↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

В Новгороде нашли первую «зимнюю» грамоту
........................
Названо самое провальное оружие Второй мировой войны
........................
Ученые подтвердили гибель динозавров от астероида
........................
В Пскове под кинотеатром нашли древнюю церковь
........................
Красная Армия помешала Японии применить биологическое оружие
........................

Керамический комплекс Лядинского могильника

(Статья)
Раздел: Археология
Автор: Поляков Ф.А.,Андреев С.И.
(Тамбов)

В 1869 году при строительстве железной дороги Тамбов – Саратов, был обнаружен Лядинский могильник принадлежащий древней мордве. В 1888 г. работы на могильнике проводил В.Н. Ястребов. Судя по отчёту, в погребениях им было обнаружено 86 глиняных сосудов. Однако для нашего исследования доступны только те, которые попали в иллюстрации отчёта (пять сосудов). Спустя сто лет, в 1983 – 1985 гг. на могильнике производила работы Р.Ф. Воронина. Она так же обнаружила 30 сосудов. Всего же было найдено около 116 горшков. В результате всех работ был накоплен большой материал по истории культуры и быта народа оставившего этот могильник. К сожалению, мы не имеем возможности получить доступ ко всему керамическому материалу из всех раскопок в связи с тем что, часть материала со временем была утрачена.

Основной задачей этой статьи является: 1) выявление общих типов в керамическом комплексе Лядинского могильника с одной стороны и комплексах древнемордовских могильников средней Цны (Елизавет-Михайловского, Пановского и Крюковско-Кужновского) могильников с другой стороны; 2) выявить отличия керамического комплекса Лядинского могильника от других среднецнинских могильников.

За основу анализа общих признаков мы используем типологию горшков среднецнинской мордвы, разработанную В.В. Гришаковым (Гришаков, 1990. С.32-46). Для выполнения анализа лядинских находок были привлечены керамические материалы из раскопок В.Н. Ястребова (Ястребов, 1893. С. 8) и из раскопок Р.Ф. Ворониной (Воронина, 2007. С. 45-46). Всего, с этой целью удалось рассмотреть 30 целых сосудов.

В результате анализа лядинского материала, было выявлено 7 основных групп, которые присутствуют на могильнике и имеют аналогии в среднецнинских могильках, а так же один тип горшков, который встречается только на Лядинском могильнике.

Группа I (табл. I; 1-3). Этот тип включает горшковидные сосуды с плавно профилированным туловом, расширенным в верхней части. Для него характерны высокие и средние пропорции. Размеры горла колеблются от 11 см до 16 см. Размеры дна 8-10 см. Обработка внешней поверхности довольно грубая, обжиг костровый, неравномерный. Преобладают светло-коричневые, черные и серые оттенки. Сосудов данного типа представлено 4 экземпляра, что составляет 13,3% от общего числа анализируемого материала.

По мнению В.В. Гришакова корни этой керамики находятся прежде всего в самых истоках мордовской культуры. Развиваясь из баночно-горшковидных форм, по его мнению, такие горшки к VI-VII вв. на­чинают выделяться в самостоятельную группу с такими устойчивыми признаками как плавно профилированное тулово.

Основные черты керамики I группы проступают в третьей четверти  I тыс. н. э. в среде поздних рязанско-окских (Шокшинский могильник), муромских и северной части древнемордовских племен. Однако, за исключе­нием последних, здесь более или менее заметны типологические отличия у такой посуды. В поздних рязанско-окских погребениях, где эта группа составляет подавляющее большинство керамики, господствуют низкие, приземистые формы. В керамике муромских памятников существенно отли­чается фактура теста, которая насыщена, как правило, песком или дресвой. Она же имеет ровный обжиг темно-серых тонов. Кроме этого, подобная посуда на Нижней Мокше и Оке не орнаментировалась.

Эта группа посуды в третьей четверти I тыс. н. э. становится общекультурным признаком для всего финского населения правобережья Волги.

Однако, похожие сосуды встречаются и в славянском материале лесостепного Подонья.

Автор этой статьи придерживается идеи того, что истоки керамики I типа нужно искать не в финских древностях VI-VII в., а в славянских V в. В доказательство этого можно привести, то, что А.З. Винников объединяет такой вид горшков в отдельный тип и описывает их как горшки с коническим туловом и высоко поднятыми плечиками (табл. IV-1-4). Он выделяет два подтипа. Подтип: «а» — сосуды с удлиненной, плавно отгибающейся шейкой со слегка утолщенным венчиком. Подтип «б» — горшки с несколько укороченной прямой шейкой с плоским венчиком. Эти сосуды имеют лучшую обработку поверхностей и чаще чем другие орнаментированы. Горшки этого типа имеют орнамент веревочного штампа, вдавления пальцев, палочкой, ногтем, каким либо острым предметом. Встречены такие сосуды на Животинном городище. Венчики у этих горшков имеют косо или прямо срезанную поверхность. По мнению Винникова, эту группу горшков можно отнести к категории раннегончарных (Винников, 1995. С. 95).

Сосуды подобного типа были обнаружены так же и на памятниках колочинской культуры, в частности на поселении Ярлуков (Грязинский р-н Липецкой обл.). В раннесредневековой полуземляночной постройке, было обнаружено 3 лепных сосуда. Первый находился в виде скопления лепной керамики к северу от очага, из них позже удалось воссоздать лепной сосуд (табл. IV-7). Второй лепной сосуд с отогнутым наружу венчиком (табл. IV-6),  был обнаружен у северной стенки котлована. Фрагменты третьего сосуда были найдены в заполнении землянки (табл. IV-5). Так же подобные сосуды найдены и на поселении Коровий Брод (Обломский, 2011. С. 41-50).

Датировать находки сосудов данного типа, можно временем проникновения колочинской культуры в Верхнее Подонье в период существования культурной группы типа Чертовицко-Замятино, т.е. ещё в V в.

Группа II (табл. I; 4-12). Определяется стройным туловом усечённо-конической формы с выделенными выпуклыми плечиками и прямым или слегка расши­ренным горлом. Горшкам этой группы наряду с высокими и средними пропорциями свойственны и низкие формы. Декор керамики этой группы разнообразен. Встречаются сосуды с небрежно зачищенными стенками, а преимущественно у мисковидных форм тщательно заглаженная поверхность. Орнаментация насечками по краю горла, характерная для горшков, у мисок почти не встречается. Размеры  горла 11-17 см, диаметр дна 7- 11 см. Всего горшков этого типа проанализировано 12. Эта самая многочисленная группа горшков, она составляет 40%.

Группа  III (табл. II; 1-3). Для всех сосудов характерно стройное биусечённо-коническое тулово, расширенное вверху, с подчеркнутым рас­ширенным горлом. Для горшковидных характерны средние и низкие пропор­ции, у мисковидных встречаются высокие, средние и приземистые формы. В процентах эта группа составляет 16,6%. По видам она распределяется следующим образом: горшки – 60%, миски – 40%, что свидетельствует о преобладании горшков в быту. Основные размеры мисок - дно – 7-8 см,  горло 13,5-16 см; горшков, диаметр дна – 6-10 см, горла 11-12 см.

Группа IV (табл. II; 4). Она составляет 6,6% от общего числа посуды средне-цнинских могильников. Биусеченно–конические сосуды, очень близкие по форме керамике III группы, отличаются прямым цилиндрическим или прикрытым, но всегда подчеркнутым горлом. Среди горшков обычны средние пропорции. Подавляю­щее большинство мисковидных форм также имеет средние пропорции, хотя в виде исключения встречаются и более приземистые формы. В глиняном тесте преобладают примеси мелкого шамота с песком. Большое внимание уде­лялось обработке внешней поверхности. Орнаментация в целом не характерна.

Группа V (табл. II; 5-6). Представлена только двумя сосудами, один из раскопок Р.Ф. Ворниной (табл. II-5), другой из раскопок В.Н. Ястребова. Оба они, горшковидной формы с округлым туловом, расширенным в верхней части, и прикрытым горлом. Горло отчеркнуто от плавно изогнутого плечика. Диаметр горла 13 см, а дна 8,5 см. Орнамент на горшке этой группы отсутствует. Всего их 6,6%.

Такая керамика сложилась в местной мордовской среде в IX–X вв. Горшки этого типа сформировались в результате смешения технологических приемов изготовления II группы синтезированной посуды рязанско-окско-южномордовских истоков (форма и пропорции тулова, фактуры теста) и IV группы керамики среднецнинского происхождения (форма горла).

Группа VI (табл. II; 7)  составляют горшки со стройным усечено-­коническим туловом, с плавно выраженными плечиками и раструбообразным горлом. Среди среднецнинской керамики они составляют 10%.  Горшки этого типа имеют строго выдержанные средние пропорции. Небрежно обработана и внешняя поверхность сосудов. Диаметр дна составляет 8,5 см, горла 12 см. Свою выразительность эта группа керамики не теряет и в среднецнинской среде, но, вероятно, лишь на начальном этапе освоения новых земель пришлыми южномордовскими племенами (конец VII–VIII вв.).

Группа VII (табл. III; 1-2) представлена только мисковидными формами с сильно профилированным стройным туловом, расширенным в верхней части, и резким переходом в невысокое раструбообразное горло. Размеры горшков составляют; дна 7,5-11,5 см, горла 13,5-22 см.  Они составляют 6,6% от общего числа посуды. Таким мискам присущи только средние про­порции. Внешняя поверхность у них обработана довольно тщательно. Эта керамика орнаменти­ровалась косыми насечками или пальцевыми защипами по краю горла.

Миски этого вида на Средней Цне известны в погребениях IX — начала X в. По мнению Гришакова, прототип этой формы следует искать в керамике рязанско-окского круга и которая была привнесена в южно­-мордовскую среду не раньше V–VI вв. Однако, по нашему мнению истоки этой группы нужно искать северо-западнее, в венедской культурной группировке. Для этой территории характерна керамики суковского типа.

Вся керамика суковского типа лепная. Её основными видами являются горшки двух вариантов и мискообразные сосуды. У мисок широкие и приземистые формы с наи­большим расширением в верхней части. Они имеют сравнительно широкое горло и небольшое по диаметру днище. Второй вариант мисок это почти биконические формы со сглаженным переходом от верхней части к нижней. Имеют небольшую высоту и большой диаметр (табл. III;3).

 На основании раскопок поселения близ Сукова и иных наблюдений Э. Шульдт полагает, что керамика суковского типа была широко распространена уже в VII в. и бытовала до IX в. включительно. Это самая ранняя славянская керамика в междуречье нижней Эльбы и нижнего течения Одера. Вероятно, именно от туда, путем связей славянских групп и древнемордовской пришёл этот тип (Седов, 1979. С. 195).

В процессе анализа керамического имеющейсяся в нашем распоряжении коллекции Лядинской керамики, были выявлены отличия горшков из погребения № 7 и № 9 (раскопки Р.Ф. Ворониной) и общей типологией керамики В.В. Гришакова.  

Сосуд из погребения № 7 (табл. III; 5) не имеет верхней части, что мешает его отнести к конкретной группе горшков. Вероятно, он был разрушен в результате распашки или грабительских перекопов. Диаметр дна 12 см, диаметр тулова 29 см. Скорее всего, этот горшок можно отнести к IV группе. Он имеет светло-коричневый цвет теста, с вкраплениям крупного шамота. Поверхность сосуда заглажена, имеются пальцевые вдавления.

Сосуд из погребения № 9 (табл. III; 4) баночной формы, небольших размеров. Диаметры горла и дна равны 8 см. Вы­сота 9,5 см. С округлыми боками и чуть срезан­ным внутрь краем. Он имеет признаки как I так и  III групп. Это не даёт возможность отнести его к какой ни будь конкретной группе. Сходный по строению сосуд был обнаружен на селище Семенки, пеньковской культуры (табл. IV-8).

Ведущей формой, в керамическом комплексе пеньковской культуры, были горшки со слабо профилированным верхним краем и овально-округлым туловом. Наибольшее расширение у этих горшков приходится на среднюю часть горшка, дно сужено, но равно диаметру горла. Развитие такой посуды приходится на VI в. (Седов, 1999. С. 30-31).

Таким образом, в целом керамика Лядинского могильника продолжает основные традиции других среднецнинских могильников, таких как Крюковско - Кужновский, Елизавет - Михайовский и другие. Однако, необходимо отметить, что в керамическом комплексе Лядинского могильника имеются отличия связанные с наличием в нём сосудов, которые не подходят под данную классификацию. Прежде всего это сосуд из погребения № 9, в котором заметно влияние пеньковской культуры. Вероятнее всего горшки данного типа нужно выделит в отдельную группу, которая и является отличительной чертой данного могильника.

В отношении других сосудов и груп необходимо отметить то, что в них так же заметно влияние гончарных традицый славянских культур которые некогда были соседями поволжских финнов.   

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Воронина Р.Ф. Лядинские древности. М., 2007.

Винников А.З. Славяне лесостепного Дона в раннем средневековье VIII- начале XI века. Воронеж. 1995.

Гришаков В.В. Керамика среднецнинской мордвы //Средневековые памятники Окско-Сурского междуречья. Саранск, 1990.

Обломский А.М. О раннесредневековых славянских древностях в бассейне Дона // Тамбовские древности. Тамбов, 2011.

Седов В.В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979.

Седов В.В. Древнерусская народность. М., 1999.

Ястребов В.Н. Лядинский и Томниковский могильники Тамбовской губернии. МАР. СПб., 1893. № 10.

 

Посуда Лядинского могильника.

 Табл. I. Посуда Лядинского могильника.

I группа (1-3): 1 – погребение 10; 2 – погребение 16; 3 – погребение 68.  II группа (4-12): 4 – погребение 28; 5 – погребение ; 6 – погребение 44; 7 – погребение73; 8 – погребение 38; 9 – погребение 69; 10 – погребение 77; 11 – погребение 67; 12 – погребение 43.

Посуда Лядинского могильника.

Табл. II. Посуда Лядинского могильника.

III группа (1-3): 1 – погребение 39; 2 – погребение 74; 3 – погребение 77. IVгруппа (4): 4 – погребение 11, V группа (5-6): 5 - погребение 4; 6 – сосуд из раскопок В.Н. Ястребова. VI группа (7): 7 – погребение 19.

 Посуда Лядинского могильника.

 Табл. III. Посуда Лядинского могильника.

VII группа (1-2): 1 - погребение 18; 2 - погребение 393 - керамика суковского типа (по В.В. Седову); 4 -  погребение 9; 5 – погребение 7.

 

 Посуда из славянских памятников.

 

Табл. IV. Посуда из славянских памятников.

1,2,3,4 – посуда с Животинного городища (по А.З. Винникову); 5,6,7 – посуда с поселения Ярлуково (по А.М. Обломскому); 8 – сосуд из селища Семенки (по В.В. Седову).


Раздел: Археология
Дата публикации: 23.08.2013 02:32:56
1

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Как это было или делюсь впечатлениями от первой экспедиции

Личные впечатления одного из участников археологической экспедиции в Алатырский район республики Чувашия.

Читать

Видео: Экспедиция пензенских и самарских археологов. Алатырь 2011.

Видео: Экспедиция пензенских и самарских археологов. Республика Чувашия,Алатырский район, лето 2011. .

Читать

Сендимиркинский могильник в Чувашии

В 2011 году в Вурнарском районе Чувашии, на длинном узком мысу надпойменной террасы р. Ср. Цивиль между деревнями Сендимиркино и Буртасы краеведом И.Г. Павловым были найдены предметы, относящиеся к женским нагрудным и головным украшениям конца раннего железного века, которые были сданы в Чувашский государственный институт гуманитарных наук. С целью проверки данного местонахождения в мае 2012 года отрядом Археологической экспедиции ЧГИГН (Н.С. Березина, Е.П. Михайлов, Н.С. Мясников) были проведены разведывательные работы. В результате был обнаружен могильник II-III вв. н.э. и предшествующее ему селище того же периода. В июне 2012 года АЭ ЧГИГН в составе Е.П. Михайлова и Н.С. Мясникова при участии научного сотрудника Института истории АН РТ Д. Г. Бугрова (Казань) проводила дополнительные исследования на данном археологическом памятнике. Общая площадь раскопа составила 56,25 м²..

Читать

Вооружение древнемордовского населения Верхнего Посурья (по материалам Усть-Узинского 2 могильника III-IV вв.)

С момента появления грунтовых могильников древней мордвы предметы вооружения являлись составной часть погребального инвентаря мужских захоронений. Они позволяют судить о развитии военного дела и социальной стратификации древних и средневековых обществ. Поэтому их анализ представляет значительный интерес. В настоящей статье предлагается вниманию исследователей материалы вооружения из Усть-Узинского 2 могильника в Шемышейском районе Пензенской области, раскопанного в 2001–2011 гг. археологической экспедицией Мордовского педагогического института. На памятнике изучено 95 захоронений, из которых 23 – мужские. Предметы вооружения представлены наконечниками копий, дротиков, мечом и кинжалом. Наконечников стрел не обнаружено..

Читать

К вопросу о территории распространения и происхождении хвалынской культуры

Во время раскопок 2006-2007 гг. на поселении Утюж I, расположенного вблизи с. Стемассы Алатырского района Чувашии на левом берегу небольшой реки Утюж вблизи ее впадения в р. Суру было обнаружено жилище, которое по ряду признаков можно отнести к хвалынской культуре. Это позволяет откорректировать ареал распространения хвалынской культуры..

Читать

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР ЛЕСОСТЕПНОГО НЕОЛИТА И СТЕПНОГО ЭНЕОЛИТА ПО МАТЕРИАЛАМ СТОЯНКИ ЛЕБЯЖИНКА I

В эпоху неолита, Самарское Поволжье было лесостепной территорией. Непостоянство климатических условий региона отодвигало границу леса и степи на север во время засухи и на юг во влажный период. Люди шли за привычной им экологической нишей. Этим можно объяснить присутствие в нашем регионе обособленных групп племён с гребенчатыми традициями изготовления керамики, культурами украшавшими сосуды накольчатым орнаментом, и местным населением сохранившим традиции неорнаментированной керамики. Это многообразие нашло своё отражение в материалах стоянки Лебяжинка I. .

Читать

Погребальный ритуал женских погребений Усть-Узинского 2 могильника III-IV вв. в Верхнем Посурье

Погребальный обряд в период формирования древнемордовской культуры до настоящего времени не являлся предметом специального анализа, в ряде работ он рассматривался в контексте публикаций конкретных памятников. Определенная работа в этом направлении была проделана В.И. Вихляевым на материалах пензенской группы могильников (Вихляев, 1977), которая опиралась на результаты раскопок М.Р. Полесских 50–60-х. гг. XX в., методика которых вызывает неоднозначные оценки..

Читать

Каменная индустрия Среднего Посурья эпохи энеолита

Особенности каменной индустрии — это часть признаков, характеризующих археологическую культуру. Для исследования были выбраны памятники эпохи энеолита: Утюж I, Утюж V, Утюж Бугор, Новая Деревня..

Читать

Археологические памятники мордвы к юго-востоку от г. Пензы (предварительное сообщение)

Окрестности г. Пензы уже довольно давно привлекали внимание археологов. О том, что на территории, занятой до настоящего времени лесной растительностью, к во-стоку от г. Пензы, прослеживаются следы древних поселений, было известно, по мень-шей мере, с конца XIX века. В этом районе в 1890-х гг. работал В.М. Терехин, член Пен-зенского губернского статистического комитета, краевед и археолог-любитель, а в 1920-х гг. вела раскопки Н.И. Спрыгина, сотрудница Пензенского краеведческого музея, крае-вед и археолог (Белорыбкин, Кишинская, 1995, с. 6-8). После 1920-х гг. интерес исследо-вателей к окрестностям города Пензы на некоторое время ослабел, однако в 1950-х гг. эта территория попадает в поле зрения М.Р. Полесских, профессионального археолога, сотрудника Пензенского краеведческого музея. .

Читать

Вопросы этнокультурной истории Южного Средневолжья конца I тысячелетия н.э.

Географическим: своеобразием рассматриваемой территории является её замкнутость с запада Приволжской возвышенностью, с востока Бугульминско-Белебеевской. Они вытянуты в меридианальном направлении и являются водораздельными. В ландшафтном отношении это зона южной лесостепи на границе со степью. С севера граница проходит примерно на широте русла р. Большой Черемшан правого притока Волги, с юга по р.Чапаевке, также правого её притока. Переход от степи к лесостепи начинается на широте Самарской Луки Волги и междуречья Большого Кинеля и Самары. Самарская Лука Волги сама по себе является уникальным природным микрорайоном. В ландшафтном отношении её внутренняя часть разнообразна. В восточной части её расположен массив Жигулёвских гор, покрытый лесом. В западной части преобладает равнинный рельеф, представляющий собой лесостепь. Внутренняя часть Самарской Луки ограничена с запада руслом реки Усы, которая образует с Волгой почти сплошное водное кольцо вокруг неё..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter