↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Найден пролежавший 400 лет на морском дне легендарный корабль
........................
Названа настоящая родина домашних лошадей
........................
Надпись из прошлого предупредила о климатической катастрофе в Египте
........................
Причины гибели «Титаника» нашли в космосе
........................
Лицо древнеегипетского мальчика восстановили по портрету
........................

Некрополь Свято-Донского монастыря. Смерть после смерти

(Статья)
Раздел: История России
Автор: Налётов Анатолий Григорьевич

Некрополь Свято-Донского монастыря

Смерть после смерти



       Проблема сохранения могил и надгробий во всём мире в высшей степени сложная, а по существу и неразрешимая. Бесспорно, живущие не в состоянии сберечь прах всех пращуров, бессмертные души которых навсегда переселились в потустороннее царство. Да такая задача никогда не стояла перед человечеством. Если гипотетически представить, что уцелели все или большинство погребений с момента возникновения Москвы, тогда древнее её ядро в пределах Садового кольца, включая в первую очередь Кремль и Красную площадь, представляло бы один сплошной погост. Причём, немало могил оказались бы многоярусными с несколькими скелетами. Вот тогда бы каждый узнал, что такое ад земной. Но регулярно крутится неумолимое колесо времени и Молох взимает дань со всего сущего. Постоянно взрастают свежие захоронения и также непрерывно во всём свете происходит их исчезновение. Увы оба процесса неизбежны, объективны, взаимосвязаны. Выходит, что и могилы имеют определённый срок жизни. О надгробиях и погребениях обязаны беспокоиться главным образом наследники усопших. Культовые заведения изредка и за отдельную мзду соглашались заботиться о некоторых могилах. С другой стороны всем, кто в своё время сполна отблагодарил обитель за право обрести в ней вечный сон и незабвенную память, казалось само собой разумеющимся, что их прах там никогда не потревожат. Но в конце концов чаще оказывалось, что сколько бы ни давали за упокоение, поминки, пострижение результат всё равно один – погибали и плоть, и мемориальные знаки. Пожалуй нет резона долго ворошить стародавние времена, дабы отчётливее понять сущность процессов, проистекавших в прошлом. Проще сначала бегло ознакомиться с текущими событиями в стенах монастыря и взглянуть на сегодняшнее состояние некрополя Донской обители. Ведь не только история учит как правильней разбираться в настоящем, спрогнозировать грядущее, но и нынешние дни способствуют более глубокому проникновению в минувшее. Сейчас реальность такова – могилы пращуров не нужны чернецам Донского  монастыря. Старинное кладбище оказалось для них ярмом. Запустение на нём ощущается повсюду.  Не проводится самая элементарная уборка погоста. Целомудренность обильного снежного покрова на могилах и дорожках не страдает зимой. Такое же положение и в остальные сезоны года. Как ни прискорбно, но так в монастыре практиковалось и ранее. Перманентно какие-то погребения убывают в никуда. Давным-давно затерялись точки упокоения майора Е.И. Дурново и архиепископа Тверского и Кашинского Каллиста в маленьких приделах старого собора. Архиерей, видимо, оказался первым из иерархов русской православной церкви, пожелавший обрести могилу в обители. Разумеется за полновесное подношение. Запамятовали и покоящегося с 4 декабря 1698 г. в трапезной бывшего собора своего же наместника иеромонаха Арсения.1 Уж очень недолго помнили в монастыре о Григории Филимоновиче Дубняцком и его поистине царском взносе. Иначе место погребения благодетеля не было бы позабыто – позаброшено вскоре после преставления. Певчий дьяк царевны Екатерины Алексеевны в 1694 г. отдал обители двор, годом ранее купленный им за 1800 руб. (Сопоставим обнародованную сумму с 20 руб. годового оклада настоятеля этого монастыря в те времена и с 1 руб. – больничного старца). Заплатил он за усадьбу по тем временам баснословную сумму, потому что в ней имелись каменные хоромы и деревянные строения. Да и земельный надел, размещавшийся подле Кремля вблизи Моисеевской богадельни стоил немало. Предназначалось владение для подворья монастыря, так как находившуюся в Кремле прежнюю гостиницу обители конфисковал Пётр I. За огромный вклад профессиональный певец переродился в схимонаха Гавриила. Менее двух с половиной месяцев провёл он среди братии Донского монастыря и весной того же года испустил дух. Согласно завещанию черноризца похоронили в обители, где обязаны были ежедневно и вечно поминать его вместе с родителями. Поначалу так и происходило. Да и высокородная покровительница переводила монастырю средства за панихиды по своему придворному артисту.2 А как в дальнейшем обитель выполняла обет? Наверняка никак. Ибо уже в перечне захороненных в монастыре  конца XVIII в. схимонах Гавриил Дубняцкий не упоминается. О певчем дьяке ни одним словом не обмолвился и дотошный исследователь истории Донской обители И.Е.Забелин. Естественно, не значится он и в «Московском некрополе». При подготовке путеводителя по достопримечательностям Москвы в 90е годы XVIII ст. не удалось полностью прочитать эпитафию на белокаменном саркофаге над могилой Арчила II. Кстати, единственного пусть из дальних весей и беглого, но бывшего царя, обретшего упокоение под сенью Донской богоматери. О его дочери Дарье Арчиловне вообще умолчали. Очевидно, истёрся текст на мемориальном символе архимандрита Лаврентия Габашвили, во время управления которого монастырём, он обогатился Тихвинской и Евфимиевской церквами. Насельники обители умудрились запамятовать в малом соборе конкретное место погребения графини Е.М.Румянцевой-Задунайской-дочери генерал-фельдмаршала М.М. Голицына, жены генерал-фельдмаршала П.А.Румянцева-Задунайского , тётки супруги генералиссимуса А.В.Суворова, матери крупного дипломата и основателя известного музея Н.П.Румянцева. Хотя она и её родня не обходили монастырь своими милостями. На момент первой серьёзной переделки Евфимиевской церкви в ней лежал прах шести человек. «Во оной погребены тела:

       1725 года генваря 28, стольника Ивана Ивановича Дурнова, жены его Пелагеи Алексеевны. Жития ея 55 лет.

       1737 года октября 13, Анны Даниловны, жены статского советника Богдана Васильевича Аладина.

       1756, апреля 6, Татьяны Родионовны, супруги контр-адмирала Софрония Федоровича Хитрова.

       1757, октября 26, статского советника Богдана Васильевича Аладина. Жития его 85 лет, 3 месяца.

       1761, генваря 15, полковницы Стефаниды Львовны, супруги Якова Евстафиевича Дурнова. Жития ея 53 года.

       1771, июня 8, Феодосии Ивановны, супруги капитана Михаила Киприяновича Сухотина».3 Среди захороненных там значились носители четырёх фамилий и всего один мужчина. Первой записана создательница храма, а пятой ещё одна представительница рода Дурново. Видимо, этот клан не одно десятилетие поддерживал контакты с Донским монастырём. Привлекает внимание значительные интервалы между сроками погребений. Возможно, это свидетельствует о гибели к тому времени части из них. Сейчас можно только предполагать, что в церкви до начала девяностых годов XVIII в. были и другие могилы и когда же исчезли все вышеперечисленные захоронения. Мне лишь ведомо, что в переписях похороненных в обители XIX ст., с которыми я ознакомился, не оказалось ни одного из названных лиц. Очень вероятно, за возведение храма с больницей чета Дурново оговорила право самим, а, возможно, и другим родственникам быть предаными земле в устроенной ими церкви. Но прямых свидетельств о погребении И.И.Дурново в стенах Донского монастыря нет. Логично думать, что со стольником именно так обстояло дело, а его могила, как и ряда иных вкладчиков, затерялась. О захоронении ктитора в построенном им храме сообщается в самой первой, насколько мне известно, брошюре, посвящённой обители. Хотя она и наиболее ранняя, вышла в середине XIX в., доверять её автору не приходится. Он не указывает источников и написал, что в Евфимиевской церкви И.И. Дурново «с супругою своею и сыном здесь и погребены».4 Но о пункте захоронения российского офицера мы знаем. Да и храм построен после его кончины. П.А.Дурново, по-видимому, пережила мужа. Известно, что 13 сентября 1719 г. в Донской монастырь она приезжала одна и заняла у него 48 кг зерна. Об этом в книге расхода хлеба обители читаем – вкладчице Пелагеи Алексеевне Дурной дано 3 четверика (1 четверик равнялся 16 кг – А.Н.) ржи. Этот текст в документе зачёркнут и добавлено – в расход не писать, так как «оная рожь привезена».5 Следовательно, жена стольника вскоре исправно рассчиталась с кредитором. Правда, в рукописи не сказано, что она вдова. Безусловно, богатые вкладчики должны были бывать в монастыре на богослужениях, на могилах близких. Но в документах обычно фиксировались посещения глав семейств-мужчин. Незначительное количество взятого взаймы хлеба, к тому же после снятия урожая, возможно, свидетельствует о материальных затруднениях П.А.Дурново. Хотя в совсем недалёком прошлом помещица была отнюдь небедной. Любопытно, что монастырские власти давали в долг мизерную партию зерна человеку, пожертвовавшему обители целое состояние. Ну а произвольное, в данном случае довольно забавное, написание фамилии в документах той поры являлось обычной практикой. Евфимиевская церковь сооружена в начале XVIII в., фундаментально перепланирована на закате того же и на заре следующего XIX ст. Тогда  храм назвали Михайловским и в него стали класть свежих мертвецов – Голицыных. Мирские и религиозные руководители совершили постыдное деяние. Своим неблаговидным актом они убили воспоминание о русском воине Ефиме Ивановиче Дурново и его родителях. Супруги, может быть не слишком богатые, инвестировали постройку церкви в память о своём сыне и наименовали в честь его духовного заступника Евфимия Великого и как место для захоронений. Но пришли другие вкладчики – могущественные, с тугими кошельками. В угоду им храм перестроили, переиначили наименование, разорили прежние могилы. Безусловно, поругание над прахом усопших совершалось осознанно и при деятельной поддержке монастырских властей. Не могли же погребения вместе с мемориальными знаками, находясь под покровом Донской богородицы, под сенью монастырских стен и сводами храма все сгинуть от атмосферных осадков либо каких-то катастроф.

       Гораздо удручающей обстановка сложилась на погосте под открытым небом. Достаточно почитать любую опись погребений в Донской обители XIX в. и везде пестрят записи такого характера «могила старая (новая) без памятника», «текст на памятнике разобрать нельзя полностью (частично)». Примеры варварского обхождения с погребениями в монастыре даже важных особ можно приумножить. Наредкость продуктивными источниками для меня стали справочные издания. Старейшее из тех, которыми я пользовался «Путеводитель к древностям и достопамятностям московским». Отрадно, что нужная мне четвёртая часть публикации, о Донском монастыре, вышла в свет в год кардинальной реконструкции Евфимиевской церкви в 1793. Первое и пока единственное достоверное свидетельство XVIII в. о захороненных в этом храме я обнаружил в нём. Составитель публикации назвал всех людей, покоившихся в различных уголках Донского монастыря, имена которых ему удалось разобрать. Уже в этой книге засвидетельствовано далёкое от нормального техническое состояние памятников. Другой труд, давший обильный материал для раскрытия намеченной темы, озаглавлен «Московский некрополь».6 Плод кропотливых усилий нескольких энтузиастов при непосредственном попечительстве великого князя Николая Михайловича. Главное же в том, что можно сопоставить списки погребённых в обители, запечатлённые в обоих изданиях с интервалом в сто с небольшим лет. Ещё составители увесистой трёхтомной монографии констатировали повсеместное запустение, разруху на всех некрополях, включая, и в Донском монастыре. Авторы не раз сами прибегали к различным изданиям, отыскивая доказательства об утраченных могилах или пришедших в неприглядный вид памятниках. Но не менее возмутительно другое. Администрация обителей и церквей повсеместно чинила преграды людям, копировавшим эпитафии, особенно в интерьерах храмов. И это они позволяли себе, ведая о патронаже члена августейшего семейства над подготовкой капитального издания. Конфликты приходилось улаживать чуть ли не самому монарху. Нередко требовалось вмешательство обер-прокурора синода К.П.Победоносцева, а также московской духовной консистории.7 Об истинном отношении к памяти почивающих в нём гораздо убедительней поведают следующие простенькие статистические выкладки. Автор путеводителя конца XVIII ст. зарегистрировал имена 522 человек, покоившихся в тот момент в Донской обители, а составители «Московского некрополя» не сумели обнаружить 329 из них или свыше 63 процентов от их прежней численности. Возможно, и в моих подсчётах потерь за век с лишним могут оказаться неточности и не все не выявленные могилы за указанный срок погибли. Это подтверждают ветхие, почти развалившиеся, обросшие мхом и землёй надгробия, на коих невозможно понять эпитафии. Но и при учёте коэффициента неизбежной  погрешности общая картина тлена, небрежения некрополя не изменится.

       Убеждён, что сделанный вывод подтверждает и факт вроде бы противоположного свойства, но по сути тождественный с вышеприведёнными. Никто из составителей справочников по некрополям и исследователей прошлого Донского монастыря не сообщил о погребении в нём стольника П.К.Розинкина. Хотя племянник жены думного дьяка  Я.А. Кириллова недурно отблагодарил обитель за пострижение и возможность своим бренным останкам лежать в благодатных условиях подле знатного родственника.8 Об упокоении состоятельного двадцатидвухлетнего инока с октября 1698 г. гласит разборчивая надпись на каменной плите в приделе тёплой церкви. Остаётся полагать, настенную доску с эпитафией постоянно чем-либо плотно загораживали и текст никому не удавалось прочитать. Могли ли власти монастыря при таком отношении к надгробию сколько-нибудь продолжительный период помнить и чтить бывшего брата и солидного вкладчика? Выходит, что памятник есть, а памяти нет.

       У всех пунктов погребений беда одна – они небезразмерные. Резервы свободных площадей под могилы довольно быстро иссякают. Донская обитель до начала XX в. оставалась в границах конца XVII ст., а поток покойников на его территорию прибывал ежегодно. Вот и приходилось властям монастыря идти на грехи тяжкие, изыскивая возможности для захоронений. Одним уплотнением могил дело не могло обойтись. Главным способом решения проблемы оказалась ликвидация прежних погребений и перепродажа участков для новых могил. Я сам очевидец как в недавние времена при реставрации памятников из под них вместе с грунтом вынимали осколки старых надгробий. Между прочим поддержанием этой разновидности отечественного культурного наследия в надлежащем порядке в атеистические времена активно занимались и безбожное правительство, и общественные объединения.

       К началу XX в. в монастыре не имелось никакой возможности находить площадки под широкомасштабные захоронения. Тогда, располагавшийся у южного прясла ограды, хозяйственный двор обители государство прирезало к основной территории целенаправленно для некрополя. Конюшню и коровник перевели в другое место. После чего на хорошо удобренной почве приступили к возведению кладбищенской церкви. До эпохальных преобразований после Октябрьской революции 1917 г. успели освятить лишь два придела (во имя Анны Кашинской и Серафима Саровского). Небезынтересно отметить, что в храме могилы для реализации устроены в несколько этажей. С одного участка намечали получать двойные или тройные дивиденды. Такой рентабельности могли бы позавидовать в любой иной области коммерции. Площадь монастыря стала чётко делиться на две равные доли – древнюю и приращённую. Общая территория обители примерно 15 га.

       Донской монастырь прервал богослужения в двадцатые годы прошлого столетия. На его первоначальной части открыли Антирелигиозный музей искусств, а на добавленной устроили крематорий. Под первое и продолжительный период единственное в городе на семи холмах учреждение такого назначения приспособили недостроенную кладбищенскую церковь. После её перестройки возникло соответствующее характеру использования своеобразное здание в стиле конструктивизма, ставшее произведением архитектуры советской эпохи. Казалось бы печальный профиль функционирования такого заведения должен трепетно почитаться многими поколениями и охраняться государством. Ибо электропечи поглотили плоть сотен тысяч людей, в числе коих немало личностей, оставивших неизгладимый след в судьбе Отечества. Прах сотен кремированных десятилетиями пребывал в колумбарии этого же помещения. Но на исходе второго тысячелетия в результате первой в мире цветной революции уничтожили Советский Союз и советскую власть. Теперешние владельцы России повсюду ввели свои порядки. Иноческое послушание возобновилось в Донской обители в те же годы. Благодаря политики молодого государства верхи православной конфессии быстренько раскурочили старейший в стране крематорий. Синхронно с этим принялись беззастенчиво, методично выкуривать из ниш в стенах урны с пеплом покоившихся там лиц.

       А ещё произошло великое чудо. На древнем кладбище, ранее перенаселённом покойниками, выявилось много месть для захоронений хорошо обеспеченных и знаковых персон. Свершилось это, несомненно, благодаря промыслу всевышнего и помощи Донской богородицы. Очень вероятно сыграли роль алчные задатки и предприимчивость нынешней генерации всех слоёв особ, воспринявших ангельский образ. От этого не только финансово-экономический прибыток, но и ощутимый политический. Ведь сейчас полугосударственная русская православная церковь получила больше прав и преференций, чем было при монголо-татарском иге. Кощунство совершается в соответствии с чей-то директивой и под квалифицированным ревностным присмотром Москомнаследия. За бескорыстное содействие беспределу чиновникам указанного ведомства батюшка наместник регулярно выражает горячую признательность, естественно, исключительно в словесной форме. Что может с готовностью подтвердить любой фигурант этого симбиоза.

       Активисты ритуального бизнеса всегда опасались огласки фактов массового уничтожения могил на действовавших и упразднённых погостах и в культовых учреждениях с целью очередной реализации страждущим кусочков землицы. Но разве кому заблагорассудится добровольно выставлять напоказ своё грязное исподнее бельё и разглашать о тёмных делишках. Светские бюрократы всех рангов сознательно, нередко усердно, помогали и сейчас содействуют ликвидации  старых захоронений. Ещё Пётр I предписывал утилизировать каменные надгробия (деревянные сами быстро истлевали) бесхозные и мешавшие благоустройству Москвы. Естественно, при этом утрачивались и погребения. Так как нередко землю расчищали для приёма новых денежных покойников на уже обжитые места, то разумеется в различных публикациях давно фиксировали такие явления и из-за этого били тревогу.9 Так происходило везде. Поэтому причинами, заставлявшими начальствующих служителей церкви не допускать авторов изданий к местам захоронений, являлись не только их дурные наклонности, но и плачевный вид надгробий. У бого- и чадолюбивых подвижников церкви бытовые позывы перевешивают возвышенные, небесные, морально-этические. Материальная заинтересованность служителей культа и гражданских сановников в повторных погребениях – основа всех безобразий, злоупотреблений, преступлений всегда творившихся и ныне происходящих на кладбищах. Поклонение Маммоне чаще пересиливает благие заповеди Христа.

       Постепенное уничтожение могил даже весьма известных личностей, забвение заслуг покойников, а следовательно и нашего прошлого, пожалуй, более цинично нежели открытое упразднение кладбищ, вызванное идейно-политическими или социально-экономическими обстоятельствами. Горькая правда состоит в том, что специфическое материально-духовное достояние минувшего – могилы предков всегда мало кого заботило и волновало. Живым не до мёртвых. Поэтому уж как-то слишком лицемерно звучат стенания ревнителей старины о порушенных святынях и поруганной истории за годы советской власти. Иным из радетелей ушедшего, исступлённо воспевающих его и всхлипывающих о нём, явно не хватает знаний реального, а не сусального положения дел в этой сфере. Другие заботой о возрождении былого величия России, духовности еле прикрывают фиговыми листочками мечты о возврате капиталов, угодий, сословных привилегий своих предков.




_______________________________________

 

1        Забелин И.Е. Историческое описание московского ставропигиального Донского монастыря. Изд. 2. М. 1893. С.164, 166.

2       Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 237, оп. 1, ч. 1, д. 61, л. 161; д. 207, л. 440 об., 441.

3       Путеводитель к древностям и достопамятностям московским. М. 1793. Ч. IV. С. 89, 147-148.

4     Горчаков Н. Описание Донского монастыря в Москве. Б.м. Б.г. С. 13.

5       Государственный исторический архив Москвы, ф. 421, оп. 1, ч. 1, д. 620, л. 194.

6       Московский некрополь. СПб. 1907. Т. 1. 1908. Т. 2, 3.

7        Там же, Т. 1. С. VII, XXII.

8        РГАДА, ф. 237, оп. 1, ч. 1, д. 207, л. 840, 840 об.

9       Арциховский А. В. Надписи, найденные на метрострое. По трассе первой очереди Московского метрополитена имени Л.М. Кагановича. М. 1936; Врангель Н.Н. Забытые могилы. «Старые годы». 1907, февраль; Москва или исторический путеводитель по столице. М. 1831. Ч.З; Розанов Н. О московских городских кладбищах. М. 1868.



   

                                                                             А.Налётов

                                                            

 


Дата публикации: 27.02.2015
1



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Памятник «Красным мадьярам» на Березовом острове озера Сугомак

Гражданская война... Это незабываемые страницы нашего прошлого. Из многочисленных кинофильмов перед нами проплывают конармейцы в буденовках, тачанки с пулеметами, юные «неуловимые мстители» и их старшие наставники в кожанках. Героизм, стойкость, подвиги..

Читать

Русское православие в первые десятилетия советской власти (на примере епархий Среднего Поволжья)

В год празднования 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского мы все чаще обращаем свой взор на события начала XX века, на период масштабных, долгих и непрерывных гонений на Русскую Православную Церковь со стороны Советской власти. .

Читать

Три поколения моей семьи живут в мирное время

Три поколения моей семьи живут в мирное время. Три моих прадеда с первых дней Великой Отечественной войны были на фронте и не только они, но и их отцы. .

Читать

Тайна царской семьи

Семья Романовых всегда была на виду, ничто не ускользало от зоркого ока многочисленных придворных, всё должно быть пристойно, всё-таки царская семья. Но были в истории Романовых и тайны, которые скрывались, не предавались громкой огласке. Одной из таких страниц была судьба великого князя Николая Константиновича Романова..

Читать

История моей семьи – в истории страны

История страны и история семьи тесно связаны. Ведь большая история складывается из историй и судеб отдельных людей, которые жили, учились, работали, защищали свою землю в определенный период при определенных обстоятельствах. И, наоборот, время, общественный строй диктовали им и стремления, и идеологию, и нравственные устои. Даже то, как одевались, в чем ходили наши прадедушки и прабабушки говорит и об уровне их жизни, и о нормах этики периода истории, в котором они жили..

Читать

Казачье ополчение в Отечественной войне 1812 года

В 2012 году мы отмечали 200-летие Отечественной войны 1812 года. За это время человечество не раз потрясали войны. Но героический подвиг народа, защитившего Россию от иноземных захватчиков и разгромившего наполеоновскую армию, до сих пор вызывает у нас чувство гордости. .

Читать

Как Пушкин побывал на войне

Об Александре Сергеевиче Пушкине мы, кажется, знаем все. Как он влюблялся, как отправился в ссылку на юг, и как жил в ссылке в Михайловском, как он женился и как погиб на дуэли. .

Читать

Павел I

Вспоминая картину Бенуа «Вахтпарад при Павле 1», невольно понимаешь, что памятника этому великому императору не существует..

Читать

П.А. Столыпин

Два года назад в нашей стране состоялся телепроект «Имя России». Перед гражданами был поставлен вопрос о том, кто является лучшим деятелем России за всю её историю..

Читать

Мой прадед – герой!

В 1941 году началась Великая Отечественная война. С её началом многие мужчины ушли на фронт. В деревне остались только женщины, дети и старики. И именно им приходилось нести тяжелую ношу работы в тылу. Работы в колхозе было очень много, и жители работали не покладая рук. Они знали, что работают для своих защитников, для фронта, который не так уж и далеко. Немецкие самолеты иногда долетали до Горького..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter