↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Найдены человеческие следы возрастом 120 тысяч лет
........................
Украденных 40 лет назад индийских идолов вернули на родину
........................
Историки рассказали о злодеяниях степных кочевников
........................
Древние люди использовали горячие источники для готовки
........................
В Крыму нашли изображение мифической птицы Сирин
........................

Некрополь Свято-Донского монастыря. Смерть и деньги

(Статья)
Раздел: История России
Автор: Налётов Анатолий Григорьевич

Некрополь Свято-Донского монастыря

Смерть и деньги

 

       Царская Россия содержала все государственные институты, в их числе и православную церковь. К тому же её возглавлял лично монарх. Только православие тогда являлось официальным вероисповеданием. Это позволило ей монополизировать с выгодой для себя всю духовную жизнь населения. Естественно, Донской монастырь, как и остальные штатные обители, находился на полном бюджетном обеспечении. На эти средства он мог сносно жить. Однако насельникам монастырей всегда казалось этого недостаточно. Из-за чего они успешно изыскивали всяческие возможности для дополнительных прибылей. Весьма доходным источником неокладных поступлений знакомым всем служителям культа оказалась торговля местами для погребений плюс скорбные ритуальные процессии. Соотношение сумм бюджетных ассигнований и внебюджетных поступлений трудно точно сопоставить, так как неокладные деньги далеко не всегда фиксировались в приходных книгах монастырей. Делалось это из-за того, что в те времена государство осуществляло надзор за доходами и расходами обителей. Однако чернецы почему-то не хотели точности и прозрачности в таких делах.

       Я немного приоткрываю завесу над коренной и пожалуй самой щекотливой проблемой – ценой мест для погребений в Донской обители. Здесь ключ к пониманию причин и возникновения монастырского некрополя, перманентной своеобразной ротации покойников на нём; а также секрета кому и почему обитель всегда охотно распахивает ворота для горестных обрядов. К сожалению, источниковедческая основа данного сюжета не очень устойчивая. Документов мало. Они недостаточно значимые и хронологически ограничены концом XVII – началом XX вв. Это вкладные записи, челобитная, описи кладбища, схема монастыря с указанием зон погребений, копии квитанций об уплате положенных взносов за участок земли для вечного упокоения и за провоз памятника на могилу. Бланки финансовых документов изготовлялись в типографии, а обитель заверяла их печатью и подписью уполномоченного на то должностного лица.1

 

       Вообще-то в Донском монастыре могли хоронить чуть ли не любого. Для бога все люди равны. Заказан доступ туда был лишь лицам, не исповедовавшим православие. Но в центральной России преимущественно жили приверженцы этого течения христианства. Однако, чтобы почивать в пределах обители, помимо конфессионального табу, существовало некое препятствие в виде платы за участок для могилы. На Руси искони повелось продавать места для погребений в культовых учреждениях. Торговля пространством под захоронения была и остаётся золотой жилой. Этот источник доходов монастырей и церквей неиссякаемый и обильный. Потребность в земле, в частности, за оградой Донской обители в полусвятой точке планеты, оберегаемой самой богородицей, перманентная. Финансовые же возможности на это имеются лишь у узкой категории населения. Богатые индивиды создали в Донском монастыре интереснейший элитарный некрополь с дорогостоящими надгробиями. Он единственный во всей центральной России и довольно прилично сохранился до сих пор. Да было бы просто неприлично лицезреть рядом могилы барина и холопа, генерала и денщика, фабриканта и работягу, министра и прачку; иначе говоря, господ голубых кровей или вылупившихся из грязи в князи и их бывших Ивашев с Машками, Петрушек с Феклушками. Барам батраки, чернь опостылели при жизни. Потому, что в обители покоятся, как правило, сливки общества, там витает специфический дух благоговения, умиротворённости. Порядок захоронений в монархической империи существовал такой же какой установился в демократической президентской Российской Федерации. И это логично. Какова на дворе политическая и экономическая погода, таков и принцип заселения городов мёртвых. Кладбища – социально-политический слепок породившего их общества.

       Россияне едва ли не с эпохи набегов кочевников привыкли пристойно провожать навсегда и не чрезмерно богатых соплеменников. Похороны оказываются столь же затратными, как и свадьбы. Смерть и деньги неразлучны и постоянно идут рука об руку. Поиздержаться на такие мероприятия никогда не считалось зазорным. Удивляться и возмущаться такому обычаю вряд ли следует. Потому как человек в сущности и появляется на этот свет, чтобы сколотить необходимую сумму на билет в обратный путь.

       Теперь уже никто не укажет конкретную цифру взносов каждой особы за честь покоиться в пределах Донской обители. Да и формы расчётов клиентов с монастырскими властями были многообразными. Неоспоримо, платили за это большие деньги. Причём, все стремились туда осознанно и чаще добровольно раскошеливались сами или их душеприказчики. Им казалось, приобретая по непомерной цене землю в обители, для похорон, они одновременно обзаводятся индульгенцией за любые свои вольные и невольные прегрешения. Ещё эти лица твёрдо знали, что если не скупясь совершить обряд погребения по полной программе христианских обычаев, то в загробном царстве издержки окупятся сторицей. За материальные потери богатые люди сладостно предвкушали прелести вечного бытия на небесах. Благородные персоны непоколебимо верили, если свои бренные останки устроить на опекаемую небесными силами территорию монастыря, то они хоть на вершок, но приблизятся к всевышнему. Потому как души таких покойников из грешного мира, минуя чистилище, попадают непосредственно в православный сегмент христианского рая. Там они будут окружены всеобщим благоговейным почитанием, наравне с невещественными субстанциями неканонизированных святых, а от них рукой подать до всеми признанных официальных святых. Думали, конечно, и о том, чтобы не стыдно было за копеечную экономию на чём-либо при похоронах перед родственниками, знакомыми и незнакомыми тоже. Такова на мой взгляд схематическая мотивировка весьма накладных погребений в Донской обители.

       Издержки на захоронения в монастыре делились на добровольные (чаще полупринудительные) нефиксированные и обязательные по твёрдым расценкам. В итоге набегала кругленькая сумма. О масштабах и даже видах не регламентированных пожертвований на упокоение важных господ возможно составить лишь самые приблизительные представления. Здесь вклады по душам усопших, размеры которых специально не оговаривались. Хотя мало дать за любимого человека вроде бы как-то и не этично по столь скорбному событию. Непременно требовалось выделить средства братии на общий стол. Заупокойные трапезы в обителях традиционно устраивались плотными, калорийными с разносолами. Все также отлично осознавали, что сухая ложка рот дерёт. На поминках в соответствии со старинной привычкой нельзя обойтись как минимум без трёх стопочек. Иначе грех несмываемый. Это для начала. Дальше можно ещё пропустить по потребностям поминальщиков и по возможностям близких покойных. Жмотничать в таких случаях всегда считалось непристойным. По христианской традиции распорядители тризны непременно наделяли ручными милостынями всех иноков, послушников, служителей, нищих. Вообще очень многим постоянно хотелось присовокупиться к погребальным церемониям и достойно попрощаться с состоятельными покойниками. Обязательные взносы по прейскуранту полагались за использование монастырского ритуального реквизита (катафалков, покровов), панихиды и любые иные услуги. Очевидно, из строго определённых расходов за погребения превалировала стоимость земли. Мне представляется, что и Голицыны каждый раз выкладывали энную сумму за похороны в своей фамильной усыпальнице. Естественно, в этом вопросе между сторонами существовала приватная договорённость. К сожалению, я не располагаю документами о расходах этого семейства на захоронения в Михайловской церкви. Но о подобных затратах князей меня заставляет полагать, во-первых, то, что храм принадлежал обители; во-вторых, при градации в середине XIX ст. частей территории для продажи, его включили в высшую категорию. Тогда, с целью дифференцирования цен на участки под могилы в зависимости от почётности их расположения, районы Донского монастыря для погребений размежевали на пять разрядов. Надел под одно захоронение в самой дешёвой зоне в конце XIX в. стоил сто рублей серебром. Столько выложил в 1899 г. мценский мещанин Н.И. Москвитин при покупке участка. Счастливые обладатели заветных кусочков на погосте обязаны были их немедленно огородить. Иначе приобретённая территория отчуждалась безвозмездно и вновь пускалась в оборот. Об этом уведомлялось в официальной справке. Но чтобы провезти через монастырские ворота на кладбище изгородь либо памятник, за это тоже взималась установленная такса. С того же Н.И. Москвитина в 1904 г. за пересечение своего рода таможенного кордона при доставке надгробия родственнику получили пошлину в размере пяти рублей. И об этой операции выдали талон установленного образца.2

       Следует подчеркнуть, что пятый сектор некрополя с минимальными ставками за участки занимает юго-восточный угол монастырского погоста. Его начали осваивать под кладбище не ранее середины XIX ст. До этого там находился заилившийся, обмелевший пруд, на берегу которого ранее стояла братская баня, а несколько поодаль кузница. Его постепенно засыпали и поэтапно осушили заболоченные окрестности. Эти слегка окультивированные неудобья прирастили к старому некрополю. За погребения во всех других точках обители тариф, разумеется, возрастал. Однако не до такой космической высоты, которую обозначили составительницы фотоальбома о монастыре. Самое прекрасное и привлекательное в нём - иллюстрации замечательного фотохудожника А.А.Александрова. В пояснительной записке они обмолвились: «Цены на участки непрерывно росли, достигнув в середине XIX века баснословных сумм (до трёх тысяч рублей)».3 Это многовато. Авторы заметки явно хватили через край. К сожалению, указанную цифру замусолили в различных публикациях. Правда Ю.И.Аренкова и Г.И. Мехова, первыми обнародовавшие размер платы за место в монастыре, бездумно переписали её из черновика своего товарища Е.В.Николаева. Однако, усопший в возрасте Христа краевед-энтузиаст, химик-искусствовед имел о некрополе Донской обители в высшей степени смутные представления. Его эскиз статьи, а скорее какие-то выписки, сумбурные наброски, порой лишённые смысла, явно не предназначались для печати. Но, как ни прискорбно, не к чести автора, их впоследствии опубликовали, а при редактировании использовали труд двоих дам. И круг замкнулся.4 Между тем Е.В. Николаев знал из эпитафии на памятнике о вкладе в монастырь трёх тысяч рублей. Только почему-то предварил этот факт невразумительной строчкой: «Есть надгробия в этом смысле почти анекдотические. Например, эпитафия М.Римской-Корсаковой (умерла в 1796 году), которая кончается: « а знаменитая сего Донского монастыря вкладчица три тысячи рублей».5 Я не узрел ничего анекдотического во фрагменте текста на памятнике аристократке, отдавшей душу богу в конце XVIII ст. До середины XIX в. оставалось ещё полвека. Это раз. Второе. Он примитивно интерпретировал суть надписи. Ведь в ней указывается размер вклада, а не взноса за клочок земли. Что вовсе не одно и тоже. Благотворительница подарила обители банкноты при жизни или по завещанию. Деньжата у М.С. Римской-Корсаковой водились. Супруга генерал-поручика могла сама их скопить. Римские-Корсаковы владели немалым имуществом. И родилась она в богатой семье князей Волконских, а по матери из небедного рода князей Мещерских. Объём пожертвования зависел главным образом от достатка и воли боголюбивой вкладчицы. Оттого-то и обнародовали на надгробии о столь щедром взносе, что он оказался неординарным. Причём, совсем не обязательно доброхоты жаждали непременно покоиться в пунктах принесения даров. Возможно, в данном случае за отрезок земли для могилы вблизи собора почтенная особа или её родня заплатили отдельно. Как мне представляется, абсурдность утверждения дуэта женщин и одного мужчины о цене в 3000 руб. за место в середине XIX ст. видна при сравнении со 100 руб. серебром в конце того же века, хотя и на самом непрезентабельном секторе некрополя, и с 7787 руб. за радикальную переделку Евфимиевской церкви с богадельней на закате предшествовавшего столетия.6

       Начальники монастыря, естественно, постоянно нацеливались на получение максимально возможных даров. Они внимательно с сочувствием относились к желавшим найти пристанище своему телу под сенью обители, нащупывали к каждому индивидуальный подход, всячески подбадривали колеблющихся, привечали богатых потенциальных вкладчиков, морально поощряли и денежные, и вещественные приношения. Так продолжалось до дня получения даров. Но монастырские власти очень гневались и открыто конфликтовали с нарушителями обетов, апеллируя при этом даже к монархам. Такое происходило в конце XVII в. у обители с думным дьяком Я.А.Кирилловым. Его долго и умело обрабатывал архимандрит Антоний. Как очень опытный психолог он заманивал чиновников незначительными уступками, чтобы выманить у него вотчину - крупное подмосковное село Рождественское с деревнями. Настоятель согласился ежегодно поставлять ему различные натуральные товары или денежную компенсацию за них и в придачу обменял деревню Елцыно под Вологдой. Ещё Я.А. Кириллов пообещал до пострижения в монастырь дать 50 000 руб., но вручил в пятьдесят раз меньшую сумму. Приняв иноческий чин, новый брат посулил по 5000 руб. и золотых червонных, но вновь пересмотрел своё решение и снизил подношение в пять раз. Это было перед его кончиной. Последнюю волю мужа, согласно завещанию, надлежало выполнить И.С. Кирилловой. К ней перешли все обязательства монастыря перед почившим, но только до её нового замужества или смерти. Обитель обязывалась похоронить вдову рядом с мужем и вечно поминать супругов вместе с их родственниками. Однако обозлённые поведением прижимистой дамы старцы в челобитной царям Ивану и Петру просили вернуть монастырю далёкую деревню Елцыно, как и обещал думный дьяк, но вместо этого продал её племяннику супруги П.К. Розинкину. Одновременно они поносили воспринявшего ангельский образ своего чернецы и его жену, которая не хотела исполнять все разделы завещания мужа. Пожалуй этот документ можно рассматривать в качестве методического пособия по выбиванию вкладов. Ответ монархов неизвестен. Однако через непродолжительное время произошла необъяснимая метаморфоза в настроении женщины. Наследница, несмотря на свару, отдала не только завещанную валюту, но отказалась от всех выплат монастыря ей и даже внесла большой вклад (размер которого не уточняется в источнике), в частности, на достройку ограды обители. В преклонных летах она постриглась в Новодевичьем монастыре, где и нашла последнее упокоение. Вологодское владение обитель тоже возвратила в скором времени. Эту операцию провернули аналогичным способом как и с Я.А. Кирилловым. Юного стольника тоже постригли  в Донском монастыре, похоронили около дяди и поклялись поминать его. За это обитель приняла подарок – северную недвижимость и кое-что иное. Так что дальновидный, хваткий архимандрит Донского монастыря обвёл вокруг пальца думного дьяка, хотя и после его преставления. Всё описанное происходило благодаря великой княжне Екатерине Алексеевне, которая несколько десятилетий опекала эту обитель. А домашний певец царевны Г.Ф. Дубняцкий купил за 1800 руб. усадьбу вблизи Кремля целенаправленно, чтобы пожертвовать её Донскому монастырю для подворья. Сделка совершилась за возможность пострижения, погребения и вечного поминовения его вкупе с близкими. Правда, и здесь не обошлось без закулисных махинаций монастырских властей, вкладчика и, очевидно, куратора. Обращает на себя внимание зловещий факт – иноческий стаж всех троих богатых вкладчиков исчислялся несколькими месяцами и всевышний возносил их души видимо вне очереди на небеса. Причём родственнику Кирилловых исполнилось всего 22 г. Возможно, здесь просто роковое совпадение. Но точно всё ведомо одному богу. Перечисленные события выпали на период управления Донским монастырём одного и того же настоятеля малоросса Антония.7

       Сейчас  из поименованной троицы имеется надгробие только стольницу П.К. Розинкину. Место погребения схимонаха Гавриила Дубняцкого утеряно (вместе с памятью о нём) уже в XVII ст. Не дошёл до нас памятник, насколько я знаю, самому щедрому за всю историю Донского монастыря дарителю (хотя и полупринудительному) Я. А. Кириллову. Но в архивной описи обители XIX в. воспроизведены его краткая характеристика и довольно пространная эпитафия. «В стене на каменной доске надпись позлащенными литерами: «Лета 7202го [1693-А.Н.] года Сентября 3 го числа во 2мчасу нощи, преставися раб Божий Схимонах Иов, что в мире был Думный Дьяк Иаков Аверкиев Кирилов, по своему же обещанию пострижеся в дому сем Пречистой Богородицы Донским Архимандритом Антонием и погребен на месте сем, Святейшим Патриархом Афанасием (скорее всего здесь ошибка переписчика, потому что на Руси тогда патриархом был Адриан – А.Н.) Сентября в 5йдень. Лет всего поживе 46, его же душу да упокоит Господь Бог в вечном блаженстве небесного царствия со святыми; тем же всяк зря гроб сей, помянув имя его Господу Богу о нем помолимся».8

       Несомненно, известный публицист-эссеист А.И. Солженицын наравне с другими оплатил возможность упокоиться в монастыре. Захоронен академик-провидец в августе 2008 г. Но участок долгожитель присмотрел и забронировал загодя в давно обжитом покойниками секторе погоста. Менеджером по сделке купли-продажи земли со стороны духовенства выступил сам патриарх Алексий II (Ридигер), по статусу являвшемся одновременно управителем Донского монастыря. По моему убеждению за всё, в том числе и за заранее обговорённый погребальный ритуал, христианин полновесно отблагодарил. Вопрос только в том, какая цифра стоит перед шестью нолями. Но о такой мелочи наследники человека-легенды застенчиво умалчивают. Впрочем, никакой взнос за право лежать в Донской обители для них не являлся обременительным. Титан мысли каждодневным, упорным, высокопроизводительным трудом честно заработал весьма внушительный капитал.

Вряд ли монахам удаётся многих из клиентов обобрать до последней нитки. Но основательно порастрясти мошну приходится всем правоверным, если хоронят родственников с подобающими почестями в православном монастыре.

_______________________________________

1       Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 797, оп. 17, д. 39624; ф. 834, оп. 1, д.2774, оп. 4, д. 800.

2       Оригиналы платёжных документов на типографских бланках по сию пору хранятся в семье Москвитиных.

3       Аренкова Ю.И., Мехова Г.И. Донской монастырь. М. 1970. С. 48.

4     Аренкова Ю.И., Мехова Г.И. Указ. соч. С. 48, 49, 61; Николаев Е.В. Классическая Москва. М. 1975. С. 85, 254.

5       Николаев Е.В. Указ. соч. С. 87.

6       РГИА, ф. 796, оп. 73, д. 225, л. 6.

7       Гончаров Н. Описание Донского монастыря в Москве. Б. м. Б. г. С. 5,6; Забелин И.Е. Историческое описание московского ставропигиального Донского монастыря. Изд. 2. М. 1893. С. 25, 78, 123-127; Российский государственный архив древних актов, ф. 237, оп. 1, д. 61, л. 161, д. 207, л. 440 об., 441.

8        РГИА, ф. 797, оп. 17, д. 39624, л. 4 об.-5.

 


Дата публикации: 27.02.2015
1



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Крестьянское восстание 1921 года на территории Южного Зауралья

В наше время в обществе проявляется интерес к прошлому страны, своего города, семьи. У человека,не интересующегося своей историей,нет будущего.На мой взгляд, человек должен знать историю своего родного края, где он живет, где жили его родные и близкие..

Читать

Рота особого назначения Балтийского флота и ее роль во Второй мировой войне

В летопись истории частей специального назначения нашей страны разведка ВМФ вписала не одну достойную страницу. Нам много, что известно о великих битвах Великой Отечественной войны. Но мы мало, что знаем о подвигах и героических поступках людей, чья деятельность многие годы находилась под грифом секретности. Только спустя десятилетия мы узнаем их имена. .

Читать

Русское православие в первые десятилетия советской власти (на примере епархий Среднего Поволжья)

В год празднования 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского мы все чаще обращаем свой взор на события начала XX века, на период масштабных, долгих и непрерывных гонений на Русскую Православную Церковь со стороны Советской власти. .

Читать

Глава I. Источники и историография Чечни в исследуемое время // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

В перечне источников истории любого народа главными являются письменные документальные свидетельства. Период XVI – XVIII вв. в истории Чечни имеет документальную базу в различных архивохранилищах России и других стран. .

Читать

Глава IV. Историческая география и политическая карта Чечни // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

В течение исследуемого времени Северный Кавказ представлял собой весьма сложный, в национальном, политическом и религиозном отношении регион. Многочисленные народы края различались, хотя и не стадиально, в своем социально-экономическом положении и в культурно-общественном развитии..

Читать

Праздники в церковных школах в дореволюционной России

Частью воспитательного процесса в церковных школах в дореволюционной России являлись праздники. Ежегодными во многих начальных обазовательных учреждениях духовного ведомства были праздники Рождества и 11 мая - в честь первых славянских учителей Св. Кирилла и Мефодия. В честь первого устраивались елки..

Читать

История одной награды

Как-то после очередного парада, посвящённого Дню Победы, мы с дедом вернулись домой. Дедушка Абдурешит в своём парадном костюме выглядел молодцом. Ордена и медали говорили сами за себя: в лихие годы войны он с честью выполнил свой долг перед Родиной, внёс свой достойный вклад в дело разгрома фашистской нечисти. .

Читать

Вклад моей семьи в Победу в Великой Отечественной войне.

Великая Отечественная война – самая тяжёлая и жестокая из всех войн, когда- либо пережитых нашей Родиной. Чем дальше она уходит в историю, тем меньше становится очевидцев страшных событий, тем полнее мы хотим осознать историческое значение свое семьи, как защитников Отечества. .

Читать

Он служил Родине с детства: юнга Северного флота Леонид Васильевич Корякин - Черняк

В апреле 2013 года наш школьный музей Лицея № 369 Красносельского района «Юнги Северного флота» вновь открыл двери после долгой реконструкции. Посетив его, я увидела, сколько труда было вложено основателем музея в создание серии экспозиций и огромного числа экспонатов, часть из которых работает до сих пор; я почувствовала трепетность и любовное отношение к делу, которому капитан 1 ранга Корякин – Черняк посвятил 10 последних лет жизни. .

Читать

Остановись, народ

Украина – красивая, каждую весну утопающая в яблоневом цвете, сколько боли переживает она сейчас.

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter