петра Первого в 1692 г. предпринимается посылка специальных отрядов для разгрома основной базы "воровских" казаков на реке Аграхани. Одновременно проводится дипломатическое наступление на феодальную верхушку горцев. Соответствующие письма с просьбой о содействии царским войскам получили тарковский шамхал Будай и некая княгиня Таукесал Салтанбековна, жившая в Терках.cxliii

Подготовка карательной экспедиции не прошла мимо внимания "воровских" казаков; 18 сентября 1692 г. к ним "на помочь" явились кубанские раскольники подданные крымского хана, и повстанцы двинулись с Аграхани "на побег к Крыму". Ни строгие требования царских властей, ни обещания "казны" и наград, ни продвижение русских полков к Аграхани и не смогли побудить шамхала воспрепятствовать уходу казаков. Правда, другие горские князья - энедереевский Муртазалий и его брат Амирхан по просьбе терской Таукесал Салтанбековны "тех воровских казаков осадили на реке Сунче… и… разбили". Ушло на Кубань якобы всего около 30 человек.cxliv

Однако более поздние документы за 1700 г. указывают, что "на Аграхане реке обселились воровские казаки уходцы из Астрахани и з Дону (которые. –Я.А.) живут у андреевского Муртазалея мурзы… (и) воруют с ними заодно". Видимо, прав исследователь Н.П.Гриценко, говоря, что в 1692 г. "часть беглых крестьян и раскольников поселилась среди терских казаков, другая среди чеченцев и кумыков" и только третья часть ушла на Кубань.cxlv

Активность русских повстанцев и их союзников-горцев после событий 1692 г. нисколько не снизилась. Недаром Петр Первый с раздражением писал: "которые за Тереком… живут, разные самовладельцы князьки черкесы и соединяютца с воровскими казаки с атаманом Косткою Ивановым с товарищи и на Хвалынском море бусы наших великого государя разбивают". Более того, «Костька Иванов» посылал на Дон своих людей "для подговору" казаков к бегству на Аграхань, и желающих явилось "множество".cxlvi

В 1700 г. было принято решение послать на Муртазалея, который "учинился ослушен" царским указам, и на "воровских" казаков царскую рать. Новый шамхал Адиль-Гирей, желая улучшения отношений с Москвой, заявил о своем содействии "великому государю". Совместными усилиями русским повстанческим силам был нанесен серьезный удар. Полковник Бушев с гребенским атаманом Ф.Киреевым захватил атамана Костьку (Костюк, Костек?) "с немалым числом его артели" в городке близ Сулака в плен и отправил его в Астрахань, где он был казнен. С другой стороны шамхал Адиль-Гирей с Салтан-Махмудом Эндереевским двинулись на Муртазалея, отказавшегося выдать казаков (находившихся непосредственно при нем), и разбил его. Часть русских беглых погибла в бою, другие попали в плен и были отправлены в Терки. Так как русские люди находились во владениях еще одного кумыкского владельца - Чопан-шамхала, он тоже был разбит.cxlvii

Таким образом, на историческую жизнь нахов Чечни в XVII в. влияли не только политические события, связанные с действиями великих держав и местных кавказских владений, но и непосредственно движения русских народных масс на юге России, которые порой вовлекали горцев в свои мощные потоки. Этот аспект русско-горских и русско-чеченских отношений особенно поучителен, но менее всего исследован.cxlviii

 

 

i См.: Полное собрание русских летописей (далее ПСРЛ). Т.29. М., 1965. С.224; [Курбский А.М.] Князя А.М.Курбского история о великом князе московском. СПб., 1913. Стб.58-59; История Татарской АССР. Т.1. Казань, 1968. С.92-93.

ii См.: История Кабардино-Балкарской АССР. Т.1. М., 1967. С.13; Некрасов А.М. Западный Кавказ в системе международных отношений последней четверти XV - первой половины XVI века. Рук. дисс. канд. истор. наук. М., 1984. С.135-136, 141-142.

iii Кокиев Г. Русско-кабардинские отношения в XVI-XVIII вв. // Вопросы истории. № 10. М., 1946. С.45.Лавров Л.И. Эмиры Дербента. Шамхалы Казикумухские и Тарковские // Источниковедение истории досоветского Дагестана. Сб. статей. Махачкала, 1987. С.11; Шихсаидов А.В. Эпиграфические памятники Дагестана Х - XVII вв. как исторический источник. М., 1984. С.295;

iv ПСРЛ. Т.13. М., 1965. С.407; Т.29. С.116, 214; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1. М.,1957. С.3.

v См.: ПСРЛ. Т.13. С.233; Т.29. С.224; Книга посольская метрики Великого княжества Литовского… (Т.1). М., 1843. С.98; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1. С.6; Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Вторая половина ХУ1 - 30-е гг. ХУП в. М., 1963. С.203-204.

vi ПСРЛ. Т.13. С.235-236; 242-244; Т.29. С.231; Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV-XVIII веках. // Сост. В.А.Алексеев. Сталинград. 1936. С.68, 289.

vii См.: ПСРЛ. Т.13. С.259; 276-277; Т. 29. С.240, 252; Карамзин Н.М.История государства Российского. Т.8. М., 1832. С.281, 294; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1. С.4, 56-57; Кушева Е.Н. Указ. соч. С.207-210; Очерки Карачаево-Черкесии. Т.1. М., 1957. С.216-217.

viiiСм.: РГАДА. Ф.123. Оп.1. кн.11. Л.315об.; Allen W.b.D. Problems of Turcish power in the sixteenth century. London. 1963. P.23; Bennigsen A. L'Expedition turque contre Astrakhan en 1569 L'apres les Registres des "Affaires importantes" des Arhives ottomans // Cahirs du monde Russe et Sovetique. 1967. Vol. VIII. P.430-431.

ix См.: ПСРЛ. Т.13. С.284; Т.29. С.252, 255, 257; Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып.2. М., 1979. С.109; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1. С.5; Кушева Е.Н. Указ. соч. С.233.

x См.: ПСРЛ. Т.29. С.284; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1. С.8; Кушева Е.Н. Указ. соч. С.237-238; Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв. М., 1984. С.259-260.

xi См.: Продолжение "Древней Российской вивлиофики". (Далее: Продолжение "ДРВ"). СПб., 1801. Ч.1. С.76; ПСРЛ. Т.13. С.324, 330; Т.29. С.284-285, 289; Кабардино-русские отношения. Т.1. С.392. прим.23.

xii См.: ПСРЛ. Т.13. С.371; Т.29. С. 300, 301,324; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1. С.10-11; Греков И. Османская империя, Крым и международные отношения в Восточной Европе в первые годы Ливонской войны (1588-1577) // Советское востоковедение. № 3. М., 1984. С.63.

xiii Кушева Е.Н. Указ. соч. С.240; Акиев Х.А. К вопросу о расселении вайнахов в Дарьяльском ущелье // Вопросы исторической науки Северного Кавказа и Дона. № 3. Грозный. 1985.

xiv См.: РГАДА. Ф.127. Оп.1. Кн.6. Л.90-91 об., 151-151 об.; Джанашвили М. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России… // Сб. материалов о местностях и племенах Кавказа. Тифлис. Т.22. 1897. С.55; Боцвадзе Т.Д. Народы Северного Кавказа в грузино-русских политических взаимоотношениях XVI-XVIII вв. Тбилиси. 1972. С.22-23; Шавхелишвили А.И. Из истории горцев Восточной Грузии (Тушетия XVI - первой половины XIX  вв.). Тбилиси, 1983. С.144-145, 215.

xv См.: ПСРЛ. Т.13. С.397-398; Т.29. С.301, 340, 347; Гашимов Ч.М. Дагестано-кабардинские политические отношения в XVI-XVIII вв. // Вопросы истории и этнографии Дагестана. Махачкала, 1974. Вып. IV. С.57.

xvi См.: ПСРЛ. Т.13. С.407; Т.29. с.353; Кабардино-русские отношения. Т.1. С.13; Гашимов Ч.М. Указ. соч. С.57; Кушева Е.Н. Указ. соч. С.243-245; и др.

xvii См.: ПСРЛ. Т.29. С.354; Кушева Е.Н. Указ. соч. С.243-244. См.: Любавский М.К. Наступление на степь. М., 1915. С.18, 22-23; Русская военная сила. М., 1897. Т.1. С.258.

xviii См.: Белокуров С.А. Указ. соч. С.XVIII; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1. С.13-14; Кушева Е.Н. Указ. соч. С.244-245; В.Г.Гаджиев. Роль России в истории Дагестана. М., 1965. С.69.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Раздел: История России
Дата публикации: 03.01.2014 01:53:22

1 | 2 | 3 | 4 | 5

Читайте нас в социальных сетях:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук

Получать новости истории и археологии по электронной почте
Введите свой email:




Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

«Благоверный правитель» (на примере Николая II)

На рубеже XIX-XX веков Российская империя была одной из крупнейших стран мира. Она занимала второе место в мире по размерам территории и третье место – по численности населения. Продолжалась модернизация – процесс перехода от традиционного общества к индустриальному, который охватывал все сферы жизни общества..

Читать

Был ли шанс у Николая II предотвратить революцию?

Николай II - император, самодержец, последний русский абсолютный властитель. Но кем же он был на самом деле? Можно ли было предотвратить падение самодержавия, действительно ли так сильны были крестьянские и солдатские силы?.

Читать

ЖИВЫЕ ПОМНЯТ

Сочинение моей ученицы Авериной В.о своем прадеде,его боевом пути, о памяти о нём..

Читать

Моя героиня

4 сентября 1922 года в деревне Русская Луговая Марийской АССР в семье сельских тружеников Стекольщиковых Фёдора Ивановича (1897 г.р.) и Анны Степановны (1896 г.р.) родилась вторая девочка. Дочку назвали Ниной. Родители Нины были колхозниками, трудились не покладая рук, вели домашнее хозяйство, ухаживали за садом-огородом, держали кое-какую живность. Между супругами всегда был лад да согласие, жили они мирно, друг другу были помощниками..

Читать

Фронтовые письма как отражение эпохи (по материалам школьного музея «Прикосновение к судьбе»)

Анализ фронтовых писем солдат Великой Отечественной войны является составной частью изучения истории войны. Выбор темы исследования обусловлен необходимостью изучения обширного и малоизученного комплекса неопубликованных эпистолярных источников — фронтовых писем, хранящихся в школьном музее гимназии №139 “Прикосновение к судьбе”. Это позволит существенно расширить источниковое поле исследований истории Великой Отечественной войны, детализировать целостную картину войны конкретно-историческим материалом. Этим обуславливается актуальность данной работы..

Читать

Усыпальница Голицыных в Донском монастыре

Усыпальница Голицыных – больничная церковь архангела Михаила. Храм трапезного типа. К нему примыкают жилые покои бывшей богадельни. Комплекс вытянут в одну линию с востока на запад и располагается вдоль южного прясла ограды обители..

Читать

Нет в России семьи такой, где б ни памятен был свой герой.

Мой прадед со стороны мамы, Лисьих Василий Яковлевич, родился 3 марта 1919 года. В 1941 году был мобилизован на войну, затем попал в плен, в дальнейшем был освобождён. Родной порог переступил в ноябре 1945 года. Знаю, что у дедушки Васи есть награды..

Читать

Герои нашей семьи

22 июня 1941года в 4 часа утра без объявления войны Германия напала на нашу Родину. Мои прадеды мирно работали в хозяйстве страны, растили детей. .

Читать

Русские землепроходцы

Говоря о русских землепроходцах, мы не можем не упомянуть такие имена, как Семен Иванович Дежнёв, Иван Юрьевич Москвитин, Ерофей Павлович Хабаров, Владимир Васильевич Атласов и многих других. Каждый из них стал незаменимой частью русской истории и внес огромный вклад в освоение и развитие Сибири и Д.

Читать

Социальная однородность советского общества как проблема государственного управления

Вопрос о трансформации социальной структуры общества играл важную роль в коммунистической идеологии. Построение бесклассового общества, в котором отсутствовали бы антагонистические классы, провозглашалось важнейшей целью общества. В. Ленин считал, что главным условием создания бесклассового общества является диктатура пролетариата .

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter