↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

В Средиземном море нашли корабль, груженный амфорами с вином
........................
В Мексике решили перезахоронить памятник, найденный в столице древних ацтеков
........................
На Кипре нашли уникальное место для ритуальных пиршеств
........................
В Фанагории нашли клад с монетами VI века
........................
В Египте обнаружили затопленное кладбище
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6

Глава VIII. Взаимоотношения Чечни с Россией, восточными государствами и кавказскими соседями в XVIII веке // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

(Книга)
Раздел: История России
Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Скачать книгу полностью в формате pdf

Оглавление

Жители плоскостной Чечни (точнее Чеченского владения по Аргуну), которые, по оценкам царского командования, могли выставить до 2000 воинов, призвали на помощь "чебуклинцев, чубутцов, андийцов…и отвсюда мичкисцов"lxxv, другой документ уточняет: "…из аксайской и Исы-Су деревень, да Гикеху, Ерпи, живущих вверх по Сунже, и из Андреевских подвластных из деревень Аух…". Есть еще один список пришедших на помощь. В нем упоминаются отряды "гребенчуков, шалинцов, мичкисцов, и с качкалык…., кехинцов, чебуклинцов, чубутцов, гунбенцов, андинцов, ногчумакинцов, голонданцев…". Таким образом, повстанцам оказывали помощь не только горные и равнинные чеченские общества, но андийцы и аварцы Дагестана. Кроме них из дагестанских народов пришли на помощь эндерейские и аксайские кумыки.lxxvi

Позицию дагестанских народов в отношении похода русских войск на Чечню выражает письмо андийского народа Фрауенфорду, в котором говорилось, что нельзя допускать войну, ибо они "никакой прибыли" не принесет, а приведет только к ожесточению чеченского народа, которому помогут дагестанцы. Фрауендорфу советовали возвратиться назад, в противном же случае угрожали войной: "…так поступим - вся Дагестания на тебя…, причем будут дратца и беспокоить вас для того, что вы зачинатели ссоре".lxxvii

Ожидая прихода царских войск, восставшие соорудили в ущелье Хан-Кала засеки, построили срубы "наподобие башни" и выкопали ров.

15 апреля Фрауендорф перешедший с войском Сунжу встал лагерем в 8 верстах от Хан-Калы и занял выжидательную позицию, не решаясь войти в ущелье. В тот же день, к генералу явился князь Расланбек, который перед этим "согласясь с непоследними людьми…, склоняли (горцев. - Я.А.) принести покорение, дабы их жилищам разорение непоследовало, к чему было и другие чеченцы склонны заживные люди явились, а большая часть несогласилась, а намерелась противитца". Как видим, чеченские богачи - "заживные люди" имели в данном конфликте свои позиции, они готовы были поступиться соображениями независимости ради корпоративных интересов.

Вернувшись из русского лагеря в чеченские аулы, Расланбек объявил, что ему удалось достичь мирного соглашения, вследствие этого все пришлые отряды были отпущены. Однако данное заявление оказалось хитростью. 22 апреля царские войска внезапно вторглись на Чеченскую равнину и заняли "некоторые жилища", которые, однако, были пусты вследствие того, что жители успели уйти в "крепкие места". В конце того же дня войска были вынуждены вернуться в лагерь, на правом берегу Сунжи.

Через несколько дней сюда вновь явился Расланбек с целью продолжить переговоры, но был арестован Фрауендорфом по обвинению в том, что он не может склонить своих "подвластных" к миру.lxxviii Заключение под арест не было большим несчастьем для Расланбека, а скорее спасением, ибо народ открыто угрожал ему расправой за вольный или невольный обман.

К началу мая жители Чеченского общества вновь собрали войско из представителей различных районов Дагестана и Чечни. Всего в Ханкальском ущелье скопилось до 3060 человек. Из них "тавлинцы" (горцы Дагестана) насчитывали по одним сведениям 1000 человек, а по другим - 300. Произошло несколько стычек, не переросших в сражение.

С 5 по 6 мая Фрауендорф вел переговоры с младшими братьями Расланбека Айдемирова - Мамашем, Бардыханом и узденями Бату и Бекеем. Эти переговоры определенного результата не дали, что привело к раздору в армии горцев. Местные социальные верхи, пользуясь угрозой вторжения экспедиционного корпуса, вновь овладели инициативой. Горцев стали склонять расходиться по домам.

Фрауендорф простоял на Сунже до конца мая 1758 г., а затем ушел к Тереку. В целом между царскими войсками и повстанцами так и не произошло крупных боевых столкновений.

В начале июля царские войска вернулись в Кизляр. В своем донесении в Петербург Фрауендорф открыто признал, что восставшие "в покорение не пришли". Но стремление иметь мирные политические и торговые отношения с Россией в народных массах было чрезвычайно сильно. Уже в августе 1758 г. стало известно из донесений агентов, "что де чеченцы все в ссоре и в войне быть не желают, токмо же желают быть в смирении и подданстве…".lxxix

Жители Алдинского общества просили даже о свободном проезде в Кизляр и казачьи городки. О желании "принять присягу и быть в верноподданстве" писали представители ряда чеченских обществ. В течение двух лет плоскостные аулы Чечни заплатили за большую часть захваченных во время конфликта трофеев, вернули пленных и выдали в залог верности своей присяге аманатов из влиятельных семейств. В 1762 г. чеченские владельцы через сына кумыкского князя Алиша Хамзина - капитана Хамзу (избранного от северокавказских феодалов послом в Петербург) передали поздравление императору Петру III в связи с его коронацией.lxxx

Дореволюционные историки полагали, что конфликт 1758 г. был началом "кровавой борьбы" между Россией и Чечней, закончившейся на сто первом году после ее возникновенияlxxxi, намекая тем самым на конец Кавказской войны в 1859 г.

В начале 60-х гг. XVIII в. на Северном Кавказе сложилась своеобразная политическая обстановка, условиями которой руководствовалось русское правительство в своих действиях по отношению к северокавказским народам. Политика империи, направленная, в конечном счете, на захват Кавказа, носила очень осторожный характер, поскольку еще не была решена черноморская проблема, не был присоединен Крым. Необходимо было также решить вопрос об отношениях с Польшей и Швецией. Поэтому русское правительство не только не хотело обострять взаимоотношения с Турцией, но и стремилось отодвинуть надвигающийся конфликт.lxxxii

В 1762 г. российский сенат констатировал "невозможность к завладению" кавказских горцев вследствие существующей международной обстановки и неблагоприятной политической ситуации на Северном Кавказе. Единственное, что оставалось делать, по мнению сенаторов, - это заботиться, чтоб Кизлярский край "усиливан был…". Поэтому царизм поощрял переход горских поселений ближе к русским границам. Так, например, когда в 1762 г. Расланбек Айдемиров основал новый аул в нижнем течении Сунжи, кизлярский комендант Ступишин писал князю, что это действие "весьма похвально почитаетца ему".lxxxiii

Особую ставку в осуществлении плана заселения левобережья Терека царизм делал на осетин и нахов-ингушей, среди которых проводилась усиленная пропаганда христианства и которые не раз обращались с просьбой принять их в подданство и защитить от нападений. После очередного обращения ингушей в 1760 г. кавказское командование удовлетворило их просьбу: в 1761 г. к предгорным ингушам для защиты от нападений соседних феодалов был определен на сезон весенних и уборочных работ ротмистр Киреев с воинской командой. В мае 1762 г. в Кизляр прибыло новое ингушское посольство в составе четырех человек. Это были старшины: Федор Гожев бын Бурсалов, Жанмирза Казибеков сын Малсагиков, Бешкен Султанов и Багатир Темруков сын Тохтиев.

В знак своей приверженности к России трое из них приняли христианство и были крещены. Царская администрация позволила себе констатировать, что "киштинцы (ингуши. - Я.А.) ни турецкой, ни персидской державам не подвластны… и России принадлежит".lxxxiv

Признание ингушскими аулами низкогорной зоны "русского подданства" вызвало недовольство некоторых чеченских и кабардинских феодалов, претендовавших на "владение" этими селениями.lxxxv Но это не могло остановить процесса сближения "ангуштинского народа" с Россией, тем более, что царизм, считая весьма важным привлечение ингушей в подданство России по политическим и стратегическим мотивам (Ингушетия, как Осетия, лежала на пути в Грузию), готов был пойти на их вооруженную защиту.

Как уже отмечалось, царизм связывал принятие христианства ингушами с принятием "подданства". Надо отметить, что это не был взаимообусловленный процесс. Стремясь к установлению отношений с Россией, ингуши не были склонны воспринимать навязываемые им чуждые идеологию и религию. Поэтому даже официальные документы констатируют: "…многие из осетинцов и киштинцов крестятся, но, конечно, меньше по внутреннему удостоверению, а больше для получения прибытка".lxxxvi

Искреннее стремление горских народов Северного Кавказа к дружеским связям с Россией, поиски покровительства русского правительства создавали вместе с тем благоприятные условия для укрепления положения империи на Кавказе. В этот исторический момент Россия особенно нуждалась в союзе с горцами. Намерения Оттоманской Порты "учинить приобретения над Персией, и особливо близ Каспийского моря…" требовали противодействия, ибо, как указывал государственный канцлер М.И. Воронцов, укрепившись на Каспии, Турции не трудно будет "очистить себе путь во внутренние пределы российские".lxxxvii

В целях укрепления Кизлярского края в 1762 г. было дано разрешение кабардинскому владельцу Кончокину (А.Иванову) заселить урочища Моздок и Мекен на Тереке, привлекая туда "чеченцев, кумык и других из горских народов и нагайцев, креститься желающих". Также было дозволено, «для размножения шелку и мануфактур… селитца и всех христианских нацей людям, как-то: грузинцам, армянам и другим, находящимся за границами Российской империи, располагая их селения по реке Тереку между новой крепости (Моздок. – Я.А.) и гребенского казачьего Червленого городка".lxxxviii

Крепость Моздок была воздвигнута в 1763 г. на левом берегу Терека не в дальнем расстоянии от северо-западных границ Чечни в нарушение пунктов русско-турецкого договора о «бариерном» положении Кабарды межу сферами влияния двух держав на Северном Кавказе. Строительство крепости вызвало серьезное недовольство ряда кабардинских князей (поддержанных также и чеченцами), считавших урочище Моздок своей собственностью. Недовольство проявила и Турция, ограничившись однако дипломатической перепиской с Петербургом.lxxxix

В 1765 г. в Моздок явилась делегация осетинских старшин и с ними "киштинский (ингушский. - Я.А.) старшина Би Гуреев… с изъявлением великого их усердия выселиться на Моздок с их подвластными, но просили, чтоб из них старшинами даны были ранги и жалованье и желающие на службу были принимаемы". Из переселенцев было намечено создать воинскую Горскую команду со штатом в 214 человек и годовым денежным жалованьем 2840 рублей, натуральным - 1400 четвертей муки и 1388 четвертей овса. Все переселенцы наделялись правами, сходными с правами донских и яицких казаков. Кроме того, переселившиеся горцы получали единовременное пособие: старшины и знатные уздени по 10 рублей, а "подвластные" - по 5 рублей каждый.xc

Следует отметить и то, что в 1765 г. в Моздоке была организована Духовная осетинская школа, в которой на полном государственном обеспечении стали обучаться дети горских, главным образом, осетинских старшин. В учителя подбирались люди, знающие горские языки, чтобы дети "языка своего не забывали и… со временем, по обучении российской грамоте и способностям места, можно было посвящать к церквам обращенных во священники и посылать для проповеди".xci

В 60-х гг. XVIII в. завязались отношения России с карабулаками, одной из западных нахских этнических групп Чечни, остававшейся еще неисламизированной. Значительная часть карабулакского "народа" через своего "покровителя" эндерейского князя Аджи-Муртазалия обратилась к России с просьбой о принятии в "подданство". Причина обращения состояла в том, что карабулаки собирались выселиться "ис крепких мест" на плоскость и нуждалися в "защищении… от обид" со стороны соседей, с которыми они были в ссоре. Коллегия иностранных дел одобрила представление кизлярского коменданта об оказании покровительства карабулакам и летом 1762 г. к ним выехал специальный посланец - кизлярский ротмистр Мансуров. Предварительно он вручил кумыкским и чеченским князьям письма коменданта, объявляющие о вступлении карабулаков в российское "подданство" и заключающие в себе требование не причинять им "обиды".xcii

По прибытии в Карабулак ротмистр Мансуров вместе с Аджи-Муртазалием провел переговоры и заключил соглашение, согласно которому горцы присягали в "подданство" России и выдавали пять человек аманатов из "природных старшинских детей" (они должны были содержаться у посредника - Аджи-Муртазалия); русские власти обязывались защищать их от нападений других горских народов. Всего присягу подданства приняло 500 дворов карабулаков, которые и ранее давали аманатов Аджи-Муртазалия, а остальные 500 дворов, живущие в горах, не участвовали в переговорах. В мае 1763 г. к новому карабулакскому плоскостному аулу был определен для "охранения" хорунжий Яков Наджин.xciii

Вступление значительной части карабулаков в дружеские отношения с Россией имело большое значение. Причем "покровительство" России признали представители наиболее сильных фамилий Карабулака: "Мережиевой фамилии", "Татыховой фамилии", "Мацкутаевой фамилии" и др. Вхождение под покровительство России должно было обеспечить карабулакам безопасность жительства на новом месте. Это переселение с гор рассматривалось "за немалое их усердие к Ея И.В.", при этом гарантировалось, что с нарушителями их покоя "от российской стороны поступится яко с неприятелями".xciv

Активная политика России на Тереке в 60-х гг. XVIII в. привела к установлению ее взаимоотношений со всеми крупными обществами Чечни предгорно-плоскостной зоны. С другой стороны, усилению влияния России здесь способствовали и внутриполитические процессы в самой Чечне.

К таким процессам можно отнести вновь обострившиеся в середине 60-х гг. XVIII в. феодальные междоусобицы в Чечне. Эти стычки между Девлет-Гиреем Черкасским, брагунской княгиней Кичибике и Расланбеком Айдемировым начались еще в 50-х гг. XVIII в. из-за разногласий по поводу владения некоторыми землями в междуречье Терека и Сунжи. Первоначально царская администрация приняла сторону Девлет-Гирея. Тогда старшины Чеченского общества заявили: "Пока Девлет-Гирей будет по сю сторону реки Терека жить, мы аманата дать не сможем и сами к вам не приедем, а мы для вышеписанном обстоятельстве не желаем государыни народом быть". Дело в том, что земли, на которых Девлет-Гирей после ухода из Герменчика основал новый аул, были местом покосов сена и выпаса скота для жителей Чеченского общества и Брагунов. Девлет-Гирей хотел присвоить еще и их покосы по левому берегу Сунжи.

Надо отметить, что Коллегия иностранных дел России рекомендовала Девлет-Гирею не обострять отношений и попытаться добиться выполнения своих требований или захватом баранты или через третейский суд кабардинских князей. Когда между Девлет-Гиреем, Расланбеком и Кичибике начались открытые стычки, кизлярский комендант попытался примирить князей путем переговоров и приведением к присяге о взаимной мире и верности императрице Екатерине Второй.xcv

В июле 1764 г. между Девлет-Гиреем и Расланбеком Айдемировым произошло вооруженное столкновение. С обеих стороны имелись раненые и убитые. Ранен был (причем стрелой) и сам Расланбек. Усобица разрасталась, в нее вскоре был втянут и Алисултан Казбулатов. Для защиты своих интересов он собирался ехать в Петербург, но ему не было дано на то разрешение: Никита Панин (руководитель внешней политики России при Екатерине II) написал на рапорте кизлярского коменданта: "Естли сей хан (Алисултан Казбулатов. - Я.А.) там важен, а сюда приехать ему очень хочется, то и сумнительно много настоять к отвращению. Малая прибавка жалованья не может ли лутче в том предуспеть, но однако не подаст ли сие повода и другим к тому же".xcvi

Продолжение конфликта угрожало интересам политического влияния царизма на Кавказе. Поэтому, по указам из Петербурга, кизлярский комендант предпринял энергичные шаги к его ликвидации. Были испробованы лесть и угрозы. В свою очередь и феодалы, притязания которых не очень охотно поддерживалирядовые жители, были вынуждены проявить уступчивость и согласиться на взаимное прекращение враждебных действий.

В 1765-1766 гг. благодаря дипломатическому нажиму русского правительства ссоры князей и аулов затихли. Чеченские аулы подписали вновь присяжные листы. Весной 1765 г. произошла замена аманатов, из пяти аманатов трое были заменены, а двое даже отпущены: в «рассуждении излишнего содержания выпущены без перемены…".xcvii .

Надо особо отметить, что в условиях 60-х гг. XVIII в. общества Чечни, вступавшие под российскую "протекцию", в качестве условия признания авторитета России требовали права свободной торговли. О признании за горцами этого права во второй половине XVIII в. просило и русское казачье население по Тереку, остро нуждавшееся в горских товарах. Серьезное недовольство выражало и население Кизляра, так как в результате высоких пошлин на продукты питания, привозимые горцами, кизлярцы приходили "к крайнему разорению и огорчению". Еще в 1756 г. русское правительство отменило пошлины на шелк-сырец, 23 декабря 1759 г. Елизавета разрешила вывозить на Кавказ мануфактурные товары. Горцам Северного Кавказа, находившимся в дружеских отношениях с Россией, указ позволял провозить за Терек "холст и другие предметы, вывоз которых в Иран был временно закрыт".xcviii

В ноябре 1764 г. Екатерина II подписала указ "о дозволении торговать в Кизляре кабардинцам и кумыкам беспошлинно собственными их продуктами". Данное "дозволение" торговать без пошлины относилось не только к кабардинцам и кумыкам, но возможно и к жителям некоторых чеченских обществ, т.н. «мирных», имеющих соглашения с русскими властями. Пошлинами по новому указу не облагались только продукты питания: зерновые, фрукты, масло и др.

В 1762 г. с товаров привезенных из Грузии и горских аулов (в том числе чеченских) была собрана пошлина в сумме 2508 р. 86 к. С "отвозных" же товаров взято 2717 р. 19 к. В 1763 г. сумма пошлины на ввоз составила 2986 р. 5½ к., а на вывоз - 2241 р. 27½ к. К 1770 г. размер пошлины, собираемой в Кизляре, увеличился до 14000 рублей.xcix

Кизлярская таможня составляла перечень товаров, вывозимых горцами. В него входили: "холст, рыба, решеты, сита и мелкая посуда, ножницы, замки и другие мелочные товары, состоящие в ниских ценах". Много холста продавалось горцам непосредственно за Тереком. В основном его вывозили купцы в обмен на маренуc, которая затем применялась для крашения тканей на мануфактурах России.

Горцы привозили в Кизляр продукты земледелия, скотоводства и изделия ремесленников. Большим спросом, особенно в среде терского казачества, пользовались "горские кафтаны, шапки, колеса…". Особенно ценились тележные колеса чеченского производства, терские казаки даже обращались с ходатайством в сенат об освобождении их от таможенных пошлин.ci

На значительные размеры чечено-казачьей торговли указывает и один из документов 1765 г., в котором Алисултан Казбулатов сообщает кизлярскому коменданту о намерении "подвластных своих до ста ароб отправить в казачьи городки для покупки съестных припасов: рыбы, соли и протчие". Чеченские князья по решению кизлярского коменданта пользовались правом выдачи разрешения горцам на въезд в русские границы для торговли, но торговцы часто ездили "самовольно… без позволения".cii

Феодальные круги Чечни находились в наиболее привилегированном положении в торговых сношениях чеченских обществ с Россией. Как правило, они добивались беспошлинного вывоза товаров, купленных их агентами на кизлярском рынке. "Купил я здесь две буйлы с теленками и дваж двухлетны, все шесть, для себя, того ради, прошу вашего превосходительства о пропуске тех буйволов дать дозволения и для свободного проезда дать же билета", - просит коменданта Кизляра князь Девлет-Гирей Черкасский. Другой князь - Расланбек Айдемиров обращается с прошением "дозволить купить для меня пять лошадей, да посуды оловянные один пуд…".ciii И таких фактов множество.

Развитее торгово-экономических связей Чечни с Россией способствовало образованию новых плоскостных аулов, увеличению числа переселенцев. В марте 1765 г. новопоселенцы на берегах Сунжи писали в Кизляр, что они переселились ближе к Тереку не только из-за благоприятных условий для земледелия и скотоводства, но и "чтоб повольно было ездить в казачьи городки для покупки холста и рыбы, и протчи кому потребностей.civмеждународного конфликта - русско-турецкой войны 1768-1774 гг.

В конце 60-х гг. XVIII в. Кавказ вновь оказался в сфере соперничества великих держав. Османская империя стремилась сокрушить явно наметившуюся агрессию России на юг – на Кавказе и на Балканах, и сама надеялась подчинить себе народы Северного Кавказа.

Война была объявлена турецким султаном 25 октября 1768 г. По словам турецкого историографа Ресми-эфенди, сторонники войны, отвергая мирные предложения России, говорили: "Это государство мечом добыто и мечом только может быть поддержано".cv Военные действия начались в 1769 г. одновременно на Дону, в Подолии (Украина) и на Кавказе. Здесь царское правительство сформировало два корпуса: Закавказский и Кубанский. Первый, согласно договору России с грузинскими царями Ираклием и Соломономcvi, действовал в Закавказье, а второй, во главе с генералом Медемом, участвовал в военных действиях в западной части Северного Кавказа.

Еще до официального объявления войны Турция направила на Северный Кавказ эмиссаров с щедрыми подарками и призывами к войне с "неверными". 28 декабря 1768 г. в Кабарду прибыл адъютант крымского хана с султанским фирманом (имперским указом); воззвания были направлены и в Чечню.cvii Северокавказские народы в основном равнодушно отнеслись к требованиям турецких послов.

Однако некоторые чеченские феодалы, в частности Алисултан Казбулатов, еще в период подготовки русско-турецкой войны предпринимали попытки нападения на русские границы по причине отклонения властью некоторых их претензий. Вынужденный в марте 1768 г. принять новую присягу ("вместе со своими детьми и народов вновь к российской стороне быть"), с началом русско-турецкой войны Алисултан Казбулатов возобновил свои нападения.cviii

В феврале 1770 г. Медем вернулся с Кубани и со всем казачьим войском и несколькими эскадронами гусар перешел Терек для "наказания" Алисултана Казбулатова, переселившегося в глубь Чечни. Дорогу к месту его расположения указывал другой князь - Расланбек Айдемиров. В результате сражения Алисултан Казбулатов "пожелал переселиться из горских ущелий на реку Сунжу, в то место, из которого он отлучился как бунтовать замыслил…". Успех русских войск объяснялся тем, что плоскостная Чечня не оказала широкой поддержки Казбулатову. К примеру, жители Чеченского общества писали коменданту Кизляра Потапову, что они верны своей присяге и "никакие противности не делали". Алисултан Казбулатов не только вновь принял присягу "подданства", но и привел к дополнительной присяге 5 своих деревень. Его племянники, братья Алибековы, также "приняли по своей просьбе присягу в подданстве и отдали младшего Алихана в аманаты".cix

После принятия Казбулатовым и Алибековым присяги в Чечне появились послы из Крыма, но, узнав о вступлении своих союзников в русское "подданство" и не отдав писем, спешно отбыли. Медем предложил Екатерине II объявить "прощение" чеченцам, на что она 19 августа 1770 г. подписала рескрипт, в котором выражалась надежда на "исправление" чеченцев; рескрипт читался во всех чеченских аулах при собрании старшин и народа.cx

В 1770 г. Екатерина II распорядилась основать новую казачью линию от Моздока до Червленной. С Дона и Волги было переведено 717 казачьих семей, разместившихся в станицах: Наурской, Мекенской, Ищерской, Галюгаевской.cxi Таким образом, цепь военной линии от Каспийского моря до Моздока замкнулась. Это был агрессивный шаг, дававший царизму возможность блокады горских народов Терека.

Вторая половина 1770 г. тем не менее, проходит сравнительно спокойно. Чеченские князья ездят в Кизляр и обратно, у Расланбека Айдемирова содержится даже казачья команда из 10 человек для его нужд.cxii

В то же время царское правительство делает шаги к расширению связей с западнонахскими обществами. Это объяснялось стремлением господствовать в стратегически важном Дарьяльском ущелье, а также и тем, что "открытие (здесь) минералов великую пользу и прибыль принести могло б". В связи с этим Екатерина Вторая поставила условием защиты ингушей от врагов оказание ими помощи "в разрывании руд". Ингуши охотно соглашались оказывать посильную помощь "в разведывании руд в горах". Капитан Гастотти (Дегостодий), который в 1770 г. провел геологические разведки свинцово-серебряных залежей в "кистинских" горах писал: "Если бы корона возымела желание учредить в тех местах рудокопные заводы, сия нация не уклонилась бы и стала б на оных работать за умеренную плату".cxiii

В феврале 1770 г. в Кизляр прибыло крупное посольство из 24 старшин из Ангуштинского общества, которое как "присланное от всего народа" заявило о решении "поступить в вечное Е.И.В. подданство". В ответ были направлены русские чиновники и духовные лица, чтоб "тамошний народ склонили к подданству и к присяге привели". В 1771 г. нахи-ингуши на деле показали верность этой присяге, когда российскими властями была организована экспедиция против тагаурского феодала Дударова (Дударукова), создавшего препятствие связям России с Закавказьем, где сражался с турками корпус Тотлебена. Вот как описывают эти события официальные документы: капитан Дегостодий (Гастотти) с войсками перешел Терек в феврале 1771 г. и вступил на территорию Чечни, где с помощью чеченских проводников прошел общества Алды, Гехи, Галаши, территорию карабулаков и, прибыв в Ангушт, потребовал помощи: "… и они в самое ж то время собрали ингушевцев более тысячи человек…". Присоединив к себе 1000 ингушей, Дегостодий вошел в Дарьяльское ущелье к владениям Дударова, который, не видя иного выхода, принес "покорность" и выдал 10 заложников.cxiv

Во время похода Дегостодия 4  ингушских старшины, "ранее неподданных", от имени своих аулов принесли присяги "подданства". Они заявили о "раскаянии" в нападениях на русские команды, следующие в Грузию и обратно, и поклялись "впредь до сего времени пребывать к ея величеству непременно наивсегда в непоколебимой верности…".

Карабулаки тоже склонились перед военной силой России. Они "доказывали себя образы доброжелательными". Четверо старшин находились при Дегостодии и "употреблялись при всех нужных обстоятельствах". В следующем году часть карабулаков, поселившихся в районе нижней Ассы, при русских посланцах подписали присяжной лист и выдали аманатов.cxv

В ходе кампании по привлечению на войну "охотников" из горцев (для чего был создан специальный фонд в 5000 рублей) в Кубанский корпус Медема вступил чеченский князь Расланбек Айдемировcxvi, вероятно, со своим отрядом. Он принял активное участие в действиях русских войск против турок в походе Медема за Кубанью. Имя Расланбека Айдемирова вошло в список лиц, представленных Медемом императрице с просьбой "о показании некоторой отличности". Следует отметить, что ингушские отряды принимали участие в составе грузинской армии в боевых действиях против турок в Закавказье.cxvii

Однако участие народов Чечни в международных делах не ограничивалось указанными выше сюжетами. Когда на последнем этапе войны, летом 1774 г. крымская конница вторглась на Северный Кавказ и достигла Наура, до 3 тысяч чеченских и кумыкских всадников двинулись крымцам на помощь. Однако этот отряд попал в засаду и был разбит, а крымский командующий потерпел поражение под стенами Наурской станицы. Интересно отметить, что и гребенские казаки в тот момент были заподозрены властями в стремлении перейти на сторону крымского хана и бежать за Кубань. В том же 1774 г. чеченские отряды, на этот раз самостоятельно, напали на Наурскую станицу и опустошили её.cxviii Дело здесь заключалось в том, что занятие левого берега Терека от Червленной до Моздока осложнило хозяйственное положение горцев Чечни и тех же гребенских казаков.

Согласно условиям Кючук-Кайнарджийского мира завершившего рууско-турецкую войну в 1774 г., была провозглашена независимость Крыма от Турции, что позволило окончательно решить вопрос о Кабарде, политический статус которой был отдан на усмотрение крымского правительства. А крымский хан еще в 1772 г. официально признал Кабарду владением России.cxix Таким образом сфера официального доминирования России на Северном Кавказе уходила к западу, Кабарда перестала быть нейтральной страной.

Весной 1775 г. чеченский народ, недовольный вновь вспыхнувшими феодальными междоусобицами и деятельностью князей, начал выступления, как против своих владельцев, так и против новых казачьих укреплений по Тереку. В Чечне не признавали право России на левобережье Терека начиная от Червленной станицы.

Испуганные князья и состоятельные уздени обратились к царскому правительству с просьбой о помощи. Ротмистр Афанасий Батырев по возвращении из Чечни, где он присутствовал на съезде чеченских князей и узденей, донес: "…по приезде, на Сунже, нашел тут собравшихся владельцев… со своими узденями… изъяснялись, [что] они точно положили быть в одном согласии и оставя своих подвластных по их непостоянному из них некоторых жития…, нехотя… и от российской стороны отстать, обществом поселитца во одном месте… К себе принимать будут тех, кои других послушнее…".cxx

Автор: Ахмадов Явус Зайндиевич
Раздел: История России
Дата публикации: 03.01.2014 02:15:51

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Морские оформительские таможенные процедуры по Новоторговому уставу 1667 г.

История становления портовых таможен в России представляет значительный интерес с различных позиций, в том числе с позиции изучения истории таможенной службы, так как в то время как большинство таможен было ориентировано на внутреннее обложение, портовые таможни изначально были ориентированы на регулирование внешней торговли. .

Читать

Российская империя в Первой мировой войне

Непосредственным поводом к войне стало убийство 28 июня 1914 года в городе Сараево сербским националистом наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда. Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, заручившись поддержкой Германии. В ответ на не принятие Сербией ультиматума Австро-Венгрия объявила ей войну. Германия тоже объявила войну Сербии вслед своего союзника. Россия не могла оставаться в стороне от произошедшего и под давлением своей общественности объявила войну Германии и Австро-Венгрии. Страны Антанты тоже объявили войну Германии и его союзнику. .

Читать

Сохранение культурного наследия нашего края

Память о прошлом, о славных предках, о великих культурных традициях родной земли – одно из действенных средств воспитания будущего гражданина..

Читать

Демянск не забыт: экспедиция поискового отряда «Память»

В августе 2009 г. отряд «Память» Сузановской средней школы Новосергиевского района Оренбургской области принял участие в поисковой экспедиции на территории Новгородской области.

Читать

Родом из Карелии

У каждого народа есть выдающиеся люди, которые прославили своей работой, талантом, изобретениями свою страну, край или целую эпоху. Для меня такой человек – Марк Пименович Пименов, мой земляк, который, как и я, родился в вепсском селе Шокша. .

Читать

Образ Б.Н. Ельцина в томских периодических изданиях «эпохи перестройки»

Использование материала местных периодических изданий в научных работах приобретает всё более частый характер, что обусловлено всё более чётким исследовательским поиском, развитием краеведенья как одной из важных составляющих исторической науки, и наконец, методологией: контент и психоанализом. В данной статье автор попробует реконструировать образ первого президента РФ Б.Н. Ельцина на материале томских периодических изданий «эпохи перестройки». .

Читать

Наши деды ковали победу

22 июня - 9 мая, две точки на оси русской истории, они существуют одновременно, между которыми прошли 4 года. Это потом, для истории - памятные даты. Для русского солдата – просто война. Страшная и незабываемая..

Читать

Чудо на все времена

Я люблю путешествовать. Несколько раз была в Москве всего на несколько часов. Больше всего запомнилась поездка с тётей. Билеты взяли так, чтобы быть утром в Москве. Рано утром сошли с поезда и сразу в метро до Красной площади. На меня произвело впечатление её величие. Я просто стояла, слушала, как бьют часы, хотелось потрогать кирпич в Кремлёвской стене. Мне кажется, ни в одном городе нет площади такой красоты и строгости..

Читать

Моя семья в годы войны

В предверии праздника Великой Победы в нашей семье будут вспоминать тех, кому мы обязаны нашей жизнью: ветеранов Великой отечественной войны. Были такие люди и в нашей семье – это мои бабушка и дедушка (по маминой линии). .

Читать

«Мне есть, чем гордиться, с кого брать пример….»

Великая Отечественная война в душе нашего народа осталась «неугасаемой болью»: ни одну семью события той страшной войны не обошли стороной. Перелистывая «страницы» памяти, пытаешься проникнуть в самые «потаённые уголки». Очевидцев событий остаётся всё меньше и меньше, а истинные герои не любят рассказывать о своих подвигах, искалеченной нелёгкой судьбе..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter