↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

1 | 2

К ВОПРОСУ О ЗНАЧЕНИИ МАТЕРИАЛОВ РАННИХ МОГИЛЬНИКОВ НИЖНЕГО ПРИМОКШАНЬЯ В ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИСТОРИИ ПОВОЛЖСКИХ ФИННОВ.

(Статья)
Раздел: Археология
Автор: Кемаев Е.Н.
(Саранск) ГКУ РМ «НИИ гуманитарных наук при Правительстве РМ»

8 ж, 4 м, 2 д

5 ж, 5 м, 1 д

3 ж

1 д, 1н

Сосуды у головы и у ног

-

-

2 ж

1 ж

-

-

-

 

Не зависимо от ориентировки количество погребений с сосудами всегда существенно преобладает. В женских погребениях керамика фиксируется в большем количестве случаев, однако ее следует считать характерной и для мужских захоронений. В большинстве случаев сосуды ставились в ногах погребенных. Такой вариант обрядности доминирует в погребениях, с восточной, южной и юго-восточной ориентировкой. Причем это касается как женских, так и мужских захоронений. Роднит погребения с восточной и юго-восточной ориентировкой тот факт, что среди женских захоронений зафиксировано (в двух и одном случае соответственно) помещение в могильную яму двух сосудов, у головы и у ног. Погребения, ориентированные головой на север и северо-запад, объединяет то, что в них сосуды чаще ставились у головы. Промежуточное положение занимают захоронения с северо-восточной ориентировкой, где сосуды чаще ставились у ног, однако о существенном преобладании данного варианта говорить не приходится, поскольку количество захоронений с сосудом у головы проигрывает незначительно.

Необходимо отметить, что в ряде случаев А.А. Спицыным зафиксировано весьма специфическое расположение сосудов: вверх дном (№ 31), на боку (№№ 42, 68, 102 – в последнем был обнаружен нож), один в другом (№ 34). Если на бок горшки могли быть случайно опрокинуты во время засыпки могильной ямы, то оставшиеся варианты явно фиксируют особые проявления погребальной обрядности.

В.В. Гришаков отмечает, что для раннего керамического комплекса Кошибеевского могильника характерны горшки средних пропорций с высоким раструбообразным горлом. IV – началом V вв. датируется исследователем распространение тюльпановидных сосудов. Отмечается, что характеристика позднего керамического комплекса памятника затруднительна в силу ограниченности имеющегося материала. Однако автор указывает на то, что постепенно сосуды приобретают более стройную профилировку, а наиболее распространенной формой горла становится блоковидное. Особенностью керамического комплекса памятника является высокое содержание орнаментированных горшков: насечки или оттиски зубчатого штампа по краю горла иногда с дополнительным узором по тулову (Гришаков В.В., 1993. С. 78-79). Кроме того, коллекция Кошибеевского могильника включает сосуд баночной формы, однако нет сведений, в каком погребении он был обнаружен. В погребении №25 (А.А. Спицын) была обнаружена миска с округлым профилированным туловом без четко выраженного горла (чаша согласно типологии В.В. Гришакова) (Гришаков В.В., 1993. С. 17-18).

В дневниковых данных о раскопках Польно-Ялтуновского могильника упоминания о наличии сосудов были встречены в описании 21 погребения (62 % от общего количества погребений). Наиболее распространенным на могильнике был обычай помещения сосуда у ног погребенного (в 50 % случаев), характерный как для мужских, так и для женских и детских погребений. Размещение керамических комплексов у головы, отмеченное в четверти случаев, являлось характерной чертой женских и детских захоронений на памятнике, для мужских могил подобный вариант совершения захоронений был несвойственным.

Основу керамического комплекса Польно-Ялтуновского могильника составляют лепные горшки, наибольший диаметр тулова которых, как правило, находится примерно около середины высоты. Сосуды имеют вытянутую форму, снабжены раструбообразным горлом, тулова округлые, сравнительно слабо профилированые, днища относительно небольшие. Наибольшее сходство обнаруживается с керамикой Кошибеевского могильника. Выделяется из типичных традиций формовки сосудов памятника обнаруженная А.Е. Алиховой в погребении № 2 лепная лощеная миска с острореберным туловом (Алихова А.Е., 1958. С. 39, 41). В качестве аналогии следует указать на лепную миску с лощением из погребения № 25 Кошибеевского могильника, однако тулово данного сосуда имело округлую форму.

Наиболее вероятно, что истоки керамических традиций населения, оставившего рассматриваемые памятники, лежат в местной среде. Исследователи указывают на то, что тюльпановидные горшки были зафиксированы на территории Среднего Поочья еще в материалах городецкой культуры, т.е. это местная форма посуды (Вихляев В.И., 2000. С. 85), кроме того среднеокская керамика обнаруживает наиболее близкие аналогии в дьяковских сосудах с лощением (Белоцерковская И.В., 2000. С. 106).

Рассматриваемые памятники относятся к наиболее ранним грунтовым могильникам в регионе. Длительное время территория, на которой они расположены, входила в ареал центрального локального варианта городецкой культуры, погребальный обряд которой нам не известен. Появление подобного рода памятников бесспорно фиксирует коренные изменения в течении этнокультурных процессов на рассматриваемой территории.

В.И. Вихляев выдвинул гипотезу о переселении носителей андреевской культуры в конце II в из Сурско-Волжско-Свияжского междуречья на запад, на Цну, где они в результате смешения с местным позднегородецким населением, испытывавшем кризис традиционного хозяйства дали начало культуре цнинско-мокшанских племен (Вихляев В.И., С. 81-85).

Можно говорить о значимых параллелях в погребальной обрядности и вещевом инвентаре рассматриваемых памятников. В частности, длинные могильные ямы (отдельные до 2,5 м – 3 м) с незначительной глубиной (0,3 м – 1,05 м) характерны для впускных погребений Андреевского кургана (Степанов П.Д., 1980. С. 5-7). И.Р. Ахмедов и И.В. Белоцерковская, соглашаются с мнением В.Ф. Генинга и В.Н. Шитова о том, что почти все кошибеевские вещи «пьяноборского» типа не имеют прототипов в Прикамье и своим происхождением связаны с этническим кругом, фиксирующимся по материалам Андреевского и Писеральского курганов. Причем, исследователи полагают, что типы вещей Кошибеевского могильника, имеющие прототипы в Андреевском кургане, можно считать ведущими формами для раннего этапа существования памятника (Ахмедов И.Р., Белоцерковская И.В., 1998. С. 34). Эти факты дают основание для характеристики населения, оставившего ряд ранних кошибеевских погребений, как имевшего определенное генетическое родство с поздеандреевским.

В контексте рассмотрения этнокультурной основы населении, оставившего кошибеевские и польно-ялтуновские погребения, следует упомянуть, что весьма распространенным украшением являются спиральные кольца с лопастью. В.Н. Шитов пришел к выводу об их восточнобалтском происхождении (Шитов В.Н., 1988. С. 14). Подобная интерпретация не вызывает сомнений, однако представляется, что наличие данного рода украшений не может являться прямым свидетельством проникновения балтоязычного населения. Доказательством тому является погребальная обрядность. Так, для населения мощинской культуры верховьев Оки, на поселениях которой обнаружены близкие типы лопастных колец, обрядом погребения было трупосожжение в основании насыпи курганов (Седов В.В., 1982. С. 42-43). Одномоментная утрата собственной погребальной обрядности при проникновении в инородную среду представляется невозможной. Следует предположить, что лопастные височные кольца были заимствованы кошибеевским населением на раннем этапе сложения культуры, когда еще не был сформирован эталон традиционного костюма, и материальной культуре был свойственен известный синкретизм. По всей видимости, данная категория украшений соответствовала эстетическим представлениям местного финно-угорского населения. Наиболее вероятным путем проникновения лопастных колец являются контакты с этнически родственным население городищ Москворечья, испытавшим существенное влияние со стороны балтского мира. Данные контакты подтверждаются наличием в инвентаре Кошибеевского могильника украшений, сочетающих в своем декоре ложное плетение, ложную зернь и S-видные завитки (Белоцерковская И.В., 2000. С. 99-104).

Таким образом, рассмотренные материалы ранних могильников Нижнего Примокшанья фиксируют переходный этап в этнокультурной истории западной части Среднего Поволжья. Захоронения на Кошибеевском могильнике начали осуществляться в то время, когда уже не существовала городецкая культура и еще не сформировались культуры поволжских финских народов, известные по письменным источникам. Тем самым анализ данных материалов позволяет выявить истоки, во многом определившие общую направленность течения исторического процесса в регионе.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Шитов В.Н. Отчеты о работе Шокшинской археологической экспедиции в Мордовской АССР и Рязанской области в 1983 – 1989 гг. // Архив НИИ ГН при Правительстве РМ № И-1077, № И-1124, № И-1137, № И-1169, № И-1182, № И-1198, № И-1207.

Агеев Б.Б.Пьяноборская культура. Уфа, 1992.

Алихова А.Е. Могильник кошибеевского типа у с. Польное Ялтуново // КСИИМК. Вып. 72. М, 1958.

Ахмедов И.Р., Белоцерковская И.В. О кошибеевской культуре // Российская археология. 1996. №4.

Ахмедов И.Р., Белоцерковская И.В. О начальной дате рязано-окских могильников // Археологический сборник: Тр. ГИМ. Вып. 96. М., 1998.

Белоцерковская И.В. Верхнеокские элементы в культуре рязано-окских могильников // Научное наследие А.П. Смирнова и современные проблемы археологии Волго-Камья: Тр. ГИМ. Вып. 122. М., 2000.

Вихляев В.И.Происхождение древнемордовской культуры. Саранск, 2000.

Вихляев В.И, Беговаткин А.А., Зеленцова О.В., Шитов В.Н. Хронология могильников населения I – ХIV вв. западной части Среднего Поволжья. Саранск, 2008.

Гришаков В.В. Керамика финно-угорских племен правобережья Волги в эпоху раннего средневековья. Йошкар-Ола, 1993.

Ефименко П.П. Иваньковский и Гавердовский могильники древней мордвы // Материалы по археологии и этнографии Мордовии: Тр. МНИИЯЛИЭ. Вып. 48. Саранск, 1975.

Кравченко Т.А. Шатрищенский могильник (по раскопкам 1966-1969 гг.) // Археология Рязанской земли. М., 1974.

Осипова Т.В. Погребения с разрушенными костяками в средневековых могильниках Окско-Сурского междуречья: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. Ижевск, 2006.

Охотина Т.Н. Погребения с трупоположениями в Абрамовском могильнике // Пензенский археологический сборник. Выпуск 2. Пенза, 2008.

Седов В.В. Мощинская культура // Восточные славяне в VI – XIII вв. М., 1982.

Спицын А.А. Древности бассейнов рек Оки и Камы. СПб.,1901.

Степанов  П.Д.Андреевский курган. К истории мордовских племен на рубеже нашей эры. Саранск, 1980.

Трубникова Н.В. К вопросу о погребальном обряде и планировке Кошибеевского могильника // Археологический сборник: Тр. ГИМ. Вып. 40. М., 1966.

Шитов В.Н. Кошибеевский могильник (по материалам раскопок В.Н. Глазова в 1902 г.) // Вопросы этнической истории мордовского народа в I – начале II тысячелетия н.э.: Тр. МНИИЯЛИЭ. Вып. 93. Саранск, 1988. 

Автор: Кемаев Е.Н.
Дата публикации: 23.08.2013

1 | 2



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Материальная культура средневекового Сенгилеевского поселения

В подготовленном докладе представлены предварительные итоги изучения материальной культуры средневекового Сенгилеевского поселения. Данный археологический памятник вплоть до настоящего времени остаётся практически неизвестным широкому кругу исследователей. Основным источником для изучения памятника послужили археологические материалы из коллекции Сенгилеевского историко-краеведческого музея им. А.И. Солуянова. .

Читать

РАССЕЛЕНИЕ МОРДВЫ-ЭРЗИ В I ПОЛОВИНЕ II ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

При изучении материалов средневековых мордовских могильников обращает на себя внимание то, что на исконных эрзянских и мокшанских землях с середины XIII века происходит постепенное уменьшение, как объёма погребального инвентаря, так и количество самих погребений. Погребений же, чётко датируемых исследователями XV веком практически не зафиксировано. Напрашивается версия о средневековом кризисе развития мордовского этноса. Статья Н.М. Арсентьева и В.И. Вихляева как раз посвящена данному вопросу. В ней авторы, на основании письменных и археологических источников связывают обезлюдение мордовских земель с Золотоордынским, а позже с Казанским влиянием. (Арсентьев, Вихляев, 2011. С. 26-29.) Наша работа – попытка на основании различных источников (археологических, письменных) рассмотреть социально-политические события, повлиявшие на расселение мордвы-эрзи в XII – XVI веках. .

Читать

Каменная индустрия Среднего Посурья эпохи энеолита

Особенности каменной индустрии — это часть признаков, характеризующих археологическую культуру. Для исследования были выбраны памятники эпохи энеолита: Утюж I, Утюж V, Утюж Бугор, Новая Деревня..

Читать

Видео: Экспедиция пензенских и самарских археологов. Алатырь 2011.

Видео: Экспедиция пензенских и самарских археологов. Республика Чувашия,Алатырский район, лето 2011. .

Читать

Как это было или делюсь впечатлениями от первой экспедиции

Личные впечатления одного из участников археологической экспедиции в Алатырский район республики Чувашия.

Читать

К вопросу о специфике материалов поселения Лебяжинка III.

Воротничковая керамика энеолитического времени, содержащаяся в материалах Волго-Уральских коллекций неоднородна. Она различается размерами сосудов, формой (сечением) воротничка, фактурой, составом формовочных масс, элементами и мотивами орнамента, особенностями заполнения орнаментального поля. Уже по итогам раскопок Виловатовской стоянки был поставлен вопрос об её неоднородности и потенциальном разделении на этапы (Васильев 1980, с. 31)..

Читать

Деградация техники обработки камня как отражение характера использования металла.

Состав каменных орудий и характер их обработки в эпоху бронзы сильно отличается от тех, какие известны на неолтитческих стоянках. Орудия каменные и металлические взаимозаменямы. Поэтому исследование каменной индустрии, которая сохраняется на поселении значительно полнее металличсеской, может быть привлечено для оценки уровня развития металлургии, её роли в обществе. Металл не только срабатывается в процессе употребления, практически сходя на-нет, но и, обладая значительной ценностью, крайне редко теряется, чаще попадает в переработку. Частота находок металла не тождественна частоте его использования в работе. По тому, что из металлических орудий доходит до нас в составе находок, мы не можем оценивать масштабы его применения. Это относится не только к медному и бронзовому инструменту. Так, на городищах раннего железного века крайне редко встречаются топоры. Наполовину раскопанное и весьма насыщенное находками городище Настасьино дало единственную находку топора, просуществовав 7-8 веков. Нет таких находок на Каширских городищах. В то же время громадное количество костяных орудий и еще большее – заготовок - несут следы именно работы топором..

Читать

ТЕКСТИЛЬНЫЕ ИЗДЕЛИЯ ИЗ ЧУЛКОВСКОГО МОГИЛЬНИКА: К ВОПРОСУ О МЕЖПЛЕМЕННЫХ КОНТАКТАХ МУРОМЫ

Чулковский могильник муромы расположен на левом берегу реки Тужи (правый приток р. Оки), неподалеку от д. Чулково и Звягино Вачского района Нижегородской области. Он был открыт в 1959 г. Е. А. Безуховой (Халиковой), впервые исследовался в 1974 г. экспедицией Мордовского государственного университета под руководством М. Ф. Жиганова (было изучено 9 погребений) (Авдеев и др., 1975. С. 132). Широкомасштабные раскопки могильника велись в 1985-1992 гг. под руководством В. В. Гришакова, всего было исследовано около 100 погребений (Гришаков, 1986)..

Читать

Байбек - новая стоянка развитого неолита в Северном Прикаспии.

Обследование песчаных массивов, расположенных севернее р. Кигач Красноярско¬го района Астраханской области позволили выявить в 5 км на север от пос. Байбек в дефляционной котловине археологический материал: фрагменты грубых лепных керамических сосудов и каменные изделия. Размеры котловины с севера на юг 250 м, с запада на восток - более 300 м, она расположена в южной части разрушенного бархана значительных размеров: с севера на юг его протяженность око¬ло 1000 м, с запада на восток — до 400 м..

Читать

Орнаментальные мотивы на керамических сосудах абашевской культурно-исторической общности (по материалам Тамбовской области).

Фонды Тамбовского областного краеведческого музея имеют в своей коллекции предметы древности, относящиеся к разным периодам истории. Помимо богатой коллекции мордовских украшений, оружия и сосудов, оружия скифо-сарматского периода, хранится коллекция артефактов абашевской культуры (сер. II тыс. до н.э.) из раскопок памятников Тамбовской области, проводившихся Н.Б. Моисеевым (курганы Староюрьевский в Староюрьевском районе; Первомайский в Первомайском районе; Пичаевский в Пичаевском районе, Селезни-1, Селезни-2 в Тамбовском районе; Графская курганная группа в Жердевскои районе, Шлихтинское поселение в Тамбовском районе), Т.Б. Поповой (Периксинское поселение в Тамбовском районе) и разведочные работы А.Т. Синюка (Староюрьевский район)..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter