↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

1 | 2 | 3

Мозжухин Иван Ильич – Король экрана

(Статья)
Раздел: История России
Автор: Гордеева Кристина
Научный руководитель: Уразова С.А., к. и. н., доцент  

В августе 1916 он окончательно перешел в труппу и выступал на одной сцене с такими знаменитостями как Н.Радин, Е.Полевицкая, М.Блюменталь-Тамарина, И. Дуван-Торцов. Мозжухин с успехом играл в инсценировках по произведениям А.Пушкина, Ф.Достоевского, Н.Гоголя, И.Тургенева, И.Гончарова, М.Арцыбашева, О.Уайльда, Г.Даннунцио. Тем не менее, уже осенью 1917 ушел из театра вместе со своей партнершей, а вскоре и женой, актрисой Н.Лисенко. Это был конец его театральной карьеры, ибо в дальнейшем Мозжухин так и не вернулся на сцену. Окончательный уход из театра был вызван, вероятно, желанием серьезно и бесповоротно связать свою судьбу с кинематографом. Это одно из немногих упоминаний о заметном повороте в театраль­ной карьере Ивана Мозжухина. Свободный театр — очень яркое и недолговременное начинание, привлекшее внимание всей театральной Моск­вы, — был открыт К.А. Марджановым в сезон 1913 — 1914 гг. в помеще­нии театра «Эрмитаж» (где когда-то начинал МХТ). Финансировали театр состоятельные предприниматели супруги Суходольские. По замыслу Марджанова театр должен был «освободиться» от жанровых ограничений, что­бы создаваемая им труппа могла одним и тем же составом играть и оперу, и драму, и оперетту, и пантомиму. В марте 1913 г. им был устроен широкий конкурс «для молодых интеллигентных сил, желающих предложить свои услуги театру», и, в конце концов, труппа театра разрослась до 150 чело­век. Премьерным спектаклем была поставлена опера М.П. Мусоргского «Сорочинская ярмарка» (режиссер А.А. Санин), потом оперетта «Елена Пре­красная» и другие — всего пять спектаклей. Но вскоре Суходольские рез­ко разошлись во мнениях с Марджановым, и вместо Свободного театра в сентябре 1914 г. создали МДТ — Московский драматический театр (Худо­жественно-общедоступную драму), в спектаклях которого Иван Мозжухин участвовал с момента основания и до конца 1917 года.

Представление о работе И.И. Мозжухина в МДТ можно отчасти со­ставить по ранним театральным дневникам П.А. Маркова, впоследствии выдающегося театрального критика МХАТа. Конечно, основ­ное внимание при разборе спектаклей уделялось актёрам «первого эше­лона»: Е.А. Полевицкой, Б.С. Борисову, М.М. Блюменталь-Тамариной, Н.М. Радину, но внимательный критик скрупулёзно оценивал игру каждого ак­тёра, участвовавшего в спектакле.

О премьерном спектакле МДТ — «Последняя жертва» А.Н. Островского (постановка А.А. Санина, 16 сентября 1914 г.): «В третьем акте много эпизодических фигур, среди которых удачны Пивокурова — Ю.М. Даминская, наблюдатель — В.Ф. Вендрих-Игренев и разносчик вестей — И.И. Моз­жухин».

«Усмирение строптивой» У. Шекспира (постановка И.Ф. Шмидта, 17 сен­тября 1914 г.): «И.И. Мозжухин во многом очень приятный Транио, но многое и надуманно, и манерно».

«Дворянское гнездо» И.С. Тургенева (инсценировка Н.И. Собольщикова-Самарина, постановка А.Л. Зиновьева, 2октября 1914г.): «И.И. Мозжухин-Паншин красив, но этого мало».

«Пигмалион» Б. Шоу (постановка И. Ф. Шмидта, 1 ноября 1914 г.): «Хорошую фигуру даёт И.И. Мозжухин (Фреди)».

«Легкомысленная комедия для се­рьёзных людей» О. Уайлда и водевиль «Ве­чер у Шуфлери» Сен-Реми (постановка И. Ф. Шмидта, 13 декабря 1914 г.): «И.И. Моз­жухин (Монкрайф) молод и искренен, но в нём мало джентльмена»; «И.И. Мозжу­хин (Бабилас) очень мил».

«На паях» И.С. Шмелева (постанов­ка А.А. Санина, 30 января 1915 г.): «В эпизодических ролях «чужой жены» Лили и юрисконсульта останавливают внимание Н.Г. Салин и И.И. Мозжухин, хорошо передающие эти роли».

 Есть, впрочем, и мнение обычного зрителя, далёкого от профессиональной холодности критика. Юрист С.Н. Бронштейн, видевший в молодости спектакль МДТ «Дворянское гнездо», вспоминал позже: «Мозжухин в не­значительной роли Паншина создал незабываемый образ этого чиновни­ка для особых поручений, случайного гостя захолустного губернского го­рода. Своими манерами, умом, элегантностью он мог очаровать кого угод­но. Только порой его пристальный взгляд, холодноватая улыбка и хитрый смешок могли заставить задуматься человека проницательного и пока­зать ему, что все привлекательные качества этого молодого человека «второй нумер». Иван Ильич Мозжухин в роли Паншина показал себя большим артистом».

Роли второго плана, хорошо, а порой и блестяще сыгранные, стали, увы, вершиной карьеры Ивана Мозжухина как артиста театра. Значительный интерес у публики и критики вызвала, пожалуй, только одна роль — графа Клермона в пьесе Л.Н. Андреева «Король, закон и свобода» (постановка А.А. Санина и И.Ф. Шмидта, 23 октября 1914 г.). Однако интерес проявлялся ско­рее не к артисту, а к персонажу, появление которого на русской сцене созда­вало элемент сенсации: под именем графа Клермона Андреев изобразил короля Бельгии Альберта I, верховного главнокомандующего бельгийской армии. Злободневную, но поверхностную пьесу быстро раскритиковали, а П.А. Марков отметил в дневнике: «Граф Клермон — И.И. Мозжухин. До портретности верный грим — больше и от автора и от исполнителя дано не было». Позже, в мемуарах, критик смяг­чил оценки: «Новая пьеса Л. Андреева «Король, закон и свобода», показывав­шая под прозрачными псевдонимами короля Альберта (его играл будущий ки­нопремьер, обаятельный Мозжухин) и Метерлинка (ему придавала убедитель­ность тончайшая игра Радина), ненадол­го привлекла внимание сильным актёр­ским ансамблем (Полевицкая, Борисов, Буткова, Соснин)».

В 1915-1916 гг. Иван Мозжухин продолжал постепенно «подниматься по ступеням» МДТ. Очень неплохо сыграл роль Анучкина в «Женитьбе» Н.В. Гого­ля (режиссёр А.А. Санин, 15 сентября 1915 г.). Играл в пьесах Л.Н. Андреева («Тот, кто получает пощёчины»), А.Стриндберга («Фрёкен Юлия») А.П. Ка­менского («Если это возможно»), И.А. Новикова («Горсть пепла»), комеди­ях А.Н. Толстого («Нечистая сила», «Касатка», «Горький цвет»), А. Франса («Немая жена»), Джерома К. Джерома («Мисс Гоббс»), Е.П. Карпова («Ха­мелеон») и других. 16 октября 1916 г. на сцене МДТ состоялась премьера первой в России постановки юношеской драмы М.Ю. Лермонтова «Стран­ный человек» (режиссёр Ю.Э. Озаровский). На долю Ивана Мозжухина вы­пала честь первым из русских актёров сыграть роль «странного человека» Владимира Арбенина, которому М.Ю. Лермонтов придал некоторые авто­биографические черты. По мнению критиков, режиссёр проявил «береж­ное, вдумчивое, любовное отношение к стилю, эпохе, характеристикам действующих лиц». (Приложение 2)

В январе 1917 г. критик Ю. Соболев отметил талант­ливое исполнение артистом роли Базиля в пьесе В.К. Винниченко «Мохно­ногое» и придуманный им сложный грим.

Однако именно в 1917 году Иван Мозжухин перестал работать в те­атре, окончательно перейдя в кинематограф. Причём не один, а вместе с актрисой МДТ Натальей Андреевной Лисенко, ставшей его женой и партнёршей по работе в кино.[1, с.45]

4.Начало в сфере кино

Именно в годы работы во Введенском народном доме жизненный и творческий путь Ивана Ильича впервые пересёкся с миром кинематогра­фа, который был знаком ему до этого только в качестве своеобраз­ного и интересного зрелища, чем-то близкого театру, но очень отличаю­щегося и качеством, и приёмами актёрской игры. Артисты труппы, подоб­но всем своим собратьям, были небогаты и с готовностью брались за любую возможность подзаработать. Одной из таких возможностей стало участие в киносъёмках.

Можно сказать, что Ивану Мозжухину повезло. Повезло, что начало его актёрской карьеры совпало со временем зарождения и становления отечественного кино. Повезло оказаться в это время в Москве, столице российской кинематографии в 1908-1918 гг. Повезло с возрастом и про­фессиональным стажем — будь он опытным, «закосневшим» театраль­ным актёром, он мог бы встать на сторону тех корифеев сцены, которые поначалу наотрез отказывались участвовать в кинопостановках, считая их профанацией искусства. Повезло, что он работал во Введенском народ­ном доме — именно сюда в 1908 г. обратился кинорежиссёр В.М. Гонча­ров, которому нужны были актёры для съёмок. Повезло, что направил Гончарова в Лефортово Александр Алексеевич Ханжонков (1877-1945), один из крупнейших деятелей русского дореволюционного кино, человек большой культуры, умелый организатор, чуткий и дальновидный пред­приниматель. С другой стороны, очень повезло и российскому кинема­тографу. Иван Мозжухин оказался уникальным киноактёром, словно со­зданным для экрана. Но для того, чтобы окончательно осознать это и оп­ределиться с выбором, ему понадобилось ещё несколько лет.[6]

Несколько артистов народного дома во главе с П.И. Чардыниным составили основу актёрского коллектива, участвовавшего в ранних филь­мах кинопредприятия А.А. Ханжонкова. Из четырёх картин, снимавшихся студией в 1908 г., две — «Выбор царской невесты» по пьесе Л. Мея «Псковитянка» и «Русская свадьба XVI столетия» по пьесе П. Сухотина — были укороченными постановками пьес в исполнении труппы Введенс­кого народного дома, в третьей («Песнь про купца Калашникова») уча­ствовали артисты труппы. В 1909 г. П.И. Чардынин, очень быстро усвоив­ший разницу между театром и кино, выступал уже не только как актёр, но и как сценарист и режиссёр. По свидетельству А.А. Ханжонкова, в это вре­мя в фильмах начал участвовать Иван Мозжухин — поначалу в массовке, в миниатюрных эпизодических ролях, а затем постепенно перейдя к по­ложению премьера, настоящей «звезды». В работе в кино ещё ярче проявились его наследственные актёрские способности (как и у брата Алек­сандра): умение мгновенно, «на лету», схватывать суть сцены, импрови­зировать и одновременно — продуманно, тщательно, детально создавать сценический образ, работать с внешним обликом (костюм, грим, жесты и, в особенности, мимика). В отличие от большинства первых «звёзд» кинематографа, выдвинувшихся благодаря эффектной внешности, Иван Мозжухин достиг успеха именно благодаря артистизму и таланту. Одним из первых он стал учитывать огромные выразительные возможности круп­ного кинематографического плана, в котором сложнейшая гамма чувств могла быть показана одним-двумя движениями, мимикой, выражением глаз. Этим искусством он овладел в совершенстве. И, как настоящий энтузиаст своей профессии, щедро делился новыми знаниями и опытом с коллегами, более того — выступал в печати с разъяснениями принци­пов актёрской работы в кино, говоря о требовательности к игре, об от­ветственности артиста перед зрителями:

«Меня поражает только одно обстоятельство, — это то, что у нас, актёров, отсутствует в полнейшей мере чувство ответственности перед киноаппаратом. И странно! Каждый драматический актёр так остро всегда чувствует свою связь с публикой, свою зависимость от неё, он так береж­но поддерживает свои дружеские с ней отношения, он так болезненно самолюбив и вдруг, в кинематографе на съёмке: недоделанный жест, не­верный, небрежный грим, вечная торопливость, отсутствие души, настоя­щей, которую он может давать на сцене, пустые глаза... Только бы поско­рее, поскорее... И всему виной наша русская непоследовательность, бес­печность... Актёр боится тысячной аудитории и небрежен перед крохот­ным глазком объектива; он даже не составит себе труда подумать, что через месяц его увидят столько тысяч аудиторий, сколько в России горо­дов и местечек, а через два-три он помимо своего желания поедет в Италию, Америку и уже тогда никакими силами не стереть с полотна угло­ватый жест, пустое таращание глаз... Актёр даже не знает, что большин­ство в провинции идёт не в драматический убогий театр, а в кинематог­раф, чтобы взглянуть на «настоящих» московских артистов, и, если бы он знал, как часто оно разочаровывается!»

В душе Иван Мозжухин долгое время продолжал оставаться актё­ром театральным. Впрочем, не только в душе. По воспоминаниям попу­лярного эстрадного певца А.Н. Вертинского, познакомившегося с Мозжу­хиным во времена его актёрской молодости и работы на студии Ханжонкова, «Иван служил на договоре и получал семьдесят пять рублей в месяц, продолжая играть в театре». К тому же большинство фильмов, в кото­рых играл Иван Мозжухин в «ханжонковский» период, вовсе не были «упа­дочническими» салонными драмами, как заявлялось позже. Это были в основном экранизации литературных произведений, где он играл роли молодых крестьян, мещан, ремесленников, музыкантов, приказчиков, офи­циантов (одним из исключений стала роль императора Наполеона III в кар­тине «Оборона Севастополя»).

Кинематограф стал для него не просто профессией. «Это моя кровь, нервы, надежды, провалы, волнения… миллионы крошечных кадриков составляют ленту моей души», – говорил он позже. Наделенный от природы гениальной художественной интуицией, которая во многом заменяла ему школу, актер сразу ощутил принципиальную разницу между игрой в кино и в театре. Он пытался распознать законы киноязыка, его «главные творческие принципы», основанные на «внутренней экспрессии, на гипнозе партнера, на паузе, на волнующих намеках и психологических недомолвках». «Актеру достаточно искренне, вдохновенно подумать о том, что он мог бы сказать…загореться во время съемок, – писал Мозжухин, – и он каждым своим мускулом, вопросом или жалобой одних глаз… откроет с полотна публике свою душу, и она… поймет его без единого слова, без единой надписи».

Особое место в творчестве Мозжухина занимает русская классика. В 1913 году он снялся у Чардынина в экранизации пушкинского «Домика в Коломне». Благодаря блистательной игре актера в двойной роли – Гусара и кухарки Мавруши – этот фильм признан одной из лучших ранних экранизаций Пушкина.

Поддавшись патриотическому порыву августовских дней 1914-го, Иван Мозжухин становится вольноопределяющимся. Тут же появляется серия открыток любимца публики в военной форме. Но актера подвело здоровье, и он возвращается на съемочную площадку.[1, с.53]

В 1915 году Мозжухин – ярчайшая звезда русского кино. Он уходит от Ханжонкова к Ермольеву, который предложил ему щедрый гонорар, интересные роли, работу с «актерским режиссером» Я.А. Протазановым.

«Пиковая дама» (1916) вошла в число шедевров ранней русской киноклассики во многом благодаря талантливой и серьезной работе Мозжухина. Через два года он достиг выдающегося успеха в фильме «Отец Сергий» по повести Л. Толстого. Актеру удалось максимально приблизиться к замыслу писателя и создать весьма сложный образ, состоящий из трех последовательных перевоплощений: сначала молодой офицер, затем истерзанный страданиями монах и, наконец, угасающий старик. Роль князя Касатского в исполнении Мозжухина и вся картина в целом, по оценке ведущих кинокритиков, причислена к высшим достижениям мирового экрана. [7] (Приложение 3)

5.Жизнь за границей

Оказавшись в эмиграции, И.И. Мозжухин снимался во Франции, Германии, Италии, поставил несколько фильмов как режиссер; поначалу имел успех, солидные гонорары, приглашения из Голливуда. Он был знаком с А.И. Куприным, о чём оставила свидетельство его дочь. «Приехал к нам и Иван Мозжухин, - вспоминала Ксения Александровна, - пленивший миллионы зрительниц своим неподвижным светлым взором… Кинодеятели хотели заказать ему сценарий».[3, с.66]

В артистической натуре Мозжухина, его темпераменте, внешности было много от романтического русского актера-трагика. Именно поэтому драматические роли занимали большое место в его творчестве тех лет: поэт («Нищая», 1916), прокурор в одноименном фильме, пастор («Сатана ликующий», 1917) и многие другие. Силой своего таланта Мозжухин поднимал подчас надуманные фальшивые мелодраматические сюжеты до уровня подлинной человеческой трагедии. Эти роли принесли ему небывалый успех в кино. На родине Мозжухин снялся более чем в 70 фильмах, прежде чем в ночь на 3 февраля 1920 года эмигрировать в Константинополь. «Уехала за границу почти вся кинематографическая фабрика Ермольева: Мозжухин, Протазанов, Дошаков, управляющий Попов, Вермель и др.», – сообщала газета.

Спустя короткое время вся группа переехала во Францию, в местечко Монтрей-сюр-Буа, где обосновалась русская кинофабрика «Товарищество И. Ермольева». Чуть позже Ермольев и французский бизнесмен русского происхождения А. Каменка организуют «Сосайт Альбатрос» – студию, с которой неразрывно связан Мозжухин в 1920-е годы.

«Когда я приехал во Францию, – вспоминал актер, – я не верил в себя как в большого киноактера. На следующий день после приезда в Марсель я пошел смотреть французский фильм. Это был „Карнавал истин“ М.Л. Эрбье… Я понял, что все мои знания и теории ничего не стоят. В России кино сковано театром, здесь оно свободно. Я решил переучиваться. Русская манера игры больше недействительна, и затем в Париже другая публика – ей нужно нравиться».

Мозжухин начал с комедии «Горестные приключения» по собственному сценарию. В следующем фильме – «Дитя карнавала» (1921) он выступил как сценарист, режиссер, исполнитель главной роли. Непритязательный комедийный сюжет о подкидыше имел большой успех у публики и был восторженно принят критикой.

В 1922 году в фильме А. Волкова «Дом тайн» актер продемонстрировал французскому зрителю свою удивительную способность к перевоплощению. В шестисерийном боевике-драме с весьма причудливым сюжетом он создал несколько десятков разнохарактерных образов.

Однако подлинный триумф пришел к нему в фильме того же Волкова «Кин» по пьесе А. Дюма, где он сыграл великого романтика английской сцены Эдмунда Кина. В этой роли воплотился гений двух актеров: личность одного вдохновляла игру другого. Мозжухин не играл, а растворялся в этом образе. «Тонкий алхимик страсти и страданий… Иван Великолепный, ослепленный искусством и его сверкающими видениями, выражает… невыразимое», – писал французский киновед и критик Рене Жанн.

А вот как оценил мозжухинского Кина поэт А. Вертинский: «Я никогда не забуду того впечатления, которое оставила во мне его роль. Играл он ее превосходно. И подходила она ему, как ни одна из ролей. Он точно играл самого себя – свою жизнь. Да и в действительности он был Кином. Жизнь этого гениального и беспутного актера до мелочей напоминала его собственную».

Эта роль позволила Мозжухину войти в число звезд мирового экрана и упрочила его славу не только в Европе, но и в Америке. Мозжухин хотел создать авторский фильм, увидеть «идеально выполненной свою мысль». Иван Ильич мечтал об особой, «кинематографической», литературе. «Подметить у людей их подлинное лицо и перенести на экран фарс жизни, смешанный с ее интимной драмой» – такова была его задача, цель, которую он поставил перед собой, претворил в сценарий, снял и назвал «Костер пылающий». Будучи не только автором, но и исполнителем главной роли, Мозжухин создал неординарное произведение, где сон смешан с явью, а фантазия причудливо переплетается с реальностью. В приемах режиссуры, стиля, монтажа отчетливо прослеживалось влияние французского киноавангарда, немецкого экспрессионизма.

У массового зрителя фильм вызвал неоднозначную оценку, но критика отнесла его к числу киношедевров. Один из признанных лидеров французского кинематографа, Жан Ренуар, в то время молодой художник-керамист, был настолько потрясен лентой Мозжухина, что решил бросить свое ремесло и заняться кино.

В 1924 году по сценарию Мозжухина был снят фильм «Лев моголов», где он блистал в роли раджи Роундгито-Синга. Действие картины развивалось на фоне экзотического Востока и в Париже, что позволило Мозжухину продемонстрировать свой широкий актерский диапазон и незаурядные физические данные. Его авторитет был к тому времени настолько велик, что присутствие режиссера Жана Эпштейна на съемках практически сводилось к минимуму.

Мозжухин буквально ошеломил французского зрителя, сыграв в экранизации романа Л. Пиранделло «Покойный Матиас Паскаль» (1925). Он блистательно представил главного героя в двух ипостасях, изображая два абсолютно разных характера, которые в финале сливались воедино. «Я впервые доверился искусству немоты, потому что ему служили два великих артиста: Иван Мозжухин и Марсель Л'Эрбье», – писал Пиранделло. (Приложение 4)

Уже на склоне жизни, в 1970-е годы, боготворивший русского актера Л'Эрбье вспоминал: «Мозжухин здесь оказался несравненным, он с блеском переходил от самой настоящей комедии к высокой патетике драмы. Нужно было обладать подлинным талантом, чтобы с такой легкостью переходить от одного жанра к другому, от смеха к слезам. Когда публика увидела его на экране, она не могла не почувствовать его сходства с двумя актерами – Чарли Чаплином и Джоном Барримором, но речь все время шла только об одном Иване, гении с двумя лицами».

В 1926 году актер снялся в картине «Михаил Строгов» по роману Жюля Верна. Этот приключенческий фильм имел невероятный зрительский и коммерческий успех, который был продолжен и закреплен в роли Казановы в одноименном фильме Волкова (1927). Триумф Мозжухина в этих нашумевших картинах привлек внимание голливудского продюсера Карла Лемке, который заключил с артистом выгодный контракт.[9]

6.Закат великого актёра

В 1928 году Мозжухин уехал в Голливуд. Его переезд в Америку был продиктован не только соображениями материального характера. Страстный поклонник таланта Чарли Чаплина, Мозжухин с интересом наблюдал за развитием американского кинематографа. Однако пребывание в Голливуде обернулось горьким разочарованием. Актеру пришлось перенести пластическую операцию по исправлению «бержераковского» носа, взять псевдоним Маски. Но Мозжухин не смог изменить свой внутренний мир. Снявшись в одном лишь фильме «Капитуляция», не прожив и года, расторгнув выгодные контракты, Мозжухин вернулся в Европу.

В течение ряда лет он снимался на студии ИРА в Германии. Фильмы «Тайный курьер», «Президент», «Адъютант царя», «Белый Дьявол» и другие в какой-то мере были вариациями на темы прошлых его работ.

Вернувшись в Париж в начале тридцатых, Мозжухин тщетно пытался обрести свой прежний успех в повторных постановках: «Похождения Казановы», «Дитя карнавала».

Звук стал непреодолимым препятствием для короля немого экрана. Мозжухину мешали недостаточное знание французского языка, сильный иностранный акцент. Его первый звуковой фильм под названием «Ничего», в котором он играл небольшую роль и должен был произнести всего несколько реплик, оказался для него и последним.

Несмотря на явную неудачу, Мозжухин пытался найти выход в режиссуре. «Великий русский артист Иван Мозжухин собирается снимать говорящий французский фильм», – под этим броским заголовком газета «Пари-Суар» 22 марта 1936 года поместила большое интервью с «незабываемым Кином», с «блистательным Казановой». [9]

7.Последние годы жизни

В 1928 Мозжухин уехал в Голливуд. Его переезд в Америку был продиктован не только соображениями материального характера. Страстный поклонник таланта Чарли Чаплина, которым он начал увлекаться еще в России.

Мозжухин со все более растущим интересом наблюдал за развитием американского кинематографа в целом, отдавая ему предпочтение даже по сравнению с немецким. Однако пребывание в Голливуде обернулось горьким разочарованием. Снявшись в одном лишь фильме «Капитуляция» («The Surrender», реж.Э.Слоган), не прожив и года, расторгнув выгодные контракты, Мозжухин вернулся в Европу. Догадок относительно причин такого срыва существует множество, но ни одна из них не имеет документального подтверждения. Можно только предположить, что неординарность натуры и своеобразие таланта великого русского актера не укладывались в рамки голливудского стандарта. Подчиняясь его диктату, Мозжухин был вынужден даже сделать себе пластическую операцию, но не смог с той же легкостью изменить свой внутренний мир.

Автор: Гордеева Кристина
Дата публикации: 20.12.2013

1 | 2 | 3



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Праздники в церковных школах в дореволюционной России

Частью воспитательного процесса в церковных школах в дореволюционной России являлись праздники. Ежегодными во многих начальных обазовательных учреждениях духовного ведомства были праздники Рождества и 11 мая - в честь первых славянских учителей Св. Кирилла и Мефодия. В честь первого устраивались елки..

Читать

Моя семья – прошлое и настоящее.

Я живу в селе Старый Курлак. Это очень красивое место. Речка, лес, луга – раздолье. Всё вокруг знакомое и привычное. И, кажется, что ничего особенного здесь нет..

Читать

Дневник майора Наякшина

Этот дневник я обнаружила среди рукописей моего прадеда профессора К.Я. Наякшина. Небольшая затертая тетрадь была исписана каранлашом мелким почти нечитаемым почерком. В расшифровке текста мне помогли родители, самарские историки Андрей и Ирина Демидовы, а также знаток военной истории Станислав Владимирович Шанько..

Читать

Как провожали на войну…

   Читаю эти строки, и у меня опять всплывает в памяти рассказ матери о первых днях войны, о том, как провожали на фронт отцов, о голодном военном детстве. Как ранней весной ковыряли еще не оттаявшую землю в поисках мерзлой картошки, а поздней осенью кололи босые ноги о стерню, собирая колоски на полях. Летом было полегче: пустой суп из лебеды да крапивы хоть как-то поддерживал силы..

Читать

Некрополь Свято-Донского монастыря. Смерть после смерти

.

Читать

От училища до гимназии. История одного адреса.

Есть в Нижегородской области небольшой районный город Семёнов. Город немолодой, но и не очень древний. Во многом схожий с десятками и сотнями таких же городков, разбросанных по всей нашей необъятной Родине, но и во многом самобытный, уникальный. Семёнов – родина хохломской росписи – знаменитой на весь мир Золотой Хохломы, – официально признан столицей народных промыслов России. Семёнов – центр старообрядчества на Руси. Знаменитые романы "В лесах" и "На горах" Павла Ивановича Мельникова – это про наш край..

Читать

Исторический опыт в становлении высшего образования Южной Сибири (1939-1991гг.)

Развитие высшей ступени образования Южной Сибири -уникальный и кропотливый процесс, ни один момент из сложной действительности XX не прошел мимо системы высшей школы Хакасии , Республики Тыва или республики Алтай , структура образования формировалась благодаря общим образовательным процессам проходящим в СССР..

Читать

Тайна царской семьи

Семья Романовых всегда была на виду, ничто не ускользало от зоркого ока многочисленных придворных, всё должно быть пристойно, всё-таки царская семья. Но были в истории Романовых и тайны, которые скрывались, не предавались громкой огласке. Одной из таких страниц была судьба великого князя Николая Константиновича Романова..

Читать

На пути к победе: Курская битва

Меня зовут Османов Амир, я ученик 7 –класса Лопатинской школы. Я патриот своей Родины. Это непросто громкие слова. Я горжусь тем, что родился и живу в России. Россия- великая страна! За всю историю человечества на ее долю выпало немало испытаний, но она смогла выстоять в самые страшные военные годы и нашла в себе силы, чтобы оставаться самым могучим государством на Земле..

Читать

Живопись Феофана Грека

Я хочу рассказать вам историю, которую слышал от одного знакомого художника. Она передавалась из века в век, из уст в уста. Эта история о великом иконописце, философе и творце Феофане Греке..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter