↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

1 | 2 | 3 | 4

Советская история 1930–1950–х гг. в отражении исторической памяти народа: проблемы источниковедческого анализа.

(Статья)
Раздел: История России
Автор: Гущин Александр Анатольевич
Частично опубликовано: Гущин А. А. Советская история 1930-1950-х гг. в отражении исторической памяти народа: значение источников личного происхождения // Россия Ключевского: Материалы Всероссийского конкурса и конференции учащейся молодежи. - Пенза: ГАОУ ДПО ПИРО, 2012.


   Несколько событий оставили неизгладимое впечатление в памяти. Одно из них – воспоминание о первой поездке за продуктами. Мария Ивановна поехала с Аней Лепехиной, которая ехала не первый раз. Было очень холодно. Когда малознакомая женщина шофёр узнала о том, что они поедут за продуктами, она дала Марии Ивановне шубу в дорогу. Но она все равно дрожала всю дорогу. Не от холода, а от страха – везде лежали трупы. На обратном пути, проехав около двух километров, начался сильный буран. Мария Ивановна послала подругу просить, чтобы разрешили вернуться и переждать буран. А сама осталась, т. к. у неё хотя бы была шуба. Пока она там стояла у неё к валенкам примёрзли ноги. Она стояла и плакала от холода и боли, пока не вернулась подруга и не сказала, что разрешили вернуться.
Когда полк переезжал в Киев, немецкие самолёты все время бомбили поезд, в котором они ехали. Когда переехали Днепр, в Дарнице собралось 22 эшелона. Именно здесь Мария Ивановна пережила самый тяжёлый для неё момент войны, который часто вспоминала все последующие годы. Немецкие самолёты бомбили поезда. Вагон со штрафниками был закрыт на ключ. Во время бомбардировки все штрафники погибли, никто не мог выйти из закрытого вагона. Мария Ивановна слезла с нар и вдруг от ударной волны их вагон «рассыпался». Ей железкой ударило по ноге и по голове. Её землячка, Шура Захарова, осталась лежать на нарах и во время бомбардировки погибла. К вагону подошла женщина, офицер медицинской службы, и сказала, чтобы все шли по направлению к станции. Ползком, под вагонами, добирались до станции, а немецкие самолёты все продолжали бомбить. Начальник станции отправил всех в избушку лесничего, которая находилась в соседнем лесу.  И по дороге туда налеты немецкой авиации не прекращались. Летели снаряды, пули. Старшина приказал Марии Ивановне оставаться в этой избушке пока за ней не придёт машина, так как она была ранена.
Ну и конечно, навсегда запомнился день, когда объявили о прекращении войны. Утром, 9 мая, Марию Ивановну разбудили и сказали, что кончилась война. Очень трудно передать радость, которую все испытывали в этот момент. Кто–то смеялся, кто–то плакал. Пока она спала, её подруги пришили ей лычки ефрейтора, которые Мария Ивановна почему–то долго не хотела пришивать. Из–за этого она долго не могла найти свою гимнастёрку. Подруга пригласила вечером светить прожекторами. Она пробыла там всю ночь – светили в разные стороны прожектором, пели песни.

   Мария Ивановна Бунина, родилась в 1920 году в совхозе Хопёр. Она осталась без отца и без матери совсем маленькой, когда ей было около 7 лет. Сначала Мария Ивановна жила в семье двоюродного брата отца в Горьковской области, а потом одна из соседок взяла её к себе. Тут Марию Ивановну научили шить. В 12 лет устроили на работу, на прядильный завод, в отдел труда. Здесь Мария Ивановна снимала хронометражи, фотографии рабочего дня. В Горьковской области жила около двух лет, после чего приняла решение вернуться в Пензу. Здесь она так же жила в «чужих» людях. И хотя это всё были люди чужие, не родные, относились они к Марии Ивановне очень хорошо.
Так как Мария Ивановна рано осталась без родителей, коллективизация её не коснулась. Но несмотря на это данное событие глубоко врезалось в память Марии Ивановны. Она помнит, как во время коллективизации люди ходили, отбирали хлеб, коров. Если стоял двухквартирный дом —  считали значит кулаком. Крестьяне же прятали хлеб, закапывали. Те, кто раскулачивал, для того чтобы найти хлеб делали «щупальцы»8 — громадные щипцы, на концах как будто заострённые ложки. Их втыкали и проверяли есть ли рожь. Так же Мария Ивановна вспоминает времена голода. Наиболее запоминающейся деталью того времени оказалась пища –  ели хлеб с травой.

   Вспоминая о предвоенных годах нельзя обойти тему репрессий. Сама Мария Ивановна не была репрессирована, но одного из её знакомых репрессировали за то, что тот рассказал анекдот. По словам Марии Ивановны ему дали 10 лет. Говоря же в целом, Мария Ивановна считает что местная и центральная власть почти не вмешивалась в жизнь людей.
Народные традиции, православные обряды продолжали существовать. Люди продолжали гадать, крестить детей. Мария Ивановна так же была крещённая.
Долгое время Мария Ивановна проработала на одном заводе — завод им. Фрунзе (раньше назывался «трубный завод», а потом «велосипедный»). Пришла туда ещё подростком. Общий её трудовой стаж составляет 43 года.  В 1975 году ушла на пенсию. Во время войны завод был перестроен на военный лад.(назывался почтовый ящик 25). Когда началась война, собрали всю молодёжь, чтобы обучать на связистов перед отправкой на фронт. Походили около двух недель, а потом поступил указ сверху(Берия) – «бронь на завод»9, запретили брать с завода людей на фронт — только «ковать, ковать и ковать», т.к делали детали для катюш и другую военную продукцию. Работа была очень тяжёлая. Мария Ивановна так описывает работу: «Сидеть за конвейером — это невозможно»10. Работали по 12 часов в день без выходных и отпусков. В цех кроме штатных работников привозили так же на работу людей и из районов — так как не хватало людей. Дисциплина была очень суровой. Так, на естественные надобности давали только 5 минут. Нельзя было опаздывать даже на 5 минут — подсудное дело. А тем более прогул. За прогул сажали на год. Так что дисциплина была «ужасная, очень, очень крепкая»11. Сестра Марии Ивановны за то, что взяла кусок мыла — отсидела год. Сажали и за нарушение дисциплины. Но Мария Ивановна считает, что тогда и нужна была такая дисциплина — если бы её небыло, то был бы «развал».
Очень часто всем хотелось спать, поэтому пели «Катюшу», чтобы только не валилось из рук.
   Кроме работы в цехе, молодёжь посылали так же копать окопы, в лесу, на Шуисте. Здесь работы продолжались и в мороз. Бывали случаи смерти на этой работе — одну из работниц завалило землёй.
   Во время войны Мария Ивановна жила на квартире. Хозяин квартиры дал ватные штаны, валенки, полушубок, ремень и шапку «с ушами» — для работы на окопе.
Питание, по словам Марии Ивановны было приемлемым по тем временам. Из американского яичного порошка делали яичницу, ели овсяную кашу. За работу на окопах давали немного пшена. Картофель почти не ели, так как на рынке он стоил 240 р. за кг.
Во время войны так же занимались самодеятельностью. Мария Ивановна была руководителем женского ансамбля. Выступали в том числе и госпиталях. После работы часто ходили на танцы «Война войной..У меня были белые полинеливые туфли, такие матерчатые..придёшь с работы..12 часов отработаешь..скорее зубным порошком или мелом их помажешь и в Дзержинский (или в Белинский) — на танцы ещё ходили!»12
С мужем, Мария Ивановна, познакомились в войну. Его ранили под Сталингадом и он был направлен в госпиталь подшефный заводу на котором работала Мария Ивановна. В госпитале они и познакомились. После того, как муж Марии Ивановны был выписан из госпиталя, он обучал солдат в Леонидовке.
   У Марии Ивановны был пропуск в Леонидовку, т.к. там работал её муж, поэтому девушки просили привести оттуда ребят. Собирались вместе, приносили  у кого что было, винегреты разные делали.
 После войны жить стало полегче. Начали строить дома и Мария Ивановна получила бесплатно квартиру. А на завод завезли новую технику — немецкую. У Марии Ивановны в 1946 родилась дочь, в 1950 сын.
В это время уже не репрессировали никого. Ходили в церковь, крестили детей, хотя был запрет(так и до войны)
Мария Ивановна – Ветеран труда и ветеран отечественной войны. Имеет 8 трудовых наград. 

Ворфоломеева Раиса Владимировна родилась в 1933 году в Пензе. Её первое воспоминание о детстве описывает условие в которых она родилась. Об этом времени она говорит, что в это время был голодомор. Здесь можно отметить с одной стороны влияние СМИ и слухов — так как термин появился совсем недавно, а с другой стороны о памяти народа, передающейся из поколение в поколение.
   Великая Отечественная война началась в 1941 году. Детям во время войны было особенно трудно. Раиса Владимировна говорит об этом времени: «Мы испытали всё: голод, холод, разруху»13. С первого года войны продукты питания стали выдавать по карточкам. Дети имели право получить 350 грамм хлеба. Но то, что выдавали — трудно назвать хлебом. Этот «хлеб» был испечён из овсянки, кукурузы. Весной рацион можно было пополнить тем что росло под ногами. Поэтому весна была долгожданной — Собирали просвирки, грибы, дикий лук, травы разные. В магазинах ничего небыло, но всё было на рынке. Но у семьи Раисы Владимировны, как и у многих,  небыло денег. Покупали  на рынке кожуру от картофеля. Искали где кожура немного потолще, чтобы её можно было сварить, добавить муки кукурузной или овсяной и испечь что – нибудь. Кроме кожуры от картофеля, весной покупали капустные листы, чтобы варить щи (c хамсой – 75р за кг) Картофель стоил на рынке 70р — поэтому его не покупали.
Раиса Владимировна отмечает, что очень тяжело было выживать зимой. Кроме того что был более скудный рацион питания, ещё и нечего было одевать. Люди носили, зачастую, поношенные вещи. Из тёплой одежды у Раисы Владимировны были только телогрейка и калоши.
Из своего окружения Раиса Владимировна не выделяет кого — то по имущественному признаку. По её словам жили все одинаково бедно.
В 8 лет Раиса Владимировна пошла в школу. В школе не было тетрадей, учебников и всего один учебник на весь класс. Букварь дети изучали по очереди.
О начале Великой Отечественной войны Раиса Владимировна узнала по радио. Она говорит что все были в ужасе и всё время смотрели на небо. Они видели, как на запад летели самолёты. Они смотрели на них и пытались определить — свои ли это самолёты или немецкие.
Во время войны Раиса Владимировна вместе с другими детьми ходила в госпиталь для того, чтобы помогать раненым. Иногда в госпиталях устраивали концерты: Дети пели военные песни, а раненые солдаты им подпевали. А ещё в госпиталях они стирали бинты и наматывали их на бобины. Раненые, лежавшие в госпиталях, просили детей писать за них письма (возможно т. к. сами не могли). Раиса Владимировна вспоминает, что в письмах домой, никто из раненых не жаловался, а писали что всё хорошо и ранение лёгкое. Самое тяжёлое для детей было  заготавливать дрова для госпиталей. Их работа заключалась в том, чтобы достать брёвна из воды и погрузить в машину. Для того, чтобы достать бревно из воды приходилось заходить в воду по пояс.
Семья Раисы Владимировны жила в бывшей барской конюшне. Её мама работала уборщицей. Когда мама уходила на работу, все домашние дела оставались на Раису Владимировну. Она  мыла полы, приносила воды на коромысле. В первые годы войны погиб её двоюродный брат. В 1942 году взяли на фронт отца Раисы Владимировны. Он вскоре был ранен — эшелон, в котором он находился, был разбомблен врагом. Отец Раисы Владимировны получил контузию. Его комиссовали — он совсем не ходил, плохо слышал и у него были сильные головные боли.(умер в 1968).
В «обязанности» детей входило так же отоваривание карточек. По словам Раисы Владимировны в очередях на отоваривание карточек были в основном пожилые люди и дети.
Раиса Владимировна так говорит об этом времени: «Можно сказать, что детства у нас небыло»14. Но несмотря на тяготы войны мирная жизнь детей продолжалась. Они так же как и раньше играли в разные игры, ходили смотрели военные фильмы. Какого –то влияния властей на жизнь детей Раиса Владимировна не помнит. Примечательно отношение к войне Раисы Владимировны: «Мы были энтузиасты, верили в победу»15.
После окончания семилетней школы Раиса Владимировна пошла учиться на бухгалтера. После она пошла работать на завод Электроавтомат. Потом Раиса Владимировна закончила техникум машиностроения. Говоря о ситуации с продовольствием в послевоенные годы, Раиса Владимировна отмечает некоторое улучшение — в 50–е годы выдавали 1 буханку хлеба в руки(но карточную систему почти отменили). Это хотя и было больше, чем в годы войны, но всё же было ещё недостаточно. Раиса Владимировна говорит, что их «выручала кукуруза»16.

   Рыбаков Иван Евлантьевич родился 25 января 1927 года в с. Липовка Малосердобинского р–на.
    Отец его жил с дедом, дядей Ивана Евлантьевича и приёмной дочерью деда (дальняя родственница). У деда Ивана Евлантьевича была небольшая маслобойка — работали на ней посменно всей семьёй. Всё хозяйство вели так же сами: сами сеяли, сами пахали. У деда Ивана Евлантьевича было ещё 3 лошади (2 рабочих, 1 чтобы ездить). Несмотря на то, что семья Ивана Евлантьевича не использовала наёмный труд, его деда сочли кулаком. Их семью выгнали из дома и переселили в мазанку. В их бывшем доме сделали избу читальню, привезли книжки. Одну зиму семья Ивана Евлантьевича прожила в мазанке. Потом прислали нового председателя  колхоза (Виноградов). Он начал спрашивать по деревне про всех – кто такие, ему член правления про  семью Ивана Евлантьевича говорят — кулаки. На что председатель ответил «Какие же они кулаки? Работали сами на своей земле.»17 Председатель приказал убрать библиотеку и заселить семью Ивана Евлантьевича обратно. Когда Ивану Евлантьевичу было 4 года — начали ломать дом, пока дед и отец на работе, начали ломать и увозить брёвна, а их семью снова переселили в мазанку. Корову отобрали, но она не стала ходить в стаде, стала приходить к мазанке. Корова никому не давалась доить. Пришли к его матери — спросили не пойдёт ли доить корову(т.к. другим не дается). Она согласилась. Как вечером пригонят коров — детям молока парного. Это заметили в руководстве и запретили. Тогда мать Ивана Евлантьевича перестала доить корову совсем. Корову отдали в соседнюю деревню, там её зарезали на общее питание.
    Потом председателем колхоза назначили другого человека (фамилия Кузнецов). Он сказал отцу Ивана Евлантьевича: «Евлантий Михайлович, помогите восстановить маслёнку(маслобойку), которую у вас до этого забрали»18. И Евлантий Михайлович стал работать маслёнщиком.
    В мазанке стало уже очень холодно жить, на зиму семья брата матери приютила у себя, несмотря на то, что могли сказать что они  тоже кулаки. Потом крёстная Ивана Евлантьевича с семьёй уехала в Пензу и оставила небольшой домик. Евлантий Михайлович работал в кузнице, потом ходил на курсы машиноведения(МТС). Во время уборочной сдавал много хлеба(Стахановец). За это его поместили на доску почёта. Однажды приехал какой – то уполномоченный: «Что это у вас кулак на такой работе работает?»19 Отца сняли с машины. Поставили другого — ему в первый день отрубило руку. Поставили и другого председателя — спрашивает отца Ивана Евлантьевича почему тот не работает. На что он ответил, что его сняли с работы, как кулака. Председатель начал ходатайствовать. Уговорил отца вернуться. Это было уже в 1937 году..
   Одно из  воспоминаний Ивана Евлантьевича касается организации колхозов. Председатель их колхоза специально вывез хлеб – «колхозникам не дадим»20, что привело к голоду. В последствии справедливость восторжествовала и этого председателя колхоза сочли врагом народа.
    Реакция на начало войны(сначала финская) была как у подростков. Ребята играли в «войну» и не думали что могут когда –то взять на фронт.
    На фронт взяли отца Ивана Евлантьевича, хотя тот был инвалидом 1й группы.
    Можно отметить, что в семье Ивана Евлантьевича, а так же среди его знакомых небыло ни одного репрессированного.
    В школе Иван Евлантьевич учился хорошо. Одновременно с учёбой все работали на поле. Если вдвоём гектар вспахали — председатель давал стакан мёда. Пока шли до дома — обычно этот стакан съедали(смеётся). Ходили «разумши»21 — когда пахали все щиколотки были в крови. Спали обычно в амбаре, на соломе. А ночью воровали огурцы, морковь на огородах(смеется), рвали черёмуху. Но если говорить о продовольствии, то наиболее распространённой едой были оладьи из картофеля.
    Кроме работы в поле и учёбы Иван Евлантьевич ездил отвозить зерно в Колышлей, а обратно везли горючее — 3 дня туда, 3 обратно на лошадях сопровождали обоз. Некоторые отказывались ехать т. к. небыло хлеба чтобы с собой взять. Тогда находили хлеб(спрашивали у соседей).
    Сестра и мать Ивана Евлантьевича поочерёдно ездили копать противотанковый ров между Пензой и Саратовом.
    Отправляли учиться на ФЗО (на машиниста, снаряды делать и т. п.), Иван Евлантьевич относился к этому без энтузиазма и учился тут с неохотой. Когда Иван Евлантьевич учился в 7 классе в октябре  ему прислали повестку , несмотря на то, что ему в это время было ещё 16 лет.
    Ивана Евлантьевича забрали в армию 30 октября 1944. Его направили в Марийскую ССР, станция Суслонгер, 396 запасной стрелковый полк. Он попал в школу пулемётчиков. Иван Евлантьевич был очень худой. Во время марш бросков с полной выкладкой было очень тяжело. Иван Евлантьевич говорит в нём было 30 кг(голодали), а в пулемёте 42 кг: «пулемёт был тяжелее меня»22. Марш броски были по 5,10,15,20 км. Постоянно проходили учения. На них Иван Евлантьевич показал себя отличным стрелком. Домой присылали благодарность – «Спасибо за сына». Иван Евлантьевич так же занимался тем, что делал лыжи для фронта.
    9 мая 1945 года построили в 2 часа ночи по тревоге — форсированный марш. Им уже дали команду «шагом марш», но тут дежурный прибежал с известием об окончании войны. Все очень радовались, стреляли в воздух — израсходовали все патроны. Солдаты съели весь паек, положенный на марш бросок. Марш бросок был отменен, а вместо него всех повели в столовую.
    Иван Евлантьевич  был командиром отделения, имел звание младшего сержанта. Ему приказали из берёзовых веток сплести маты 2X0,7 м. (чтобы потом в поезде спать на них). Вскоре их с духовым оркестром отправили в Германию. Из вагонов никого не выпускали. С польской границы пришлось идти пешком. Шли пешком очень долго. А на ночь выставляли часовых. Иван Евлантьевич вспоминает, что в г. Орши их покормили в столовой(весь город был разбомблен, кроме столовой), а обычно был сухой паек. Дошли до немецкого города Гумбиннен(Сейчас г. Гусев Калининградской области). Потом переместились в 526 укрепрайон. Солдат поселили в барском доме. Теперь и кормить стали досыта –добавки можно было брать. Здесь началось распределение солдат по месту будущей службы. Стали спрашивать — кто с деревом умеет работать. Предложили Ивану Евлантьевичу в сапёрное отделение (что скажут — то и будете делать) командиром отделения. С ним пошли по своему желанию 4 сослуживца. Когда пришли на место, увидели лежащего солдата (фамилия Костин или Коcтиков; воевал, весь в орденах, герой СССР). Он спрашивает «Это что ж, ты сержант будешь мной командовать?...Я тебе подчиняться не буду»23. На что Иван Евлантьевич ответил « Ну не хочешь — не подчиняйся»24. Их отделение послали на склады получать койки и т. п. А потом пришло время идти в столовую. Костин строиться не вышел, сказав, что не пойдёт в столовую. Сам же пошёл сзади после, но его не пустили, т. к. без строя пошёл. Потом демобилизовали всех по 1922–й год рождения, в том числе и этого солдата.
    Однажды Ивана Евлантьевича направили в караул. Там дисциплина уже попроще, чем в учебной части — и разговаривали уже на посту. Иван Евлантьевич познакомился с лейтенантом из сан. роты — из Саратова был. Однажды увидели зайца через окно— решили убить(чтобы съесть), стреляли из автомата прямо через стекло. После этого, чтобы «замести следы» патрон от тт лейтенанта вставили в автомат а, стекло выдавили.
    Иногда Иван Евлантьевич говорил, что у него температура. Его направляли в сан роту,  где они с другом сидели разговаривали, ели, пили.
    В январе сапёров направили на сборы. 6 месяцев их учили в г. Тильзите сапёрному делу. А 12 марта 1946 года направили на разминирование полей. Привезли под Смоленск — разминировать. Иван Евлантьевич писал письма домой. Писал он так: «не знаю доживу или нет. До дня победы дожил, а сейчас хуже»25. Под откосом поезда лежали «друг на друге», кругом были сгоревшие танки. Всю технику, которую немцы оставляли — обязательно минировали. Оставляли и «лягушки» в сооружениях.
    Разминировали от Смоленска до Риги. Зимами в казармах проходили обучение. 1946 — 1948 года Иван Евлантьевич занимался разминированием(3 года). Разминировать было страшно, многие солдаты подрывались. Иван Евлантьевич был сапёром взрывателем. Он говорит, что ему помогало то, что он хорошо разбирался в геометрии, в чертежах. Иван Евлантьевич отмечает особенность: у них были только немецкие карты с расположением мин, а русских небыло. Он говорил солдатам: «Осторожнее, не трогайте! Только обнаружили — ставьте флажок и идите дальше, а мы сзади взрываем»26. Когда взрывали – всё вокруг окружали, чтобы небыло жертв. Те, кто шли впереди — за каждым шнур тянется и флажок. За ним через 25 метров шёл следующий. Миноискатель брал 2 метра в 1 сторону и 2 метра в другую. За день так проходили 12 км. Было тяжело с водой, т.к пить могли  только то, что взяли с собой во фляжке.
    Иван Евлантьевич потерял двух своих солдат. Одного из них убили латыши за «яблоко». Солдат пошёл сорвать яблоко на одном из хуторов. Залез на яблоню, сорвал яблоко, его и застрелили. Услышав выстрел, послали одного солдата узнать что случилось. Латыш уже тащил труп в канализацию. Потом подбежали остальные, начали колотить хозяина. Приехала комендатура(латыши) надели наручники на хозяина хутора, посадили его в машину и повезли. За ними солдаты смотрели в оптику. Увидели, что через 3 км — отпустили, сняли наручники. Лейтенант взял снайперскую винтовку у Ивана Евлантьевича и выстрелил в этого латыша(застрелил). В официальных сводках сказали, что шальная пуля попала. Вообще в Латвии не очень хорошо относились к советским солдатам. Для них разминировали, а они все колодцы «на замки» — не давали попить. Но иногда замки срывали выстрелом из пистолета. Иван Евлантьевич вспоминает так о них: «пашет свой огород, а у него в борозде винтовка... ...как только солдат один появился — обязательно застрелит»27.
    Однажды приехал парнишка верхом на лошади, по – русски не говорит. Сказал(не знаю как), что на их хутор напали бандиты, всех вырезают семьями— чтобы в колхозы не шли. Это было в 1948 году. Советские солдаты оцепили хутор. Там стояло 2 дома и усадьба. Ночью ворвались в дома и постреляли этих бандитов. Увиденное в доме поразило солдат: бандиты что порезали даже маленьких детей. В это время одного солдата из оцепления убили.
    Под конец разминирования дошли до Балтики — купались в море. Один из солдат хотел с помощью разминированной мины поглушить рыбу. Только поджёг — большинство пальцев оторвало, остался один мизинец, отрезало ухо.
    В Калининградской области было много снарядов после войны. Бывали случаи, когда «ребятишки» гвозди выпрямляли на снарядах от гаубицы — иногда подрывались. Так Иван Евлантьевич рассказывает об одном таком случае, когда «от 6 ребят осталась одна ручонка».
    После разминирования Иван Евлантьевич попал в воинскую часть 73861. Ему дали отпуск месяц, хотя такой только офицерам давали. Иван Евлантьевич служил в хоз взводе жестянщиком. Работал, казармы перекрывал крыши.
    Демобилизовался  Иван Евлантьевич со специальностью  сапёр — разведчик всех родов войск.
    Иван Евлантьевич называет лучшим период жизни с 1937 года(примерно) и до начала Великой Отечественной войны. Такой выбор он объясняет тем, что был хороший урожай и  хлеб в это время «чистый»28, без травы.


   Суслов Иван Андреевич родился в Шемышейском районе в селе Старое Дёмкино 20 марта 1922 года. До 1938 года — работал в колхозе на лошади водовозом. Потом Ивана Андреевича выбрали комсоргом. В подчинении у него было 30 комсомольцев. Семью и знакомых Ивана Андреевича не раскулачивали и не репрессировали.
    Перед войной отучился на тракториста и работал на тракторе. В 1940 году его «поженили».  В 1941 году немцев Поволжья выселили, а их командировали туда на уборку урожая. Там Иван Андреевич проработал до 6 января 1942 года. В этот день ему принесли повестку в армию. Жена Ивана Андреевича была беременна(родила дочь, когда Иван Андреевич был уже в армии).
        Сначала отправили в Саратов Ехать пришлось в товарных вагонах поезда. А потом переправили в Ташкент. Там будущие солдаты пообедали и снова по вагонам — на этот раз в Самарканд(прибыли туда в марте). Там был запасной кавалерийский полк. Каждому солдату пригнали по 2 лошади из колхозов. Их необходимо было кормить, поить, чистить, водить на полигон. После обучения направили в Тульскую область — там фронт около 1,5 км дальше. Здесь было распределение по ротам. Иван Андреевич попал в кавалерийскую дивизию имени Морозова (возможно имеется ввиду 11 кавалерийская Оренбургская ордена Ленина Краснознаменная ордена Красной Звезды дивизия имени тов.Морозова. 19 января 1943 г. 11–я кавдивизия была преобразована в 8–ю гвардейскую кавалерийскую дивизию)
    Во время войны Иван Андреевич много переписывался с родными.
    Ивана Андреевича направили на оборону Волгограда. Поступила информация, что в Харькове появилась немецкая кавалерия. И их дивизию направили туда. Потом дошли до Полтавы. У каждого было по 2 лошади — «на одной сидишь, а на второй пулемёт»29. Под Полтавой произошёл бой, в котором Иван Андреевич был ранен в бок разрывным патроном — сзади большое отверстие делает(возможно имеется ввиду Третья битва за Харьков  19 февраля— 14 марта 1943 года). Когда Иван Андреевич очнулся — пришла старуха и спросила : «Сынок, живой?» На что Иван Андреевич ответил: «Живой»30. Его перевязали и отвезли в сначала в г. Харьков, а потом в г. Бобров. Там Иван Андреевич лечился 3 месяца. После чего его направили в пехоту под Белгород. Ивана Андреевича назначили наводчиком на пушку(45–ю). К вечеру привели двух дезертиров. Им сказали — «совершите подвиг — дадут русское обмундирование, если нет — трибунал»31. Они попросили , чтобы кто – нибудь пошёл вместе с ними  с пулеметом. Спросили Ивана Андреевича — и он согласился. Ходили на передовой — иногда ползли ползком. Там находилась немецкая оборона, было много техники. Когда стемнело, немцы начали пускать ракеты. Когда запустят ракету — светло, а потом 10 минут опять темень. И тут Иван Андреевич и два «дезертира» увидели, что по линии фронта идёт человек. Думали, что если близко подойдёт — самое главное не прозевать. Немец сел около пушки (150–й) и закурил. Только начал поворачиваться, а «дезертиры» быстро привязали ему шнур к ногам. Только свет потух — и потянули метров 10 волоком. Иван Андреевич держал немца за руки и в одной руке тряпку — чтобы использовать в качестве кляпа. Довели пленного до дивизии. Лейтенант наградил Ивана Андреевича красной звездой. А «Дезертирам» дали русское обмундирование, т. е. по сути они вернулись в строй без наказания.
    На следующий день(здесь возможно даты сблизились в памяти Ивана Андреевича) двоих солдат направили в разведку. Иван Андреевич захотел пойти с ними. Пошли вдоль оврага вдоль линии обороны(русской), дошли до небольшого, но дремучего леса. Услышали немецкие голоса — там 25 солдат хотели сдаться(те кто шёл с Иваном Андреевичем понимали по немецки). Это было в конце 1943 года. Привели и этих пленных. В тот же день(возможно тоже сместилось событие) Увидели — как едет немецкий танк. Иван Андреевич из пушки подбил танк. Из танка двое немецких солдат вылезли и направились в сторону русских — их убили. Лейтенант кричал «Не надо»32, а двое немецких солдат  ушли обратно в сторону своих. Солдаты заметили, что ещё один танк едет. Иван Андреевич выстрелил в него, но промахнулся. Тогда Иван Андреевич взял 2 гранаты и пошёл вперёд на 8 метров. Около 3 метров от танка — кинул в него гранату — танк остановился, потом вторую — и он загорелся.
    За это Иван Андреевич получил награду – «героя»33 (Точная информация не была найдена. Возможно имелась ввиду другая  награда)

Автор: Гущин Александр Анатольевич
Дата публикации: 16.05.2012

1 | 2 | 3 | 4



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Глава I. Источники и историография Чечни в исследуемое время // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

В перечне источников истории любого народа главными являются письменные документальные свидетельства. Период XVI – XVIII вв. в истории Чечни имеет документальную базу в различных архивохранилищах России и других стран. .

Читать

Об этом нельзя забывать

Мой прадедушка по линии отца Исмагил Загитович Юлаев- участник Великой Отечественной войны, ветеран войны и труда. Когда началась война, ему было 22 года. Юноша в числе первых ушел на фронт защищать Родину, воевал в 112-ой кавалерийской дивизии. В 1943 году был тяжело ранен под Сталинградом и попал в госпиталь. Контузия не позволила ему вновь встать в строй. Исмагил-олатай был комиссован и вернулся в родную деревню Таймас Куюргазинского района. Вел активный образ жизни, работал, ковал победу в тылу. Встретил красивую скромную девушку Гафифу и сделал ей предложение. Вместе они окончили в Стерлитамаке учительские курсы и стали работать в школе..

Читать

345-летие первого русского боевого корабля «Орел»

Отечественный военно-морской флот - составная часть вооруженных сил нашей страны - создавался для ведения боевых действий на морских и океанских театрах военных действий. Основание регулярного Российского военно-морского флота относится к бурной эпохе Петра I. «Всякий потентант,- гласило крылатое изречение Петра I, вошедшее в «Книгу устав морской...», - который, едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет».

Читать

Глава IV. Историческая география и политическая карта Чечни // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

В течение исследуемого времени Северный Кавказ представлял собой весьма сложный, в национальном, политическом и религиозном отношении регион. Многочисленные народы края различались, хотя и не стадиально, в своем социально-экономическом положении и в культурно-общественном развитии..

Читать

Люди бессмертного подвига

Да, они солдаты Великой Отечественной войны, люди бессмертного подвига, кто не щадил себя во имя общего дела достойны повседневного и чуткого внимания. 1418 дней сражались они, не жалея ни сил, ни крови, ни самой жизни чтобы одержать выдающуюся победу над фашизмом, спасти свою страну и мир от гитлеровского порабощения. И они одержали её. Этот подвиг советских солдат, подвиг, не имеющий себе равного во всей истории человечества, высечен нестирающимися знаками в сердцах всех живущих на земле, всех, кому дороги свобода и мир. Чистое голубое небо и счастливая детская улыбка. .

Читать

Герой великой войны

  Из года в год, изучая историю периода Великой Отечественной Войны, мы знакомимся с новыми и новыми её героями: партизанка Зоя Космодемьянская, летчик-истребитель Александр Покрышкин, стрелок – автоматчик Александр Матросов. Они совершили подвиг во имя светлого будущего. Их знают все, их помнят, их именами называют улицы, им возводят памятники. А если подумать, о скольких героях нам не суждено узнать? Кто он – герой Великой Отечественной Войны?.

Читать

Женский подвиг

Биография моих односельчанок, имеющих государственные награды, как многодетные матери.

Читать

Удивительные люди Приморья

Мы с мамой смотрели её фотоальбом, детские и школьные фотографии. Вдруг на пол упала заметка (небольшая вырезка) с районной газеты «Трудовая слава». Фотоэтюд В. Пак, посвящен Международному дню защиты детей, на фотографии с газеты на меня смотрит моя мама. Она еще ребенок, ей не больше 5 лет, сидит на детском аттракционе «Олене» и крепко держит олененка за рога..

Читать

Легенды моего села

Ге – ра –си – мов – ка… Что - то знакомое слышится, когда произносится это слово вслух. И трель невидимого жаворонка в летний полдень над душистым луговым морем. И призывные звуки небольшого церковного колокола, разносившегося далеко ветром, напоминая нам, потомкам о богатой истории нашей земли. .

Читать

Дневник майора Наякшина

Этот дневник я обнаружила среди рукописей моего прадеда профессора К.Я. Наякшина. Небольшая затертая тетрадь была исписана каранлашом мелким почти нечитаемым почерком. В расшифровке текста мне помогли родители, самарские историки Андрей и Ирина Демидовы, а также знаток военной истории Станислав Владимирович Шанько..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter