↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

В США не могут решить, что делать с «Титаником»
........................
В Перу нашли гигантское изображение кошки
........................
Канадский подросток нашел останки динозавра возрастом 69 миллионов лет
........................
Древнегреческий храм нашли на острове в Черном море
........................
Климат стал причиной исчезновения древних людей
........................

Товарный дефицит в СССР: обострение проблемы в 1960-х — начале 1980-х гг. в ракурсе истории повседневности

(Статья)
Раздел: История России
Автор: Гущин Александр Анатольевич
Гущин А.А. Обострение проблемы товарного дефицита в СССР в 1960-х — начале 1980-х гг. в ракурсе истории повседневности // Проблемы гуманитарного образования: филология, журналистика, история: сб. науч. ст. III Междунар. Науч.-практ. Конф.(г. Пенза 8-10 декабря 2016 г.) / под ред. Канд. Пед. Наук, доц. Т.В. Стрыгиной. - Пенза:Изд-во ПГУ, 2016. - С. 252 - 258.

Проблему товарного дефицита в Советском Союзе в 1980-х гг. можно без преувеличения назвать самым ярким проявлением надвигающегося системного кризиса советской цивилизации, чем и объясняется сохранение устойчивого интереса отечественных и зарубежных исследователей, как в предметной области собственно истории, так и экономической науки.  Ключевым моментом научных поисков выступают попытки изучения  важнейших факторов, спровоцировавших необратимые процессы. Так, исследователи обращают внимание на то, что в середине 1980-х годов СССР столкнулся с тяжелым кризисом платежного баланса и финансовой системы, перешедшим в общеэкономический кризис[15:272]. В этом же контексте рассматривается сворачивание экономической реформы 1965-67 гг., что  положило начало череде неудачных попыток вывести экономику СССР из затяжного кризиса[16:93].

Итогом неэффективной экономической политики стала все возрастающая неудовлетворенность потребительского спроса, что, в свою очередь, усугублялось ростом номинальной заработной платы. С прилавков магазинов постепенно стали исчезать некоторые продовольственные товары, а также промышленные товары. Со временем в разряд  дефицитных переходят даже товары первой необходимости. Достаточно быстро, в течение десятилетия, это явление превратилось в бедствие национального масштаба. Потребительская корзина опустела практически полностью.

Если посмотреть на дефицит через призму социокультурной трансформации советского общества, то можно увидеть, как данное  явление повлияло на мировоззрение, мировосприятие советских граждан.

Важнейшим источником изучения социальной реакции на происходившие события выступают обращения населения во власть,  жалобы на провалы в функционировании системы потребления в СССР. При этом нужно отметить, что письма в центральные органы власти направлялись, как правило, в том случае, если местные органы либо игнорировали обращения, либо уже не могли решить проблему самостоятельно.

Так, в октябре 1964 г. в Совет Министров СССР поступило 25853 писем трудящихся, из которых – 288 по вопросам торговли, общественного питания и розничных цен. В ноябре 1964 г. из 23652 поступивших писем вопросов торговли касалось 253[1:1], что составило примерно 1,1 %. Количество обращений в январе 1965 г.  достигает уже 28817 писем, из них по вопросам торговли – 415[2:49] или 1,4%.

Реализация экономической реформы дает существенное сокращение числа жалоб: в декабре 1969 г. на имя председателя Совета Министров СССР и в адрес правительства СССР поступило всего 12124 письма. Вместе с тем, увеличивается удельный вес обращений по поводу дисбаланса системы потребления (386 жалоб по вопросам торговли [3:1], что составило 3,2 %).

Данные по 1970 г. позволяют зафиксировать рост числа обращений: в высшие органы исполнительной власти поступило 18959 писем, из них 417 по вопросам торговли[3:53] или 2,2 %. Такая динамика сохранялась и в дальнейшем. В частности, в первом квартале 1976 г. на имя председателя Совета Министров и в адрес правительства СССР поступило 24353 письма, из которых по вопросам торговли 649[4:1], что примерно 2,6 %, в четвертом квартале 1976 г. – 16592 письма, из них – 478 касались торговли[4:38], что составило примерно 2,9 %. В первом квартале 1981 г. на имя Председателя Совета Министров СССР поступило 17957 писем, из которых по вопросам торговли – 975[10:1] или 5,3 %.

Весьма откровенно ситуацию на потребительском рынке и в общественном сознании характеризует изменение содержания обращений в течение 1960 – 1970-х гг. Так, в 1960 – 1961 гг. на имя Н.С. Хрущева стали массово поступать письма с жалобами на плохое снабжение продуктами. Среди этих писем, есть обращение, подписанное ученицей 5-го класса средней школы г. Омска, об отсутствии в розничной торговле товаров повседневного спроса: «кроме консервов и печенья нет ничего»[14:73-74].  В письме из г. Кирова рабочие писали: «Если бы сфотографировать эти очереди, которые растянулись в длину на три квартала, может быть Вы тогда только поверили, что о колбасах здесь и говорить нечего, нет их»[14:73-74].

В октябре и ноябре 1964 г. в письмах, поступивших в Совет Министров СССР по вопросам торговли, писали, напротив, об улучшении торговли продовольственными товарами, о том, что в продаже появились белый хлеб, макаронные изделия, масло, сахар. Но было и  много жалоб на неудовлетворительное обеспечение белым хлебом, крупами, мясом. Жаловались, что в некоторых местах продолжали продавать продукты по спискам и талонам, сетовали на большие очереди в продовольственных магазинах. Поступали письма и об отсутствии в некоторых сельских магазинах необходимой одежды, обуви. Уже привычным делом становятся жалобы на плохое качество телевизоров, радиоприемников, холодильников[1:4].

В справке о письмах трудящихся по вопросам торговли за 1965 г. в целом отмечалось, что до ноября 1964 г. в Совет Министров СССР поступало большое количество жалоб на серьезные перебои в снабжении продовольственными товарами во многих районах страны, большие очереди в продовольственных магазинах. В 1963–1964 гг. таких жалоб поступало порядка 300–400 в месяц. Начиная с декабря 1964 г. поступление писем такого характера резко сократилось: до 34 писем в месяц, а в январе 1965 г. жалоб на трудности с покупкой продовольствия было подано в общей сложности 37[2:52].

По вопросам торговли в Совет Министров СССР за период с января по апрель 1976 г. поступило 895 писем. За тот же период 1975 г. – 1164 письма. В справке о письмах по вопросам торговли отмечалось, что такие изменения произошли за счет сокращения количества просьб об оказании содействия в покупке легковых автомобилей, мотоциклов и запасных частей к ним и некотором увеличении числа жалоб на перебои в торговле продуктами и некоторыми промышленными товарами. При этом 66 % писем были о продаже легковых автомобилей, мотоциклов и запасных частей к ним[5:34]. Отмечалось также, что во многих письмах по вопросам торговли промышленными товарами, указывается, что при наличии в магазинах большого количества различных товаров подчас трудно приобрести нужные вещи: их качество, отделка, фасоны, расцветка не удовлетворяют покупателей, при производстве товаров не всегда учитываются возрастные особенности людей[5:36]. Например, в письме из Новгородской области за 1976 г. отмечалось: «Товаров в продаже у нас стало много, а вот то, что необходимо и подешевле, того нет...» [5:37]. В письме из г. Люберцы за тот же год писали: «Прошу увеличить продажу самоваров, но не таких, какие имеются в магазинах величиной с ведро и формой ведра, а маленьких, литра на 2–3...» [5:37].

К началу 1980-х гг. определенным трендом становятся обращения по поводу товаров длительного пользования, и, прежде всего, транспортных средств. Так, в половине писем по вопросам торговли, направленных на имя Председателя Совета Министров СССР, содержались просьбы о содействии в приобретении легковых автомобилей, мотоциклов и т. п. Были письма о недостатках в организации торговли и плохом обслуживании покупателей[11:12]. Поступали жалобы на перебои в торговле мясными, молочными продуктами, крупой, овощами. Писали также по поводу низкого качества молочных продуктов, овощей[11:13]. Сообщалось и о больших трудностях в приобретении промышленных товаров, отсутствии хлопчато-бумажных и льняных товаров, тканей, белья, чулочно-носочных изделий. Жаловались и на отсутствие в магазинах хозяйственного и туалетного мыла, зубной пасты, одеколона, электрических лампочек и т.д. [11:15]

Ситуация тотального дефицита становится нормой не только для сельских населенных пунктов, но и для городов и поселков городского типа. Так, например, в письме из Курской области в 1981 г. указывалось: «В магазинах не абсолютно никаких жиров. За маслом мы выстаиваем часами, а получаем такой суррогат, что ни на хлеб не мажется, ни в каше его не видно. Молоко в нашем поселке в январе было в продаже только два раза. Творог последний раз покупала в магазине летом 1978 г.»[11:13]. В письме из г. Тахиаташа Каракалпакской АССР писалось: «Наш город большой, но в магазинах ничего нет кроме вина, коньяка, хлеба и гнилых овощей. Мясо бывает редко, масло вообще забыли, молочных продуктов нет...» [11:14].  Интересно письмо из Ульяновской области за 1981 г.: «Нет ни продуктов, ни промтоваров. Работаем мы с полной отдачей, а придя домой есть нечего. Нет сливочного и растительного масла, молочных продуктов, крупы, макаронных изделий, рыбы и рыбных консервов. Мы не просим мяса и колбасы, пельменей и котлет – мы уже забыли их вкус. В магазинах отсутствует постельное белье, полотенце, мыло...» [11:14]. Даже в столице сохранялось напряженное положение, что осложнялось регулярными продуктовыми рейдами населения близлежащих регионов. Так, в письме из г. Москвы (1981 г.) сообщалось: «К нам в Москву едут перед праздниками автобусы с покупателями, 60–80 человек, выходят и сразу занимают магазин заполняют, очереди, берут все подряд и овощи и мясо (если оно есть) колбасы и т. д. А мы, москвичи, пенсионеры, как праздник и ничего праздничного не можем приобрести» [12:1].

Стояние в очередях постепенно превращалось в элемент советской повседневности, часть советской культуры. В очередях население тратило большое количество времени, которое можно было бы использовать более рационально, кроме того, это было потенциально опасным и ввиду возможного социального взрыва.

Например, в письме из г. Иваново в марте 1977 г. сообщалось: «Картофеля в магазинах нет, а если есть то мороженный и весь гнилой, и того в одни руки дают только 10 кг. Четвертый год построили у нас рыбозавод, но рыбы у нас никакой нет кроме скумбрии и мойвы...»[6:2]. Аналогичная ситуация описывалась в письме из г. Ташкента (1980 г.): «Примерно до 1970 г. в городе были все продукты и в достатке: мясо, мясные консервы, сыры, сырки плавленые, хорошая сельдь, сухое молоко, колбасы, рыба копченая и т. п. Много было фруктов и овощей хорошего качества. Сейчас этого ничего нет. Остались одни воспоминания. Множество товаров и продуктов стали дефицитными. Чтобы купить пачку кислого творога надо встать с петухами, досыта настояться в очереди. А в последнее время и этого нет»[8:56].

Перспектива тотального дефицита усиливала напряженность в обществе: «тревожит все возрастающий, буквально с каждым месяцем, с каждым днем дефицит... И не знаешь, не предугадаешь, что станет дефицитным в ближайшее время...» (г. Орск, 1980 г.) [9:83];  «Прошлым летом я отдыхала по путевке на теплоходе. Подчас было стыдно за оренбуржцев, которые вместо музеев и экскурсий по памятным местам носились по магазинам...» [9:85].

Проблема дефицита усугублялась еще и тем, что советские власти не могли убедительно объяснить причины данного явления. Обострение международной обстановки в качестве объяснения не могло удовлетворить граждан. Так, в анонимном письме из г. Ленинграда указывалось: «Хлеб покупаем за золото, а в деревнях, где была летом, – хлебом кормят скот. Берут каждый день по 10 буханок»[9:36]. В письме из Донецкой области, отправленном в 1976 г., сообщалось: «Каждый год страна собирает большой урожай зерна, но почему в магазинах нет в продаже муки?» [5:34].

Все это подрывало авторитет власти. Население не только искало причину пропажи товаров с прилавков, но и предлагало собственное видение решения проблем. Например, в 1980 г. в обращении граждан из г. Иваново, было выдвинуто предложение о введении нормированного распределения продуктов: «Дети получают неполноценное питание, а поэтому часто болеют. Пожалейте детей, введите карточную систему на мясо, колбасу и масло…»[9:15]. Поступали и предложения об увеличении закупок продовольствия за рубежом: «...Куда же смотрят ЦК КПСС и Правительство и скоро ли кончатся эти трудности? Нельзя ли эти продукты завезти из других стран?» [9:15]. В письме из г. Орска (1980 г.) говорилось: «Если чего-то необходимого (мыла, постельного белья – не золота, конечно) действительно слишком мало, так почему не ввести талоны?» [9:86].

Наибольшее возмущение в советском обществе вызывал яркий контраст между напыщенными речами в СМИ, повествующими об успехах советской промышленности и сельского хозяйства, о миллионах тонн продовольствия, собранного в «закромах родины», об улучшении жизни населения и реальной действительностью. Так, например, автор обращения из г. Киева (1981 г.) задавался риторическим вопросом: «Почему вдруг исчезли хлопчатобумажные ткани и изделия из них? Читаем в газетах, слышим по радио, что наши хлопкоробы собирают миллионы тонн хлопка. Куда все это девается? Даже марли нет в продаже» [11:18].  Процитируем  еще ряд писем: «Мяса нет и не предвидится, хотя по статистике, наверное, планы перевыполнены (1980 г.; г. Ростов-на-Дону)»[9:24];  «Печать, радио, телевидение все сообщают, что улучшается жизнь людей. Я отвечаю, что это не так (1980 г.; г. Шахты)»[9:39]; «Чем больше говорится и пишется об улучшении нашей жизни, тем хуже и хуже живется (1980 г.; г. Иваново»[9:47];  «По радио и телевидению мы слушаем и видим, что все планы выполняем да перевыполняем. Так куда же все это девается, раз негде этого взять? (Ульяновская область)»[7:24].

В отличие от предыдущих периодов экономических трудностей и острого дефицита в СССР, дефицит 1980-х гг. стал серьезным вызовом для формирования гражданской идентичности и поводом для усугубления социальной розни в гуще, казалось бы, монолитного советского народа. Население не получало адекватного ответа от властей на вопрос о причинах кризиса. Кроме того, это было обусловлено еще и тем, что часть населения получало дефицитные товары через «заднюю дверь» магазинов. Те же, кто стоял в очередях в это время, могли и не дождаться покупки. Это усиливало социальную напряженность и еще больше подрывало авторитет власти, т. к. фактически распределением занималось не государство, а работники магазинов. Так, в письмо 1980 г. из г. Ростов-на-Дону высказывалось справедливое возмущение: «То мясо, которое поступает по фондам, распределяется через задние двери магазинов, в первую очередь по работникам торговли, их родственникам, знакомым и всем тем влиятельным лицам, которые имеют власть…»; «...Думается, настало время, и это будет правильно, ввести карточную систему на мясопродукты...» [9:24]. Как отмечают некоторые исследователи, в период 1980-1990-х гг. главной задачей людей было выжить, а ключевым словом был «дефицит», который в свою очередь породил особый жаргон: «блат», «знакомства», «купить и достать» [13:109]. Так, по данным Е.С. Нечаевой, полученным в ходе интервьюирования населения, нереализованный спрос породил систему неформальных рыночных отношений: «люди в принципе не чувствовали столь невыносимой нужды, даже несмотря на пустые прилавки магазинов, на отсутствие каких-то товаров или услуг. Можно сказать, что, несмотря на недоступность, товары все же доставались и, как ни странно, были они во всех квартирах и у всех людей»[13:110]. Такое явления можно объяснить адаптацией населения к изменившейся экономической ситуации.

Таким образом, товарный дефицит стал одной из характеристик повседневной жизни советского общества в 1970-1980-х гг. Стояние в очередях и поиск дефицитного товара были неотъемлемой частью жизни населения этого периода. Вместе с усугублением кризиса советской экономики в 1980-х гг. усиливался и товарный дефицит. Однако, население приспосабливалось, училось доставать дефицитные товары различными способами. При этом контраст реальности и пропаганды в СМИ, распределение продуктов из-под полы или прилавка, неспособность власти объяснить причины экономических трудностей провоцировало падение авторитета советских властей.

 

Список литературы

  1. Государственный архив Российской Федерации(далее - ГАРФ) Ф. — 5446. Оп. 99. Д. 1604.
  2. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 99. Д. 1605.
  3. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 104. Д. 1361.
  4. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 110. Д. 1492.
  5. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 110. Д. 1493.
  6. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 112. Д. 1323.
  7. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 135. Д. 1562.
  8. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 136. Д. 1426.
  9. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 136. Д. 1427.
  10. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 140. Д. 1504
  11. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 140. Д. 1505.
  12. ГАРФ Ф. — 5446. Оп. 140. Д. 1513.
  13. Нечаева, Е. С. Структуры повседневности советского человека в период перестройки (опыт анализа биографических интервью) // Теория и практика общественного развития. 2012. №8 С. 108-111.
  14. Попова, О. Д. «в ЦК те же помещики и капиталисты…»: восприятие советскими людьми социального неравенства в СССР в 1960-е годы // Новый исторический вестник. 2016. №2 (48) С. 72-81.
  15. Трофимов, А. В., Вельбой, М. А. Проблема товарного дефицита в СССР 1980-х годов в современной историографии // Известия УрГЭУ. 2007. №1 (18) С. 272-279.
  16. Ульянова, О. А. Провал экономических реформ в СССР во второй половине XX В. И причины краха советской экономической системы // Экономический журнал. 2011. №21 С. 92-101.

Дата публикации: 23.07.2020
1



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Мой прапрадедушка – пропавший без вести солдат

В каждой семье хранятся предания, связанные с войной. Хранителями семейных преданий являются бабушки: старшее поколение семьи. Давно нет в живых моей прабабушки Стародубцевой Елизаветы Степановны (1919-1991), но её воспоминания о военных годах хранит её дочь, моя бабушка Любовь Степановна..

Читать

Защитники войны

Война... Сколько боли, горечи, одиночества и смерти несет в себе это слово! Я думаю, война – ровесница человечеству и во все времена и эпохи люди чувствовали холодное дыхание войны у себя за спиной..

Читать

Экспонаты школьного музея рассказывают

Краеведческий материал, собранный и хранящийся в музее, как наиболее близкий, наглядный и конкретный, способствует более глубокому пониманию общих закономерностей развития общества нашего города, области и страны в целом. Практика исследовательской работы показывает, что использование музейных экспонатов на уроках и уроки краеведения на базе музея значительно облегчают усвоение курса истории России, делают наши знания более прочными и глубокими. .

Читать

Глава III. Хозяйственные занятия чеченцев в XVI-XVIII вв. Образование единого хозяйственного пространства // Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках

Чечня, как и весь Кавказ, принадлежит к древнейшей земледельческой зоне обитаемого мира, где исторически была развита т.н. "аграрная цивилизация" основанная на выработанной, на протяжении веков и тысячелетий технологии сберегающего земледелия. В Чечне исследуемого времени наблюдалось идеальное сочетание видов и сортов злаков, типов орудий труда, приемов обработки почвы с неукоснительным следованием природно-климатическим циклам..

Читать

Я был чести большой удостоен

Урал не раз помогал России одерживать победы над опасным врагом. Во время наполеоновского нашествия, во время Великой Отечественной войны..

Читать

Мой прадедушка - защитник Сталинграда.

У папы на полке лежат старые боевые награды. Я знаю, что они принадлежали папиному дедушке – моему прадедушке, он воевал во время Великой Отечественной войны, но как и за что он был ими награжден, не знал. Расспросив папу, я узнал интересные истории из жизни нашей семьи..

Читать

Страницы истории моего родного города – Апшеронска

Я родилась и живу в самом красивом крае России, Краснодарском! В маленьком городе Апшеронске. Являюсь студенткой ГБОУ СПО «Апшеронский лесхоз – техникум». Моя будущая профессия –техник по воспроизводству лесов Увлекаюсь историей своей страны и непосредственно историей своего родного города. Мой город является районным центром с численностью населения около 40 тысяч человек. Апшеронск расположен в южной части Краснодарского края на северо-восточных склонах отрогов Большого Кавказа. Нынешний Апшеронск это один из самых впечатляющих и живописных уголков Краснодарского края. Он считается перспективным центром для развития оздоровительных центров и туризма. .

Читать

Легенды моего села

Ге – ра –си – мов – ка… Что - то знакомое слышится, когда произносится это слово вслух. И трель невидимого жаворонка в летний полдень над душистым луговым морем. И призывные звуки небольшого церковного колокола, разносившегося далеко ветром, напоминая нам, потомкам о богатой истории нашей земли. .

Читать

Мой прадед Моисеенко Григорий Яковлевич − Герой Советского Союза

Война! Я, к счастью, не знаю, что это такое. Но даже при мысли  о ней становится жутко, к горлу подкатывает ком. Война – страшное событие  для каждого человека, особенно для того,  кто пережил это время. Конечно же, это наши прадедушки и прабабушки. Но мы, молодое поколение, порой не знаем, что наши самые близкие люди участвовали в этой  ужасной войне. Такие исторические факты мы должны не только знать, но и  передавать  как самое святое из поколения в поколение..

Читать

История одного кирпича

В 2004 году наша семья переехала в район Очаково. Во 2-ом классе по окружающему миру было дано задание "Составить свою родословную". Собирая материал к той проектной работе, мы с мамой наткнулись на очень интересные фотографии старого Очаково..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter