↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Найдены человеческие следы возрастом 120 тысяч лет
........................
Украденных 40 лет назад индийских идолов вернули на родину
........................
Историки рассказали о злодеяниях степных кочевников
........................
Древние люди использовали горячие источники для готовки
........................
В Крыму нашли изображение мифической птицы Сирин
........................

1 | 2 | 3 | 4 | 5

Усыпальница Голицыных в Донском монастыре. Персональный состав

(Статья )
Раздел: История России
Автор: Налетов Анатолий Григорьевич

«Под сим камнем покоится прах княгини Софии Степановны Щербатовой, рожденной Апраксиной. Родилась в Москве 12 ноября 1797 года, скончалась в Москве 3 февраля 1883 года». Памятник её находится с левой стороны от надгробия мужа А.Г. Щербатова. Он точно такой же скромный, как и у московского генерал-губернатора. Одинаковое на них и изречение евангелиста Иоанна. Обе беломраморные напольные доски, окантованные каймой из серого мрамора, пребывают в схожем безобразном состоянии – значительное количество накладных бронзовых элементов отсутствует. Сведения о княгине заодно с супругом тоже забыли поместить в «Московском некрополе». Хотя С.С. Щербатова одна из самых замечательных славянок. На своём долгом веку (пережила мужа, дочь, двух внуков, погребённых около неё) она сделала для различных сословий горожан столько полезных дел сколько мало кому удавалось. Коренная москвичка, внучка В.Б. и Н.П. Голицыных, дочь С.С. и Е.В. Апраксиных графиня в двадцать лет в 1817 г. стала женой боевого генерала вдовца А.Г. Щербатова, которому тогда чуть-чуть перевалило за сорок. Это дало повод части пушкинистов видеть в ней одного из прототипов Татьяны Лариной в «Евгении Онегине». Образ молодой знатной персоны запечатлел одарённый художник О.А. Кипренский. Кисть мастера вывела завораживающий красотой, одухотворённостью, интеллектом портрет барыни. Но Софья Степановна Щербатова снискала преклонение современников не внешней привлекательностью, не местом в родословной таблице российского дворянства, а неустанной не прекращавшейся до смерти заботой, состраданием к немощным, обездоленным. Даже после кончины продолжилось её милосердие, ибо по завещанию княгини душеприказчики в родовом гнезде Щербатовых на Садово-Кудринской улице открыли Софиевскую детскую больницу, ныне называющуюся Филатовской. Щедрость сердца сподвигла госпожу на утешение, оказание помощи страждущим ещё в годы девичества. Впоследствии эта тяга переросла в каждодневную потребность. Ей обязаны становлением и успешной работой Московское дамское попечительство о бедных, Комиссаровское техническое училище, приюты для беспризорных детей и бездомного люда, богадельни для калек и стариков, лечебницы. Она добилась систематизации и координации благотворительной деятельности в городе, которое ранее проходило стихийно, неупорядоченно. Вслед за ней альтруизмом занялись многие состоятельные москвичи, преимущественно женщины. Её соратником, в частности, оказался погребённый в Донском монастыре купец Платон Васильевич Голубков, пожертвовавший огромные суммы на развитие издательского дела, образования, научных изысканий в городе, на восстановление зданий Московского университета и его коллекций после пожара 1812 г. Вполне объяснимо, что занимались благотворительностью лишь лица, имевшие материальный достаток и желавшие поделиться своими богатствами с неимущими. Зажиточные и очень обеспеченные жители только по велению собственной души помогали обездоленным, обременённым недугами, испытывавшим горькие превратности судьбы. Причём, вся их работа была на общественных началах и вполне прозрачной для общественности и властей города – велась строгая отчётность о полученных приношениях и потраченных средствах. В таких обстоятельствах не имелось возможности нечистоплотным рукам обворовывать и приносивших дары, и нуждавшихся в поддержке. Конечно, к довольно массовому движению примазывались субъекты, которым нравилось идти в ногу с модой, хотелось похвалы, рекламы, повышения в сословном статусе. Среди знакомых С.С. Щербатовой подвизался и кровавый злодей Н.С. Зыков. Уже тогда наиболее проницательные благодетели думали о чистоте своих рядов. Так, покоящийся с северной стороны Михайловской церкви, один из оригинальнейших умов России XIX в., он же крупнейший меценат Владимир Фёдорович Одоевский категорически отверг предложение принять правительственную награду за бескорыстные поступки. Князь объяснил отказ тем, что найдётся немало людей, которые начнут делать пожертвования ради корысти в форме получения государственных регалий, а не по приказу сердца. Безусловно сами благодетели имели огромные прибыли. С.С. Щербатова состояла статс-дамой, её семейство владело значительными земельными угодьями, поместьями, целой армией крепостных и зависимых крестьян. Аристократка жила в довольстве и неге. Тем удивительней бессребреническое служение княгини людям низших сословий и даже опустившимся на дно элементам. Она не экономила на подготовку к взрослой жизни собственных детей. От природы умная, энергичная, великолепно образованная дворянка отлично понимала, что затраты на это не уйдут в песок. Создав крепкую семью, С.С. Щербатова вместе с супругом превратила фамильный дворец на Садовом кольце в очаг и для высшей знати, и для творческой элиты, и для сострадавших ближним доброхотов. Центром притяжения особняка, представлявшего изобильную чащу, неизменно являлась щедрая, общительная, эрудированная хозяйка. Христианское милосердие к падшим и убогим вознаградились силами небесными, даровавшими ей отменное здоровье, ясный ум, самообладание едва ли не до последнего вздоха. Наследники же оказались в долгу перед княгиней. Состояние мемориала Щербатовых в усыпальнице Голицыных – позор живущим. Часто оказывается так, что сколько ни делай народу добра в итоге чёрная неблагодарность, всё равно уготовано забвение. Небрежность проявляют и авторы, пишущие о С.С. Щербатовой, неверно указывая даты её жизни. К примеру, на репродукции портрета княгини, выполненного О.А. Кипренским неправильно приведены годы рождения и преставления.31

«Князь Николай Александрович Голицын. Род. 4 авг. 1851 г. сконч. 5 дек. 1910 г.». Такая эпитафия выложена из металлических букв на прямоугольной напольной плите из красного гранита. Дополнением непритязательного памятника служит вырезанный в восточной части крест крупного размера. Надгробие находится у северной стены трапезной неподалёку от могил Н.Я. и В.Д. Голицыных. Князь приходился им внуком и являлся сыном их наследника.32

«Князь Александр Николаевич Голицын. Род. 11 апр. 1830 г. сконч. 18 февр. 1911 г.». Данная надпись составляет элемент памятника весьма схожего с предыдущим. Случайным совпадением это не могло оказаться. Так как на сей раз имеем дело с захоронениями отца и сына. Причём, старший пережил младшего менее чем на два с половиной месяца. По-видимому, оба надгробия изготовили одновременно одни и те же специалисты. А.Н. Голицын завершил список погребённых в фамильной усыпальнице в целом и в трапезной в частности. Он был единственным ребёнком Н.Я. и В.Д. Голицыных. На его долю выпало немало личных напастей – раннее преставление отца, ужасная кончина матери, преждевременная смерть старшего сына, покоящихся по близости от него. Всего у аристократа с женой народилось двое сыновей и одна дочь. Узами Гименея князь связал себя 24 февраля 1850 г. с дочерью предводителя дворянства Московской губернии фрейлиной Елизаветой Александровной Чертковой. Александр Николаевич Голицын мало прослужил в армии и из лейб-гвардии гусарского полка вышел в отставку в чине штабс-ротмистра. Его в дворянской среде называли флюсом, из-за того что одна щека осталась припухшей после перенесённого простудного заболевания. Как видим и в кругах знати бытовали обидные прозвища.33

Далее переходим к погребениям в подземном этаже, который имеется лишь непосредственно под церковью и, следовательно, по площади они равны. Крипта не очень вместительная, из-за чего могилы плотно прижаты друг к другу. Все надгробия – чугунные напольные почти однотипные доски, но на некоторых нанесены орнамент и кресты.

«На сем месте положено тело генерал-лейтенанта, действительнаго камергера и орденов Белаго Орла и святаго Станислава кавалера князя Михайла Михайловича Голицына, родившагося 18го июля 1731го, скончавшагося 21го генваря 1804го года. Жития его было 72 года 6 месяцов и 3 дни». Неподалёку эпитафия на надгробии его супруги. «Здесь положено тело генерал-лейтенантши и ордена святыя Екатерины кавалерственной дамы княгини Анны Александровны Голицыной, урожденной баронессы Строгановой, родившейся 1739 декабря 7го, скончавшейся 1816го апреля 22го дня. Жития ея было 76 лет 4 месяца и 15 дней».34 Первый текст сообщает, что там покоится прах человека, имевшего высокое воинское звание и высший ранг придворного сановника. Он также возглавлял тарусское уездное, а затем калужское губернское дворянство. М.М. Голицын был знатным и богатым аристократом. К нему по наследству от отца, военного и государственного деятеля XVIII ст. генерал-адмирала Михаила Михайловича Голицына, перешла обширная московская усадьба на Волхонке. По просьбе Екатерины II действительный камергер предоставил её для устройства временной резиденции императрицы. Ядром, сооружённого по проекту великого зодчего М.Ф. Казакова, огромного Пречистенского дворца стало имение генерал-лейтенанта, соединённое с особняками соседей. Там находились апартаменты монарха, сына – наследника престола и свиты, сопровождавших царицу во время пребывания её в 1775 г. в первопрестольной. Она в Москве несколько месяцев пышно праздновала заключение выгодного для России мира с Турцией.35

Своё состояние князь приумножил за счёт приданного супруги, женившись 15 сентября 1757 г. на А.А. Строгановой. Во время бракосочетания молодожёнов здравствовал престарелый знаменитый отец двадцатишестилетнего жениха. Батюшка же невесты, которой не исполнилось ещё и восемнадцати, переселился в царство небесное осенью 1754 г. в пятидесятишестилетнем возрасте. Тогда осиротевшей дочери было неполных пятнадцать лет, но она оказалась отнюдь не бедной золушкой. Вопрос в том кто её родитель. Им являлся толстосум барон Александр Григорьевич Строганов, старший среди трёх сыновей последнего «именитого человека» Г.Д. Строганова из древнего клана удачливых промышленников. Пётр Великий всем братьям, потомкам поморских мужиков, пожаловал в 1722 г. баронское достоинство. Они первыми из рода поступили на государственную службу. А.Г. Строганов в дальнейшем обрёл звания генерал-поручика, действительного камергера, тайного советника – точно такие же как и неведомый ему будущий зять. Монарх в 1723 г. отменно повеселился в качестве посаженного отца на свадьбе новоиспечённого барона с Татьяной Шереметевой. Второй женой и матерью А.А. Строгановой стала Елена Васильевна Мамонова. Однако, в двух браках у барина не появилось ни одного сына, поэтому унаследовали его сказочное состояние дочери. Больше всех досталось А.А. Строгановой. Видимо, самым крупным и любимым подмосковным поместьем баронессы были Кузьминки. Их обустраивали Строгановы, а наивысший расцвет усадьбы пришёлся на период владения ею сына М.М. и А.А. Голицыных Сергея Михайловича Голицына там же и захороненного. Богач холил и лелеял, застраивал и перестраивал имение, превратив в фешенебельный дворцово-парковый ансамбль, славившийся на всю Россию и за её пределами. Ныне это крупный регион столицы. Всего же у четы М.М. и А.А. Голицыных народилось пятеро сыновей и столько же дочерей.36

Ещё один памятник М.М. Голицыну находится в подкупольной части Михайловской церкви у южной стены (левее надгробия Фиминцыным) вблизи иконостаса. Край его даже пришлось врезать в амвон храма. Он представляет великолепное творение одарённого русского мастера пластического искусства С.С. Пименова. Ваятель в пространственной композиции выразил память об умершем, печаль о его смерти, упование на волю всевышнего, использовав для этого гранит, мрамор, бронзу. На широком пьедестале укреплена вертикальная стела, на верху которой медальон с профильным портретом усопшего. Около неё внизу саркофаг, а перед ним в ниспадающем одеянии в полный рост женская фигура, опустившая правую руку на саркофаг, в левой руке крест – аллегория Веры. На постаменте, в обрамлении двух ритуальных сосудов, нанесена эпитафия из бронзовых букв. «На сем месте погребены генерал-лейтенант, действительный камергер и орденов Белого Орла и святаго Станислава кавалер князь Михайла Михайлович Голицын, родившийся 18 июля 1731го, скончавшийся 21 генваря 1804го года и супруга его ордена святыя Екатерины кавалерственная дама княгиня Анна Александровна Голицына, урожденная баронесса Строганова, родившаяся 7го декабря 1739го скончавшаяся 22го апреля 1816го года». Как видим текст идентичный с имеющимися на их могилах надписями только немного купирован скорее всего из-за ограниченной площади для надписи. Несомненно, эпитафию на памятнике М.М. Голицыну укрепили новую после кончины жены, пережившей мужа на двенадцать лет. И таким способом он превратился в мемориал им обоим. Начало надписи и местонахождение надгробия ввели в заблуждение составителей «Московского некрополя». На этом основании они посчитали, что М.М. и А.А. Голицыны погребены в самом храме под памятником. В действительности их тела покоятся в подклете и на некоторой дистанции от скульптуры. Этого не могли не знать авторы книги. А с фиксацией захоронения А.А. Голицыной у них произошёл конфуз – её упомянули дважды. Сначала под именем Анны Александровны, похороненной в Михайловской церкви, а потом вписали ещё раз, но назвали Марией Александровной, погребённой под храмом. Пунктуальные копиисты заметили ляпсус, однако исправили лишь имя княгини, но сохранили два места её упокоения.37

Вопрос о времени изготовления памятника супругам М.М. и А.А. Голицыным неожиданно оказался запутанным. До недавних пор все казалось ясным, поскольку под барельефом князя нанесена авторская подпись «810. С. Пименовым». Эта цифра в изданиях служит вроде бы убедительным обоснованием датировки создания надгробия.38 Высеченный год лишний раз подтверждает, кому первоначально предназначался мемориал, так как до кончины 22 апреля 1816 г. А.А. Голицыной оставался немалый срок. Всё кардинально осложнилось, когда я выявил архивное свидетельство на этот предмет - письмо упоминавшегося выше С.М. Голицына министру народного просвещения А.К. Разумовскому.

«Милостивый государь! Граф Алексей Кириллович!

В генваре месяце 1806 года, с ведома покойного дяди моего, графа Александра Сергеевича Строганова и чрез посредство г.архитектора Андрея Никифоровича Воронихина, заказан мною здешней академии адъюнкт-профессору скульптуры г. Пименову, надгробный памятник, в построенную от нас по родителе моем в Москве в Донском монастыре церковь.

С того времени, означенный г. Пименов производя работу сего памятника, забрал от меня и от брата моего князя Александра Михайловича, в течении четырех лет, наличными деньгами 8000 рублей. После того, на сделание слов бронзовых, и для укладки памятника, на дело ящиков и на оковку оных, в 1810м и в начале 1811го года, получил ещё 300 рублей с коими и составит всего 8300 рублей; - но памятника того и поныне, не смотря на самые настоятельные мои требования, не могу я получить от него, по ни чего не значущим отзывам, им делаемым, что будто бы не может он дождаться слов бронзовых, - и остановляется за мраморщиком; - но мраморщик на против ссылку имеет на самого г. Пименова, что он к окончанию сей работы, не видит с его стороны никакого предприятия, за которое почитает ещё большую сумму денег, коя ему следует за мрамор и за работу, какая им до сих пор сделана.

В таковых обстоятельствах, когда долголетнее ожидание мое было без успеха, я принужденным вижу себя, по объяснении всего вышеписанного, покорнейше просить Вашего сиятельства, по главному начальству вашему, приказать означенный памятник, оценя, чего он стоит в настоящем виде, взять от г. Пименова, и мне доставить, дабы я мог в Москве отдать его доделать другому художнику, а между тем, ещё и воспользоваться нынешним зимним путем, для перевозки оного туда; - во взыскании же с г. Пименова излишне забранных денег, есть ли окажутся за ним по не окончанию им работы, поступить как следует по законам.

С отличным почтением и преданностью, имею честь быть милостивый государь! Вашего сиятельства покорнейший слуга к. Сергей Голицын.

С.п. Бургъ 12го февраля 1814 года».39

Жалоба заказчика памятника на скульптора кажется вполне справедливой. Без лишних канцелярских проволочек послание попало графу, который уже через день удовлетворил все претензии князя. Министр, в ведении которого находилась Академия художеств, предписал её вице-президенту составить смету произведённых затрат на изготовление надгробия, отобрать его у С.С. Пименова и передать С.М. Голицыну.40 К большому сожалению, из дела неясно, как события развивались дальше: во сколько экспертная комиссия оценила проделанный этап изготовления монумента, кто и когда доделал, доставил в Москву и смонтировал его в Михайловской церкви. Бесспорно одно – произошло всё после 14 февраля 1814 г. Подпись же автора и дата на портрете М.М. Голицына относятся не к надгробию в целом, а только ко времени изваяния этого и иных фрагментов. Источник с одной стороны показывает технологию создания сложных по композиции памятников, а с другой порождает вопросы, остающиеся без ответов. Из него нельзя понять, когда же выполнена основная масса деталей надгробия и почему заранее сполна оплаченная работа затянулась на восемь лет. Если ваятель в 1810 и 1811 гг. затребовал средства на отливку надписи и подготовку скульптуры для переправки в Донской монастырь, следовательно, она была уже пригодна для установки. Почему тогда же Голицыны не изъяли памятник у С.С. Пименова? Ни одна из сторон не могла мотивировать свои поступки Отечественной войной 1812 г., на которую удобно было бы списать огрехи, если бы она началась годом раньше. Я никак не в состоянии объяснить более чем прохладное отношение скульптора к выполнению поручения столь могущественной персоны, к тому же авансировавшей его. Мне неведомы и побуждения рекомендовавших князю в 1806 г. такого мастера двоюродного дяди и, по-видимому, побочного сына графа. А.С. Строганов, скончавшийся в 1811 г., прекрасно разбирался в искусстве, являлся президентом Академии художеств, меценатом, коллекционером, знал всех ваятелей и мог указать на самого одарённого из их цеха. Выдающийся русский зодчий А.Н. Воронихин, преставившийся в год начала открытой тяжбы между С.М. Голицыным и С.С. Пименовым в 1814 г., постоянно тесно сотрудничал со скульпторами и имел возможность назвать наиболее прилежного и авторитетного. Почему-то выбор пал на начинающего двадцатидвухлетнего ваятеля. С.С. Пименов, бесспорно, обладал огромным талантом, но звёздной болезнью едва ли заразился к 1814 г., ибо в тот период он состоял всего адъюнкт-профессором, то есть помощником профессора Академии художеств. Скульптор не являлся баловнем судьбы, а весь свой короткий век много и успешно трудился и вроде бы никогда халатно не относился к исполнению контрактов. Заподозрить князя в скопидомстве – молодой ваятель запросит скромный гонорар-вряд ли возможно. Общеизвестно, что А.Н. Воронихин и С.С. Пименов совместно создавали архитектурно-скульптурные шедевры. Причём, их наиболее плодотворные контакты пришлись на годы волокиты с изготовлением памятника М.М. Голицыну. Казалось бы, такое содружество должно было стимулировать ускорение выполнения заказа, которому протежировал влиятельный соавтор. Но вместо признательности своим покровителям и уважения к платёжеспособному клиенту С.С. Пименов почему-то отнёсся к добровольно взятому на себя обязательству спустя рукава. Несомненно, этим он мог подорвать своё реноме в глазах потенциальных работодателей.

Несмотря ни на какие коллизии с установкой надгробия М.М. Голицыну, никто не вправе усомниться в авторстве С.С. Пименова этого высокохудожественного произведения пластики. Отрадно, что теперь знаем не только дрязги, сопутствовавшие рождению памятника, но и конкретных лиц, заказавших его и финансировавших работу, начало процесса изготовления, а ещё более важно – размер затрат на сотворение скульптуры. Братья А.М. и С.М. Голицыны в 1806-1811 гг. передали ваятелю 8300 руб.41 Эта сумма вряд ли существенно могла уменьшиться в результате её возможной корректировки специалистами Академии художеств после 14 февраля 1814 г. Ещё предстояли неизбежные расходы на транспортировку из Петербурга в Москву, окончательную доводку и сборку надгробия в обители. Само собой разумеется, требовалось одарить монастырь и чернецов по столь приятному случаю – окончанию мытарств с открытием мемориала.

Надо полагать, весьма внушительная цена не могла возникнуть спонтанно у договаривавшихся сторон. Несомненно, это усреднённая стоимость аналогичных скульптурных изделий в начале XIX ст. Очевидно, приблизительно во столько же вылилась установка надгробия В.М. Голицыну. Крупногабаритных изваяний имелось только два в пантеоне Голицыных. Видимо, из-за баснословных расходов, а скорее всего, чтобы не загромождать помещение и тем самым не мешать богослужениям, князья больше никому из родственников не воздвигали в семейном мавзолее объёмистых памятников.

«На сем месте положено тело тайнаго советника, действителнаго камергера князя Сергея Михайловича Голицына, родившагося 10го июня 1727го, скончавшигося 7го генваря 1806го года. Жития его было 78 лет 6 месяцов и 27 дней». Это ещё один сын генерал-адмирала М.М. Голицына. Причём, он дослужился точно до такого же положения, как и его брат М.М. Голицын – ранг тайного советника соответствовал воинскому званию генерал-лейтенант. Авторы «Московского некрополя», очевидно, непроизвольно посчитали С.М. Голицына классом выше по гражданской службе – поименовав действительным тайным советником. Возможно на это их подтолкнуло несовпадение его чина гражданского и придворного. В табели о рангах действительный тайный советник отнесён ко второму классу и приравнен придворному рангу обер-камергера. Составители эпитафий обоим братьям, скорее всего, имели ввиду такое наименование чина, потому что название действительный камергер в официальном перечне отсутствует. А чины армейский – генерал-лейтенант и гражданский – тайный советник относятся к третьему классу. Несмотря на равенство рангов, по моим представлениям, С.М. Голицын всё же был менее влиятельной особой, чем младший брат. С юных лет князь подвизался на дипломатической ниве – находился в российских посольствах в ряде западноевропейских стран. Высоких должностей никогда не занимал. В зрелом возрасте состоял опекуном московского воспитательного дома. С.М. Голицын кавалер ордена Анны I степени. Его брак с княжной Прасковьей Фёдоровной Троекуровой оказался бесплодным.42

«На сем месте положено тело княгини Натальи Фёдоровны Голицыной, урожденной княжны Шаховской, родившейся 25го ноября 1779го года, скончавшейся 9го августа 1807го. Жития ея было 27 лет 8 месяцов и 15 дней». Совсем молодой умерла сноха М.М. и А.А. Голицыных. Будучи фрейлиной она вышла замуж за А.М. Голицына. У них родились два сына и дочь.43

По свидетельству Н.Н. Голицына под полом Михайловского храма погребён ещё и третий сын генерал-адмирала М.М. Голицына – Александр Михайлович Голицын (6 ноября 1723 г. – 15 ноября 1807 г.). Самый старший среди покоящихся здесь троих братьев был одним из наиболее ярких сотрудников внешнеполитического ведомства России XVIII ст. Князь возглавлял дипломатические миссии нашей страны в Англии, Франции, занимал пост вице-канцлера (статус тождественный заместителю министра иностранных дел). Он имел высокие чины действительного тайного советника и обер-камергера, получил за долголетнее служение Отечеству ордена Андрея Первозванного, Белого Орла.44

К сожалению, надгробия Александру Михайловичу Голицыну я не нашёл. Но скорее всего оно действительно существовало. Однако чугунную плиту из подвала перенесли в тамбур музейного здания, где, видимо, она какое-то время лежала.

«Здесь в бозе почиет младенец князь Михайла Иванович Прозоровской, родившейся в 1804 годе сентября 23 дня в 6 часов пополудни, скончавшейся в 1811 годе маия 16 дня в 2 часа пополудни; пребыв во временной сей жизни 6 лет 7 месяцов и 24 дня отиде в вечное блаженство». Безвременно преставившийся ребёнок был внуком М.М. и А.А. Голицыных, сыном их дочери Т.М. Прозоровской и генерал-поручика И.И. Прозоровского.45

«На сем месте положено тело генерал-порутчика князя Ивана Ивановича Прозоровского, родившегося 23 сентября 1754, скончавшагося 30 ноября 1811. Жития его было 57 лет 2 месяца и 7 дней». Это зять М.М. и А.А. Голицыных. 5 февраля 1790 г. он женился на их дочери княжне Т.М. Голицыной. Русский дворянин, военачальник, сражался под боевыми стягами великих наших полководцев П.А. Румянцева-Задунайского, А.В. Суворова. И.И. Прозоровский в 1787-1788 гг. в чине генерал-майора командовал бригадой в Украинской армии П.А. Румянцева-Задунайского. Князь участвовал в Русско-турецкой войне 1787-1791 гг. И.И. Прозоровский был сыном генерал-аншефа Ивана Андреевича Прозоровского. Мать его Мария Михайловна Прозоровская, урождённая княжна Голицына, являлась дочерью выдающегося отечественного полководца генерал-фельдмаршала Михаила Михайловича Голицына. А отцом супруги И.И. Прозоровского Татьяны Михайловны Прозоровской, урожденной княжны Голицыной, был сын генерал-адмирала Михаила Михайловича Голицына. Таким образом, троюродные брат и сестра – внук и внучка двоих родных братьев, славных представителей рода Голицыных соединили свои судьбы. Это предельно допустимая степень родства, при которой регистрировался брак в России. Много десятилетий спустя надгробия обоих дедов четы Прозоровских оказались рядом с ними в Михайловской церкви.

И.И. Прозоровский имел ещё одного именитого родственника из военной среды. Генерал-поручику приходился шурином гениальный русский полководец А.В. Суворов. Генералиссимус состоял в браке с его родной сестрой Варварой Ивановной Прозоровской. А.В. Суворова связывали с Донским монастырём и иные узы. Муж его любимой дочери Суворочки Николай Александрович Зубов, старший брат последнего фаворита Екатерины II Платона Александровича Зубова, построил в обители родовую усыпальницу Зубовых – церковь Александра Свирского. Воздвигнута она в центре монастыря у восточной стороны нового собора над могилами отца, брата, сестры и других близких зятя знаменитого военачальника. Блестящее произведение отечественного зодчества конца XVIII в. разорили в 1812 г. французы. После изгнания завоевателей разграбленный, поруганный храм восстановила дочь А.В. Суворова Наталья Александровна Зубова. Её потомки в дальнейшем содержали этот семейный мавзолей. Ещё на монастырском некрополе похоронена родная сестра А.В. Суворова княгиня А.В. Горчакова. Под одним надгробием с ней погребена её дочь княжна Екатерина Ивановна Горчакова – племянница А.В. Суворова. Рядом и тоже под одним памятником захоронены генерал-поручик князь Иван Романович Горчаков и княжна Елизавета Ивановна Горчакова – муж и дочь А.В. Горчаковой, зять и другая племянница генералиссимуса. Их одинаковые надгробия из чёрного гранита в виде перевёрнутых поминальных урн, в верхних частях перебитых кубами, хорошо сохранились в одной металлической ограде у южной паперти нового собора. На памятнике ближнем к дорожке между новым и старым соборами можно прочитать: «Здесь покоится прах княгини Анны Васильевны Горчаковой, урожденной Суворовой; родилась 1744 года, скончалась 1813 года.

Здесь прах той почиет, что славы и сребра

Средь мира тленного в сей жизни не искала,

Но добродетельми на небо возлетала:

Автор: Налетов Анатолий Григорьевич
Дата публикации: 11.01.2017

1 | 2 | 3 | 4 | 5



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Тайна «Чёрного» Принца. Вымыслы и реальность

Едва успокоилось Чёрное море, как «заштормило» в редакциях английских газет и журналов… И было отчего! Комендант Балаклавского порта Л. Г. Хите сообщил адмиралу Э. Лайонсу о гибели только ОДНОГО судна - «Принца»! Почему? Падкие до сенсаций газетчики тут же нашли ответ: стихия поглотила денежное довольствие всего экспедиционного корпуса! Сумма, покоящихся на дне сокровищ, возрастала из года в год и от издания к изданию..

Читать

Нет в России семьи такой, где б ни памятен был свой герой.

Мой прадед со стороны мамы, Лисьих Василий Яковлевич, родился 3 марта 1919 года. В 1941 году был мобилизован на войну, затем попал в плен, в дальнейшем был освобождён. Родной порог переступил в ноябре 1945 года. Знаю, что у дедушки Васи есть награды..

Читать

Альфонс Пастор – прелат Апостольского престола. Часть 1

После вхождения Латвии в состав Советского Союза начались репрессии против многих категорий латышей, в частности, против католических священников. Советские власти использовали репрессии для оказания давления на митрополита А. Спринговича, подвергая аресту его ближайших помощников. Первый арест прел.

Читать

История появления кукол на кубанской земле

Знаете ли Вы хотя бы одного ребенка, который не играл бы в детстве в куклы? Наверное, нет! Ведь кукла во все времена была самой желанной игрушкой любой девочки. У меня за семнадцать лет собралась большая коллекция кукол, со многими из них связаны особые воспоминания, яркие события моей жизни..

Читать

История моей семьи – в истории страны

История страны и история семьи тесно связаны. Ведь большая история складывается из историй и судеб отдельных людей, которые жили, учились, работали, защищали свою землю в определенный период при определенных обстоятельствах. И, наоборот, время, общественный строй диктовали им и стремления, и идеологию, и нравственные устои. Даже то, как одевались, в чем ходили наши прадедушки и прабабушки говорит и об уровне их жизни, и о нормах этики периода истории, в котором они жили..

Читать

Человек Сталинграда или невымышленная жизнь незабытых людей

Наименее освещенной в свете современной исторической науки является проблема воспроизводства и сохранения региональной истории и культуры, которая весьма значительно влияет на современные региональные национально-этнические, социальные, экономические и политические процессы. Государственническая школа исторических исследований повсеместно искоренила понятие личности и ее значимости в недавней ретроспективе. .

Читать

Участие партизанских отрядов в народном сопротивлении в Отечественной войне 1812 года

Развязывая войну, Наполеон предполагал, что в России, как и на Западе, ему будет противостоять только регулярная армия. Однако война с самого начала приобрела освободительный характер. Повсюду, где появлялись наполеоновские солдаты, жители городов и сел, уходя в леса, забирали с собой продовольствие, скот, вспыхивало пламя партизанской войны. .

Читать

Революция 1917 г. и национальный вопрос

Рассматривается национальный вопрос и национальная политика в контексте революционных событий 1917 г. В начале XX века национальный вопрос являлся острой проблемой Российской империи. Революционные события 1917 г. способствовали усилению национальных движений и появлению надежды на скорое разрешение национального вопроса. Однако нерешительная политика временного правительства не смогла успокоить национальные движения. При этом тактика большевиков оказалась более успешной..

Читать

Иван Мазепа - гетьман всея Русi

Я не претендую на обладание истиной в последней инстанции и предупреждаю, что Вашему вниманию предлагается не кандидатская монография, а научно-популярное эссе. Уважая мнение каждого, откровенных недоброжелателей хочу попросить: «Опровергать чужую точку зрения следует на «холодную голову», спокойно, без истерического визга и брызганья слюной. А контрдоводы подтверждайте оригинальными материалами, а не пересказами чужих пересказов»!.

Читать

Рождённый дважды

- Дедушка, расскажи, пожалуйста, как вы выживали во время оккупации, – спросил я как-то дедушку. Он долго молчал задумавшись. Брови его были насуплены. Я понимал, как тяжело ему это вспоминать..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter