↑ Наверх ↑
     Исторический сайт

Новости истории
Статьи и заметки
  - Археология
  - Всеобщая история
  - Историческая поэзия и проза
  - История Пензенского края
  - История России
  - Полезные и интересные сайты
  - Разное
  - Тесты по истории
  - Шпаргалка
Конкурс работ
Создать тест
Авторам
Друзья сайта
Вопрос-ответ
Мы в Дзене
О проекте

Добавить в закладки

Новые статьи:

Ученые восстановят запах духов Марии-Антуанетты
........................
Раскрыта жизнь динозавров до падения астероида
........................
Найдено место крупнейшей катастрофы на Земле
........................
В Шотландии нашли клад опального претендента на английский престол
........................
Историки нашли застрявших в древней посуде тысячелетних насекомых с помощью рентгена
........................

1 | 2

Байбек - новая стоянка развитого неолита в Северном Прикаспии.

(Статья)
Раздел: Археология
Автор: Горащук И.В. (Самара, ООО НПЦ «Бифас») Гречкина Т.Ю. (Астрахань, АУ АО «ГНПУ «Наследие»)

   Тем не менее, ряд подготовительных операций все же производился. Об этом свидетельствуют количественные показатели: доля реберчатых сколов в основной массе продольных сколов. На стоянке Байбек такое соотношение 4 к 23 т.е примерно 1/6 часть всех продольных сколов приходится на реберчатые.  Удивительно схожи данные по Каиршаку III. Это соотношение 12 к 49 т.е примерно 1/5 (Васильев И.Б., Выборнов А.А., Козин Е.В., 1989 с.30).  Таким образом, продольные сколы формирования призматического рельефа среди продольных сколов преобладают.

Следовательно, наиважнейшей подготовительной процедурой на памятниках развитого неолита было создание призматического рельефа нуклеуса.

Большое количество продольных сколов было характерно для двух групп мезолитического населения – Жекалганской и геометрической Истайской. Поэтому нет ничего удивительного в том, что подобный прием был распространен и в раннем неолите. На стоянке Кугат такие сколы весьма характерны (Горащук И.В., 2007, с).

О второй подготовительной процедуре свидетельствует само наличие реберчатых сколов. Несмотря на то, что данный тип не является господствующим среди продольных сколов, его наличие говорит о устойчивой традиции выведения ребра начала призматического скалывания. Как правило, от этой операции, кроме собственно реберчатых сколов, свидетельствует некоторое количество мелких отщепов, аморфных сколов и чешуек. Именно такие сколы присутствуют как в материалах Байбека, так и на Каиршаке.

Со снятия реберчатых сколов начиналось собственно призматическое скалывание. Опишем некоторые характерные особенности этого скалывания. Большинство пластин на Байбеке и на Каиршаке дошли до нас в сечениях. Следовательно, единственным значимым показателем для пластин является их ширина. По ширине пластины Байбека и Каиршака распределяются примерно по равным интервалам. На Байбеке этот интервал от 5 до 22 мм, на Каиршаке III – от 4 до 27мм.

Пластины Байбека в среднем шире, чем на Каиршаке. Не исключено, что это отличие фиксирует то, что на Байбеке пластины скалывались преимущественно  с плоского фронта нуклеуса, тогда как на Каиршаке – как с плоского фронта, так и с торца. Вследствие чего и пластины стоянки Байбек получалась шире, чем на Каиршаке III.

 Технологический набор нуклеусов и сколов стоянки Каиршак I указывает на иной характер расщепления. Кроме двух основных типов нуклеусов – плоского и призматического, известных и в материалах иных развито неолитических стоянок, здесь есть и дисковидная форма для снятия пластинчатых отщепов (Выборнов А.А., Козин Е.В., 1988 с.93).  Следовательно, характер заготовки здесь иной. Акцент делается не только на отжимные пластины, но и на пластинчатые заготовки, сколотые ударом. Эта особенность близко напоминает комплексы финального неолита – Кочкар – стау, Же – Калган. Такой факт подчеркивает позднюю хронологическую позицию комплекса Каиршака I среди развито неолитических памятников.  Но и здесь аморфные куски, чашуйки и осколки – следы изготовления пренуклеусов и подправки нуклеусов составляют 14.9 процента. Что близко к количественному соотношению продуктов скалывания на Каиршаке III.  Любопытно и то, что соотношение реберчатых сколов к продольным составляет 5 к 21, т.е. ¼. Что так же довольно близко к таким же показателям на Байбеке и Каиршаке III. Следовательно, и здесь соблюдается аналогичный принцип подготовки конкреции к призматическому расщеплению.

Оценка подготовки зоны расщепления на стоянке Байбек проведена по 128 проксимальным частям пластин и отщепов. Результаты этого исследования приведены в таблице 1. В 72 процентах случаев зафиксирована подготовка зоны расщепления в продольной плоскости. Такая подготовка обусловлена т.н. «снятием карниза. В 13 процентах случаев к продольной подготовке площадки добавлена подготовка в поперечной плоскости. В четырех процентах площадка подготовлена только в поперечной плоскости, без снятия карниза. На проксимальных частях таких сколов карнизы отсутствуют. Такие случаи – результат выравнивания площадки нуклеуса мелкими фасетками, которые уносили и карнизы. То, что прием подготовки и выравнивания площадки производился мелкими сколами свидетельствует и тот факт, что в материалах Байбека отсутствуют достоверные поперечные сколы с нуклеуса – т.н. «таблетки». Поскольку призматическое скалывание предусматривает постоянный уход за площадкой скалывания и контроль за углом между фронтом расщепления и площадкой нуклеуса, то тот или иной способ выравнивания площадки просто необходим. Таких способов два. Первый подразумевает скалывание «таблеток», второй – подправку площадки мелкими сколами.

Любопытно, что на стоянке Катршак III выявлено всего два поперечных скола. Из чего следует вывод о том, что прием выравнивания площадки мелкими сколами – характерный прием развитонеолитической индустрии вообще и не является каким- то характерным только для Байбека. Любопытно, что площадки остаточных нуклеусов Каиршака III не фасетированы. Они сформированы крупными сколами. Создается впечатление, что они не не изменялись с момента формирования. Однако такая ситуация просто невероятна. Следовательно, подправка площадок велась локально, очень мелкими сколами. И такие сколы фиксируются лишь на редких проксимальных фрагментах пластинчатых сколов.

Резко контрастирует с этим приемом снятие таблеток. Такой способ подправки начинает заметно проявляться на стоянке Каиршак I. Поперечных сколов тут 15 (Выборнов А.А., Козин Е.В. 1988. с.93). Все это лишь дополняет список отличий этого комплекса от признаков каменной индустрии стоянок Каиршак III и Байбека.

 Вернемся к материалам Байбека. В 13 процентах случаев скалывание производилось без какой бы то ни было подготовки зоны расщепления.

 Любопытно, что, не смотря на то, что приемы подготовки зон расщепления пластин и отщепов одинаковы, их  применение различно. Здесь подготовка зоны расщепления в продольной плоскости применена лишь в трех случаях из 11.  В четырех случаях использовалась продольно – поперечная подготовка зон расщепления. Учитывая то, что отщепы на стоянке Байбек получены лишь при подготовке пренуклеуса, не являясь самостоятельной заготовкой, можно констатировать, что тщательность подготовки пренуклеуса подчеркивалась тщательным и более аккуратным применением приемов подготовки зоны расщепления, которое давало возможность снимать отщепы более предсказуемо.

Интересно, что усложнение приемов подготовки зоны расщепления при снятии отщепов, лишенных известковой корки резко контрастирует с приемами первичной оббивки конкреции. В тех четырех случаях, когда зона расщепления отщепа естественная – это первичные или полупервичные отщепы.

Это фиксирует различное внимание мастера к процедурам оббивки конкреции и выделки пренуклеуса. Из чего следует, что в его сознании эти операции различны.

   Суммируя сказанное, получим следующую картину хода расщепления. Конкреции поступали на памятник в виде крупных кусков в необработанном виде. На первом этапе их обработки производилось их раскалывание на куски и  обивка этих кусков. Вторая процедура – выделка пренуклеуса. Ее содержание – выведение призматического рельефа и выведение ребра на торце. Призматическое расщепление – третий этап расщепления. Подготовка зоны расщепления велась преимущественно в продольной плоскости, что отражает т.н. «снятие карнизов».

Отметим, что технология призматического скалывания на всех трех стоянках развитого неолита схожа лишь в общих чертах. Это сходство проявляется в следующем.

  1. Сходная процедура выделки пренуклеуса и начала призматического расщепления. Об этом факте красноречиво свидетельствуют имеющиеся в коллекции технологические сколы. Причем, приоритет в числе здесь за продольными сколами, реберчатых относительно немного. Такая картина сходна для коллекций всех трех стоянок.
  2. Общий алгоритм скалывания предусматривал, как минимум, две конкретные цепочки: - кругового скалывания, и скалывания с плоского фронта. На двух стоянках Каиршака это подтверждают остаточные нуклеусы. На Байбеке, как мы помним, об этом свидетельствуют статистические показатели размеров пластин.

Этими двумя чертами сходство исчерпывается. Не меньше и различий. Прежде всего, это касается соотношений продуктов расщепления от двух конкретных цепочек скалывания. Размеры пластин Каиршака III и общее количество остаточных нуклеусов свидетельствуют о том, что приоритетным здесь было круговое скалывание. На стоянке Байбек – скалывание с плоского фронта.

Далее, на стоянке Каиршак I мы находим нуклеус ударного скалывания для удлиненных пластинчатых форм. Отметим так же изменение приема подправки площадки нуклеуса. Эта стоянка единственная среди развито неолитических где отчетливо прослеживается тенденция поправки площадки крупными сколами, от чего среди артефактов присутствует серия т.н. «таблеток». Тогда как на двух других – судя по нашим наблюдениям, выравнивание площадки нуклеуса производилось мелкими сколами.

Как оценивать данные факты? На наш взгляд, эти различия следует из хронологии. Как было выше показано, случае с Байбеком, ряд прямых аналогий указывает нам на его более древний возраст в рамках развитого неолита. И напротив, ряд показателей – наличие трапеций с подструганной спинкой и округлых скребочков сближают материалы стоянки Каиршак I с комплексами позднего неолита, где такие изделия тоже имеют место (Васильев И.Б., Выборнов А.А., Козин Е.В, 1986, с.21-22, рис.11.8, 20-21). Бесспорно и то, что каменная индустрия стоянок позднего неолита базируется на расщеплении камня ударом, и получении крупных пластинчатых сколов. Любопытно в этой связи, что на стоянке Кочкар –стау, которую специалисты расценивают как переходную, тоже присутствует две техники получения заготовки – удар для пластинчатых сколов и отжим для микропластинчатого комплекса (Выборнов А.А., Горащук И.В., 2006). Таким образом, налицо тенденция к нарастанию получения крупных пластинчатых сколов ударом со временем. На стоянках развитого этапа мы становимся свидетелями первого появления новой технологии в материалах Каиршака I. Далее, на переходном этапе удар и отжим сосуществуют в рамках одной индустрии, и в финальном неолите отжим как способ получения заготовки исчезает вовсе.

Следует заметить, что изменения в технологии расщепления происходят на фоне изменений в типологии орудий, вследствие чего не могут быть результатом саморазвития. В данном случае мы наблюдаем изменения под влиянием культурного взаимодействия населения, проникающего на эти территории с запада. 

 Итак, технология расщепления камня на развито неолитических стоянках указывает на постепенное развитие в сторону получения крупных призматических сколов ударом. 

Результаты применения трасологического метода к материалам стоянки Байбек.  Среди 299 каменных сколов стоянки выявлено 212 орудий. Наиболее массовым орудием стоянки являются скребки. Их 88. Это 41 процент от всех орудий стоянки. К типологическим орудиям добавилось еще 2 изделия, типологически являющиеся  пластиной и продольным сколом с ретушью

Вторая по численности группа орудий – мясные ножи. Их 42ед., что составляет около 20 процентов от всех орудий. Трасологически дифференцируются на разделочные ножи (4 ед.) и вкладыши составных лезвий (38 ед.).

 Велика и разнообразна на стоянке Байбек группа орудий для обработки твердых материалов. Под твердыми материалами понимается дерево и кость. Поскольку исследования производились на бинокуляре МБС, недающего возможность увидеть характер заполировки, окончательный вывод о обрабатываемом материале сделать весьма сложно. По этой причине здесь нет дифференциации инструментов по типу обрабатываемого материала. Этих орудий – 70 ед. Это составляет 33 процента от всех орудий стоянки. Наиболее представительна среди них серия резчиков. Таких орудий выявлено 36ед. Среди них можно выделить три типа.  Первый представлен 15 экземплярами резчиков, выполненных как сегменты . К сегментам по характерному износу  примыкают еще два орудия, не оформленные как сегменты, но использовавшиеся в аналогичных операциях . Второй тип – специализированные клювовидные  резчики. Их три. Третий тип – 16 ординарных резчиков, выполненных на углу сломанной заготовки.

Выявлено 20 скобелей. В силу характера их использования морфологически большинство из них можно отнести к выемчатым пластинам.

К выемчатым пластинам можно отнести, как минимум, три  из пяти пилок. Видимая деформация их лезвий так же является прямым отражением функционального износа.

Восемь орудий связаны со сверлением. Прежде всего, это три сверла.

Для расширения отверстия под нужный диаметр использовались развертки . Для этого могли использоваться как приостренные фрагменты проксимальных частей пластины, так и медиальные фрагменты пластин. Такие орудия неплохо диагностируются на макроуровне. Несмотря на малочисленность сверлящих орудий черты определенной традиции населения в исполнении этой операции можно уверенно констатировать. Для первоначального прохождения материала использовались острые дистальные фрагменты пластин, для расширения отверстия – развертки.

Последней группой орудий являются 13 изделий, использованных в нескольких операциях. Они составляют около 6ти процентов от всего количества орудий.  Наиболее многочисленна комбинация мясных ножей и резчиков. Таких орудий 7ед. Два орудия – комбинация резчика и скобеля. Еще два орудия – комбинация резца и скобеля. Один резец – резчик . Последняя комбинация – нож по дереву. Сочетает функции строгального ножа и скобеля. Как можно заметить, ряд комбинаций это сочетание функций, необходимых в работе при выделке каких – то изделий из твердого материала. Преобладают здесь сочетания резчик или резец и скобель. Вполне оправдано и сочетание резца и резчика, а так же строгального ножа и скобеля. Отметим, что все массовые комбинации – мясного ножа и резчика, резчика или резца со скобелем распространена в комплексах стоянок со времени мезолита. Т.е. все это традиционные комбинации для каменного века региона.

Итак, подведем итоги рассмотренному. По технологическим и типологическим показателям стоянка Байбек демонстрирует архаичные черты. По нашему мнению, это свидетельствует о раннем возрасте Байбека, относительно других стоянок развитого неолита.

пластины стоянок развитого неолита

 

Изделия стоянки (в формате .xls)

Таблицы 3-4 (в формате .doc)

Публикация (в формате .pdf)

Список использованной литературы:

 

  1. Васильев И.Б., Выборнов А.А., Козин Е.В. Поздненеолитическая стоянка Тентексор в Северном прикаспии// Древние культуры Северного Прикаспия. Куйбышев 1986.
  2. Васильев И.Б. Мезолитические памятники Северного Прикаспия / И.Б.Васильев, А.А. Выборнов, А.М. Комаров // Археологические культуры Северного Прикаспия: сб. науч. тр. / Куйбышев гос. пед. ин-т. – Куйбышев, 1988 – С. 3–41. – Библиогр.: с.39–41.
  3. Васильев И.Б. Человек, природа и почвы Рын – песков Волго – Уральского междуречья в голоцене / И.Б. Васильев, И.В. Иванов. – М.1995 – 264с.
  4. Васильев И.Б. Исследование неолитической стоянки Каир – Шак 3/И.Б. Васильев, А.А. Выборнов, Е.В. Козин // Неолит и Энеолит Северного Прикаспия: сб. науч.тр. /Куйбышев. гос. пед. ин-т. – Куйбышев, 1989 – С.18–45. – Библиогр.: с. 45.
  5. Выборнов А.А, Козин Е.В. Неолитическая стоянка Каиршак 1 в Северном прикаспии// Археологические культуры Северного прикаспия Куйбышев 1988. с92-106.
  6. Гиря Е.Ю., Технологический анализ каменных индустрий / Е.Ю. Гиря – С. П. Б., 1997. – 199с.
  7. Горащук И.В., Внутренняя хронология стоянки Каир – Шак 3 / И.В. Горащук //XXV Урало – Поволжская археологическая студенческая конференция : тез. докл. – Самара, 1993. – С. 25–27. – Библиогр.: с.27.
  8. Горащук И. В. Каменные орудия мезолита – раннего неолита Северного Прикаспия /Дисс. на соискание ученой степени к.и.н. 211с.
  9. Джонсон Н., Статистика и планирование эксперимента в технике и науке. Методы обработки данных / Н. Джонсон, Ф. Лион. – М., 1980. – 612с.

10.  Джонсон Н., Статистика и планирование эксперимента в технике и науке. Методы планирования эксперимента / Н. Джонсон, Ф. Лион. – М., 1991. – 510с.

11.  Козин Е.В., Памятники ранненеолитического времени в южной части Волго – Уральских песков / Е.В. Козин, А.М. Комаров // Неолит и Энеолит Северного Прикаспия: сб. науч. тр. / Куйбышев. гос. пед. ин–т – Куйбышев, 1989. – С.6–18. – Библиогр.: с. 17–18.

12.  Коробкова Г.Ф., Орудия труда и хозяйство неолитических племен Средней Азии / Г.Ф. Коробкова // МИА. – 1969. – № 158. – Л. – 200с.

13.  Корбкова Г.Ф., Экспериментально – трасологические разработки как комплексное исследование в археологии // Экспериментально – трасологические исследования в археологии: сб. науч. тр. / С.П.Б. ЛОИА. лаб. первобыт. техники. – С.П.Б, 1994. – С.3 – 20. – Библиогр.: с. 18–20.

14.  Коробкова Г.Ф. Технология древнейших производств / Г.Ф. Корабкова, С.А. Семенов. – Л., 1983. – 255с.

15.  Коробкова Г.Ф. Методика микро – макроанализа древних орудий труда / Г.Ф. Корабкова, В.Е. Щелинский. – СПБ., 1996. – 80с.

16.  Коробкова Г.Ф. Мезолит Средней Азии и Казахстана / Г.Ф. Коробкова // Археология СССР: в 20т. Т.2 Мезолит СССР. – М., 1989. – С. 149–173.

17.  Бадер Н.О. Варианты культуры Кавказа конца верхнего палеолита и мезолита /Н.О. Бадер // СА – 1965. – № 4. – С.3–16.

18.  Бадер Н.О. Мезолит Кавказа / Н.О. Бадер, Л.Д. Церетели // Археология СССР. – М., 1989. – Т.2. – С.93–105.

Автор: Горащук И.В. (Самара, ООО НПЦ «Бифас») Гречкина Т.Ю. (Астрахань, АУ АО «ГНПУ «Наследие»)
Дата публикации: 23.08.2013

1 | 2



Добавить в закладки

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Вас могут заинтересовать другие материалы из данного раздела:

Погребальный ритуал женских погребений Усть-Узинского 2 могильника III-IV вв. в Верхнем Посурье

Погребальный обряд в период формирования древнемордовской культуры до настоящего времени не являлся предметом специального анализа, в ряде работ он рассматривался в контексте публикаций конкретных памятников. Определенная работа в этом направлении была проделана В.И. Вихляевым на материалах пензенской группы могильников (Вихляев, 1977), которая опиралась на результаты раскопок М.Р. Полесских 50–60-х. гг. XX в., методика которых вызывает неоднозначные оценки..

Читать

Развитие института женщин-«литейщиц» поволжских финнов в эпоху средневековья

Одной из ярких особенностей, маркирующей культуру поволжских финнов эпохи средневековья, являются захоронения женщин с литейными принадлежностями (льчками, литейными формами, кусочками металла). На других территориях, в большинстве случаев пограничных с финно-угорским населением) они встречаются редко, не имеют строго стандартного набора и определенного местоположения в погребении .

Читать

Сендимиркинский могильник в Чувашии

В 2011 году в Вурнарском районе Чувашии, на длинном узком мысу надпойменной террасы р. Ср. Цивиль между деревнями Сендимиркино и Буртасы краеведом И.Г. Павловым были найдены предметы, относящиеся к женским нагрудным и головным украшениям конца раннего железного века, которые были сданы в Чувашский государственный институт гуманитарных наук. С целью проверки данного местонахождения в мае 2012 года отрядом Археологической экспедиции ЧГИГН (Н.С. Березина, Е.П. Михайлов, Н.С. Мясников) были проведены разведывательные работы. В результате был обнаружен могильник II-III вв. н.э. и предшествующее ему селище того же периода. В июне 2012 года АЭ ЧГИГН в составе Е.П. Михайлова и Н.С. Мясникова при участии научного сотрудника Института истории АН РТ Д. Г. Бугрова (Казань) проводила дополнительные исследования на данном археологическом памятнике. Общая площадь раскопа составила 56,25 м²..

Читать

Байбек - новая стоянка развитого неолита в Северном Прикаспии.

Обследование песчаных массивов, расположенных севернее р. Кигач Красноярско¬го района Астраханской области позволили выявить в 5 км на север от пос. Байбек в дефляционной котловине археологический материал: фрагменты грубых лепных керамических сосудов и каменные изделия. Размеры котловины с севера на юг 250 м, с запада на восток - более 300 м, она расположена в южной части разрушенного бархана значительных размеров: с севера на юг его протяженность око¬ло 1000 м, с запада на восток — до 400 м..

Читать

Деградация техники обработки камня как отражение характера использования металла.

Состав каменных орудий и характер их обработки в эпоху бронзы сильно отличается от тех, какие известны на неолтитческих стоянках. Орудия каменные и металлические взаимозаменямы. Поэтому исследование каменной индустрии, которая сохраняется на поселении значительно полнее металличсеской, может быть привлечено для оценки уровня развития металлургии, её роли в обществе. Металл не только срабатывается в процессе употребления, практически сходя на-нет, но и, обладая значительной ценностью, крайне редко теряется, чаще попадает в переработку. Частота находок металла не тождественна частоте его использования в работе. По тому, что из металлических орудий доходит до нас в составе находок, мы не можем оценивать масштабы его применения. Это относится не только к медному и бронзовому инструменту. Так, на городищах раннего железного века крайне редко встречаются топоры. Наполовину раскопанное и весьма насыщенное находками городище Настасьино дало единственную находку топора, просуществовав 7-8 веков. Нет таких находок на Каширских городищах. В то же время громадное количество костяных орудий и еще большее – заготовок - несут следы именно работы топором..

Читать

Антропологический состав населения могильника Кирилены (Молдова)

Летом 2011 г. будучи участником проекта МФГС «Летняя школа археологов» в Республике Молдова мной были изучены разновременные палеоантропологические материалы, хранящиеся в Национальном музее истории и археологии РМ. В данной публикации мной будут рассмотрены палеоантропологические материалы из курганного могильника близ с.Кирилены Унгенского района Республики Молдова. .

Читать

Керамический комплекс Лядинского могильника

В 1869 году при строительстве железной дороги Тамбов – Саратов, был обна-ружен Лядинский могильник принадлежащий древней мордве. В 1888 г. работы на могильнике проводил В.Н. Ястребов. Судя по отчёту, в погребениях им было обнаружено 86 глиняных сосудов. Однако для нашего исследования доступны только те, которые попали в иллюстрации отчёта (пять сосудов). Спустя сто лет, в 1983 – 1985 гг. на могильнике производила работы Р.Ф. Воронина. Она так же об-наружила 30 сосудов. Всего же было найдено около 116 горшков. В результате всех работ был накоплен большой материал по истории культуры и быта народа оставившего этот могильник. К сожалению, мы не имеем возможности получить доступ ко всему керамическому материалу из всех раскопок в связи с тем что, часть материала со временем была утрачена. .

Читать

РАССЕЛЕНИЕ МОРДВЫ-ЭРЗИ В I ПОЛОВИНЕ II ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

При изучении материалов средневековых мордовских могильников обращает на себя внимание то, что на исконных эрзянских и мокшанских землях с середины XIII века происходит постепенное уменьшение, как объёма погребального инвентаря, так и количество самих погребений. Погребений же, чётко датируемых исследователями XV веком практически не зафиксировано. Напрашивается версия о средневековом кризисе развития мордовского этноса. Статья Н.М. Арсентьева и В.И. Вихляева как раз посвящена данному вопросу. В ней авторы, на основании письменных и археологических источников связывают обезлюдение мордовских земель с Золотоордынским, а позже с Казанским влиянием. (Арсентьев, Вихляев, 2011. С. 26-29.) Наша работа – попытка на основании различных источников (археологических, письменных) рассмотреть социально-политические события, повлиявшие на расселение мордвы-эрзи в XII – XVI веках. .

Читать

Вооружение древнемордовского населения Верхнего Посурья (по материалам Усть-Узинского 2 могильника III-IV вв.)

С момента появления грунтовых могильников древней мордвы предметы вооружения являлись составной часть погребального инвентаря мужских захоронений. Они позволяют судить о развитии военного дела и социальной стратификации древних и средневековых обществ. Поэтому их анализ представляет значительный интерес. В настоящей статье предлагается вниманию исследователей материалы вооружения из Усть-Узинского 2 могильника в Шемышейском районе Пензенской области, раскопанного в 2001–2011 гг. археологической экспедицией Мордовского педагогического института. На памятнике изучено 95 захоронений, из которых 23 – мужские. Предметы вооружения представлены наконечниками копий, дротиков, мечом и кинжалом. Наконечников стрел не обнаружено..

Читать

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР ЛЕСОСТЕПНОГО НЕОЛИТА И СТЕПНОГО ЭНЕОЛИТА ПО МАТЕРИАЛАМ СТОЯНКИ ЛЕБЯЖИНКА I

В эпоху неолита, Самарское Поволжье было лесостепной территорией. Непостоянство климатических условий региона отодвигало границу леса и степи на север во время засухи и на юг во влажный период. Люди шли за привычной им экологической нишей. Этим можно объяснить присутствие в нашем регионе обособленных групп племён с гребенчатыми традициями изготовления керамики, культурами украшавшими сосуды накольчатым орнаментом, и местным населением сохранившим традиции неорнаментированной керамики. Это многообразие нашло своё отражение в материалах стоянки Лебяжинка I. .

Читать

Искать на сайте:
Гость

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите ctrl+enter