↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
О проекте
Контакты

Новые статьи:

В Египте обнаружили затопленное кладбище
........................
В Германии осудят 96-летнюю женщину за пособничество нацизму
........................
Под Красноярском нашли метровый бивень мамонта
........................
В Хорватии нашли редкий древнегреческий шлем
........................
Мумия овцы «рассказала» о древнем животноводстве
........................

П.Д. Либеров о связях населения среднедонской культуры раннего железного века и финно-угорского мира.

(Статья)
Раздел: Археология
Автор: Безматерных Т.
(Воронеж)

Среднее Подонье в силу своего географического положения являлось «контактной зоной» различных культур и народов. Результатом взаимодействия стало своеобразие культур местного населения различных исторических эпох. Именно это своеобразие послужило причиной того, что местные памятники являются предметом многолетних дискуссий. Ряд исследователей помещают на данной территории скифское, другие – скифоидное население. Впервые не скифское население локализовал на данной территории Петр Дмитриевич Либеров (Либеров, 1969а. С. 5 – 26).

Доктор исторических наук П.Д. Либеров – один из ведущих археологов, занимавшихся изучением древней истории Среднего Подонья и оказавший сильное влияние на становление и развитие последующих исследований данного региона. Полученный в результате активных полевых работ на городищах и курганных могильниках обширный и разноплановый материал послужил П.Д. Либерову основой для выделения среднедонских памятников скифского времени в «особую локальную группу среди других синхронных ей памятников лесостепи и степи Восточной Европы» (Либеров, 1965б. С. 33), а позже – среднедонскую культуру скифского времени. Комплексный анализ археологических и письменных источников позволил ему сопоставить ее носителей с будинами и гелонами Геродота (Либеров, 1965б. С. 34). Такая локализация будинов и гелонов в настоящее время, так или иначе, принимается большинством ученых. Но по вопросу этнической и языковой принадлежности будинов в науке существует широкий спектр мнений.

В концепции П.Д. Либерова проблема этнической принадлежности будинов тесно связана с вопросом о происхождении среднедонской культуры. На основании полученных в результате раскопок материалов П.Д. Либеров выдвинул гипотезу о происхождении ее носителей от племен, обитавших на этой территории еще в эпоху бронзы. По его мнению, катакомбная, срубная и абашевская культуры, сосуществуя, продолжали бытовать до эпохи раннего железного века, при этом ученый подчеркивал решающую роль именно абашевской культуры в генезисе среднедонской культуры скифского времени (Либеров П.Д. 1969а. 5-26). П.Д. Либеров в своих работах неоднократно указывает на совпадение территории распространения абашевских памятников в Подонье с территорией среднедонской культуры. Основываясь на этих положениях, П.Д. Либеров делает вывод о языковой и этнической принадлежности будинов. Заметим, что первоначально ученый избегал точной языковой атрибутации носителей абашевской культуры и «их потомков будинов» (Либеров, 1965а. С. 45-46). В более же поздних работах мы находим утверждение о «решающей роли абашевской культуры и ее финно-угорских носителей в сложении культуры эпохи раннего железного века на Среднем Дону» (Либеров, 1969а. С. 17), а затем и аргументацию П.Д. Либерова в пользу финно-угорской принадлежности будинов (Либеров, 1971а, С. 103-115). Подробнее остановимся на основных доводах исследователя.

По мнению П.Д. Либерова абашевская культура сформировалась на территории Среднего Поволжья, издревле населенного финно-угорскими племенами. В результате контактов с ними абашевское население, как считает исследователь, могло воспринять не только ряд элементов культуры, язык, но и частично изменить свои антропологические черты, в том числе и такой признак как достаточно выраженная брахикранность (Либеров, 1971а. С. 109). На этом основании он сделал заключение, что в антропологическом отношении население Среднего Подонья в раннем железном веке стояло ближе к финно-угорскому населению, чем к ираноязычному. (Либеров, 1971а. С. 113). Появившись на территории Среднего Подонья, абашевские племена, возможно, пришедшие с племенами финно-угорскими по происхождению, или «с большим налетом их влияния», как пишет ученый, соответственно, принесли сюда эти черты (Либеров, 1969а. С. 17). К таким привнесенным антропологическим чертам исследователь отнес брахикранию (Либеров, 1971а. С. 114), а также внешний вид одной из групп, близкий  эрзянскому населению – ее представители имеют светло-пигментированную кожу и голубые глаза, что, на его взгляд, перекликается с описанием будинов у Геродота (Либеров, 1971б. С. 640). Подтверждение своего мнения Петр Дмитриевич видит в антропологических чертах современной мордвы, определенно имеющей финно-угорское происхождение. Справедливости ради надо заметить, что в работе Г.Ф. Дебеца, на которую опирается П.Д. Либеров, отсутствуют выводы о финно-угорских связях среднедонского населения - автор пишет только о его обособленности как от населения Поднепровья, так и от савроматов (Дебец, 1969. С. 40). Современные же ученые, отмечают сложный и неоднородный антропологический состав населения Среднего Поволжья в эпоху бронзы и раннего железного века (Газимзянов, 2009. С. 193), что служит дополнительным доводом против взглядов П.Д. Либерова.

Еще одним аргументом в пользу версии П.Д. Либерова должны были стать данные топонимики. Именно с приходом абашевского населения на территорию Подонья П.Д. Либеров связывает совпадение финно-угорских донских топонимов со средневолжскими (Либеров, 1971а. С. 109-112). В результате изучения административных карт и отчасти дореволюционных карт Генштаба, ученый выявил более 400 топонимов, имевших отношение к финно-угорскому языку. Следует заметить, что П.Д. Либеров не переоценивал возможности данных топонимики служить источниками для прояснения вопроса этнической принадлежности населения Подонья в раннем железном веке. В частности, он признавал, что главным препятствием для использования в качестве достоверного источника являются трудности в установлении хронологии топонимов. Не учтено было П.Д. Либеровым и то обстоятельство, что свойство топонимов сохранять архаизмы, восходящие к языкам народов, живших на данной территории в прошлом, и позволяющее использовать их для определения границ расселения этнических общностей, присуще в первую очередь гидронимам.

На слабость этой доказательной базы указывают и современные исследователи. А.П. Медведев обращает внимание именно на тот факт, что большинство фиксируемых П.Д. Либеровым топонимов являются позднейшими ойконимами, а достоверные финно-угорские гидронимы известны в основном за пределами территории распространения среднедонской культуры – в верховьях Дона (Медведев, 1999, с. 143).

При рассмотрении вопроса об этнокультурной принадлежности населения междуречья Дона и Северского Донца, изучив все доступные на тот момент источники, П.Д. Либеров, попытался включить эту территорию в ареал среднедонской культуры. Следуя за свидетельствами античных авторов, Псевдо-Скилака и Евдокса, он помещает на данной территории сирматов, однако решительно отрицает их принадлежность к савроматам. В его концепции сирматы – это «крайняя южная часть финских будинов» (Либеров, 1969б. С. 37). Здесь он следует за концепцией известного русского историка и лингвиста конца XIX– начала XX в. Ф. Брауна (Либеров, 1969б. С. 37). Таким образом, П.Д. Либеров распространил область расселения финно-угорского населения вплоть до доно-донецкого междуречья. Однако современные исследователи не поддержали точку зрения Брауна-Либерова о финноязычии будинов (Туаллагов, 1999. С. 27).

Утверждая финно-угорскую принадлежность будинского населения, П.Д. Либеров рассмотрел культурные связи населения Среднего Подонья с населением областей, расположенных к северу и северо-востоку (близких, как он считал, культурно и этнически). Такие связи и аналогии он находит в ананьинской культуре. Подчеркнем, что указывая на тесные контакты с финн-угорским миром, Петр Дмитриевич, тем не менее, не дает прямых оценок характера этих взаимосвязей, ограничиваясь указанием на возможную этническую близость. Свидетельства взаимодействия и проникновения финно-угорских элементов в среднедонскую культуру исследователь видел в сходстве некоторых видов оружия, особенностей звериного стиля (как, например, изображение медведя в характерной позе, изображение хищной птицы, клюющей свою жертву), типов бронзовых поясных крючков, пряжек-сюльгам, бляшек двусторонней серповидной формы и др. (Либеров, 1971б. С. 616-620) Между тем, современные исследователи, занимающиеся изучением ананьинских металлургических традиций указывают на сходство форм железных изделий из ананьинских памятников с кавказскими (Терехова, Розанова, 2008. С. 196-204) Проведенный сравнительный анализ с изделиями с территории лесостепного Поднепровья скифского времени выявил различия, свидетельствующие о разных производственных традициях (Терехова, Розанова, 2009. С. 198-200).

При рассмотрении особенностей среднедонского звериного стиля современные ученые указывают на Днепровское Левобережье как исходный регион формирования этнокультурного комплекса Среднего Подонья. Однако складывание оригинального локального стиля связывается именно с усилением контактов местного населения с восточными и северо-восточными соседями, среди которых указываются и носители ананьинской культуры (Гончарова, 2002. С. 7).

Таким образом, мы видим, что, так как письменные источники не представляют информации, которая бы помогла ответить на вопрос о языковой принадлежности будинов, П.Д. Либеров попытался разрешить проблему, привлекая данные археологии, лингвистики, антропологии. Однако не представляется возможным решить вопрос об этнической и языковой принадлежности народа без письменных данных, на основе только лишь археологических материалов, если нет его прямой культурной преемственности с этносом, язык которого известен. А о будинах письменные источники не предоставляют такой информации – нет их имен, среднедонские топонимы либо иранские, либо тюркские, либо относятся к позднейшему времени (Медведев, 1999. С. 143).

Подводя итог, подчеркнем, что версия П.Д.Либерова о финно-угорской принадлежности будинов и, соответственно, этнических связях местного населения с финно-угорским, подтверждения не получила. На территории Среднего Подонья финно-угорское население не обитало, в чем сходятся как ученые, занимающиеся изучением скифского мира, так и финно-угорского. Картографирование гидронимов показало их достоверное наличие только в бассейне Верхнего Дона, населенного племенами городецкой культуры, отождествляемой с тиссагетами.

 

Газимзянов И.Р. 2009. Реконструкция этногенетических процессов на Средней Волге в конце эпохи поздней бронзы и раннего железа по данным антропологии // У истоков археологии Волго-Камья (к 150-летию открытия Ананьинского могильника). Археология евразийских степей. - Вып.8. - Елабуга. – С. 185-195.

 

Гончарова Л.Ю. 2002. Искусство звериного стиля в лесостепном Подонье – культурный феномен скифской эпохи // Край Воронежский: Межвузовский студенческий сборник. –Вып. IV. - Воронеж. С. 3-14.

 

Дебец Г.Ф. 1969. Черепа из курганов Среднего Подонья // Население Среднего Дона в скифское время. - М. - С.38-40. (МИА. № 151).

 

Либеров П.Д. 1965а. Исследования лесостепной скифской экспедиции Института археологии АН СССР на Среднем Дону за 11 лет // Этногенез мордовского народа. - Саранск. - С.36-46.

 

Либеров П.Д. 1965б. Памятники скифского времени на Среднем Дону. - М. - 112 с (САИ.Д1-31).

 

Либеров П.Д. 1969а Проблема будинов и гелонов в свете новых археологических данных // Население Среднего Дона в скифское время. - М. - С.5-26. (МИА. № 151).

 

Либеров П.Д. 1969б. Савроматы ли сирматы? // Население Среднего Дона в скифское время. - М. С.27-37. - (МИА. № 151).

 

Либеров П.Д. 1971а. Этническая принадлежность населения Среднего Дона в скифское время // Проблемы скифской археологии. - М. - С.103-115. - (МИА. № 177).

 

Либеров П.Д. 1971б. Древняя история населения Подонья. Диссертация, представленная на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М. - Ч. I-II. - 1085 л. (Р2 2088, 2089).

 

Медведев А.П. 1999. Ранний железный век лесостепного Подонья: Археология и этнокультурная история I тысячелетия до н. э. М. 

 

Терехова Н.Н., Розанова Л.С. 2009. Истоки производственных традиций в технологии изготовления кузнечных изделий из раннеананьинских памятников на Средней Волге (к проблеме высоких технологий) // У истоков археологии Волго-Камья (к 150-летию открытия Ананьинского могильника). Археология евразийских степей. - Вып.8. - Елабуга. – С. 196-203.

 

Туаллагов А.А. 1999. Сирматы //Нижневолжский археологический вестник. – Вып. 2. – Волгоград. – С. 26-31


Раздел: Археология
Дата публикации: 23.08.2013 02:35:47
1

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Вступайте в нашу группу в Вконтакте

Другие социальные сети:
ВК Твиттер Телеграм Я.Кью Я.Дзен Фейсбук Инстаграм



Поделиться материалом в социальных сетях:





Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Погребальный ритуал женских погребений Усть-Узинского 2 могильника III-IV вв. в Верхнем Посурье

Погребальный обряд в период формирования древнемордовской культуры до настоящего времени не являлся предметом специального анализа, в ряде работ он рассматривался в контексте публикаций конкретных памятников. Определенная работа в этом направлении была проделана В.И. Вихляевым на материалах пензенской группы могильников (Вихляев, 1977), которая опиралась на результаты раскопок М.Р. Полесских 50–60-х. гг. XX в., методика которых вызывает неоднозначные оценки..

Читать

Орнаментальные мотивы на керамических сосудах абашевской культурно-исторической общности (по материалам Тамбовской области).

Фонды Тамбовского областного краеведческого музея имеют в своей коллекции предметы древности, относящиеся к разным периодам истории. Помимо богатой коллекции мордовских украшений, оружия и сосудов, оружия скифо-сарматского периода, хранится коллекция артефактов абашевской культуры (сер. II тыс. до н.э.) из раскопок памятников Тамбовской области, проводившихся Н.Б. Моисеевым (курганы Староюрьевский в Староюрьевском районе; Первомайский в Первомайском районе; Пичаевский в Пичаевском районе, Селезни-1, Селезни-2 в Тамбовском районе; Графская курганная группа в Жердевскои районе, Шлихтинское поселение в Тамбовском районе), Т.Б. Поповой (Периксинское поселение в Тамбовском районе) и разведочные работы А.Т. Синюка (Староюрьевский район)..

Читать

Вклад А.Е. Алиховой в изучение золотоордынского города Мохши (историографический обзор)

Золотоордынский город Мохши, располагавшийся в Примокшанье, на территории, которую в настоящее время занимает п. г. т. Наровчат, районный центр Пензенской области, был открыт А.А. Кротковым в начале ХХ века. Этому археологическому памятнику его первооткрывателем был посвящён ряд научных статей, в которых была восстановлена основная канва истории этого города. А.А. Кротков заложил добротную основу для дальнейшего изу-чения Мохши. Он охарактеризовал экономическое и политическое значение этого города, сделал ряд предположений относительно этнокультурного со-става населения, проживавшего в Мохши в золотоордынское время, и, в об-щих чертах, наметил планировку этого города. До настоящего времени ос-новные положения, выдвинутые А.А. Кротковым, в ходе работы над матери-алами, полученными во время работы на территории Наровчата и в его окрестностях, остаются почти без изменений и признаются верными боль-шинством исследователей. Серьёзной корректировке был подвергнут только план золотоордынского города Мохши, подготовленный А.А. Кротковым. Уточнение этого плана связано с деятельностью Анны Епифановны Алиховой. .

Читать

Байбек - новая стоянка развитого неолита в Северном Прикаспии.

Обследование песчаных массивов, расположенных севернее р. Кигач Красноярско¬го района Астраханской области позволили выявить в 5 км на север от пос. Байбек в дефляционной котловине археологический материал: фрагменты грубых лепных керамических сосудов и каменные изделия. Размеры котловины с севера на юг 250 м, с запада на восток - более 300 м, она расположена в южной части разрушенного бархана значительных размеров: с севера на юг его протяженность око¬ло 1000 м, с запада на восток — до 400 м..

Читать

Деградация техники обработки камня как отражение характера использования металла.

Состав каменных орудий и характер их обработки в эпоху бронзы сильно отличается от тех, какие известны на неолтитческих стоянках. Орудия каменные и металлические взаимозаменямы. Поэтому исследование каменной индустрии, которая сохраняется на поселении значительно полнее металличсеской, может быть привлечено для оценки уровня развития металлургии, её роли в обществе. Металл не только срабатывается в процессе употребления, практически сходя на-нет, но и, обладая значительной ценностью, крайне редко теряется, чаще попадает в переработку. Частота находок металла не тождественна частоте его использования в работе. По тому, что из металлических орудий доходит до нас в составе находок, мы не можем оценивать масштабы его применения. Это относится не только к медному и бронзовому инструменту. Так, на городищах раннего железного века крайне редко встречаются топоры. Наполовину раскопанное и весьма насыщенное находками городище Настасьино дало единственную находку топора, просуществовав 7-8 веков. Нет таких находок на Каширских городищах. В то же время громадное количество костяных орудий и еще большее – заготовок - несут следы именно работы топором..

Читать

Сендимиркинский могильник в Чувашии

В 2011 году в Вурнарском районе Чувашии, на длинном узком мысу надпойменной террасы р. Ср. Цивиль между деревнями Сендимиркино и Буртасы краеведом И.Г. Павловым были найдены предметы, относящиеся к женским нагрудным и головным украшениям конца раннего железного века, которые были сданы в Чувашский государственный институт гуманитарных наук. С целью проверки данного местонахождения в мае 2012 года отрядом Археологической экспедиции ЧГИГН (Н.С. Березина, Е.П. Михайлов, Н.С. Мясников) были проведены разведывательные работы. В результате был обнаружен могильник II-III вв. н.э. и предшествующее ему селище того же периода. В июне 2012 года АЭ ЧГИГН в составе Е.П. Михайлова и Н.С. Мясникова при участии научного сотрудника Института истории АН РТ Д. Г. Бугрова (Казань) проводила дополнительные исследования на данном археологическом памятнике. Общая площадь раскопа составила 56,25 м²..

Читать

К вопросу о территории распространения и происхождении хвалынской культуры

Во время раскопок 2006-2007 гг. на поселении Утюж I, расположенного вблизи с. Стемассы Алатырского района Чувашии на левом берегу небольшой реки Утюж вблизи ее впадения в р. Суру было обнаружено жилище, которое по ряду признаков можно отнести к хвалынской культуре. Это позволяет откорректировать ареал распространения хвалынской культуры..

Читать

Керамический комплекс Лядинского могильника

В 1869 году при строительстве железной дороги Тамбов – Саратов, был обна-ружен Лядинский могильник принадлежащий древней мордве. В 1888 г. работы на могильнике проводил В.Н. Ястребов. Судя по отчёту, в погребениях им было обнаружено 86 глиняных сосудов. Однако для нашего исследования доступны только те, которые попали в иллюстрации отчёта (пять сосудов). Спустя сто лет, в 1983 – 1985 гг. на могильнике производила работы Р.Ф. Воронина. Она так же об-наружила 30 сосудов. Всего же было найдено около 116 горшков. В результате всех работ был накоплен большой материал по истории культуры и быта народа оставившего этот могильник. К сожалению, мы не имеем возможности получить доступ ко всему керамическому материалу из всех раскопок в связи с тем что, часть материала со временем была утрачена. .

Читать

К ВОПРОСУ О ЗНАЧЕНИИ МАТЕРИАЛОВ РАННИХ МОГИЛЬНИКОВ НИЖНЕГО ПРИМОКШАНЬЯ В ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИСТОРИИ ПОВОЛЖСКИХ ФИННОВ.

Разработка проблем происхождения и ранней этнической истории финского населения западной части Среднего Поволжья породила весьма широкий круг вопросов. Позиции отдельных исследователей на их разрешение носят во многом дискуссионный характер..

Читать

Тенденции развития пронизок верхнего прикамья в эпоху раннего средневековья

Эволюционное развитие раннесредневековых пронизок Прикамья не могло происходить само по себе, изолированно от других регионов. Появление некоторых типов пронизок, закрепление в местном костюме, а также дальнейшая их трансформация зависели от нескольких факторов. На это могли повлиять этнокультурные контакты, индивидуальные предпочтения местного населения, веяния моды, наличие мастеров, а также их технические возможности..

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter