↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ...

Глава VIII. Взаимоотношения Чечни с Россией, восточными государствами и кавказскими соседями в XVIII веке // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Ахмадов Явус Зайндиевич, д.и.н., профессор

§ 1. Чечня и Северный Кавказ в борьбе с экспансией России, Ирана и Крымского ханства в первой половине ХVIII в.: от противоборства с Россией к складыванию системных связей

Основным фактором, воздействовавшим на ситуацию в крае в XVIII столетии, являлось все возрастающее значение России в политической судьбе Чечни, как и всего Кавказа. Известную роль играла также политика Ирана, Османской империи с ее вассалом Крымским ханством и, собственно взаимоотношения кавказских феодальных и государственных образований. Взаимодействие политики трех великих держав и местных образований в регионе и определяли политическую картину на всем Кавказе, в т.ч. и в отношении Чечни. В свою очередь, следует учитывать и тот немаловажный фактор, что в XVIII в. на Северо-Восточном Кавказе завершается процесс национальной консолидации такого крупного народа, как чеченцы, что также вносило изменения в политические процессы на Кавказе.

Значительное влияние на политическую позицию Чечни в первом десятилетии XVIII в., как и в XVII в., продолжали оказывать движения русского крестьянства и казачества, городских низов и башкир. Известно, что еще в конце XVIIв., после подавления народных движений в России, тысячи русских людей, спасаясь от казней, устремлялись на Северный Кавказ, в том числе и на берега Терека и Сулака. Здесь они создавали целые городки, лагеря и опорные базы антицаристского движения. Некоторые известные «разбойные» атаманы, такие, как Костька Иванов и другие, действовали среди чеченцев и кумыков на рубеже ХУП-XVIII вв. Со стороны царских властей на казаков-бунтовщиков и их союзников горцев совершались в отместку карательные экспедиции.i

События на Тереке оказались своеобразной прелюдией более грозных народных восстаний, вспыхнувших собственно в самой России. Правление Петра Первого наряду с проведением прогрессивных реформ, направленных на европеизацию страны, знаменовалось резким усилением крепостнического гнета и налоговой системы, откровенно колониальной политикой в отношении нерусских народов. В 1704 г. началось крупное народное движение в Башкирии, а летом 1705 г. вспыхнуло городское восстание в Астрахани. С самого начала оно переросло в движение всего "многонационального населения Нижнего Поволжья, в котором кроме русских участвовали астраханские татары и другие нерусские люди". Остается добавить, что астраханские повстанцы рассчитывали найти себе поддержку и на Тереке.ii

Пока полки фельдмаршала Шереметева двигались с театра Северной войны на Астрахань, взбунтовались стрельцы Черного и Красного Яра на Волге, для "пущего возмущения" были разосланы астраханской беднотой письма к донским, терским и гребенским казакам. Известно, что "зачинщики" главную надежду возлагали на казаков, "с их помощью они думали усилить смуту и пронести ее в сердце государства, до самой Москвы".iii

Источники показывают, что по призыву астраханцев в том же 1705 г. "терские стрельцы и гребенские казаки забунтовались". Был убит полковник Некрасов, а его "пожитки" поделены.iv Терский город оказался в руках восставших, и, как-то было, в период движения Степана Разина Северный Кавказ вновь оказался отрезанным от царской России. Прекращение, хотя бы и кратковременное, официальных отношений с Русским государством, не могло, разумеется, не сказаться на политической ситуации в регионе, складывавшейся во многом из взаимодействия кавказской политики трех государств - Османской империи, Ирана и России.

Терский воевода Д.Молостов, изгнанный из города, утверждал, что предводители терских повстанцев вынашивали широкие планы. Он писал Петру Первому: "терские изменники собираются и пересылаясь с ханом крымским и с кубанцы и с астраханцы и башкирцы и каракалпаки, соединяясь калмык побить и на твое государство итить".v

В свидетельстве Д.Молостова не названы ближайшие к Терку горские народы - чеченцы и кумыки, хотя называются самые дальние - "кубанцы" (черкесское и ногайское население Кубани). Это имеет свои объяснения. Воевода Д.Молостов, которому сохранили жизнь и позволили уйти из крепости, удалился за город вместе со своими сторонниками (в их числе были служилые "черкесы" и татары). Это позволило ему быстро завязать отношения с горскими феодалами за Тереком и заручиться их поддержкой. Коварный воевода натравливал на Терки и казачьи городки феодальные дружины: "велит их неверной орде - чеченцам и мечкизам (мичиковцам), кумыкам, аксаевцам и иным ордам разорять и всех искоренять; и горцы подступая к Тереку бьют казаков боем", - писали современники. В конце концов, Д.Молостов сумел обманным путем выманить из города руководителей восстания и расправиться с ними: "оных бунтовщиков усмирил, и несколько из них казнил, а пущих заводчиков прислал к Москве".vi

В марте 1706 г. пала и Астрахань. Небезынтересно отметить, что в период спада движения городская беднота намеревалась с оружием в руках уйти на Аграхань или другие надежные места на Северном Кавказе. Этому помешала полная блокада города и последовавшая затем скорая расправа с повстанцами.vii

В 1708 г. Северный Кавказ снова становится ареной широкого антицаристского движения горцев, ногайцев и русских казаков, взявших штурмом Терки. Причем его руководителем выступил один из предводителей восстания башкиров - Мурат Кучюков, оказавшийся к тому времени в Чечне. Это выступление, как по характеру, так и по своим целям явилось прямым отголоском башкирского национально-освободительного движения, а также булавинского "бунта". Вместе с тем события на Тереке в 1708 г. оказали большое воздействие на политические судьбы местных народов, попавших под пресс колонизаторской политики царизма. На восстание их толкали не только религиозные лозунги, но и произвольные и грубые действия местных царских властей на Тереке по отношению к горским соседям, искусственные ограничения на путях русско-северокавказской торговли и т.д.viii

Народное движение в Башкирии в 1704-1711 гг. с самого начала приобрело широкий территориальный размах. Участие в нем принимали практически все сословия. В российском феодально-крепостническом государстве башкиры видели своего главного противника. Местные феодалы преследовали в данном восстании свои интересы, стремясь к образованию на территории Башкирии "особого мусульманского ханства, в вассальной зависимости от Крыма или Турции". Независимо от этих планов численно небольшой феодальной прослойки восстание имело ярко выраженный антикрепостнический характер. Разрасталось, оно охватило в 1707-1708 гг. все Поволжье. Устанавливаются связи с Доном и с северокавказскими народами. Дореволюционная историография видела в событиях 1707-1708 гг. охвативших разом Башкирию, Поволжье, Дон и Северный Кавказ (Кубань, Терек), проявление некоего "магометанства" и составную часть всеобщего заговора русской "старины" против того нового, что несли реформы Петра. Стержневой фигурой "магометанского" протеста усматривали Мурата Кучюкова.ix

Сведения о народных движениях первого десятилетия XVIII в. в России и в соседних ей южных областях быстро становились достоянием международной дипломатии и, естественно, учитывались заинтересованными странами. В этом плане особый интерес представляют донесения хорошо информированного и наблюдательного посла Англии в России Ч.Витворта. В них содержится не только информация о фактическом ходе событий, но и даются оценки относительно взаимосвязанности движений русского казачества и крестьянства с антифеодальными и освободительными движениями горских народов. Так, 5 мая 1708 г. в сообщении о "мятеже башкирских татар" Ч.Витворт пишет: "Другие татары - черкасские - проживающие у Каспийского моря взялись за оружие и сожгли Терки…

В то же время мятежные казаки и беглые люди на Украине крепнут. Во главе их стал некто - Булавин…".

Спустя неделю в очередном донесении английский посол, отметив, что вести о поражении донских казаков подтвердились, сразу переходит к Северному Кавказу: "Терский бунт тоже неожиданно присмирел: мятежников было тысяч восемь; они думали захватить Астрахань и соединиться с казаками". Действительно, к тому времени к Теркам из Астрахани были двинуты крупные силы; горско-русские повстанцы отбиты от Терков, а раненый Мурат Кучюков попал в плен.

В 1707-1708 гг. равнинная Чечня действительно становится центром антицаристского восстания горцев Северного Кавказа, в котором участвовали и беглые русские казаки. Во главе повстанцев встал один из руководителей восстания на Каме и Урале - Мурат Кучюков, оказавшийся в Чечне во время возвращения из поездки в Стамбул. По происхождению он был чингизид из Каракалпакии, долгое время являлся заложником калмыцкого хана Аюки, от которого ушел к башкирам.

В результате ожесточенных боев горские и ногайские участники движения во главе с Муратом объявленным в Чечне «святым» захватили Терский город за исключением цитадели, которую взяли в осаду. В случае же успеха «намерен был... (Мурат. - Я.А.) идти Россию] и в Башкирцы». Крупные русские силы, переброшенные из Астрахани рагромили повстанцев, а плененный в бою Мурат был вывезен в Казань и казнен.x

После гибели К.Булавина и поражения восстания на Дону и Украине его ближайший и активнейший соратник атаман И.Некрасов хотел вначале уйти от расправы на Аграхань (на земли шамхала), но затем двинулся на Кубань во владения крымского хана. Вслед за ним потянулись и другие, так что общее число беглых казаков, осевших на Северном Кавказе, составило 8 тыс. человек. По воле султана Ахмеда Третьего крымский хан предоставил им лучшие земли в низовьях Кубани, на Таманском полуострове, между Копылом и Темрюком. Они были освобождены от всех видов повинностей, не считая воинской.xi

В 1708 г. вследствие народных выступлений на Украине, Дону, Каме, Поволжье и Тереке, волнения наблюдались и в центральных областях страны. Тогда же, летом 1708 г., на Украину вторглись шведские войска под командованием короля Карла XII.

Меры, принятые Петром Первым по борьбе с булавинской "ребелией" и другими восстаниями, в т.ч. на Тереке против Чечни были по существу мерами карательными. В Башкирию, на Дон и Терек были отправлены военные команды физически уничтожавшие население, проявлявшее малейшее неповиновение. Царь лично решал судьбу руководителей повстанцев. Так, Мурат Кучюков, попавший раненным в плен, был вывезен в Казань и повешен за ребро на крюке в соответствии с приказом Петра Первого П.М.Апраксину ("учини жестокую смертную казнь").xii

Борьбу с противниками российской экспансии на Северном Кавказе Петр Первый возвел в ранг государственной политики. 30 сентября 1708 г. на переговорах петровского военачальника П.М.Апраксина с калмыцким ханом Аюкой было заключено соглашение из восьми статей, ввключая "о преследовании чеченцев и ногайцев".xiii

В повстанческом движении русского крестьянства и казачества и в выступлениях коренного населения Северного Кавказа в конце XVII - начале XVIII в. объективно проявлялись классовая солидарность и дружеские симпатии трудящихся масс разных народов. Во многом объективно совпадали также цели и задачи, которые они преследователи.

В этот же период усиливается русско-турецкое соперничество, включая сектор Северного Кавказа. Русско-турецкий мирный договор 1700 г., заключенный после окончания успешной войны коалиции России и европейских государств против Оттоманской Порты, не только закрепил за петровской державой Азов с прилегающей областью, но и создал новые возможности для активного влияния на северокавказские события. Недовольная результатами войны Османская империя пыталась поднять против России горские народы. В 1704 г. некоторые чеченские и кумыкские феодалы намеревались заключить с вассалом султана, крымским ханом союз с целью уничтожения царских укреплений на Тереке. Вместе с тем, другие князья Чечни — "брагунские беки", вновь признали в 1706 г. «покровительство» России.xiv

Правители Крыма в тот же период стремились укрепиться в землях "черкесов" на Северном Кавказе и завязать отношения с народами, находившимися вне сферы своего влияния, т.е. за Кабардой. Это были в первую очередь кумыки и чеченцы. Новый крымский хан Каплан-Гирей посаженный Стамбулом на трон в 1707 г. решил направить войск на Северный Кавказ до самой Кабарды с целью полного подчинения горцев. Первые отряды хана размещенные в Кабарде были истреблены и Каплан-Гирей двинулся в поход с силами в 30-40 тыс. человек. Осенью 1708 г. в Канжальской битве хан был разбит: "от черкес побежден", бежал и был сменен другим ханом Девлет-Гиреем.xv Таким образом, была отбита одна из попыток ханства к подчинению всего Северного Кавказа, ибо после покорения Кабарды хан двинулся бы на восток.xvi

Оттоманская Порта хотя и радовалась народным восстаниям на юге России, но в то же время не поддержала ни казаков, ни башкиров, ни горцев. Не сразу было понято и значение Полтавской битвы 27 июня 1709 г. И только в конце 1710 г. правительство султана Ахмеда III объявляет войну русскому царю, в связи с чем призывает горских князей Северного Кавказа к войне с «неверными». Эти призывы, однако, не вызвали у горских народов стремления поддержать Турцию.

Вместе с тем, 9 июля 1711 г. армия Петра Первого, совершившая марш-бросок из Украины до Молдавии, была полностью окружена на р. Прут превосходящими турецкими силами; под угрозой уничтожения царь был вынужден заключить 12 июля мир, который предусматривал возвращение султану Азова с округой, уничтожение ряда пограничных крепостей, возвращение Украины Польше, уплату контрибуции и т.д. В различных вариантах русско-турецких соглашений, последовавших за Прутским походом, затрагивался и вопрос о кавказских горцах, хотя они и не рассматривались как объект международного соглашения. Указывалось, что «казаки и калмыки, с одной стороны, а с другой, - татары Крыма, ногайцы и черкесы, подчиняющиеся Порте, не должны (были) в дальнейшем друг друга беспокоить».xvii

В период очередного обострения своих отношений с Россией в 1712-1713 гг. Стамбул и Бахчисарай, как бы исправляя свой просчет, допущенный летом 1711 г., когда Петру Первому удалось привлечь кабардинцев и часть адыгов на свою сторону и совершить с их помощью поход в Закубанье, обращают серьезное внимание на северокавказские народы. Теперь посланцы крымского хана добрались до Чечни и Северного Дагестана «ко владельцу Андреевой деревни Салтан-Мамуту, другому — Алдигирею, тарковскому владельцу, чтоб оныя владельцы и других тамошних владельцев пригласили и были б единомышленно воли крымского хана...». В подкрепление этой программы князьям была дана от хана «немалая дача».xviii

Выполняя просьбу крымского хана, эндерейский владелец «Салтан-Мамут» подошел с кумыкско-чеченскими войсками к границам прорусски настроенной Кабарды, предлагая присоединиться к союзу с Крымом, чем «некоторых... поколебал». Петр Первый, не имея возможности под страхом столкновения с Портой открыто поддержать Кабарду, посылал к горским князьям крупные суммы денег и предпринимал дипломатические усилия, стремясь удержать дагестанских и чеченских владельцев от давления на Кабарду.xix

Политическая ситуация, сложившаяся на Северном Кавказе в результате русско-османского противоборства в 1711-1713 гг., нашла отражение в донесении советника Петра Первого А.Бековича-Черкасского, отправленном царю к маю 1714 г. Это послание было сочтено документом государственной важности и передано царем в Сенат для совета «дабы (изучить как) их (горские народы. - Я.А.), и каким образом лучше при нашей стороне удержать». Автор письма отмечал растущую угрозу усиления на Северном Кавказе османско-крымского влияния. Цель дипломатических усилий султана и хана заключалась, по его мнению, в том, чтобы «всех тех (горских) народов соединить даже до персидской границы, и тако особливо край тот в волю свою привесть и подданным учинить». В случае войны с Россией это дало бы возможность Порте усилить свои силы за счет горцев, обладающих высокими воинскими качествами («когда война случиться, могут немалую силу показать понеже оной народ лучше в войне, кроме регулярного войска»). Привлечение горцев на сторону России А. Бекович-Черкасский считал отвечающим жизненным интересам государства как экономическим, так и политическим.xx

Однако, при ознакомлении с политической ситуацией на Северном Кавказе во втором десятилетии XVIII в. создается впечатление, что Порта и Россия вообще утеряли интерес к делам этого региона в целом, не говоря уже о Чечне. Но это было не так. И Петербург, и Стамбул по-прежнему держали руку на пульсе местных событий, однако, вопросы, связанные с горскими народами перестали быть для них первостепенными. Так, царское правительство продолжало оказывать серьезную поддержку прорусски настроенной части аристократии Кабарды, с каковой целью их «обороняли» как от посягательств крымского хана, так и дагестано-чеченских соседей.

Неоправданное участие кабардинцев в масштабном "набеге" донских казаков во главе с атаманом Краснощековым на Чечню в 1718г., приведшее к разорению здесь плоскостных аулов и захвату 800 пленных, резко дестабилизировало политическую ситуацию в крае. Чеченские и союзные им дагестанские силы открывают «явную войну» против Кабарды и царских укреплений на Тереке. Между тем, донские казаки покинули по царскому указу Кабарду и вернулись на Дон, оставив ее без помощи один на один с сильным противником.xxi

Политическая ситуация на Северном Кавказе в 1720-1721 гг. стала складываться в пользу Крымского ханства. Осенью 1720 г. новый крымский хан Саадет-Гирей III с 40 тыс. армией, составленной из темиргойских, бесленеевских черкесов, кубанских татар и казаков-некрасовцев, вторгся в Кабарду и потребовал возмещения всех потерь, понесенных Каплан-Гиреем в 1708 г., а также живой дани в 4 тыс. рабов. Из своей ставки в Кабарде хан послал гонцов на восток, устанавливая дружеские связи с Чечней и Дагестаном, откуда двинулись отряды на поддержку прокрымской "партии" кабардинских князей. Сторонники русской ориентации в Кабарде были вынуждены укрыться в труднодоступном горном районе Кашкатау. Позже они нанесли поражение своим противникам, что однако не усилило здесь позиций России.xxii

К 1721 г. усиление протурецких и прокрымских позиций на Северном Кавказе приняло настолько серьезный характер, что возникла опасность объединения горских феодалов под эгидой крымского хана, начиная от кумыкских и чеченских на востоке и кончая черкесскими на западе региона. Такое объединение создало бы серьезную угрозу южным границам России, но в то же время способствовало бы консолидации горских народов.xxiii

После ухода крымской армии астраханский губернатор А.П.Волынский отправился на Северный Кавказ с военно-дипломатической миссией. В том же 1721 г. А.П.Волынский вновь пригласил донских казаков и совместно с терскими казаками организовал рейды к рекам Аграхани и Аксай против кумыков и чеченцев. По сообщению самого А.П.Волынского, рейд не достиг поставленной цели, так как донские казаки поступили самовольно: вместо нападения на Эндерейское владение «оставя прямых неприятелей, ...разбили улус ногайского владельца султана Махмута, зело вашему величеству потребного, которого весьма озлобили; потом пошли в Кабарду по призыву Араслан-бека», где вмешались в борьбу противоборствующих партий, «привели их между собою в ссору, и в том их оставя, а себя богатя, возвратились на Дон».xxiv

Надо отметить, что, тем не менее, местные владельцы Северного Дагестана не исключали возможности налаживания добрососедских отношений с Россией. Так, в апреле 1720 г. кумыкские владельцы обращались с просьбой к Петру Первому о «защите», но вместе с тем, в случае отказа в помощи, они угрожали «к туркам... поклонися». В следующем 1721 г. в феврале месяце, совет союзных горских князей и узденей (кумыкских, чеченских и ногайских) обращался к русским властям с выражением желания служить «царскому величеству» и просьбой наделить жалованьем. Представитель Петра Первого на Северном Кавказе А.П.Волынский вступает в переговоры с горскими князьями и ногайскими мурзами Северо-Восточного Кавказа.xxv

Миссия А.П.Волынского на Северном Кавказе, в деятельности которого сочетались и политические, и военные методы давления, внесла немалый вклад в создание здесь такой обстановки, которая максимально благоприятствовала бы планам Петра I в отношении Прикаспия и Ирана.

22 октября 1721 г. с провозглашением Российским Сенатом Петра Первого императором Россия стала империей. Тем самым отмечалась и победа России в Северной войне. Швеция была разгромлена, а держава Петра получила выход к Балтийскому морю. Преобразования Петра Первого в ходе первых десятилетий XVIII в. привели к тому, что международные отношения на всем европейском континенте сделались подлинно общеевропейскими, соответствующими географическими рамкам от Атлантики до Урала. Но выход России к Балтике диктовал необходимость выхода к Черному и Каспийскому морям в целях выстраивания торговых путей Европа - Восток, Север - Юг. Однако Россия, в 1711 г. проигравшая войну Турции, не решилась бороться с султаном и крымским ханом за контроль над Северным Причерноморьем. Более слабым объектом Петру Первому представлялся весьма ослабленный к тому времени Иран, формально контролировавший западное побережье Каспийского моря.

В мае 1722 г. Петр Первый, приняв окончательное решение о походе на Иран, выехал из Москвы и прибыл в Астрахань 15 июня. Именно здесь сосредотачивались основные сухопутные силы, предназначенные для участия в походе. Известно, что тайные приготовления к нему начали делаться на юге по приказу Петра Первого еще с 1720 г. Второй важной частью плана императора, помимо овладения контролем над Каспием, был захват всей восточной части Кавказа ранее находившегося под влиянием иранской короны.

18 июля 1722 г. Петр Первый отплывает из Астрахани во главе огромного флота, на корабли которого было погружено 22 тыс. солдат. Конница заблаговременно отправилась к Тереку сухим путем, через степи. Оперативный план предусматривал, что один из конных корпусов овладеетнепокорным Эндереем и выйдет к бухте Аграхань, где оборудует пристани для приема десанта.

Накануне Персидского похода император обнародовал манифест на персидском, турецком и татарском языках, объявлявший о начале и целях похода. Соответствующие тексты были отправлены к дружественному дагестанскому правителю шамхалу Тарковскому для последующей рассылки в Дербент, Баку и Шемаху.

Между тем, нельзя забывать, что основной целью похода Петра Первого «в Персию» являлось присоединение к России части северокавказских и закавказских земель. По существу это было повторением усилий, предпринятых Россией посылкой на Кавказ экспедиции воеводы Бутурлина в 1604-1605 гг. Но на этот раз к решению прикаспийско-кавказских вопросов была обращена вся государственная мощь Российской державы. Так, общая численность сил, сконцентрированных Петром I в Персидском походе — регулярная пехота и кавалерия, артиллерия, саперные части, донские казаки, калмыки и татары, достигла 80-100 тыс. чел.xxvi Такую армию Россия не выставляла на поле боя даже против шведов. В течение короткого периода «Персидского похода» русская армия захватила прибрежные районы Дагестана, Азербайджана и частично Ирана.

В том же году, осенью, и турецкий корпус в 15 тыс. чел. вторгся в Восточную Грузию, считавшуюся в составе империи Сефевидов. Османы также поставили себе целью овладеть наследством Иранского государства, атакуемого с севера Россией, а с востока афганскими племенами. По ультимативному требованию султана Петр Первый был вынужден остановить продвижение своей армии, хотя вначале намеревался подчинить себе весь Северный Иран, Восточную Грузию и Армению. Причем от Петра Первого требовали даже отступления из земель "дагистанов и кумыков", так как "кумыки, так и протчие татарские народы под протекциею Порты,…".xxvii

Источники почти ничего, или мало говорят о политическом положении Чечни в этот период. Известно только, что в районе аула Эндерей - столицы Эндерейского княжества-государства, объединенные силы кумыков и чеченцев вступили в сражение с петровскими войсками и нанесли им большой урон. Однако, потерпев вскоре поражение, эндерейские князья дали царю присягу, «включив в оное в первый раз и своих чеченцев».xxviii

Осенью 1722 г. Петр Первый заложил на Сулаке крепость Святой Крест. В свою очередь, Терский город был срыт, а все его население, включая Окоцкую слободу, населенную выходцами из Чечни (потомки окочан, шибутов и мичкизов), было переведено в новую крепость. Далее царь побывал на территории современной Чечни, где инспектировал станицы гребенских казаков и осмотрел Брагунские теплые воды. К тому времени все казачьи станицы располагались на левом берегу Терека и подчинялись ведению Военной коллегии России.xxix

По существу со времени Петра Первого начинается колониальная политика России в отношении Кавказа и Чечни. Он и его правительство планировали захват и непосредственную эксплуатацию местных природных богатств, вытеснение мусульман и заселение горских земель колонистами. Самодержавно-захватническая политика предыдущих русских царей заключалась, как правило, в присоединении новых подданных с их землями, в увеличении податного населения независимо от веры и национальности. Петр Первый как реформатор России ставил более радикальные, «буржуазные» задачи, носившие ярко выраженный колониальный характер.

В январе 1724 г. резиденту Неплюеву в Стамбуле в ультимативной форме предложили принять турецкие условия относительно Ирана. Отказ прусского посла вызвал формальное объявление войны, вскоре, однако, отложенной. В сложившихся условиях правительству Петра Первого стало ясно, что Россия в этом регионе не может вступить в серьезный вооруженный конфликт с Турцией без предварительного разрешения проблемы Азова и Крыма. Иллюзии относительно того, что Кавказ может стать удобным театром военных действий в случае военного противоборства с Оттоманской державой, быстро развеялись.

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Дата публикации: 03.01.2014

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Златоустовский (Косотуровский) комбинированный завод Масаловых на Южном Урале в XVIII в.

На Южном Урале во второй половине 18в. бурно развивалась горнозаводская промышленность. Особенностью региона было отсутствие казённого и господство парктикулярного горнозаводского строительства. Крупными горнозаводскими предпринимателями на Южном Урале были тульские купцы Масаловы. Ими было построено 8 горных заводов, в том числе, 2 медеплавильных, 2 доменно-плавильных, 2 молотовых, 1 комбинированный и 1 вспомогательный. Среди заводов наиболее крупным был – Златоустовский. После хозяйственных потрясений и скандального раздела имущества Масаловых Златоустовский завод, находившийся в стадии строительства, достался Максиму Масалову. .

Читать

Моя семья в Великой Отечественной войне.

Сочинение моей ученицы Одинцовой А..о своей бабушке, о прадеде,его боевом пути..

Читать

Становление и развитие православной школы России до духовно-учебной реформы 1808 года.

С 60-х годов XVIII в. утилитарный взгляд на образование стал постепенно сглаживаться, школы стали понемногу получать общецерковный и общегосударственный характер, не переставая, как и прежде, оставаться школами архиерейскими и специально-сословными, постепенно включаясь в общегосударственную образовательную систему..

Читать

Живопись Феофана Грека

Я хочу рассказать вам историю, которую слышал от одного знакомого художника. Она передавалась из века в век, из уст в уста. Эта история о великом иконописце, философе и творце Феофане Греке..

Читать

История создания и деятельность МБОУ «ВСОШ № 1» в 1950-1960-е годы

Я учусь в Вечерней общеобразовательная школе № 1 г. Кумертау. Немногие жители нашего города знают о ее существовании, а тем более знают ее историю. Хотя очень многие жители Кумертау и его окрестностей или их родственники прошли через ее стены. Поэтому, актуальность моей работы высока – знание родной истории является необходимым условием сознательного гражданина. .

Читать

Моя семья

Моя семья состоит из четырёх человек. Это мама, папа, брат и я. Мы живём в селе Любимово Далматовского района Курганской области..

Читать

Герои нашей семьи

22 июня 1941года в 4 часа утра без объявления войны Германия напала на нашу Родину. Мои прадеды мирно работали в хозяйстве страны, растили детей. .

Читать

Повседневная жизнь Казани на рубеже 19-20 вв.

Российские города в конце ХIX начале ХX столетия становились социокультурным центром, ярко проявлявшим традиции и одновременно открытым к освоению и интерпретации новаций, что в значительно изменило жизнь провинции. В городской повседневности нашли отражение особенности проводимых в государстве реформ. Рассмотрение общероссийских процессов сквозь призму повседневной жизни конкретного региона позволяет показать разнообразие общеисторического процесса, обогатить историческую науку новыми конкретными фактами и событиями. .

Читать

Жизнь подарившие детям

С самого раннего детства моя мама мечтала быть учителем. Все, кто её окружал, старались отговорить от этой затеи: учителя в школе, родители и сестра - дома..

Читать

Мой прадедушка - защитник Сталинграда.

У папы на полке лежат старые боевые награды. Я знаю, что они принадлежали папиному дедушке – моему прадедушке, он воевал во время Великой Отечественной войны, но как и за что он был ими награжден, не знал. Расспросив папу, я узнал интересные истории из жизни нашей семьи..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter