↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

Названо самое провальное оружие Второй мировой войны
........................
Ученые подтвердили гибель динозавров от астероида
........................
В Пскове под кинотеатром нашли древнюю церковь
........................
Красная Армия помешала Японии применить биологическое оружие
........................
В Китае нашли следы пива возрастом 9000 лет
........................

1 | 2

Экономическая политика Антониу ди Салазара

(Статья)
Раздел: Всеобщая история
Автор: Гущин Александр Анатольевич
Частично опубликовано: Гущин А. А. Экономическая политика Антониу ди Салазара // XIV Лебедевские чтения: Материалы Региональной научно - практической конференции / Под редакцией А. В. Комплеева. - Пенза: ГУМНИЦ, 2013. С. 15-18.

 

1. Экономическое положение Португалии в 1920-е.

2. Концепция нового государства

3. Экономическая политика Антониу ди Салазара

4. Отношение к иностранному капиталу

5. Итоги правления Антониу ди Салазара

Диктатор Антониу ди Оливейра Салазар бессменно находился у власти около 40 лет (с 1928 по 1932 г. как министр финансов с чрезвычайными полномочиями, в 1932-1968 гг. – как премьер – министр)1. Он управлял страной до тех пор, пока его не сделала недееспособным болезнь в 1968 г2.

Антониу де Оливейра Салазар

Антониу де Оливейра Салазар

Португальский режим Салазара уже по той причине заслуживает особого внимания, что, в отличие от других возникших между войнами диктатур, он сохранился и после окончания Второй мировой войны и «эпохи фашизма»3.

Актуальность рассматриваемой темы заключается в том, что личность Салазара, как и его экономическая политика недостаточно хорошо изучены в отечественной историографии.

Однако в прессе Салазара вспоминают и сегодня. Так о нём пишутся статьи в прессе, как зарубежные (The New York Times,4), так и российские (Журнал «Коммерсантъ Деньги»5, Еженедельник «Дело»6, издание «Время новостей»7)

В истории XX в. мало найдется политических фигур, которые вызывали бы столько споров и жизнь которых была бы окружена такой завесой тайны, как португальский диктатор (с 1928 по 1968 гг.) Антониу де Оливейра Салазар. Как Сталина в России, так и Салазара в Португалии одни превозносят, другие ненавидят. При недавнем опросе общественного мнения в Португалии последний оказался самой популярной исторической фигурой. Объясняется это, по-видимому, нынешними трудностями, С которыми сталкивается большинство португальцев, и вызванной этим ностальгией по «твердой руке» и обеспечиваемому ей «порядку»8. Однако почему данный «порядок» является благом для широких слоев населения в прессе не уточняется.

Актуальность выбранной темы заключается так же в том, что имеется не много источников в открытом доступе, касающихся политики, проводимой Салазаром, его планов и намерений.

Немногие государственные деятели жили так скрытно, как Салазар. Его личная жизнь была по существу государственной тайной, абсолютно непроницаемой для прессы. Диктатор появлялся на публике крайне редко, а речи были настолько туманны, что плохо поддавались переводу на другие языки9.

Салазар терпеть не мог писать письма, предпочитал общаться со своими министрами по телефону или с помощью маленьких записочек. После того как Салазар отошел от государственных дел в сентябре 1968 г., его личный архив был доверен группе специалистов, которые должны были разобрать и классифицировать документы. Но эти личные бумаги Салазара до сих пор недоступны для исследователей, так как в Португалии существует 50-летний срок секретности конфиденциальных государственных документов. Работа биографа Салазара затруднена также тем обстоятельством, что в тоталитарном государстве, каким была Португалия до «революции гвоздик» в апреле 1974 г., отсутствовала свободная пресса и почти не публиковались мемуары государственных и общественных деятелей10.

Объектом нашего исследования выступает Португалия, времен правления Антониу ди Салазара.

Предметом исследования является экономическая политика, проводимая Антониу ди Салазаром в Португалии в середине 20 века.

Цель работы заключается в исследовании и анализе экономической политики, проводимой Антониу ди Салазаром в Португалии в середине 20 века, ее причинах и последствиях для португальской экономики и португальского народа.

Достижению поставленной цели способствует решение ряда задач:

- анализ экономического положения Португалии в 1920–1930-х гг.;

- рассмотрение концепции «нового государства» Антониу ди Салазара;

- рассмотрение проводимой Антониу ди Салазаром экономической политики;

- анализ статистических данных португальской экономики и социально — экономических последствий, проводимой экономической политики.

 

1. Экономическое положение Португалии в 1920-е годы

По окончании войны финансовые и социально-экономические проблемы сильно обострились, а перманентный политический кризис препятствовал их решению. Национальная валюта обесценилась: фунт стерлингов стоил в 1919 г. 7,50 эскудо, а в 1924-м – 127,40 эскудо. Галопирующая инфляция обесценила мелкие сбережения, которые в большинстве своем были капитализированы в ценных бумагах казначейства – в «государственных бумагах». Они перестали чего-либо стоить, а государственные кредиты и возможность брать займы сильно уменьшились11.

Военные расходы значительно возросли, и бюджетный дефицит вызывал тревогу. Единственным решением португальских проблем, которое видели новые правители, были внешние заимствования. Но Англия и Лига Наций не шли на это и выдвигали условия, считавшиеся оскорбительными для независимой страны12.

Португалия сама была слаборазвитой страной. Там не было промышленной революции и гуманистического движения. Критический период модернизации совпал с правлением Салазара в 1928 г.13Португалия находилась в тяжелом экономическом и политическом положении. Политическая элита нашла выход из сложившейся ситуации в установлении диктатуры.

Не что иное, как бедственное финансовое положение побудило пригласить в правительство профессора финансов Коимбрского университета Антониу ди Оливейру Салазара. «Я очень хорошо знаю, чего хочу и что стану делать», – заявил он, вступая в должность. Бюджет был сбалансирован, курс эскудо стабилизировался, в финансовое управление была внедрена дисциплина. Это обеспечило Салазару огромный престиж; в 1929 г. он считался единственной думающей головой в команде диктаторских правителей и сильной фигурой в правительстве. Без его одобрения ни один министр не мог принимать решений, которые бы вели к увеличению расходов. В 1932 г. он был назначен председателем Совета министров и создал правительство, в котором большинство постов заняли гражданские лица; генералов тогда начали сменять университетские профессора. На протяжении сорока лет университет служил главным поставщиком высшего политического руководства14.

 

2. Концепция нового государства

Введенная им в 1933 г. конституция объявила Португалию «унитарной и корпоративной Республикой, основанной на равенстве граждан перед законом, на свободном доступе всех классов к благам цивилизации и на участии всех конструктивных элементов нации в административной жизни и разработке законов»15.

Конституция 1933 г. объявляла, что государство должно «согласовывать, поощрять все виды социальной активности и руководить ими, обеспечивая подлинную гармонию интересов, с учетом законного подчинения частных интересов интересам общества»16Однако на деле т. н. сотрудничество классов, учет интересов всех слоев начеления естественно не были реализованы.

28 марта 1927 г. Салазар выступил со своей знаменитой речью о «двух экономиках». В ней он, в частности, утверждал, что существуют две экономики: сторонники одной считают успех главной целью человеческой деятельности, а сторонники другой учат презирать богатство и отождествляют нищету с добродетелью. По мнению Салазара, обе эти позиции ошибочны. Не производство портило людей, а ошибки и отсутствие баланса в потреблении. Решение проблемы – это создание богатства путем упорной работы, регулирование потребления нормами человеческой морали, физическое и интеллектуальное развитие и сбережения17.

Этими рассуждениями об экономности, бережливости, самоконтроле и упорной работе Салазар заложил основы своей будущей политики мобилизации всех ресурсов страны на достижение поставленных им задач. Он призвал сосредоточить усилия страны на строительстве дорог, открытии новых рабочих мест и на ликвидации бюджетного дефицита18.

В отличие от Муссолини или Гитлера, которые имели поддержку организованных партий или возглавленных ими движений, Салазар, ставший диктатором в силу стечения обстоятельств, должен был уже после этого создавать собственное движение и адаптировать германские и итальянские доктрины и методы к условиям Португалии. 30 июля 1930 г. в присутствии всех министров кабинета Салазар зачитал Манифест Национального Союза, который стал единственной в стране легальной политической организацией. Кроме того Салазар учредил скопированные с корпоративных органов Муссолини в Италии «корпорации» – профобъединения, в которые входили лица определенной профессии, независимо от их общественного и имущественного положения. Корпоративная система должна была, по мысли Салазара, стать практическим воплощением «союза труда и капитала»19.

С приходом к власти Салазара португальская буржуазия полностью покончила с игрой в либерализм. Португалия превратилась в фашистское государство20.

Наряду с «имперской и католической миссией», одним из главнейших средств «укрепления национального единства» и «ликвидации классовой борьбы» был объявлен корпоративизм. Официальная идеология настаивала, по своему обыкновению, на исконном характере португальского корпоративизма, подчеркивая его преемственность по отношению к цеховому строю. Многие черты португальского корпоративизма заимствованы из итальянской фашистской Хартии труда. Однако, Салазар неоднократно подчеркивал, что португальский корпоративизм основан не на огосударствлении, как в Италии, а на принципе свободной ассоциации и что в нем представлены не только экономические, но также «моральные и культурные интересы». В отличие от итальянских португальские корпоративные организации должны были обладать правами юридического лица21.

Однако салазаризм осуществил главным образам «негативную» часть корпоративистской программы – ликвидировал классовые профсоюзы. Фактически не выработал всеобъемлющей корпоративной системы. Режим не смог интегрировать в рамках корпораций различные «горизонтальные» организации буржуазии (торгово-промьпцленные ассоциации и т.д.). 3a организацией национальных профсоюзов и предпринимательских гильдий в начале 30-х голов так и не последовало создания общенациональных корпораций22.

Основой корпоративной структуры служили корпоративные (профессиональные) объединения. В каждой из отраслей хозяйства и культуры допускалась лишь одно такое объединение. Объединение предпринимателей каждой отрасли и объединение рабочих той же отрасли образуют союз. Группа союзов образует корпорацию23.

Корпоративная система по своей сути была в интересах крупных предпринимателей, а для трудящегося же населения наоборот, являлась препятствием для отстаивания своих интересов.

Если предпринимателям часто удавалось уклониться от образования «гремиу», то рабочие находились в совсем ином положении. Формально членство в «национальном профсоюзе» не являлось обязательным. Однако положение рабочего, не вступившего в эту организацию, которой правительство предоставило монополию трудоустройства, было фактически невыносимым. В условиях массовой безработицы и голода требовалось очень большое мужество, чтобы остаться в стороне от фашистского профсоюза. И тем не менее рабочие оказывали корпоративизму энергичное сопротивление. Ликвидация классового профдвижения и введение национальных синдикатов вызвали l января 1934 г, всеобщую забастовку, в ходе и организации которой совместно выступили коммунисты, анархо-синдикалисты и социалисты24.

Все заключаемые профсоюзом коллективные договоры также зависели от одобрения правительства, Союз не мог прибегнуть к такому средству борьбы, как забастовка: уже в декабре 1933 г. она была объявлена уголовным преступлением. «Национальные синдикаты» не имели права поддерживать связь с иностранными рабочими организациями25.

Еще более жалкую роль, чем «национальные синдикаты», играли в корпоративной системе «крестьянские» организации – так называемые «народные дома». Учитывая пассивность и забитость крестьян, правительство с ними особенно не церемонилось и лишало их дайе той призрачной автономии, которой пользовались синдикаты. «Народные дома» объединяли всех земледельцев от батраков до крупных помещиков. «Представительство интересов» сельскохозяйственных рабочих в «народном доме», как правило, доверялось их хозяевам26.

 

3. Экономическая политика Антониу ди Салазара

Салазар сразу же после прихода к власти начал активно проводить политику по стабилизации экономики страны.

Жесткие меры Салазара, направленные на резкое сокращение государственных расходов, принесли свои плоды. За один год он не только ликвидировал бюджетный дефицит в 3 млн. ф. ст., но и добился превышения доходов над расходами в 16 тыс. ф. ст. За 11 лет, предшествующих его назначению министром финансов, бюджетный дефицит составил 2574000 конто. С 1928 по 1939 гг. он сумел добиться превышения доходов над расходами на общую сумму в 1963000 конто, или 20 млн. ф. ст. Эти деньги были израсходованы на перевооружение армии, общественные работы, социальную помощь, коммуникации, порты, строительство ГЭС и образование. Среди его приоритетов одно из первых мест занимала армия. В 1928/29 финансовом году расходы на оборону составили 23,42% бюджета27.

Меры по стабилизации в целом оправдали доверие тех, кто его поддерживал. Крупные банкиры и предприниматели, верхушка аграриев, а так же часть средней буржуазии не только выходят без особых потерь мирового экономического кризиса конца 1920-х начала 1930-х, но и значительно усиливают свои позиции, благодаря салазаровской политике протекционизма и законодательству, направленному против чрезмерной конкуренции28.

Поскольку в Португалии не было национальных меньшинств, а коммунистическая партия была очень слаба, он проводил свою авторитарную политику, рассчитанную на постепенное улучшение экономики, почти не встречая политических противников29.

В то время как за 17 лет до 1927 г. внешний долг Португалии вырос с 692 тыс. до 7449 тыс. конто, в результате политики Салазара к 1934 г. он практически исчез. Резко увеличились золотые и валютные запасы. Утекшие за границу капиталы начали возвращаться. Уменьшилась нужда в иностранных займах, а, следовательно, и нужда в иностранной валюте, чтобы оплачивать долги. Салазар коренным образом реорганизовал налоговую и банковскую системы. Когда в стране были накоплены значительные запасы золота, Португалия вновь вернулась в 1931 г. к золотому стандарту и с 1939 г. курс обмена стабилизировался на отметке 110 эскудо за 1 ф. ст30.

В 1929 г. была начата кампания за увеличение производства пшеницы. Импорт пшеницы в одном только 1929 г. обошелся стране в 3,5 млн. ф. ст. Через несколько лет Португалия стала сама себя обеспечивать пшеницей. Были учреждены специальные комиссии, которые должны были следить за выращиванием фруктов, риса, за экспортом сардин и т.п. Достижение стабильности в области финансов позволило Салазару объявить в 1936 г. 15-летний план экономического развития на общую сумму в 60 млн. ф. ст. Львиную долю расходов в этом плане составляли ассигнования на оборону31.

Были предусмотрены также ассигнования на создание специальных сельскохозяйственных «гильдий», для защиты интересов тех аграриев, чье хозяйство было ориентировано на рынок. Эти аграрии развивали своё хозяйство в русле проводимой государственной политики32.

Уже во время войны проводимая экономическая политика начинает акцентировать свое внимание на промышленном развитии. Развитая промышленность была необходима для создания современных армии и флота. Результатами начавшейся переориентации явились «Закон о6 элекрификации» (1944) и «Закон о реорганизации и развитии промышленности» (1945)». Тем же целям подчинялась и проводимая правительством политика низких цен на продовольственные товары. Начавшееся «смещение акцентов» в экономической области вызвало, как было показано, бурные протесты в землевладельческих кругах. Контрнаступление аграриев облегчила и общая атмосфера кризиса и потрясения основ, характерная для первого послевоенного пятилетия. Все это не способствовало выработке четкой и определенной экономической политики. Португальский социолог Ж. Мартиишем Перейрой, условно датирует поворот к индустриализации 1950 годом. Начиная с этого времени поощрение промышленного развития становится признанной целью португальского правительства и не подлежит обсуждению33.

Шестилетний план представлял собой лишь кое-как скоординированную по отраслям программу капиталовложений. Заданий частному сектору он не предусматривал, хотя и включал различные меры «индикативного» воздействия на частные фирмы. Предшествовавший плану закон № 1914, принятый в 1935 г. ограничивался только отраслевыми наметками и носил чисто бюджетный характер. Большинство намеченных в нем капиталовложений к 1953 г. осуществлено не было. Первый шестилетний план предусматривал создание в стране современной инфраструктуры, развития некоторых новых отраслей промышленности, в том числе тяжелой34.

Перед португальским правительством стоял вопрос о проведении аграрной реформы.

Составители плана отдавали себе отчет в том, что одним из главных препятствий на пути экономического роста является устаревшая аграрная структура Португалии, где 0,3% собственников, имевших участки более 200 га, принадлежало 32% обрабатываемой земли. Одной из главных задач было перераспределение земли и размещение земледельческой колонизации. Выступая с речью по поводу принятия плана, Салазар заявил, что, «прежде чем приниматься за массовую индустриализацию, следует привести в порядок сельское хозяйство». Он остановился на крайне неравномерной структуре португальского землепользования и заявил, что «при всем уважении, даже нежности» его правительства к интересам аграриев необходима известная корректировка создавшегося положения. Однако Салазар тут же поспешил оговориться, что он чрезвычайно далек от идеи аграрной реформы. И действительно, реальных результатов эти жесты руководителей «нового государства» не имели. Интересы крупных землевладельцев, верхушки городской буржуазии и заправил салазаровского режима были переплетены столь тесно, позиции латифундистов в правящем блоке были еще столь прочны, что предложения шестилетнего плана в этой области оказались попросту блефом35.

Когда фашистскому парламенту был предложен связанный с планом закон об отчуждении земли на общегосударственные нужды, он натолкнулся на яростное сопротивление депутатов-землевладельцев. Закон прошел, но реальных результатов салазаркстское планирование не добилось. К 1963 г. программой колонизации было охвачено всего 450 га, в то время как 2-й шестилетний план (1959–1964) предусматривал перераспределение 6 тыс. га36.

В некоторых аспектах 1-й шестилетний план отражал традиционную доктрину нового государства. Речь идет о строгом соблюдении принципа финансовой стабильности (ни один из бюджетов 1953–1958 гг. не был сведен с дефицитом) и об отношении к иностранному капиталу. Несмотря на известное поощрение промышленности, Салазар не отказывается от принципа бюджетного равновесия, от весьма сдержанного отношения к иностранным инвестициям, от опасений перед социальными последствиями ускоренной индустриализации37.

В речи 28 мая 1953 г. Салазар заявил: «Чрезмерное давление на экономику и искусственное создание платежных средств подорвали бы денежную стабильность и общественное равновесие, которое мы стремимся защитить, а слишком широкое использование иностранных кредитов не кажется уместным ни в свете неопределенного и неустойчивого международного положения, ни в плане защиты наших собственных интepecoв»38.

Салазар разработал и стал проводить в жизнь программу общественных работ. Большую роль в ее осуществлении сыграл министр общественных работ инженер Дуарти Пашеку. Обновилась и расширилась сеть шоссейных дорог, строились портовые сооружения и плотины, появились новые школы и больницы, а также промышленные предприятия, реставрировались национальные исторические памятники, возводились новые монументы39.

Хотя «бум» 50-х годов принял довольно устойчивый характер (в 1950–1960 гг. ежегодный прирост национального продукта составлял в среднем 4,1% – больше, чем когда-либо в ипртугальской экономике), отставание Португалии от промышленно развитых стран Западной Европы могло быть сокращено лишь за счет значительно более высоких темпов экономического развития. В таких областях, как просвещение и здравоохранение, Португалия прочно удерживала последнее место среди западноевропейских государств. Итоги выполнения 1-го шестилетнего плана не были утешительны: в своем измененном виде (с увеличенными в 1955 г. показателями) он был выполнен только на 84%. Почти ничего не удалось сделать в таких важных отраслях, как сельское хозяйство (программа колонизации полностью провалилась), металлургическая промышленность40.

Острота ситуации особенно усугублялась интеграционными процессами в европейской экономике. Как сказал М. Каэтану, создание «Общего рынка» означало, что «западногерманский покупатель будет покупать не португальское, а французское вино». Если же Португалия желала также принять участие в процессе интеграции, она должна была стремиться к созданию такой промышленной структуры, которая обеспечила бы конкурентоспособность ее товаров в рамках «объединенной Европы». Однако сохранение доступа к европейским рынкам было несовместимо с удержанием в полном объеме протекционистской таможенной политики41.

Во 2-м шестилетнем плане (1959–1964) окончательно определилось подчиненное положение для сельского хозяйства. Крупнейшим получателем вложений сталитранспорт и связь (30,8%), за которыми следует промышленность (17,4%)42.

Он был разработан с помощью усовершенствованных статистических методов и носивший более конкретный и всеобъемлющий характер, чем первый. Наряду с программой капиталовложений он включал и задание частному сектору, но в целом национальный продукт должен был расти теми же темпами, что и раньше (около 4% в год), а это лишало Португалию возможности приблизиться к уровню развитых стран43.

 

4. Отношение к иностранному капиталу

Политика по отношению к иностранным вложениям в португальскую экономику не была последовательной.

Во время Второй мировой войны португалькое правительство, используя военную обстановку, стремилось несколько умерить гегемонию иностранного капитала в португальской экономике. Закон 1943 г. об иностранных капиталовложениях намного усилил положения аналогичного закона 1937 г., наложив на зарубежные инвестиции довольно существенные ограничения44.

В 1-м шестилетнем плане из иностранных источников исходил лишь один процент средств, предназначенных на осуществление плана. Португальский колониализм боится слишком большой зависимости от внешних сил (прежде всего от США), поскольку понимает, что в случае необходимости им без труда пожертвуют. Правда, система ограничений на новые иностранные инвестиции была вызвана к жизни не только политическими мотивами, она защищала «интересы уже господствующих монополий, португальских и иностранных»45.

Новая тенденция проявилась после вступления Португалии в Европейскую ассоциацию свободной торговли в 1960 году. Важным шагом, облегчившим иностранному капиталу путь на португалиский рынок были меры по либерализации экономики, проведенные в 1965 году46.

С середины 60-х годов появились признаки стагнации. Затяжная война против африканских народов, пользовавшихся всесторонней поддержкой извне, истощала силы Португалии. Тратя около половины бюджета на нужды обороны, Португалия не могла проводить политику интенсивного промышленного развития. Чтобы поддерживать стабильный экономический рост, правительство Салазара прибегло к иностранным капиталам. Как заявил министр финансов Тейшейра Пинту, режим уже не видит в чужеземных капиталовложениях «троянского коня»47.

Автор: Гущин Александр Анатольевич
Раздел: Всеобщая история
Дата публикации: 23.08.2013 14:40:06

1 | 2

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Крестовые походы. Причины, роль церкви в организации первого крестового похода

Реферат. Крестовые походы. Причины, роль церкви в организации первого крестового похода.В самом конце 12 века развернулось движение за освобождение гроба Господня. В последствии это движение было названо Крестовыми походами. Крестовые походы продолжались и в течении 13-14 веков..

Читать

Роль личности в истории

В данной статье автор пытается раскрыть сущность влияния человека на общество и историю. Автор считает, что каждый человек влияет на исторический процесс, не отменяя при этом закономерностей развития..

Читать

Отец истории: Геродот или Фукидид? Первый настоящий историк

Кого же стоит считать отцом истории? Геродота или Фукидида? И что значит отец истории?.

Читать

Первый заговор против Гитлера. 1938 год

Среди чиновников и военных Третьего Рейха также было немало недовольных внутренней и внешней политикой Гитлера. Во внешней политике наибольшую озабоченность оппозиции вызывала реальная угроза большой войны с Великобританией, Францией, СССР..

Читать

Пухом и прахом. История Пыльного котла: как природа мстит людям

Статья расскажет о том, как сильно песчаные бури в 20-м веке повлияли на резкое падение курса акций, как это повлияло на создание сухого закона, а также какие последствия были после нанесения ущерба "Пыльного котла". .

Читать

Характер Елизаветы Тюдор

Для неё были характерны типичные черты представителей её династии. От Генриха VIII она унаследовала властный характер, любовь к роскоши, музыкальный талант, удивительный подход к людям (это умение выслушать, понять их), а также энергию и ловкость. От матери достались тёмные глаза и темперамент. От своего деда Генриха VII она унаследовала осторожность, расчётливость, целеустремленность, тонкое искусство лицемерия.

Читать

ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ БОСПОРСКОГО ЦАРСТВА

Боспорское царство располагалось в Восточном Крыму на территории Керченского полуострова, и на Таманском полуострове, будучи разделённым на две части Керченским проливом – который в древности назывался Боспором Киммерийским (в честь него так в древности называлась и вся страна). Часть страны на территории Керченского полуострова называлась древними Европейским Боспором, а на территории Таманского полуострова – Азиатским Боспором, поскольку в античные географы считали, что за рекой Танаисом (Доном) уже начинается Азия. .

Читать

Русские добровольцы в войне за Чако (1932-1935годы).

В середине двадцатых годов стало очевидно, что политика Боливии ползучей экспансии в Северном Чако рано или поздно выльется в вооружённый конфликт. Парагвай не был готов к войне. До 1924 года вооружённые силы этой страны состояли из 2511 солдат, унтер-офицеров и 85 офицеров. Кроме винтовок, имелись 26 пулемётов и около 40 артиллерийских орудий различных систем и годов выпуска..

Читать

Героические песни о Хельги: система образов и отражение характера власти в древнескандинавском обществе.

Героические песни о Хельги: система образов и отражение характера власти в древнескандинавском обществе.Исландскую Старшую Эдду можно четко разделить на 2 раздела: мифологический, состоящий из 10 песен и героический, включающий в себя 19 песен. .

Читать

Гибель “Титаника” 1000 и 1 ложь.

Нет человека, хотя бы понаслышке не знавшего о трагедии самого знаменитого корабля 20-го века, детища компании “White Star Line”, представителя лайнеров Олимпик-класса, по имени Титаник. Отчалив из Саутгемптона 10 апреля 1912 года и уже через 5 дней его обломки вместе с сотнями человеческих тел покоились на дне Атлантического Океана. .

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter