↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Динозавры могли болеть раком
........................
В египетских мумиях не нашли ничего человеческого
........................
Дефицит и очереди: как идеология разрушила экономику СССР
........................
Брачные обычаи в Российской Империи. Возможен ли был развод?
........................
Дуэль в Российской империи
........................

1 | 2

РАССЕЛЕНИЕ МОРДВЫ-ЭРЗИ В I ПОЛОВИНЕ II ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

(Статья)
Раздел: Археология
Автор: Анастасин П.С.
(НИ МГУ Им. Н.П. Огарёва, МРОКМ им. И.Д.Воронина )

При изучении материалов средневековых мордовских могильников обращает на себя внимание то, что на исконных эрзянских и мокшанских землях с середины XIII века происходит постепенное уменьшение, как объёма погребального инвентаря, так и количество самих погребений. Погребений же, чётко датируемых исследователями XV веком практически не зафиксировано. Напрашивается версия о средневековом кризисе развития мордовского этноса. Статья Н.М. Арсентьева и В.И. Вихляева как раз посвящена данному вопросу. В ней авторы, на основании письменных и археологических источников связывают обезлюдение мордовских земель  с Золотоордынским, а позже с Казанским влиянием. (Арсентьев, Вихляев, 2011. С. 26-29.) Наша работа – попытка на основании различных источников (археологических, письменных) рассмотреть социально-политические события, повлиявшие на расселение мордвы-эрзи в XII – XVI веках.

По мнению историков, славянская колонизация древнемордовских земель совершалась в два этапа: крестьянский, преимущественно мирный, охватывавший VIII-X века, и великокняжеский, военный, в XII-XIII веках (Циркин, 1963. С. 53.). Еще А.П. Смирнов отмечал, что на ранних этапах колонизация мордовского края сначала осуществлялась не князьями, а рядовым сельским населением. По всей вероятности, она осуществлялась с юга и юго-запада. В более позднее время наблюдался значительный приток славян, которые сумели в новой обстановке не только сохранить свои этнографические черты, но и окончательно славянизировать коренное население (Смирнов, 1952. С. 142.). В этот период мордовские земли являлись своего рода «буферной зоной». На востоке они граничили с Волжской Булгарией, на западе с Древнерусскими княжествами. Русь и Волжская Булгария стремились захватить важнейшие торговые пути по Оке и Волге. В этих тяжелых политических условиях у северных мордовских племен складывается протогосударственное образование, известное из Повести Временных лет под именем «Руси Пургасовой». По сообщениям русских летописей XIII века, у мордвы было 2 князя, Пургас, под началом которого были северные мордовские земли был в союзнических отношениях с Волжской Булгарией. Пуреш являлся вассалом великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича. Мордовские князья не только помогали своим покровителям, но и активно воевали друг с другом. Рязанские, Муромские, Владимиро-Суздальские князья, стремясь разрушить торговую гегемонию булгар и включить мордовские землю в свою феодальную систему, систематически устраивают походы на мордву. За период с начала XII в. и до установления власти над мордвой со стороны Золотой Орды (1103-1239) было совершено 8 нападений (1103, 1172, 1182, 1221, 1206, 1228, 1229, 1232 гг. и др.). На мордовской земле появляются русские города-крепости Кадом (упоминается с 1209 г.), Нижний Новгород (1221 г.)

Мордва в случае набегов вынуждена была прятаться в небольших укрепленных городищах – твердях. Их значение как укрепленных пунктов в борьбе против славянской колонизации со стороны русских князей не вызывает сомнения. Вот как описывается в русской летописи поход русских князей 1228 года на мордву – « Великый княз Гюрги и Ярослав и Костянтиновичи Василко Всеволод идоша на Мордву и Муромскый княз Гюрги Давидович вшед в землю Мордовьскую Пургасову волость пожгоша жита и потравивша и скот избиша полон послаша назад а Мордва вбегоша в лесы своя в тверди а кто не вбегл тех избиша наехавшее Гюргеви молоди в четверый день генваря. То видевши молоди Ярославли и Василкови и Всеволожи оутаившеся на заоутрие ехаша в лес глубок а Мордва давшее им путь а сама лесом обидоша их около избиша и а иных изимаша бежаша в тверди тех там избиша и князем нашим не было кого воевати» ( ПСРЛ т.1. вып 2. 1927. С. 451). В этих условиях инязор Пургас решает совершить ответные действия. Летописец под 1229 годом сообщает: « Месяца Априля придоша Мордва с Пургасом к Новугороду и отбишася их Новгородци и зажегже монастырь св. Богородици и церковь, иже бе вне града, того же дни отъехаша прочь, поимав свои избъеныя большия. Того же лета победив Пургаса Пурешев сын с половци и изби Мордву и Русь Пургасову, А Пургас едва вмале утече». В 1232 г. организуется ещё один крупный поход Владимиро-Суздальских, Муромских и Рязанских князей на мордву.

В результате этой политики часть мордовских земель по рекам Тёша и Кудьма перед монголо-татарским нашествием была присоединена к русским княжествам.

В.Н. Мартьянов отождествляет летописные тверди с рядом городищ X-XIII вв. на территории Нижегородской области - Хозинское, Фёдоровское, Понетаевское, Аненковское, II Саконское, а так «Кудеяровым городком» (на р. Ашилье близ с. Виндерей Торбеевского р-на МАССР). Все городища расположены вдали от больших рек, в вершинах мелких оврагов. На лицо стремление убрать эти городища с больших дорог – водных путей. На большей части городищ небольшой культурный слой (или отсутствует совсем), что свидетельствует о коротких сроках проживания на них. Мощные оборонительные сооружения свидетельствуют о назначении городищ: укрывать жителей от набегов. (Мартьянов, 2004. С. 9.) Находки наконечников стрел, копий, топоров, сделанные им во время разведки 2007 года на Хозинском городище, причём как внутри, так и на расстоянии от укреплённых валов подтверждают летописные свидетельства. (Мартьянов, 2008. С. 7.) Район же летописной «Пургасовой Руси» исходя из этого, можно локализовать. С севера и востока – р. Тёша, с юга р. Алатырь и Мокша, с запада - Ока. (Мартьянов, 1976. С. 157.)

Интересны в этом отношении материалы Саровского городища существовавшего в тот же период (XI – XIII вв) . Оно было исследованного Н.Н. Грибовым с 1993 по 1996 гг. (Грибов, 1997. С. 35.) На основе данных исследований, а так же документов XVII – XX вв. было установлено, что Саровское городище является самым крупным из известных сегодня мордовских городищ предмонгольского периода. Н.Н. Грибов охарактеризовал признаки социально-экономического статуса этого памятника: исключительно большая площадь (44 га), что выводит его за рамки городищ-твердей; наличие сложной системы укреплений; следы активной разнообразной ремесленной деятельности; торгово-экономические связи местного населения с Русью и Волжской Булгарией; Наличие некрополя входившего в планировочную структуру городища. На основании вышеизложенного учёный высказывает предположение о том, что Саровское городище, территориально связанное с городищами-твердями, являлось основным поселением территории, её административно-военным и ремесленно-торговым центром, средоточием, зарождающейся столицы формирующегося феодального государства инязора Пургаса (Грибов, 1997. С. 47.)

4 сентября 1236 – 23 августа 1237 г., «сыновья Джучи – Бату, Орда и Берке, сын Угетай-кагана – Кадан, внук Чагатая – Бури и сын Чингиз-хана – Кулькан начали войну с мокшей, буртасами, и арджанами и в короткое время завладели ими». Однако монголам не удалось подчинить себе сразу весь мордовский народ. Один из инязоров, по свидетельству венгерского монаха Юлиана, ушёл вместе с воинами «в весьма укрепленные места, чтобы защищаться, если хватит сил» (Аннинский, 1940, т. 3, с. 85-86). Места-тверди стали опорными базами борьбы мордовского народа с монголами в 1239 г. Лаврентьевская летопись описывает эти события следующим образом - На ту же зиму взяша Бытыеве Татарове Мордовскую землю и Муром пожгоша и по Клязме воеваша, и грады святые  Богородица Гороховец пожгоша и идоша во станы своя. Бе жо пополох тогда зол по всей земле, сами бо себе людие не ведаху, кто бежит от страха. Не вполне ясно, идёт ли речь в летописи о том же походе, который уже был упомянут у Рашид ад-Дина под 1237 г., или это было новое наступление монголов. Если второе предположение верно, то целью на этом этапе, вероятно, стали земли эрзи, чей князь отказался покориться монголам ещё в 1236 г. Во всяком случае, Тверская летопись указывает, что этот поход совершил отдельный ("инии Татарови Батыеви") от основных сил Батыя корпус: "Въ лето 6747... Посла Батый Татарове и взяша градъ Переяславль Рускый... А инии Татарови Батыеви Мордву взяша, и Муромъ, и Городецъ Радиловь на Волзе, и градъ святыа Богородица Владимирскыа". Т.е. кроме мордовских земель монголы разграбили и соседние с ними русские земли, которые, по-видимому, не пострадали во время зимней кампании 1237—1238 гг.: Муром, Городец, Нижний Новгород и Гороховец. В 1242 г. вспыхнуло восстание народов Среднего Поволжья, в числе которых была и мордва. Карательная экспедиция во главе с Субэдэем и Мункэ разгромила восстание. Плано Карпини указывает: «…они пришли в землю Мордванов, которые суть язычники, и победили их войною» (Карпини, Рубрук, 1911, С. 25). В итоге монголы покорили мордву и включили мордовский край в состав формировавшейся Золотой Орды.

Мордва, как и другие покоренные народы, участвовали в завоевательных походах Орды. В письме Вацкого епископа Гильому Овернскому сообщается «Услышать точные сведения о них (т. е. монголо-татарах) мы не можем, ибо впереди них идут некие племена, именуемые морданами, и они уничтожают всех людей без разбору; и ни один из них не осмеливается надеть обувь на ноги свои, пока не убьет человека; и, я полагаю, ими были убиты проповедники и братья-минориты и прочие послы, которых отправил для разведывания король Венгрии. Без колебания они разорили все земли и разрушили все, что ни попалось, до самой упомянутой реки» Аналогичные сведения содержаться и в «Анналах» Уейверлейского монастыря. Если соотнести эти данные с сообщением фламандского путешественника В.Рубрука, побывавшего в Монголии в 1253-1255 гг. «Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Именно Татары вели их вместе с собою до Вступления в Германию, поэтому Моксель очень одобряет Германцев, надеясь, что при их посредстве они ещё освободятся от рабства Татар», то можно предположить, что именно мордва-мокша участвовала в западном походе монгол. О новом вторжении монголо-татарских войск в Поволжье, для подавления очагов восстания, свидетельствует Плано Карпини. (Карпини, Рубрук, 1911, С. 28.) Опустошительные набеги монголо-татар на мордовские и русские земли совершались и после установления ига. В эпоху монгольского завоевания те общественные системы, которые сложились к XIII в. на Руси, в Волжской Булгарии, Хорезме, Крыму, в мордовских землях и в ряде других оседлых областей, испытав страшное потрясение в момент нашествия и потеряв огромную массу производительных сил, всё же выстояли, выжили, сохранились в основных своих чертах. (Фёдоров-Давыдов, 1981. С. 27.) Однако монголо-татарская агрессия и ордынский гнет отрицательно сказались на всех сторонах социально-экономической и политической жизни мордвы.

Приведенные выше материалы подтверждается и данными эрзянских археологических памятников. Согласно коллективной работе мордовских учёных-археологов (Вихляев и др., 2008.), основанной на применении объективных статистико-математических методов к концу XIII века заканчивают функционировать большинство эрзянских могильников бассейна реки Тёша, это, бытующий с конца III – первой половины IV вв. могильник Стёксово II (не фиксирующиеся периоды IV – VII вв., и X в. вероятно связаны с неполной его изученностью), Выползово II и Красное I (с XI в), Пятницы 7 (с XII в.). Лишь на могильнике Заречное II выделяются погребения XIV в. В XIII веке завершают бытование и ряд других эрзянских могильников, Ардатовского района Нижегородской области, это младший комплекс Кужендеевского могильника (XII – XIII вв.), Погибловский могильник (поздний период бытования которого – XI – XIII вв.).

К XII – XIV вв. относится появление на территории расселения мордвы-эрзи курганных могильных памятников. Это явление А.Е.Алихова справедливо связывает с усилением этнических контактов с кочевниками. (Алихова 1959а. С.35). Курганные захоронения известны на Сарлейском могильнике, (XII-XIV, XVI-XVII вв.) (Алихова, 1948. С. 6 - 47.) , Малотерюшевском XIV в, (АКР Нижегородская обл. ч.1. С. 220), могильнике Селищи XIV в.. (Степанов, 1962. С. 155.) Однако, присутствие в этих погребениях кольцевых и широколопостных сюльгам, пешни, топоров различных типов (в том числе и длинных узких «бортных»), медных котелков с оплёткой из луба сближает их с погребениями их грунтовых эрзянских могильников XIII – XIV вв. – Красное 1, Сарлейского, Гагинского, Барбашинского.

 В 1988 году был археологически изучен один из Сарлейских курганов XIII-XIV веков (раскопки А. Ю. Рогачёва), где был прослежен немного отличный от обычной мордвы погребальный обряд. Исследователь считает, что под этим курганом погребалась местная мордовская знать, перенявшая традиции частично степных кочевников – половцев - посредством смешанных браков (Аникин, 2000. С. 67-70). В письменных памятниках этот народ несколько раз упоминался в связи данным регионом: в 1229 году русские летописи сообщали о бегстве половецких отрядов с Нижней Волги в Волжскую Болгарию. К тому же известно, что маневренные конные дружины степняков во главе с военачальником Пурешем состояли наемниками на службе у великого князя Юрия Всеволодовича и посылались им на помощь русским войскам, чтобы окончательно разгромить мордовские отряды инязора Пургаса - в 1229 году. (ПСРЛ т.1. вып 2. 1927. С. 451).

В XIV веке появляются могильники в верховьях р. Пьяна, датируемые одним столетием, это Ичалковский, Гагинский, Борнуковский (Алихова 1959б. С. 169-185). Эрзянские могильники появляются в бассейне р. Алатырь. Один из самых ранних – Васильевский могильник (датируется П.Д.Степановым XII – XIV вв.). Более поздний – Дубровский могильник (XIV – XVII вв.). (Зеленеев, 1976. С. 168 - 170). XIII – XIV веком датируется ранний комплекс Папулёвского могильника, могильник у с. Кендя, Киржеманский и Манадышский могильники. (Археология мордовского края, 2008 С. 18,30,38 .)

Часть мордовского населения насильственно переселялась на другие территории, где оно вынуждено было обслуживать государственные нужды и хозяйства монголо-татарских феодалов. Так в XIV веке возникают поселения и могильники мордвы на Самарской луке (Муранские могильник и селище и Усинский 2 могильник), в Самарском Заволжье (Барбашинские могильник и селище), в Нижнем Поволжье (Черемшанский и Покровский могильники), на притоках реки Дон (Аткарский и Комаровский могильники) (Рис. 1).

Эрзянские погребения выделяются только на Барбашинском могильнике (в центре а погребенные лежали головой на север, на окраине – на юг). Аткарский могильник разделен на 2 части по ориентировке погребенных. На южной стороне оврага погребенные имеют меридиональную (Ю, Ю-В), а северная часть широтную (З, С-З) ориентировку. (Арзютов, 1929. С. 3 - 29). Южную часть могильника исследователи считают более ранней. Северную же часть с широтной ориентировкой связывают с процессом омусульманивания мордвы-мокши сначала со стороны Волжской Булгарии, а затем и Золотой Орды. (Монахов, 1991. С. 187)

2-й Усинский могильник  оставлен смешанным в этнокультурном отношении населением. Часть погребений, различавшиеся по ориентировке умерших, определены как мордовские. Ряд погребений совершены по мусульманскому обряду, с некоторыми отклонениями от канонов. (Археология мордовского края. 2008. С. 45.). Это свидетельствует о начавшемся процессе утере мордвой своей культурно – исторической идентичности. В этом отношении интересно погребение женщины в Ханской усыпальнице г. Булгар, совершенное не по мусульманскому обряду. Погребенная находилась в короткой гробовище, на правом боку в скорченном положении, т.е. так как хоронили на протяжении XI – XV мордовских женщин (Беговаткин, 2008. с 34-35).

В Середине XIV века территория Нижегородского Поволжья продолжает укрепляться русскими князьями. Суздальский князь Константин Васильевич присоединяет к своим землям Нижний Новгород, ранее принадлежавший Владимирским князьям и в 1350 г. переносит туда свою резиденцию, что положило начало Суздальско-Нижегородскому княжеству. Со временем ему удаётся распространить свою власть к востоку по Волге. Возводятся укрепления Лысковской крепости, которая становится опорным пунктом в освоении русским населением территорий к югу от Волги и защитой восточных рубежей княжества. В 1372 г. Городецкий князь Борис Константинович основал г.Курмыш на р. Сура – оплот от набегов мордвы, марийцев и татаро-монголов. Однако, часть мордвы, втянутая в орбиту интересов татро-монгольских правителей выступает на их стороне. Известно упоминание мордвы в составе войск хана Узбека, посланных под Смоленск в 1339 г.(АКР Нижегородская обл. ч.1. 2004. С. 70.). А в 1377 г. мордовские князья помогают татаро-монголам разбить русские войска в битве на р. Пьяна, и участвуют в разграблении Нижнего Новгорода. (ПСРЛ 1965.Т.11. с. 27-28), что влечёт за собой ответные действия русских князей. Вот как описывает эти события летописец «… и шедшее, взяша всю землю Мордовскую, сёла и погосты и зимницы пограбиша и пожгоша, а самих иссекоша, а жёны их и дети полониша…» (Юрченков, 2007.С. 126.)

Тем не менее, к концу 14 века северо-западные земли мордвы, включая нижнее течение Суры, становятся частью Суздальско-Нижегородского княжества, а с 1392 г., после присоединения Суздаля и Нижнего Новгорода к Великому княжеству Московскому, входят в состав Русского централизованного государства. (АКР Нижегородская обл. ч.1. 2004. С. 70.) Однако борьба за мордовские земли  продолжается и после распада Золотой Орды. К Концу 15 – начала 16 века отмечается рост военной активности казанских ханов. Нижегородское Поволжье понесло огромные потери, многие поселения были разрушены, опустошены. Слой XV – XVI века на мордовских археологических памятниках, за исключением отдельных предметов, не фиксируется

 Большая часть мордовских территорий переходит под влияние Казанского ханства. Продолжаются набеги и насильственный увод населения. Появляются мордовские археологические памятники на территории Казанского ханства. Это Карташихинские 1 и 2 могильники, Ташкирменьское погребение на Ташкирменьском городище 1, Богишевское селище (АК Татарской АССР. Предкамье. С. 23, 73 – 77, 84 – 85). Однако в 1523 г. Василий Иванович III заложил крепость Васильсурск на восточном берегу Суры, близ места её впадения в Волгу, которая становится плацдармом для наступательных операций Русского государства ( Кирьянов 1961 С.78). С падением Казани в 1552 году граница отодвигается к югу и до 17 в. проходит по реке Алатырь. С целью защиты южных рубежей от кочевников строится ряд крепостей. Это Арзамасская крепость (ок. 1576 г). В 1660 г. земляные укрепления возводятся в Большом Мурашкино (Кирьянов 1961 С. 95.). В 1667 г. Каменные стены и башни возводятся вокруг Макарьевского монастыря (Агафонов 1985, С. 285).

Со стабилизацией обстановки на эти территории переселяется русское и мордовское население. На старых местах возрождаются поселения и могильники. Об этом есть свидетельства в писцовых книгах Свияжского (1565-66 гг.), и Казанского (1566-1567 гг.) уездов. (Котков и др. 1955. С. 68)  Появляются археологические памятники в бассейнах рек Тёша и Сатис – это «Торжок», Больше Макателемский, Тоторшевский, Кардовильский могильники и др. Часть мордвы-эрзи оседает в бассейне р. Алатырь. Здесь ими оставлены Лобаскинский, Ичалковский, Популёвский могильники. (Археология мордовского края, 2008 С. 18.).  Однако, археологическое

Итак, на расселение эрзи на протяжении XIII – XVI веков решающее воздействие имели следующие факторы. Это усилившаяся колонизаторская политика русских князей, стремящихся ослабить влияние Волжской Булгарии на мордовских землях и получить контроль над волжским торговым путем. Монголо-Татарское нашествие, сильно ослабившее хозяйственно-экономический потенциал региона, и как продолжение – набеги наследников золотой орды – Казанского ханства, повлекшее за собой опустошение Нижегородского Поволжья в XV – XVI вв.

Однако усиление Московского княжества, взявшего под надёжную защиту мордовские земли, привело к возвращению на исконные территории и дальнейшему развитию мордвы как этноса в составе централизованного Русского государства.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Алихова А.Е. Сарлейский могильник // Археологический сборник. т..1. Саранск, 1948.

Алихова А.Е. Из истории мордвы конца I – начала II тыс.н.э.//Алихова А.Е., Жиганов М.Ф., Степанов П.Д. Из древней и средневековой истории мордовского народа. Саранск, 1959а.

Алихова А.Е. Эрзянский могильник XIV в. у села Гагино.//Алихова А.Е., Жиганов М.Ф., Степанов П.Д. Из древней и средневековой истории мордовского народа. Саранск, 1959б.

Агафонов С.Л. Горький, Балахна, Макарьев. М. 1987.

Аникин И.С. Об этнической принадлежности курганных погребений средневековой мордвы (по материалам Сарлейского могильника) // Поволжские финны и их соседи в эпоху Средневековья: Тезисы докладов. Саранск, 2000. 

Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров XIII-XIV вв. о татарах и восточной Европе // Исторический архив, Том III. М.-Л. 1940.

Арзютов Н.К. Финский могильник 13—15 вв. близ г. Аткарска // Тр. Нижневолжского краевого музея. — Саратов, 1929.— Вып. 1.

Арсентьев Н.М., Вихляев В.И. Средневековый кризис развития мордовского этноса // Гуманитарий. 2011. №3.

Археология Мордовского края. Каменный век. Эпоха бронзы.Саранск, 2008.

Археологическая карта Татарской АССР. Предкамье. М., 1981.

Археологическая карта Нижегородской области ч.1. М., 2004.

Беговаткин А.А. Проблема Пургасовой волости в историографии // Центр и периферия. Саранск, 2008. № 2.

Вихляев В.И., Беговаткин А.А., Зеленцова О.В., Шитов В.Н. Хронология могильников населения I – XIV вв. западной части Среднего Поволжья. Саранск, 2008.

Грибов Н.Н. Средневековое городище на месте бывшего Саровского монастыря // Древности Нижегородского Поволжья. — Н. Новгород, 1997. — Вып. 1

Зеленеев Ю.А. Дубровский могильник // Материалы по археологии Мордовии. Тр. МНИИЯЛИЭ. Вып. 52. Саранск, 1976.

Иоанн де Плано Карпини, История монгалов; Вильгельм де Рубрук Путешествие в Восточные страны. СПб., 1911

Котков К.А., Захаркина А.Е., Зевакин М.И. Экономическое развитие Мордовии во второй половине XVI  и в начале XVII века // Очерки истории Мордовской АССР. Т. 1. Саранск, 1955. С. 63 – 85.

Мартьянов В.Н. Археологическая разведка в Мордовской АССР и южных районах Горьковской области // Материалы по археологии Мордовии. Тр. МНИИЯЛИЭ. Вып. 52. Саранск, 1976

Мартьянов В.Н. Древняя история арзамасского края. Арзамас, 2004

Мартьянов В. Н. Отчёт о раскопках могильника Стёксово II в Ардатовском районе Нижегородской области в 2007 году // Арзамасский государственный педагогический институт им. А. П. Гайдара – Арзамас, 2008.

Монахов С.Ю. Новые исследования грунтового Аткарского могильника // Археология восточно-европейской степи. вып. 2. Саратов, 1991.

Полное Собрание Русских Летописей Т.1. вып.2. Лаврентьевская летопись. Л.,1927

Полное Собрание Русских Летописей Т.11. Патриаршая или Никоновская летопись. М., 1965

Смирнов А.П. Очерки древней истории народов Поволжья и Прикамья. М.: МИА № 28. 1952..

Степанов П.Д. Материалы для археологической карты западной части Среднего Поволжья М.: // МИА № Федоров-Давыдов Г.А. Общественный строй Золотой Орды. М., 1973.

Циркин А.В. К истории вопроса заселения мордовских земель славянами // Труды МНИИЯЛИЭ. Вып.24. Саранск, 1963. 

Юрченков В.А. Мордовский народ: вехи истории. Саранск, 2007.

 

 Приложение

Рис 1.

Автор: Анастасин П.С.
Дата публикации: 23.08.2013

1 | 2



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Деградация техники обработки камня как отражение характера использования металла.

Состав каменных орудий и характер их обработки в эпоху бронзы сильно отличается от тех, какие известны на неолтитческих стоянках. Орудия каменные и металлические взаимозаменямы. Поэтому исследование каменной индустрии, которая сохраняется на поселении значительно полнее металличсеской, может быть привлечено для оценки уровня развития металлургии, её роли в обществе. Металл не только срабатывается в процессе употребления, практически сходя на-нет, но и, обладая значительной ценностью, крайне редко теряется, чаще попадает в переработку. Частота находок металла не тождественна частоте его использования в работе. По тому, что из металлических орудий доходит до нас в составе находок, мы не можем оценивать масштабы его применения. Это относится не только к медному и бронзовому инструменту. Так, на городищах раннего железного века крайне редко встречаются топоры. Наполовину раскопанное и весьма насыщенное находками городище Настасьино дало единственную находку топора, просуществовав 7-8 веков. Нет таких находок на Каширских городищах. В то же время громадное количество костяных орудий и еще большее – заготовок - несут следы именно работы топором..

Читать

Энеолит степного Поволжья: три этапа или три культуры?

Энеолитическая эпоха степного Поволжья впервые наиболее полно была охарактеризована в трудах И.Б.Васильева, где она представлена сов-местно с памятниками лесостепи Среднего Поволжья и также полупусты-ни и пустыни Северного Прикаспия (Васильев, 1981). Еще более широкая картина энеолитического времени была представлена в последующей сов-местной с А.Т.Синюком работе (Васильев, Синюк, 1985). Предложенная тогда, более четверти века назад, трехступенчатая схема развития энеолита Поволжья явилась отправной точкой для последующих исследований и в основных чертах сохранила свою актуальность до настоящего времени. Конечно за прошедшие годы рядом исследователей эта схема была допол-нена, конкретизирована и соотнесена с культурами предшествующего вре-мени и синхронными культурными образованиями сопредельных регионов (Выборнов, 2008; Моргунова, 1995; Моргунова, 2011; Юдин, 2012 а). По-лученная общая картина энеолитической эпохи показывает, что процесс смены археологических культур носил в большей мере эволюционный ха-рактер, что вызвало существование нео-энеолитического периода в разви-тии населения степного Поволжья (Юдин, 2012 б)..

Читать

Археологические памятники мордвы к юго-востоку от г. Пензы (предварительное сообщение)

Окрестности г. Пензы уже довольно давно привлекали внимание археологов. О том, что на территории, занятой до настоящего времени лесной растительностью, к во-стоку от г. Пензы, прослеживаются следы древних поселений, было известно, по мень-шей мере, с конца XIX века. В этом районе в 1890-х гг. работал В.М. Терехин, член Пен-зенского губернского статистического комитета, краевед и археолог-любитель, а в 1920-х гг. вела раскопки Н.И. Спрыгина, сотрудница Пензенского краеведческого музея, крае-вед и археолог (Белорыбкин, Кишинская, 1995, с. 6-8). После 1920-х гг. интерес исследо-вателей к окрестностям города Пензы на некоторое время ослабел, однако в 1950-х гг. эта территория попадает в поле зрения М.Р. Полесских, профессионального археолога, сотрудника Пензенского краеведческого музея. .

Читать

Вопросы этнокультурной истории Южного Средневолжья конца I тысячелетия н.э.

Географическим: своеобразием рассматриваемой территории является её замкнутость с запада Приволжской возвышенностью, с востока Бугульминско-Белебеевской. Они вытянуты в меридианальном направлении и являются водораздельными. В ландшафтном отношении это зона южной лесостепи на границе со степью. С севера граница проходит примерно на широте русла р. Большой Черемшан правого притока Волги, с юга по р.Чапаевке, также правого её притока. Переход от степи к лесостепи начинается на широте Самарской Луки Волги и междуречья Большого Кинеля и Самары. Самарская Лука Волги сама по себе является уникальным природным микрорайоном. В ландшафтном отношении её внутренняя часть разнообразна. В восточной части её расположен массив Жигулёвских гор, покрытый лесом. В западной части преобладает равнинный рельеф, представляющий собой лесостепь. Внутренняя часть Самарской Луки ограничена с запада руслом реки Усы, которая образует с Волгой почти сплошное водное кольцо вокруг неё..

Читать

Видео: Экспедиция пензенских и самарских археологов. Алатырь 2011.

Видео: Экспедиция пензенских и самарских археологов. Республика Чувашия,Алатырский район, лето 2011. .

Читать

К вопросу о происхождении елшанской культуры

В данной статье рассмотриваются основные теории происхождения елшанской культуры, наиболее аргументированой из которых считается теория Выбонова А.А. о среднеазиатских корнях елшанской культуры.

Читать

Учебный фильм по археологии. Проведение раскопок поселений

Учебный фильм по археологии, снятый студентами ПГПУ им. В.Г.Белинского, во время археологической экспедиции 2011 года в Алатырском районе респ. Чувашия..

Читать

Орнаментальные мотивы на керамических сосудах абашевской культурно-исторической общности (по материалам Тамбовской области).

Фонды Тамбовского областного краеведческого музея имеют в своей коллекции предметы древности, относящиеся к разным периодам истории. Помимо богатой коллекции мордовских украшений, оружия и сосудов, оружия скифо-сарматского периода, хранится коллекция артефактов абашевской культуры (сер. II тыс. до н.э.) из раскопок памятников Тамбовской области, проводившихся Н.Б. Моисеевым (курганы Староюрьевский в Староюрьевском районе; Первомайский в Первомайском районе; Пичаевский в Пичаевском районе, Селезни-1, Селезни-2 в Тамбовском районе; Графская курганная группа в Жердевскои районе, Шлихтинское поселение в Тамбовском районе), Т.Б. Поповой (Периксинское поселение в Тамбовском районе) и разведочные работы А.Т. Синюка (Староюрьевский район)..

Читать

Каменная индустрия Среднего Посурья эпохи энеолита

Особенности каменной индустрии — это часть признаков, характеризующих археологическую культуру. Для исследования были выбраны памятники эпохи энеолита: Утюж I, Утюж V, Утюж Бугор, Новая Деревня..

Читать

Керамический комплекс Лядинского могильника

В 1869 году при строительстве железной дороги Тамбов – Саратов, был обна-ружен Лядинский могильник принадлежащий древней мордве. В 1888 г. работы на могильнике проводил В.Н. Ястребов. Судя по отчёту, в погребениях им было обнаружено 86 глиняных сосудов. Однако для нашего исследования доступны только те, которые попали в иллюстрации отчёта (пять сосудов). Спустя сто лет, в 1983 – 1985 гг. на могильнике производила работы Р.Ф. Воронина. Она так же об-наружила 30 сосудов. Всего же было найдено около 116 горшков. В результате всех работ был накоплен большой материал по истории культуры и быта народа оставившего этот могильник. К сожалению, мы не имеем возможности получить доступ ко всему керамическому материалу из всех раскопок в связи с тем что, часть материала со временем была утрачена. .

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter